Дисциплинарная ответственность

Тексты реальных судебных решений
Аватара пользователя
VIPded
Администратор
Администратор
Сообщения: 14786
Зарегистрирован: 13 май 2008, 11:08
Откуда: Севастополь-Москва
Благодарил (а): 554 раза
Поблагодарили: 2867 раз
Контактная информация:

Непрочитанное сообщение VIPded » 22 мар 2009, 00:57 #1

Дисциплинарное взыскание в виде увольнения с военной службы за единственный дисциплинарный проступок может быть наложено лишь в случае, если проступок был грубым.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 27 ноября 2008 г. N 5н-126/08(г)

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего генерал-лейтенанта юстиции Коронца А.Н.
и судей генерал-майора юстиции Шалякина А.С.,
генерал-майора юстиции Королева Л.А.
рассмотрела в открытом судебном заседании 27 ноября 2008 года гражданское дело по надзорной жалобе Губина Олега Игоревича на решение Новороссийского гарнизонного военного суда от 19 октября 2006 года и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Северо-Кавказского окружного военного суда от 24 января 2007 года по заявлению Губина О.И. об оспаривании действий командира войсковой части 61756, связанных с наложением дисциплинарного взыскания в виде досрочного увольнения в запас.
Заслушав доклад генерал-лейтенанта юстиции Коронца А.Н. и заключение военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры Ларгина П.П., предложившего состоявшиеся по делу судебные постановления отменить, а дело направить на новое рассмотрение, Военная коллегия
установила:
Губин обратился в суд с заявлением, в котором оспаривал действия командира войсковой части 61756, связанные с наложением дисциплинарного взыскания в виде досрочного увольнения в запас.
Решением Новороссийского гарнизонного военного суда от 19 октября 2006 года в удовлетворении заявления Губина отказано.
Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Северо-Кавказского окружного военного суда от 24 января 2007 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения, а кассационная жалоба заявителя и его представителя - без удовлетворения.
Определением судьи Северо-Кавказского окружного военного суда от 17 сентября 2007 года в истребовании гражданского дела по надзорной жалобе заявителя и его представителя отказано.
В надзорной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, заявитель выражает свое несогласие с состоявшимися по делу судебными постановлениями.
В обоснование своей надзорной жалобы ее автор приводит следующие доводы.
Судом не было дано должной оценки отсутствию у заявителя дисциплинарных взысканий за предшествующий указанным событиям период службы. Не были представлены документальные доказательства, свидетельствующие о систематическом невыполнении Губиным служебных обязанностей. Кроме того, командованием был нарушен порядок привлечения заявителя к дисциплинарной ответственности, в том числе тем, что заявитель был дважды привлечен к дисциплинарной ответственности за один и тот же проступок.
Отсутствует в оспариваемых судебных постановлениях и оценка того обстоятельства, что правонарушение было совершено заявителем во внеслужебное время. Также суд по собственной инициативе вышел за пределы перечня грубых дисциплинарных проступков, установленных приложением N 5 к Дисциплинарному уставу ВС РФ.
Далее автор жалобы указывает на подложность имеющихся в материалах дела служебной карточки Губина и листа беседы с ним.
Вывод суда о наличии в действиях заявителя признаков нетактичного поведения с вышестоящим начальником не подтвержден какими-либо доказательствами.
Не было исследовано и то обстоятельство, что заявитель не был направлен перед увольнением на освидетельствование военно-врачебной комиссией, хотя он такое желание изъявлял.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Соловьева А.И. от 7 ноября 2008 года гражданское дело и надзорная жалоба заявителя переданы для рассмотрения в судебном заседании Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.
Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, Военная коллегия приходит к следующим выводам.
Из материалов дела усматривается, что 22 мая 2006 года, примерно в 7 часов 30 минут, заявитель ехал на службу по территории войсковой части 61756 на личном мини-мопеде, при этом нарушая форму одежды (был без головного убора). Данные обстоятельства не оспаривается заявителем. Губин был остановлен командиром дивизии, после чего последним было принято решение о привлечении заявителя к дисциплинарной ответственности.
После проведенного разбирательства, в тот же день 22 мая 2006 года, было принято решение о наложении на заявителя дисциплинарного взыскания в виде увольнения с военной службы.
Согласно ст. 104 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 14 декабря 1993 года N 2140 и действовавшего в период спорных правоотношений, дисциплинарное взыскание - досрочное увольнение в запас с военной службы - применяется в отношении военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, за невыполнение им условий контракта, за совершение проступка, порочащего честь военнослужащего, и в случаях, когда военнослужащий перестал отвечать установленным к нему в соответствии с Законом Российской Федерации "О воинской обязанности и военной службе" требованиям.
В соответствии со ст. 87 Дисциплинарного устава при определении вины и меры дисциплинарного взыскания принимаются во внимание: характер проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, его последствия, прежнее поведение виновного, а также продолжительность его военной службы и степень знания порядка несения службы.
В то же время из материалов дела усматривается, что к дисциплинарной ответственности заявитель ранее не привлекался. По смыслу ст. 48 Дисциплинарного устава привлечение военнослужащего к дисциплинарной ответственности является мерой укрепления дисциплины и воспитания военнослужащих. При этом командир (начальник) должен учитывать, что налагаемое взыскание как мера укрепления дисциплины и воспитания военнослужащих должно соответствовать тяжести совершенного проступка и степени вины, установленным командиром (начальником) в результате проведенного разбирательства.
Исходя из вышеприведенных положений, наложение на военнослужащего дисциплинарного взыскания в виде увольнения с военной службы за совершение отдельного проступка, при отсутствии у него дисциплинарных взысканий ранее, допустимо лишь при совершении им грубого дисциплинарного проступка, порочащего честь военнослужащего и исключающего его дальнейшее нахождение на военной службе.
В то же время из материалов дела доказанность подобных обстоятельств не усматривается.
Кроме того, согласно требованиям ст. ст. 86, 87 и 91 Дисциплинарного устава в ходе разбирательства командир (начальник) устанавливает: действительно ли имел место проступок; где, когда, при каких обстоятельствах и с какой целью он был совершен; в чем он выразился; наличие вины в действии (бездействии) конкретных лиц и степень вины каждого в случае совершения проступка несколькими лицами; каковы последствия проступка; обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность виновного лица; причины и условия, способствовавшие совершению проступка.
При определении вины и меры дисциплинарного взыскания принимаются во внимание: характер проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, его последствия, прежнее поведение виновного, а также продолжительность его военной службы и степень знания порядка несения службы.
Запрещается за один и тот же проступок налагать несколько дисциплинарных взысканий или соединять одно взыскание с другим, налагать взыскание на весь личный состав подразделения вместо наказания непосредственных виновников.
Как усматривается из служебной карточки заявителя (л.д. 83), в нарушение требований ст. 91 Дисциплинарного устава, за один и тот же проступок командиром дивизии наложено на Губина два дисциплинарных взыскания в виде строгого выговора и досрочного увольнения в запас.
В соответствии со ст. 196 ГПК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу.
Вопреки указанным требованиям Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судом не было установлено, за какой именно дисциплинарный проступок заявитель был уволен с военной службы. При этом в судебном заседании фактически было установлено лишь то, что 22 мая 2006 года Губин передвигался по территории воинской части на личном мини-мопеде и нарушил правила ношения военной формы одежды, что явно не свидетельствует о совершении им грубого дисциплинарного проступка, порочащего честь военнослужащего и исключающего его дальнейшее нахождение на военной службе.
Как видно из служебной характеристики (л.д. 14) и служебной карточки заявителя, до 22 мая 2006 года он характеризовался командованием исключительно с положительной стороны и не имел дисциплинарных взысканий.
Судом первой инстанции сделан вывод об отсутствии у командования комендантской роты войсковой части 61756 и командования войсковой части 32050 возможности привлечь заявителя к дисциплинарной ответственности в силу независящих от них причин. При этом в материалах дела фактически отсутствуют доказательства, на основе которых судом были установлены указанные обстоятельства.
С учетом изложенного при рассмотрении данного дела судом были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, и которые в соответствии со ст. 387 ГПК РФ являются основанием для отмены вынесенных по данному делу судебных постановлений в порядке надзора.
При таких обстоятельствах решение Новороссийского гарнизонного военного суда от 19 октября 2006 года и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Северо-Кавказского окружного военного суда от 24 января 2007 года подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение.
С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 386, 387, 388 и п. 2 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
определила:
надзорную жалобу Губина Олега Игоревича удовлетворить.
Решение Новороссийского гарнизонного военного суда от 19 октября 2006 года и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Северо-Кавказского окружного военного суда от 24 января 2007 года по гражданскому делу по заявлению Губина О.И. об оспаривании действий командира войсковой части 61756, связанные с наложением дисциплинарного взыскания в виде досрочного увольнения в запас, в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов заявителя, отменить.
Дело направить на новое рассмотрение в тот же гарнизонный военный суд.

Судья Верховного Суда Российской Федерации А.Н.КОРОНЕЦ
Секретарь Н.В.СМИЛЯНЕЦ

http://base.consultant.ru/cons....C2F2DF2

Частная юр.практика (офиц. ИП). +79787199856

Аватара пользователя
VIPded
Администратор
Администратор
Сообщения: 14786
Зарегистрирован: 13 май 2008, 11:08
Откуда: Севастополь-Москва
Благодарил (а): 554 раза
Поблагодарили: 2867 раз
Контактная информация:

Непрочитанное сообщение VIPded » 04 апр 2009, 17:41 #2

Военнослужащий, имеющий право уволиться с военной службы, но решивший продолжить ее до обеспечения жильем, может быть наказан за уклонение от исполнения воинских обязанностей.

Определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 9 октября 2008 года № 3н-265/08 по заявлению С.

Решением Казанского гарнизонного военного суда, оставленным без изменения кассационным определением Приволжского окружного военного суда, удовлетворено заявление С., просившего признать незаконным приказы командиров воинских частей об освобождении его от занимаемой должности техника и назначении начальником расчета отделения ЗАС, восстановить его на военной службе в должности техника и взыскать с части судебные расходы.
Военная коллегия отменила решение и кассационное определение и приняла новое решение об отказе в удовлетворении заявления по следующим основаниям.
Из материалов дела усматривается, что С., признанный на основании заключения военно-врачебной комиссии ограниченно годным к военной службе, обратился по команде с рапортом об увольнении по состоянию здоровья после обеспечения его жильем, а после истечения срока контракта о прохождении военной службы отказался заступать на боевое дежурство и стал допускать невыходы на службу, что послужило основанием для предупреждения его о неполном служебном соответствии, а после того как взыскание не сыграло положительной роли - для снижения в должности.
Удовлетворяя заявление С., суд указал в решении, что у командования не имелось законных оснований требовать от заявителя, признанного ограниченно годным к военной службе и ходатайствовавшего о досрочном увольнении в запас по состоянию здоровья, продолжать выполнять обязанности по занимаемой должности и применять к нему такой вид дисциплинарного взыскания, как снижение в воинской должности.
Принимая такое решение, суд оставил без внимания положения п.п. «б» п. 3 ст. 51 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», согласно которому военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, имеет право на досрочное увольнение с военной службы по состоянию здоровья в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе.
Изложенное указывает на то, что признание заявителя военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе дает ему право, но не обязывает его к досрочному увольнению с военной службы и не лишает его права продолжить военную службу на должности, позволяющей выполнять воинские обязанности, соответствующие состоянию его здоровья.
Не дав должной оценки этому юридически значимому обстоятельству, суд ошибочно посчитал, что заявитель вправе не исполнять должностные обязанности после истечения у него срока контракта.
Между тем в суде установлено, что С., прослуживший в Вооруженных Силах более 10 лет и установленным порядком признанный нуждающимся в улучшении жилищных условий, выразил желание проходить военную службу в добровольном порядке до получения жилья, что на основании ч.1 ст. 23 ФЗ «О статусе военнослужащих» являлось препятствием к его увольнению с военной службы без предоставления жилого помещения.
Данное обстоятельство также указывало на то, что С., выражая свое несогласие на увольнение до обеспечения жилым помещением, свободно выбрал вариант реализации права на жилище путем получения жилья в период дальнейшего прохождения военной службы на должности, учитывающей установленные ограничения по состоянию здоровья.
Согласно п. 4 ст. 3 Положения о порядке прохождения военной службы, днем окончания военной службы считается день исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части в связи с увольнением с военной службы.
При таких обстоятельствах добровольное прохождение заявителем военной службы после истечения срока контракта само по себе не является основанием для прекращения исполнения им обязанностей как по занимаемой воинской должности, так и общих и специальных обязанностей военнослужащего.
Такая же правовая позиция сформулирована в определениях Конституционного Суда РФ от 30 сентября 2004 г. № 322-О, от 1 ноября 2007 г. № 721-О-О, от 15 января 2008 г. № 187-О-О.
Решение заявителя о добровольном прохождении военной службы указывает на то, что он обязался добросовестно исполнять обязанности военнослужащего, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами.
Поэтому, установив, что С. отказывается от заступления на боевое дежурство и допускает невыходы на службу, что не отрицал в суде сам заявитель, командир воинской части, уполномоченный согласно действующему законодательству принимать решение о снижении заявителя в должности, обоснованно расценил эти проступки как нарушение воинской дисциплины и привлек его к дисциплинарной ответственности.
Таким образом, вывод суда об отсутствии предусмотренных законом оснований для снижения заявителя в воинской должности нельзя признать правильным.

Частная юр.практика (офиц. ИП). +79787199856

yur9903
Участник
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 07 июл 2009, 17:54
Поблагодарили: 4 раза

Непрочитанное сообщение yur9903 » 09 июл 2009, 18:28 #3

VIPded. А если военнослужащий уволен и зачислен в распоряжение до обеспечения жильем по нормам действующего законодательства, он может привлекаться к дисц. ответственности и за какие упущения, проступки по службе если его действия не носят никаких правовых последствий?
Буквально на днях выиграл суд 1 инстанции по заявлению на действия... по привлечению меня к дисц. ответственности. Пройду кассацию, постараюсь рассказать подробнее.

С уважением,


Аватара пользователя
VIPded
Администратор
Администратор
Сообщения: 14786
Зарегистрирован: 13 май 2008, 11:08
Откуда: Севастополь-Москва
Благодарил (а): 554 раза
Поблагодарили: 2867 раз
Контактная информация:

Непрочитанное сообщение VIPded » 14 июл 2009, 18:39 #4

Quote (yur9903)
А если военнослужащий уволен и зачислен в распоряжение до обеспечения жильем по нормам действующего законодательства, он может привлекаться к дисц. ответственности и за какие упущения, проступки по службе если его действия не носят никаких правовых последствий?

Считаю, что не может, если контракт закончился. Тем не менее, свои "строгачи" получаю ежемесячно несмотря на пятилетнюю "безконтрактность"...
Не оспариваю, нравится начальству лишней (и безсмысленной) работой заниматься, пусть занимаются... happy

Quote (yur9903)
Пройду кассацию, постараюсь рассказать подробнее.

Ждём-с. biggrin
Частная юр.практика (офиц. ИП). +79787199856

yur9903
Участник
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 07 июл 2009, 17:54
Поблагодарили: 4 раза

Непрочитанное сообщение yur9903 » 05 авг 2009, 18:40 #5

Quote (VIPded)
Ждём-с.

Кассация не состоялась. Решение суда вступило в законную силу. Получил на руки Исполнительный лист. Резолютивная часть гласит: Обязать командира войсковой части ХХХХХ отменить свой приказ от ХХХХХХ № ХХХХ о привлечении ХХХХХХ к дисциплинарной ответственности.

Аватара пользователя
Константин Маркин
Администратор
Администратор
Сообщения: 19322
Зарегистрирован: 05 янв 2007, 19:03
Откуда: Питер, Москва
Поблагодарили: 3338 раз
Контактная информация:

Непрочитанное сообщение Константин Маркин » 05 авг 2009, 21:35 #6

Quote (yur9903)
Получил на руки Исполнительный лист. Резолютивная часть гласит: Обязать командира войсковой части ХХХХХ отменить свой приказ от ХХХХХХ № ХХХХ о привлечении ХХХХХХ к дисциплинарной ответственности.

И это
Quote (yur9903)
Пройду кассацию, постараюсь рассказать подробнее.

wacko wacko wacko
Адвокат.
+79210222094

Captain
Заслуженный участник
Сообщения: 2114
Зарегистрирован: 21 май 2008, 15:26
Благодарил (а): 38 раз
Поблагодарили: 68 раз
Контактная информация:

Непрочитанное сообщение Captain » 05 сен 2009, 01:25 #7

В ветке "Коллекция решений" нет темы по взысканиям. Выкладываю здесь.

Сообщение перенесено, тема нашлась... biggrin

Quote
Решение по гражданскому делу №495-2009 г. от 09 июля 2009 года копия

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации

9 июля 2009 года г. Тверь

Тверской гарнизонный военный суд в составе: судьи подполковника юстиции Гудзенко В.Г., при секретаре судебного заседания Паровозиной А.В., с участием заявителя Х., представителя командира войсковой части 19089 майора юстиции П.., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении военного суда гражданское дело по заявлению подполковника Х. об оспаривании действий командира войсковой части 19089, связанных с привлечением к дисциплинарной ответственности и лишением единовременного денежного вознаграждения,

УСТАНОВИЛ:

Х. обратился в суд с заявлением, в котором указал, что проходит военную службу по контракту в войсковой части 19089 в должности начальника отдела. 17 мая по указанию командира войсковой части 19089 он был направлен на медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения в медицинский пункт войсковой части 21350. По результатам проведенного освидетельствования, у него было выявлен посталкогольный синдром, в связи с чем, на него было наложено дисциплинарное взыскание одновременно с лишением единовременного денежного вознаграждения по итогам 2009 года.

В связи с отсутствием лицензии у медицинской службы войсковой части 21350 на проведение освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, результаты проведенного в отношении него освидетельствования, как отметил заявитель, являются недействительными, вследствие чего он незаконно привлечен к дисциплинарной ответственности.

Полагая, что действиями командира войсковой части 19089, издавшего 18 мая 2009 года приказ №181 о привлечении заявителя к дисциплинарной ответственности в виде «Предупреждения о неполном служебном соответствии» и одновременно лишении единовременного денежного вознаграждения по итогам 2009 года нарушаются его права, Х., уточнив свои требования, просил суд:

- признать неправомерными действия командира войсковой части 19089, связанные с привлечением его к дисциплинарной ответственности и лишением единовременного денежного вознаграждения;

- обязать командира войсковой части 19089 отменить приказ от 18 мая 2009 года №181 о наложении на заявителя дисциплинарного взыскания «Предупреждение о неполном служебном соответствии».

- взыскать с войсковой части 19089 судебные расходы, состоящие из государственной пошлины.

В ходе судебного заседания Х. поддержал заявленные требования и дополнительно пояснил, что около 10 часов 17 мая 2009 года он заступил в наряд оперативным дежурным по войсковой части 19089. Около 19 часов этого же дня он убыл в автопарк с целью ремонта автомобиля. Спустя некоторое время в автопарк прибыл посыльный и сообщил ему, что его разыскивает начальник штаба В. По прибытии его в штаб войсковой части 19089, В. доложил командиру войсковой части о том, что от него – Х. исходил запах алкоголя, после чего по указанию командира части направил его на медицинское освидетельствование в войсковую часть 21350. При этом заявитель не отрицал, что накануне перед заступлением в наряд употреблял спиртные напитки.

Представитель должностного лица П. требования заявителя не признал и пояснил, что 17 мая 2009 года около 19 часов 30 минут в ходе проверки несения внутренней службы командир войсковой части 19089 Г. обнаружил факт отсутствия Х. на месте несения службы, в связи с чем, вызвал начальника штаба В. По результатам розыска В. доложил Г., что Х. найден и от него исходит запах алкоголя. По указанию Г. Х. был отстранен от несения службы и направлен на медицинское освидетельствование в медпункт войсковой части 21350, где у последнего была установлена легкая степень алкогольного опьянения.

Также Перевалов утверждал, что в соответствии с требованиями Федерального закона «О статусе военнослужащих» и дисциплинарного Устава Вооруженных сил РФ в отношении Х. было проведено разбирательство и составлен протокол о совершении им грубого дисциплинарного проступка. На основании которого, командир войсковой части 19089 18 мая 2009 года издал приказ . о привлечении Х. к дисциплинарной ответственности и лишении единовременного денежного вознаграждения по итогам 2009 года.

Выслушав объяснения заявителя и представителя должностного лица, исследовав имеющиеся доказательства, суд приходит к следующим выводам.

В соответствии с выпиской из приказа командира войсковой части 19089 от 15 мая 2009 года. подполковник Х. назначен 17 мая для несения службы оперативным дежурным по названной воинской части.

Согласно п.21 Инструкции оперативному дежурному войсковой части 19089 несение службы оперативных дежурных организуется круглосуточно. Время несения службы с 10.00 в день заступления до 10.00 следующих суток.

Как следует из рапортов заявителя, начальника штаба войсковой части 19089 подполковника В. рядового водителя-электрика названной воинской части И. от 18 мая 2009 года подполковник Х., заступивший в установленное время 17 мая 2009 года оперативным дежурным около 19 часов этого же дня покинул место несения службы – штаб войсковой части 19089.

Причем, из приведенных рапортов также усматривается, что факт отсутствия Х. на дежурстве в указанный день и время был установлен командиром войсковой части 19089 полковником Г..

В результате розыскных мероприятий, местонахождение Х., занимавшегося ремонтом автомобиля в автопарке войсковой части 41952, было установлено начальником штаба В., который по указанию командира воинской части Г. из-за наличия запаха алкоголя изо рта, исходившего от Х., направил его на медицинское освидетельствование в войсковую часть 21350. Данные обстоятельства подтверждаются заключением по итогам административного разбирательства от 18 мая 2009 года, проведенного военнослужащим войсковой части 19089 И., а также объяснениями лиц, участвующих в деле.

Из протокола медицинского освидетельствования от 17 мая 2009 года усматривается, что в период времени с 20 час. 40 мин до 20 час. 50 мин. в указанный день в медицинском пункте войсковой части 21350 проведено медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения Х., по результатам которого у последнего была установлена легкая степень алкогольного опьянения и посталкогольный синдром.

При этом заявитель в судебном заседании не отрицал, что накануне перед заступлением на дежурство 16 мая 2009 года употреблял спиртные напитки, одновременно с этим не признавая факт употребления алкоголя в период несения службы на дежурстве 17 мая 2009 года.

Как следует из сообщения врио командира войсковой части 21350 от 15 июня у медицинской службы названной воинской части отсутствует лицензия на проведение медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Согласно выписке из приказа командира войсковой части 19089 от 18 мая 2009 года подполковник Х. за употребление спиртных напитков принесении оперативного дежурства привлечен к дисциплинарной ответственности – предупрежден о неполном служебном соответствии и лишен единовременного денежного вознаграждения за 2009 год.

В служебной карточке заявителя отражено, что за употребление спиртных напитков при несении дежурства к Х.18 мая 2009 года вышеназванным приказом применено дисциплинарное взыскание предупреждение о неполном служебном соответствии.

В соответствии со ст.28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих» от 27 мая 1998 года №76-ФЗ исполнение обязанностей военной службы в состоянии опьянения по своему характеру является грубым дисциплинарным проступком.
Вместе с тем данная статья Федерального закона и Приложение №7 к Дисциплинарному уставу Вооруженных Сил Российской Федерации (далее - Дисциплинарный устав), утвержденного Указом Президента России от 10 ноября 2007 года №1495, которыми определен перечень грубых дисциплинарных проступков, не содержит такого грубого дисциплинарного проступка как употребление спиртных напитков при несении дежурства.

В силу ст.28.8, 28.9 приведенного Федерального закона, по каждому факту совершения военнослужащим дисциплинарного проступка проводится разбирательство.

Порядок проведения разбирательства, полномочия командира или иного лица, проводящего разбирательство, определяются общевоинскими уставами в соответствии с данным Федеральным законом.

По окончании разбирательства по факту совершения военнослужащим, грубого дисциплинарного проступка лицо, проводящее разбирательство, составляет протокол о грубом дисциплинарном проступке.

Протокол о грубом дисциплинарном проступке подписывается составившим его лицом и военнослужащим в отношении, которого он составлен. В случае если военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, отказывается подписать протокол, в нем делается соответствующая запись лицом, составившим протокол. Копия протокола под расписку вручается военнослужащему или гражданину, призванному на военные сборы, в отношении которого он составлен.

Порядок и сроки рассмотрения командиром материалов о дисциплинарном проступке, а также виды решений, принимаемых командиром по результатам рассмотрения указанных материалов, определяются общевоинскими уставами.

В соответствии со ст.ст.81, 86 Дисциплинарного устава при совершении военнослужащим грубого дисциплинарного проступка или при получении данных о его совершении непосредственный командир (начальник) военнослужащего обязан немедленно доложить об этом в установленном порядке командиру воинской части.

Командир воинской части принимает решение о проведении разбирательства по факту совершения грубого дисциплинарного проступка и назначает ответственного за его проведение.

Разбирательство по факту совершения военнослужащим грубого дисциплинарного проступка заканчивается составлением протокола.

Протокол вместе с материалами разбирательства предоставляется для ознакомления военнослужащему, совершившему грубый дисциплинарный проступок, после чего направляется командиру воинской части для рассмотрения.

Командир воинской части обязан в срок до двух суток рассмотреть протокол и материалы о совершении грубого дисциплинарного проступка и принять решение либо о направлении их в гарнизонный военный суд, либо о применении к военнослужащему иного дисциплинарного взыскания, предусмотренного данным Уставом.

Таким образом, действующее законодательство предусматривает, что по факту совершения военнослужащим грубого дисциплинарного проступка лицом, назначенным командиром части, проводится разбирательство, по итогам которого составляется протокол, предъявляемый военнослужащему для ознакомления.

Содержание протокола о грубом дисциплинарном проступке от 18 мая 2009 года, составленного в отношении Х., свидетельствует о совершении названным военнослужащим грубого дисциплинарного проступка, предусмотренного ст.28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих», однако в данном протоколе отсутствует название грубого дисциплинарного проступка, в совершении которого обвиняется военнослужащий Х..

Одновременно, согласно ст.ст.90, 96, 103 Дисциплинарного устава исполнение примененного к офицеру дисциплинарного взыскания - предупреждение о неполном служебном соответствии осуществляется путем его объявления военнослужащему в приказе.Кроме того, все дисциплинарные взыскания заносятся в служебную карточку (приложение №3 к Уставу) не позднее чем в семидневный срок.

Таким образом, в результате принятия командиром войсковой части по итогам рассмотрения протокола о грубом дисциплинарном проступке решения о применении к военнослужащему дисциплинарного взыскания – предупреждение о неполном служебном соответствии, которое отражается записью в протоколе, именно с указанного момента взыскание считается примененным, а дальнейшие действия командования могут иметь место только в порядке его исполнения, которое заключается в доведении данной информации до военнослужащего способом, указанным в Уставе. При этом в служебную карточку должна заноситься информация по определенной форме.

Вместе с тем, в нарушение приведенных статей Федерального закона «О статусе военнослужащих» и Дисциплинарного устава, из протокола о грубом дисциплинарном проступке не усматривается какое дисциплинарное взыскание применено к Х., поскольку текст графы «Решение командира воинской части» не содержит указание о применении к Х. какого-либо дисциплинарного взыскания, а имеется лишь ссылка на подготовку проекта приказа, которым как указано выше, было объявлено о привлечении заявителя к дисциплинарной ответственности – предупреждении о неполном служебном соответствии.

Указанные обстоятельства являются существенным нарушением порядка привлечения военнослужащего к дисциплинарной ответственности, при котором командир войсковой части 19089, рассматривая протокол, в случае принятия решения о привлечении заявителя к дисциплинарной ответственности должен был принять решение о применении к Х. дисциплинарного взыскания указав об этом именно в протоколе, а затем уже в порядке исполнения объявлять Х. взыскание в приказе.

Кроме того, согласно п.1 ст.13 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, добросовестно исполняющим обязанности военной службы, по итогам календарного года по решению командира воинской части может быть выплачено единовременное денежное вознаграждение в размере, установленном Правительством Российской Федерации, но не менее трех окладов денежного содержания.

В силу п.п.226, 227 Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного приказом Министра обороны РФ от 30 июня 2006 года №200, командиры воинских частей имеют право уменьшать военнослужащим размер вознаграждения или лишать вознаграждения полностью за упущения по службе, нарушения воинской дисциплины. Выплата вознаграждения военнослужащим производится на основании приказа командира воинской части. В приказе указывается, кому и в какой сумме подлежит выплате вознаграждение, а также причины уменьшения вознаграждения или лишения его полностью.

По смыслу приведенных правовых норм приказ о выплате либо лишении военнослужащего такого вознаграждения должен издаваться командиром воинской части по итогам календарного года.

Учитывая изложенное, указание командиром войсковой части 19089 в оспариваемом заявителем приказе от 18 мая 2009 года является преждевременным и не соответствующим требованиям закона.

На основании изложенного суд, полагает, что несоблюдение процедуры привлечения Х. к дисциплинарной ответственности в данном случае повлекло существенное нарушение его прав и необоснованность взыскания. Кроме того, суд принимает во внимание факт отсутствия лицензии у медицинской службы войсковой части 21350 на проведение медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

При таких обстоятельствах суд признает действия командира войсковой части 19089, связанные с привлечением Х. 18 мая 2009 года к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения о неполном служебном соответствии за употребление спиртных напитков при несении дежурства и лишении единовременного денежного вознаграждения за 2009 год неправомерными, а заявление Х. об оспаривании этих действий названного должностного лица - обоснованным, и возлагает на командира войсковой части 19089 обязанность отменить приказ от 18 мая 2009 года .

Поскольку суд пришел к выводам о необходимости удовлетворения требований Х., то на основании ч.1 ст.98 ГПК РФ понесенные заявителем судебные расходы в виде уплаченной государственной пошлины подлежат возмещению в размере 100 рублей.

Руководствуясь ст.ст.194-198, 199 и 258 ГПК РФ,

РЕШИЛ:

Заявление Х. об оспаривании действий об оспаривании действий командира войсковой части 19089, связанных с привлечением к дисциплинарной ответственности и лишением единовременного денежного вознаграждения, признать обоснованным.

Обязать командира войсковой части 19089 отменить приказ от 18 мая 2009 года о привлечении Х. к дисциплинарной ответственности - наложении дисциплинарного взыскания «Предупреждение о неполном служебном соответствии» и лишении единовременного денежного вознаграждения за 2009 год.

Взыскать с войсковой части 19089 в пользу Х.. судебные расходы в сумме 100 (сто) рублей.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Московский окружной военный суд через Тверской гарнизонный военный суд в течение десяти дней со дня его принятия в окончательной форме.

Судья: подпись

Решение вступило в законную силу 25 июля 2009 года
http://tverskoy.twr.sudrf.ru/modules....sid=104

Добавлено (2009-09-05, 02:06)
---------------------------------------------
Г. обратился в суд с заявлением, в котором просил отменить приказ командира войсковой части 00000 от 24 июня 2008 года № 137-БП об объявлении заявителю дисциплинарного взыскания в виде строгого выговора.

Североморский гарнизонный военный суд в удовлетворении заявления отказал.

Из дела видно, что Г. в связи с организационно-штатными мероприятиями был освобожден от должности заместителя командира войсковой части 00000 и на основании приказа командующего Северным флотом зачислен с 1 декабря 2007 года в распоряжение командира войсковой части 00000 до обеспечения жильем по увольнению с военной службы.

В соответствии с приказом командира войсковой части 00000 от 29 мая 2008 года № 116-БП Г. был назначен ответственным за подготовку документов к списанию библиотечного фонда расформированного Дома офицеров флота (ДОФ) гарнизона О. Данный приказ являлся необоснованным.

В связи с оспариванием Г. этого решения приказом командира войсковой части 00000 от 24 июня 2008 года № 137-БП ему был объявлен строгий выговор.

Из пунктов 8-10 действовавшей до 1 сентября 2008 года «Инструкции о порядке изъятия и списания документов из фондов библиотек Вооруженных Сил РФ (приложение № 10 к статье 15 Руководства, введенного в действие приказом Минобороны РФ от 12 сентября 1995 года № 300) для отбора документов с целью списания в военной библиотеке создается комиссия, утвержденная приказом командира воинской части, в ведении которого находится военная библиотека. Отбор документов производится с привлечением к просмотру членов комиссии. На документы, изъятые из фонда военной библиотеки, составляются комиссионные акты об изъятии и списании документов из библиотечного фонда (приложение № 1 к Инструкции). Акты об изъятии и списании документов из библиотечного фонда утверждаются командиром воинской части, в ведении которого находится военная библиотека. Утвержденные акты являются основанием для списания документов с учета. Списанные из фонда военной библиотеки устаревшие по содержанию и ветхие документы сдаются на пункты вторсырья. При отсутствии в гарнизонах пунктов вторсырья или когда сдача на них экономически нецелесообразна, списанные документы утилизируются на месте в присутствии комиссии, принимавшей участие в их отборе и списании.

Таким образом, из приведенных норм материального права следует, что действия, связанные с отбором и списанием документов из фонда военной библиотеки, должны осуществляться комиссионно.

Это же, то есть организовать работу по списанию книжного фонда библиотеки Дома офицеров силами инвентаризационной комиссии части, предписывал командиру войсковой части 00000 заместитель командующего Северным флотом по воспитательной работе.

Согласно пункту 15 Руководства по библиотечному делу в Вооруженных Силах РФ (приложение к приказу Минобороны РФ от 12 сентября 1995 года № 300) орган воспитательной работы флота решает вопрос об использовании фондов военных библиотек расформированных Домов офицеров.

Приказом командира войсковой части 00000 от 17 июля 2008 года № 151-БП была сформирована комиссия для списания книжного фонда, председателем которой назначен Г.

Необоснованность приказа командира войсковой части 00000 от 29 мая 2008 года № 116-БП о назначении Г. одного ответственным за мероприятия, связанные со списанием библиотечного фонда расформированного ДОФ гарнизона Островной, признана кассационным определением Северного флотского военного суда от 26 марта 2009 года № 124 по другому гражданскому делу по заявлению Г.

На основании изложенного флотский военный суд решение гарнизонного военного суда отменил и принял новое решение об удовлетворении требований заявителя.

Добавлено (2009-09-05, 02:08)
---------------------------------------------
Приказом командира войсковой части 00000 от 28 ноября 2008 года № 632 технику – начальнику склада отделения комплектования и хранения прапорщику Ш. объявлен выговор. Этим же приказом Ш. установлено единовременное денежное вознаграждение по итогам 2008 года в размере 50%.

Полагая, что привлечен к дисциплинарной ответственности необоснованно, Ш. обратился в суд с заявлением, в котором просил обязать командира войсковой части 00000 отменить указанный приказ в части наложения на него дисциплинарного взыскания и обязать вышеуказанное должностное лицо выплатить единовременное вознаграждение по итогам 2008 года в полном объеме.

Решением Северодвинского гарнизонного военного суда в удовлетворении заявления отказано.

В соответствии со статьей 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно пунктам 2, 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года № 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права. Обоснованным решение является тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Этим требованиям по существу решение суда по настоящему гражданскому делу не отвечало. Как видно из текста пункта 4 оспариваемого приказа командира войсковой части 00000, основанием для привлечения Ш. к дисциплинарной ответственности послужили упущения по службе по итогам 2008 года, халатное исполнение обязанностей по подготовке объектов своего заведования и контейнерной тары к мероприятиям по отправке материальных средств в летний период морским транспортом, невыполнение распоряжения командира войсковой части 00000 по причине личной недисциплинированности.

Между тем указанные в приказе ссылки на упущения Ш. по службе в течение 2008 года не соответствуют действительности. Так, в материалах дела были копии служебной карточки Ш., из которых видно, что ему в течение года было объявлено в приказах командования три поощрения, что по своей сути противоречит выводу командира воинской части об упущениях, допущенных Ш. по службе в течение 2008 года.

Кроме того, суду следовало исследовать и другие пункты приказа от 28 ноября 2008 года № 632 и выписку из штатного расписания воинской части, однако сделано этого не было. Как не была исследована судом телеграмма командира войсковой части 00000, в которой он потребовал комиссионно определить объем работ по ремонту контейнерной тары, о чем доложить в срок до 14 февраля 2008 года.

Как было видно из материалов дела, основанием для привлечения Ш. к дисциплинарной ответственности явились якобы имевшие место упущения по подготовке контейнерной тары. Однако в материалах дела был акт об объемах необходимой работы и состоянии контейнерной тары, составленный комиссией войсковой части 00000 и утвержденный командиром данной части 15 февраля 2008 года. В этом же акте начальнику отделения комплектования и хранения войсковой части 00000 капитан-лейтенанту Ш. С.В. поручено организовать проведение данного ремонта.

Также в материалах дела отсутствует приказ о том, что в период с 9 января по 15 февраля 2008 года временное исполнение на период отпуска капитан-лейтенанта Ш. С.В. должностных обязанностей начальника отделения комплектования и хранения войсковой части 00000 были возложены на прапорщика Ш.

Кроме того, из материалов дела усматривается, что Ш. в тот же день 15 февраля 2008 года в соответствии с вышеназванным актом составил ведомость для проведения текущего ремонта, в которой были отражены денежные затраты для производства ремонта контейнерной тары. Данная ведомость в этот же день была утверждена командиром войсковой части 00000, а 16 февраля 2008 года Ш. сдал дела и должность начальника отделения комплектования и хранения, которую он временно замещал. Из протокола судебного заседания усматривается, что Ш. сдал обязанности начальника отделения комплектования и хранения именно 16 февраля 2008 года, о чем подтвердил сам ответчик.

Также в решении суда не были отражены свидетельские показания. Материалами дела подтверждается, что ремонт контейнерной тары был произведен в период с 20 августа по 18 сентября 2008 года, то есть в период, когда Ш. находился в отпуске.

При такой правовой неопределенности, то есть без указания конкретно установленного события дисциплинарного проступка, приказ воинского начальника не может быть признан законным и обоснованным юридическим актом для привлечения военнослужащего к дисциплинарной ответственности. Указанные доказательства, которым суд первой инстанции не дал оценки, в своей совокупности свидетельствуют о том, что вина Ш. в совершении проступка, за который он привлечен к дисциплинарной ответственности, не установлена, а указанные обстоятельства требуют соответствующей проверки и оценки судом первой инстанции.

Суд первой инстанции применил закон, не подлежащий применению. Отказывая Ш. в удовлетворении заявления, суд сослался в решении на статьи 48, 86, 88, 95 и 96 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил РФ, утвержденного Указом Президента РФ от 14.12.1993года № 2140. Этот довод суда являлся необоснованным, поскольку Указ Президента РФ от 14.12.1993 года № 2140 утратил силу с 1 января 2008 года в связи с изданием Указа Президента РФ от 10.11.2007 года № 1495 «Об утверждении Общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации» (вместе с «Уставом внутренней службы ВС РФ», «Дисциплинарным уставом ВС РФ» и «Уставом гарнизонной и караульной служб ВС РФ»).

При такой правовой неопределенности, то есть без указания конкретно установленного события дисциплинарного проступка, приказ воинского начальника не может быть признан законным и обоснованным юридическим актом для привлечения военнослужащего к дисциплинарной ответственности.

В связи с неправильным применением норм процессуального и материального права, недоказанностью обстоятельств, имеющих значение для дела, флотский военный суд отменил решение гарнизонного военного суда, а дело направил на новое рассмотрение в тот же гарнизонный военный суд в ином составе судей.

Аналогичная ошибка была допущена Видяевским гарнизонным военным судом по гражданскому делу Д.

Добавлено (2009-09-05, 02:25)
---------------------------------------------
КОПИЯ
Р Е Ш Е Н И Е
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

16 февраля 2009 года ЗАТО – пос. Видяево

Судья Видяевского гарнизонного военного суда полковник юстиции ЗОРИН О.А., при секретаре Ч., с участием заявителя Н., представителя командующего Северным Флотом и командира в/части 00000, старшего лейтенанта юстиции К., прокурора –лейтенанта юстиции Н., рассмотрев в открытом судебном заседании заявление военнослужащего в/части 00000 прапорщика Н. об оспаривании действий командующего Северным флотом и командира в/части 00000, связанных с досрочным увольнением заявителя с военной службы и привлечением его к дисциплинарной ответственности, -

У С Т А Н О В И Л:

Приказом командира в/части 00000 от 24 декабря 2008 года № 45, изданным на основании приказа командующего Северным флотом от 28 ноября 2008 года № 1234, прапорщик Н., проходящий военную службу в войсковой части 00000 в должности ________, досрочно уволен с военной службы в запас в связи с невыполнением им условий контракта, т.е. по основанию, предусмотренному пп.«в» п.2 ст.51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе».
Полагая свои права нарушенными, Н. обратился в военный суд с заявлением, в котором просил обязать командира в/части 00000 отменить приказ № 45 от 24 декабря 2008 года о его увольнении как незаконный. Также, Н. просил суд обязать командира в/части 00000 отменить приказ от 11 февраля 2008 года №4321, в части привлечения заявителя к дисциплинарной ответственности в виде «выговора», как незаконно изданный. Помимо этого Н. просил суд отменить дисциплинарные взыскания в виде «выговора» от 01 апреля 2008 года, наложенное на него заместителем командира в/части 00000 по тылу за нарушение военной формы одежды, и «строгого выговора» от 03 сентября 2008 года, наложенного заместителем командира в/части 00000 за отсутствие учета материальных средств клуба.
В судебном заседании заявитель настаивал на удовлетворении заявленных требований, а также дополнил их, просив суд отменить: приказ командующего Северным флотом от 28 ноября 2008 года №1234 о представлении его к досрочному увольнению с военной службы; приказ командира в/части 00000 от 01 декабря № 238, в части, касающейся установления ему единовременного денежного поощрения по итогам 2008 года и квартальной премии за 4 квартал 2008 года в размере 0%, как незаконно изданный. При этом Н. пояснил, что оспариваемый им приказ командира в/части 00000 от 11 февраля 2008 года №4321 о привлечении к дисциплинарной ответственности в виде «выговора» до него в установленном порядке не доводился и указанного в нем дисциплинарного проступка он не совершал. Кроме того, по мнению заявителя, его досрочное увольнение с военной службы не основано на законе, поскольку указанное решение принято командующим Северным флотом и командиром в/части 00000 в связи с гибелью военнослужащего, что не связано с прохождением заявителем военной службы. Также, по мнению заявителя, он не совершал дисциплинарных проступков, за которые на него налагались дисциплинарные взыскания. В настоящее время Н. не исключен из списков личного состава в/части 00000 и проходит военную службу в должности «____________», о чем заявитель пояснил военному суду.
Представитель ответчиков К. в судебном заседании показал, что приказ командира в/части 00000 от 11 февраля 2008 года №4321, а также привлечение командиром в/части 00000 Н. к дисциплинарной ответственности 16 апреля 2008 года являются необоснованными, поскольку в в/части 00000 каких-либо разбирательств по этим фактам не проводилось, сам заявитель о них не знал, а поэтому был привлечен к дисциплинарной ответственности незаконно. В связи с этим ответчик против удовлетворения требований заявителя об отмене этих дисциплинарных взысканий не возражал. Остальные требования Н. представитель ответчиков не признал и просил суд отказать в их удовлетворении. Так, по пояснению К., заявитель уволен с военной службы в связи с неосуществлением контроля за подчиненным личным составом, что позволило покончить жизнь самоубийством военнослужащему Т., непосредственным начальником которого являлся Н. Указанные обстоятельства были установлены в ходе административного расследования и заявителем не оспаривались. Поскольку Н. представлен к увольнению в связи с невыполнением условий контракта, командиром в/части 00000 принято решение об установлении заявителю единовременного денежного вознаграждения по итогам 2008 года, а также за 4 квартал 2008 года в размере 0%. Не признал К. и требования Н., касающиеся отмены наложенного 30 сентября 2008 года заместителем командира в/части 00000 на заявителя дисциплинарного взыскания в виде «строгого выговора» за отсутствие учета материальных средств клуба. При этом К. пояснил, что в сентябре 2008 года заместитель командира в/части 00000 на построении личного состава части, на котором он, К., присутствовал лично, указал Н. завести надлежащий учет материальных средств в/части 00000, что также подтверждается и объяснительной самого заместителя командира в/части 00000 А., представленной в суд, в которой А. пояснил, что взыскание было объявлено им лично Н. в кабинете В. в присутствии последнего. Таким образом, данное упущение, допущенное Н. по военной службе, имелось.
Исследовав материалы дела, заслушав объяснения сторон и заключение помощника военного прокурора Н., полагавшим необходимым отменить наложенное на заявителя 16 апреля 2008 года дисциплинарное взыскание, приказы командира в/части 00000 от 11 февраля №4321 и от 01 декабря № 238, в части, касающейся Н., а в удовлетворении остальных требований отказать, суд находит заявление Н. подлежащим частичному удовлетворению по следующим основаниям.
В судебном заседании представитель ответчика К. признал требования Н. в части, касающейся отмены приказа командира в/части 00000 от 11 февраля 2008 года №4321 о привлечении к дисциплинарной ответственности заявителя, а также об отмене наложенного на Н. заместителем командира в/части 00000 дисциплинарного взыскания в виде «строго выговора» 16 апреля 2008 года.
Согласно доверенности, выданной ответчиком, командиром в/части 00000, К., последний обладает правом признания иска, и суд принимает данное признание, поскольку оно соответствует закону и не нарушает прав и законных интересов участников судебного заседания и иных лиц, а правовые последствия признания требований заявителя представителю ответчика известны.
В соответствии с ч.3 ст.173 ГПК РФ при признании ответчиком иска и принятии его судом принимается решение об удовлетворении заявленных истцом требований.
Поскольку эти требования Н. признаны представителем ответчика и данное признание принято судом, суд полагает необходимым удовлетворить их в указанной части и признать приказ командира в/части 00000 от 11 февраля 2008 года №4321 и дисциплинарное взыскание в виде «строго выговора», наложенное на Н. 16 апреля 2008 года, как незаконные.
На основании приказа командира войсковой части 00000 от 10 августа 2007 года №167 Н. приступил к исполнению обязанностей _____________ в/части 00000.
Согласно изученному в ходе судебного заседания административному расследованию, проведенному заместителем командующего Северным флотом В. по факту гибели военнослужащего в/части 00000 Т., последний 16 июля 2008 года в соответствии с приказом командира в/части 00000 № 002 назначен на должность «_________» в/части 00000. Расследованием также установлено, что одной из причин, способствовавших гибели Т., является нарушение Н. требований ст.ст. 80, 151, 168 и 171 Устава внутренней службы Вооруженных Сил (далее – УВС ВС РФ), заключающееся в отсутствии контроля с его стороны за Т. в вечернее и ночное время, что привело к ненадлежащему внутреннему порядку в подчиненном подразделении и позволило Т. совершить самоубийство.
По результатам административного расследования командующий Северным флотом издал приказ от 30 ноября 2008 года №555, согласно которого на Н. наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного увольнения с военной службы, а командиру в/части 00000 дано указание представить Н. к увольнению по данному основанию. Кроме того, указанный приказ командующего Северным флотом содержит вывод о том, что в результате бесконтрольности со стороны Н. военнослужащий Т., в нарушение ст. 171 УВС ВС РФ, долгое время проживал в _______, где 20 ноября 2008 года совершил самоубийство.
В судебном заседании Н. признал, что не осуществлял надлежащий контроль над подчиненным личным составом, в частности, за Т. Размещение последнего в казарме комендантского взвода в/части 00000 заявитель не проверял, в список вечерней поверки личного состава он Т. не внес.
24 декабря 2008 года командир в/части 00000, во исполнение приказа командующего Северным флотом от 28 ноября 2008 года №555, издал приказ №45, согласно которого Н. досрочно уволен с военной службы в связи с невыполнением условий контракта о прохождении военной службы на основании п.п. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе».
В соответствии со ст. 66 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 года №1495 (далее – ДУ ВС


yur9903
Участник
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 07 июл 2009, 17:54
Поблагодарили: 4 раза

Непрочитанное сообщение yur9903 » 18 сен 2009, 11:30 #8

Как обещал. Оказывается исполнительный лист был выдан несколько преждевременно (ошибка секретаря). На сегодня все разрешилось.
РЕШЕНИЕ
именем.........
Заявитель обратился в ГВС с заявлением в котором просил признать незаконным приказ командира в/чххххх № ххх о привлечении его к дисциплинарной ответственности и обязать отменить данный приказ.
В обосновании своего заявления в судебном заседании пояснил, что с в период с ххх по ххх проходил военную службу в должности командира части. С ххх у него истек срок контракта о прохождении военной службы. Приказом № ххх от хххх № ххх он был уволен с военной службы в соответствии с п.п. "б" пункта 3 ст. 51 ФЗ "О воинской обязанности и военной службе". Приказом командира в/ч № ххх от хххх зачислен в распоряжение до обеспечения жильем по нормам действующего законодательства. За время службы имел только положительные характеристики и поощрения, на данную должность был назначен в порядке продвижения по службе. Такого-то числа приказом командира в/ч №ххх за нарушение Инструкции "О порядке оформления разрешений и получения паспортов.....", ему объявлен выговор. Данный приказ был ему доведен ххх марта 2009 года. После состоявшихся приказов об увольнении из хххх и зачислении в распоряжение, он сдал дела и должность. Допуск к сведениям составляющим ГТ, прекращен. При этом порядок выезда за границу им не нарушался. С момента получения ЗП за границу не выезжал.
Представитель ответчика требования заявителя не признал, при этом пояснил, что все законно.
Заслушав объяснения заявителя и представителей должностного лица, чьи действия оспариваются, исследовав материалы дела, военный суд приходит к следующему.
Частью 1 ст. 28.4 ФЗ от 27.05.98 г. № 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" установлено, что дисциплинарное взыскание является установленной государством мерой ответственности за диспроступок совершенный в/сл или гражданином, призванным на военные сборы, и применяется в целях предупреждения совершения диспроступков.
Ст. 47 ДУ ВС РФ предусмотрено, что в/сл привлекаются к дисответственности за диспроступок (далее ДП), т.е. противоправное, виновное действие (бездействие), выражающееся в нарушении ВД, который в соответствии с законодат. РФ не влечет за собой уголовной или административной ответ-ти.
Согласно ст. 81 ДУ ВС РФ, принятию ком. решения о применении к подчиненному дисвзыскания (далее ДВ) предшествует разбирательство. Разбирательство проводится в целях установления виновных лиц, выявлении причин и условий, способствующих совершению ДП.
Ст. 82 ДУ ВС РФ предусматривает, что при назначении ДВ учитываются характер ДП, обстоятельства и последствия его совершения, форма вины, личность в/сл, совершившего ДП, обстоятельства, смягчающие и отягачающие дисответственность.
Пунктом 15 Инструкции о порядке оформления разрешений и получения паспортов для выезда из РФ...., установлено, что сотрудники обязаны сдать паспорт на ответственное хранение в кадровое подразделение: после его получения в органах ФМС - в течении 2 дней, возвращении из отпуска - в течении 5 дней.
Из копии приказа ком. в/ч от хх марта 2009 г. № ххх за допущенное нарушение воинской дисциплины, выразившееся в невыполнении требований приказа ххххх "О выезде военнослужащих и лиц гражданского персонала хххх по частным делам", распоряжений ком. части ххх №№ ххххх по сдаче ЗП, подполковнику ххх объявлен "выговор".
В соответствии с ч. 1 ст 249 ГПК РФ обязанности по доказываю обстоятельств, послуживших основанием для принятия норм. акта, его законности, а также законности оспариваемых решений, действий (бездействия) ДЛ, возлагается на орган, принявший НПА, органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые действия (бездействие).
Согласно ст.6 Закона РФ от 27.04.93 г. № 4866-1 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" на госорганы, органы местного самоуправления, учреждения, предприятия и их объединения, общественные объединения, на должностных лиц, госслужащих, действия (решения) которых обжалуются гражданином, возлагается процессуальная обязанность документально доказать законность обжалуемых действий (решений).
Поскольку представителем ответчика в судебном заседании не было предоставлено доказательств доведения до заявителя вышеуказанных ведомственных НПА, объявление последнему взыскания за нарушение требований, установленных этими документами суд находит необоснованным.
Судом учитывается также и то обстоятельство, что хххх числа у заявителя истек срок контракта о прохождении военной службы, и приказом №хххххххххх он был уволен с военной службы, что послужило основанием, как пояснил сам заявитель, полагать о возможности хранения паспорта у себя, как не имеющего отношения к военной службе в органах.
Действительно согласно ст 16 ФЗ № № 40 от 03.04.95 г., сотрудниками являются в/сл, проходящие в.сл. по контракту .................... назначенные на должности в.сл.
Поскольку контракт о прохождении им в.сл истек, и он уволен с военной службы, то исходя из смысла ст 16., он к числу сотрудников не относится.
Вместе с тем, поскольку заявитель не исключен из списков части л/с, то действия ВНПА, в т.ч. и Инструкция на него распространяется. Однако, учитывая отсутствие прямого указания на это в вышеназванных документах, что признается обстоятельством, смягчающим дисответственность, суд усматривает необходимым дополнительного их разъяснения.
Следует также отметить отсутствие каких-либо последствий, вызванных задержкой заявителем сдачи паспорта, а также личность в/сл., совершившего ДП, в частности отсутствие у него ранее замечаний по службе и, напротив, наличия множества поощрений ..........., а также было подтверждено представителем ответчика.
По мнению суда, данные обстоятельства не в достаточной мере были учтены командованием при объявлении ДВ заявителю, добросовестно исполнявшему свои обязанности на протяжении всей его военной службы, что свидетельствует о несоответствии строгости наказания совершенному им проступку.
Принимая во внимание вышеизложенное, суд считает, что приказ командира хххх о привлечении хххх к ДО является необоснованным и его слудует отменить.
Руководствуясь ст.ст. 149-199, 258 ГПК РФ, военный суд
РЕШИЛ:
1. Заявление в/сл, проходящего в.сл. в распоряжении хххххххх - удовлетворить. Обязать ххххххххххх свой приках ххххххххх отменить.

Captain
Заслуженный участник
Сообщения: 2114
Зарегистрирован: 21 май 2008, 15:26
Благодарил (а): 38 раз
Поблагодарили: 68 раз
Контактная информация:

Re: Дисциплинарная ответственность

Непрочитанное сообщение Captain » 22 дек 2009, 15:14 #9

Восточно-Сибирский окружной военный суд
http://vsovs.cht.sudrf.ru/modules.php?n ... =2&did=185
Кассационное определение от 9 июля 2009 года № 268-КГ

(Извлечение)


Тп. приказами командира войсковой части 00000 объявлены следующие дисциплинарные взыскания:
- от 18 июня 2008 года №560 - строгий выговор за нарушение порядка регистрации и предоставления поступающих документов, с лишением премии за 2 квартал 2008 года на 50% (л.д.53,54);

- от 3 февраля 2009 года №69 - выговор за ненадлежащее выполнение своих служебных обязанностей по регистрации и учету служебных документов с лишением премии за 1 квартал 2009 года на 50% (л.д.51-52);

О привлечении к дисциплинарной ответственности заявительнице стало известно соответственно 18 июня 2008 года и 23 марта 2009 года (л.д.33, 34).

Помимо этого Тп., имеющей общую выслугу менее 17 лет (л.д.60), командиром войсковой части 00000 отказано в предоставлении отпуска по личным обстоятельствам в 2009 году и дополнительного отпуска за 2008 год, о чем ей стало известно соответственно 23 марта 2009 года и в июле 2008 года (л.д.35, 57, 89).

Не соглашаясь с привлечением к дисциплинарной ответственности, лишением премии за второй квартал 2008 года и первый квартал 2009 года, а также с непредоставлением дополнительных отпусков, 13 мая 2009 года она обратилась в суд с заявлением, в котором оспорила связанные с этим действия командира войсковой части 00000.

Решением Улан-Удэнского гарнизонного военного суда от 25 мая 2009 года в удовлетворении заявления отказано, в том числе по требованиям, касающимся приказа командира войсковой части 00000 от 18 июня 2008 года №560 и предоставления дополнительного отпуска за 2008 год - в связи с пропуском установленного ст.256 ГПК РФ срока.

В кассационной жалобе Тп. просит решение суда отменить в связи неправильным применением материального закона, и направить дело на новое рассмотрение, приводя в обоснование следующее.

Объявленное приказом командира войсковой части 00000 от 3 февраля 2009 года №69 дисциплинарное взыскание применено к ней по истечении 10-дневного срока, установленного ст.83 Дисциплинарного Устава Вооруженных Сил РФ (далее - ДУ ВС РФ), после окончания 19 января 2009 года предшествовавшего этому разбирательства. Вопреки требованию п.п.209,210 Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил РФ, утвержденного приказом Министра обороны РФ от 30 июня 2006 года №200 (далее - Порядка), рапорт ее непосредственного начальника командиру части об уменьшении ей премии не представлялся, приказ об этом издан не в конце первого квартала текущего года, а ранее положенного срока. Также она считает, что для увольняемых с военной службы военнослужащих, достигших предельного возраста пребывания на военной службе, согласно п.10 ст.11 Федерального закона «О статусе военнослужащих», ограничений для предоставления отпуска по личным обстоятельствам, в том числе по исчислению общей выслуги лет, не содержится.

Рассмотрев материалы дела и изучив доводы кассационной жалобы, Восточно-Сибирский окружной военный суд приходит к следующему.

Согласно ст.256 ГПК РФ, гражданин вправе обратиться в суд с заявлением в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод (ч.1). Причины пропуска срока выясняются в предварительном судебном заседании или судебном заседании и могут являться основанием для отказа в удовлетворении заявления (ч.2).

Статьёй 5 Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»установлено, что пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом. Уважительной причиной считаются любые обстоятельства, затруднившие получение информации об оспариваемых действиях (решениях) и их последствиях.

Между тем таковых причин в связи с оспариванием Тп. приказа командира войсковой части 00000 от 18 июня 2008 года №560 и отказа в предоставлении дополнительного отпуска за 2008 год по истечении установленного ст.256 ГПК РФ срока, в ходе судебного разбирательства не установлено, как не имелось и каких-либо препятствий для своевременного обращения заявительницы за судебной защитой своих прав и законных интересов.

Гарнизонный военный суд пришел к правильному выводу о том, что заявительнице о нарушении ее прав в связи с данными требованиями стало известно соответственно, 23 июня и в июле 2008 года, и в этой связи обоснованно отказал в удовлетворении заявления в этой части на основании ч.2 ст.256 ГПК РФ.

Разрешая требование Тп. о возможности предоставления ей отпуска по личным обстоятельствам, суд первой инстанции правильно исходил из того, что одним из условий его предоставления военнослужащим в один год из трех лет до достижения ими предельного возраста пребывания на военной службе, либо в год увольнения с военной службы по состоянию здоровья, или в связи с организационно-штатными мероприятиями, в силу п.10 ст.11 Федерального закона «О статусе военнослужащих», является наличие у них общей продолжительности военной службы 20 лет и более.

В соответствии с абз.4 п.10 ст.11 данного Федерального закона, указанный отпуск предоставляется также военнослужащим, проходящим в соответствии с федеральными законами военную службу после достижения ими предельного возраста пребывания на военной службе и не использовавшим его ранее.

Данная норма закона, вопреки мнению заявительницы, позволяет предоставить такой отпуск военнослужащим после достижения ими предельного возраста пребывания на военной службе, однако, при наличии у них указанной общей выслуги лет.

Таким образом, оснований для отмены обжалуемого решения по доводам кассационной жалобы в части требований, касающихся порядка предоставления заявительнице дополнительных отпусков и привлечения ее к дисциплинарной ответственности в 2008 году, не имеется. Материальный закон в данном случае применен судом первой инстанции правильно.

Вместе с тем, доводы кассационной жалобы о нарушении порядка привлечения заявительницы к дисциплинарной ответственности в 2009 году, являются обоснованными.

Так, в соответствии с ч.ч.3 и 4 ст.28.8 Федерального закона «О статусе военнослужащих», по каждому факту совершения военнослужащим дисциплинарного проступка проводится разбирательство, срок которого не должен превышать 10 суток с момента, когда командиру стало известно о совершении военнослужащим дисциплинарного проступка. Порядок проведения разбирательства, применения дисциплинарных взысканий, определяются общевоинскими уставами (ст.ст.80-89 Дисциплинарного Устава Вооруженных Сил РФ, далее - ДУ ВС РФ).

Согласно ст.83 ДУ ВС РФ применение дисциплинарного взыскания к военнослужащему, совершившему дисциплинарный проступок, производится в срок до 10 суток со дня, когда командиру (начальнику) стало известно о совершенном дисциплинарном проступке (не считая времени на проведение разбирательства, производство по уголовному делу или по делу об административном правонарушении, времени болезни военнослужащего, нахождения его в командировке или отпуске, а также времени выполнения им боевой задачи), но до истечения срока давности привлечения военнослужащего к дисциплинарной ответственности.

В соответствии со ст.81 ДУ ВС РФ, в ходе разбирательства должна быть установлена вина военнослужащего в совершении дисциплинарного проступка, причины и условия, способствовавшие его совершению.

Как видно из материалов дела, Тп. приказом командира войсковой части 00000 от 3 февраля 2009 года №69, привлечена к дисциплинарной ответственности за то, что в период исполнения обязанностей делопроизводителя части (до 20 июня 2008 года), не занесла в журнал контроля за исполнением документов поступившее 14 июня 2008 года представление военного прокурора. Вместе с тем, указанное представление было в тот же день зарегистрировано ею и передано по журналу исполнителю, которым исполнено не было (л.д.78-80).

Факт неисполнения представления был выявлен проведенной в воинской части в конце 2008 года прокурорской проверкой (л.д.39).

Разбирательство по данному факту проведено в период с 16 по 19 января 2009 года, что подтверждается текстом письменного заключения по материалам разбирательства (л.д.70-72).

Приказ о привлечении заявительницы и других лиц к дисциплинарной ответственности в связи с неподготовкой и ненаправлением ответа на представление в военную прокуратуру, издан 3 февраля 2009 года, по истечении 10 дней со дня окончания разбирательства, то есть в нарушение требований ст.83 ДУ ВС РФ.

При этом командиром войсковой части 00000 за период, когда ему стало известно о совершении Тп. дисциплинарного проступка до издания приказа о ее наказании, доказательств болезни заявительницы, нахождения ее в командировке или отпуске, а также выполнения ею боевой задачи, в ходе рассмотрения дела не представлено. Не усматривается таких обстоятельств и из материалов дела.

Кроме того, вызывает сомнение обоснованность привлечения заявительницы к дисциплинарной ответственности, то есть наличие ее вины, в связи с неподготовкой и ненаправлением командиром части и лицом, которому это было своевременно поручено, ответа на акт прокурорского реагирования.

Как видно из текста приказа командира войсковой части 00000 от 3 февраля 2009 года №69, невнесение Тп. в книгу учета отработки служебных документов сведений о представлении военного прокурора, лишь способствовало неисполнению данного документа, то есть явилось обстоятельством, способствовавшим в соответствии со ст.81 ДУ ВС РФ совершению дисциплинарного проступка другим лицом, и необоснованно расценено командиром части, как дисциплинарный проступок.

При изложенных обстоятельствах, названным воинским должностным лицом был нарушен предусмотренный ст.ст. 81 и 83 ДУ ВС РФ порядок привлечения заявительницы к дисциплинарной ответственности, что указывает на незаконность изданного в этой связи в отношении нее приказа.

Поскольку дисциплинарное взыскание на Тп. приказом командира войсковой части 00000 от 3 февраля 2009 года №69 наложено незаконно, лишение ее в этой связи и этим же приказом премии за 1 квартал 2009 года на 50%, по мнению суда кассационной инстанции также является незаконным, противоречащим п.210 Порядка.

Указанным пунктом Порядка, командиры (начальники) имеют право уменьшать размер премии военнослужащим, находящимся в их подчинении, или лишать их премии полностью за упущения по службе и нарушения воинской дисциплины. При этом в приказе соответствующего командира (начальника) указываются конкретные причины уменьшения (лишения) премии.

Таким образом, отказав Тп. в удовлетворении ее заявления об оспаривании приказа командира войсковой части 00000 от 3 февраля 2009 года №69, суд первой инстанции, неверно определил имеющие значение для дела обстоятельства, не применил подлежащую применению правовую норму и вынес в этой части неправильное по существу решение.

Неправильное определение имеющих значение для дела обстоятельств, и неприменение подлежащего применению закона, в соответствии с п.п.1 и 4 ч.1 ст.362 ГПК РФ, являются основанием для отмены решения суда в этой части.

Поскольку же обстоятельства, имеющие значение для разрешения вопроса о законности привлечения заявительницы к дисциплинарной ответственности 3 февраля 2009 года и лишения ее премии за 1 квартал 2009 года, судом кассационной инстанции установлены, окружной военный суд, в соответствии с абз.3 ст.361 ГПК РФ, находит необходимым отменить решение в этой части и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять в этой части новое решение - об удовлетворении заявления.

Согласно имеющейся в материалах дела справке из войсковой части 00000, премия Тп. за 1 квартал 2009 года в размере 50% без вычета подоходного налога составляет 2 198 рублей 40 копеек (л.д.101).

В связи с частичным удовлетворением заявления судебные расходы, понесенные заявительницей по уплате государственной пошлины, в соответствии с ст.ст.88 и 98 ГПК РФ подлежат взысканию с войсковой части 00000, пропорционально удовлетворенным судом требованиям.

Captain
Заслуженный участник
Сообщения: 2114
Зарегистрирован: 21 май 2008, 15:26
Благодарил (а): 38 раз
Поблагодарили: 68 раз
Контактная информация:

Re: Дисциплинарная ответственность

Непрочитанное сообщение Captain » 22 дек 2009, 22:49 #10

Копия
Р Е Ш Е Н И Е
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


5 октября 2009 года город Иваново



Ивановский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего -

майора юстиции Лопатько И.В.,

при секретаре Гусевой Т.В.,

рассмотрев с участием заявителя Хорошко А.В., его представителя адвоката Петровой И.В., представителей командира войсковой части 71211 гвардии майора юстиции Сычева Е.Н. и гвардии старшего лейтенанта юстиции Селихова М.А., в открытом судебном заседании в помещении военного суда гражданское дело по заявлению военнослужащего войсковой части 71211 гвардии майора Хорошко Алексея Валерьевича об оспаривании приказов командира данной воинской части о привлечении его к дисциплинарной ответственности,



УСТАНОВИЛ:



Хорошко обратился в суд с заявлением, в котором указал, что являясь начальником службы РХБЗ войсковой части 71211 - 27 марта 2009 года по прибытию в воинскую часть с полигона «Песочное» поскользнулся, почувствовав сильную боль в спине обратился в медицинскую роту, где дневальный сообщил ему, что медицинский персонал находится на строевом смотре, после чего он был вынужден обратиться в ФГУ «86 поликлиника МВО» за медицинской помощью, где получил освобождение от исполнения служебных обязанностей на 11 суток по 6 апреля 2009 года.

Полагая, что приказом командира войсковой части 71211 от 10 апреля 2009 года №430 за нарушение ст.ст. 21, 356, 357, 358 Устава внутренней службы ВС РФ при изложенных обстоятельствах ему был необоснованно объявлен выговор, он просит суд признать его незаконным и недействующим с момента издания.

Кроме того, заявитель оспаривал приказ командира войсковой части 71211 от 1 апреля 2009 года, которым ему был объявлен выговор за нарушение тех же статей Устава внутренней службы ВС РФ 27 марта 2009 года за исключением ст. 21. Производство по делу в данной части было прекращено, о чем судом 25 сентября 2009 года было вынесено соответствующее определение.

В судебном заседании заявитель поддержал свое заявление и пояснил, что 27 марта 2009 года он около 14 часов прибыл в расположение войсковой части 71211 вместе с начальником склада РХБЗ Игнатьевым. Пройдя через КПП и двигаясь по центральной улице, он поскользнулся и упал на спину, после чего ощутил острую боль в этой части тела. Также он пояснил, что боли в спине у него появились еще ранее 25 марта 2009 года, когда он надорвался при поднятии тяжестей, а после падения обострились. С помощью Игнатьева он поднялся и проследовал в медицинскую роту полка, находившуюся рядом, где обратился к стоящему на входе военнослужащему с вопросом о том, где находится медицинский персонал, полагая, что тот является дневальным, который ответил ему, о том, что никого нет. Затем Игнатьв сопроводил его до автомобиля и отвез в ФГУ «86 поликлиника МВО», где он находился менее часа и уже самостоятельно обратился к врачу неврологу, принявшему его. После получения заключения ВВК о том, что он временно не годен к военной службе и ему рекомендуется освобождение от исполнения служебных обязанностей сроком на 11 суток, Игнатьев отвез его обратно к месту службы. Прибыв в штаб и находясь в своем кабинете, он написал рапорт на имя командира войсковой части 71211 с просьбой об освобождении от исполнения служебных обязанностей по болезни, который вместе с полученной справкой по окончании обеда передал начальнику строевого отдела Чижову С.Н., после чего убыл в аптеку части, а затем домой. Около 17 часов ему позвонил временно исполняющий обязанности командира войсковой части 71211 Аксенов, который, высказав недовольство по поводу состояния здоровья заявителя, потребовал прибыть на следующий день в часть для проведения занятий с личным составом перед предстоящей проверкой. Также заявитель пояснил, что перед убытием в поликлинику он не звонил командиру войсковой части 71211, поскольку не думал об этом ввиду плохого самочувствия.

Заявитель также сообщил, что как во время его нахождения на лечении дома, так и после его выхода на службу 7 апреля 2009 года никто к нему с просьбой о написании объяснений до 11 апреля 2009 года никто не обращался, мобильный телефон он не отключал. Кроме того, 31 марта 2009 года он прибывал в часть, однако объяснений у него никто не требовал. По адресу, который указан в объяснениях Комфорина и Галкина, как место его жительства - он никогда не проживал.

Относительно невозможности назначить временно-исполняющего его обязанности в период, когда он обращался за медицинской помощью заявитель пояснил, что о каких-либо мероприятиях с его участием, запланированных на 27 марта 2009 года ему известно не было, подразделение РХБЗ полка под руководством командира и начальника службы РХБЗ соединения находилось на полигоне «Песочном» средства РХБЗ были выданы остальным подразделениям под отчет.

Представитель заявителя адвокат Петрова И.В. поддержала доводы доверителя и пояснила, что административное расследование, по итогам которого заявитель был привлечен к дисциплинарной ответственности проводилось в высшей степени не корректно, поскольку объяснения лицом, проводящим его, у заявителя не отбирались, хотя возможности для этого имелись. Также она обратила внимание суда на противоречия в показаниях свидетеля Ракусевич с установленными обстоятельствами дела, поскольку рапорт относительно обстоятельств, касающихся обращения Хорошко был ей написан спустя значительное время – в июне 2009 года, в суде же она заявляла, что помнила те обстоятельства, поскольку они неоднократно выяснялись, вместе с тем допрошенный в судебном заседании свидетель Самылов пояснил, что при проведении разбирательства основывался на письменных объяснениях Комфорина и Чижикова, в которых не шла речь об обращении Хорошко в медицинский пункт полка и устных объяснениях ВрИО командира войсковой части 7211 Аксенова о получении Хорошко травмы, которому стало известно об этом из рапорта и телефонного разговора с заявителем.

Представитель командира войсковой части 71211 гвардии майор юстиции Сычев Е.Н. в судебном заседании заявление Хорошко не признал и пояснил, что несмотря на то, что каких-либо отрицательных последствий того, что заявитель не доложил командиру войсковой части об убытии в медицинское учреждение и не обратился в медицинский пункт полка не наступило – данными его действиями был причинен вред интересам службы, поскольку ввиду отсутствия заявителя, являющегося начальником службы РХБЗ на службе в течение 5-6 часов, при этом не сообщения руководству о причинах такого отсутствия – у командования не было возможности назначить кого-либо временно исполнять за него обязанности. Так как из медицинских документов, касающихся получения травмы Хорошко не усматривается, какое тому было оказано лечение, а сам Хорошко подтвердил, что оно было ему лишь назначено, у него вызывает сомнение утверждение заявителя о тяжести полученной им при падении травмы, которая не препятствовала ему доложить о случившемся командованию. Действия заявителя по нарушению Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации являлись умышленными, поскольку эти положения были известны заявителю, однако меры по сообщению командованию о необходимости убытия в лечебное учреждение им все равно не были приняты, что свидетельствует о вреде таких действий для интересов службы. Относительно доводов защиты о не ненадлежащем проведении разбирательства по факту нарушения воинской дисциплины Хорошко, он пояснил, что несмотря на то, что объяснения от заявителя и медицинских работников по обстоятельствам проступка не были получены до привлечения заявителя к дисциплинарной ответственности, хотя для этого имелась возможность, выводы были сделаны правильные и Хорошко был привлечен к дисциплинарной ответственности обоснованно. Получение объяснений после привлечения его к дисциплинарной ответственности лишь подтвердило обоснованность позиции командования.

Представитель командира войсковой части 71211 гвардии старший лейтенант юстиции Селихов М.А. поддержал данные доводы и просил отказать в удовлетворении заявления Хорошко в связи с его не обоснованностью.

Выслушав объяснения сторон, показания свидетелей и пояснения специалиста, исследовав представленные сторонами письменные доказательства, военный суд приходит к выводу об обоснованности заявления Хорошко по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 41 Конституции Российской Федерации, каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. В части 3 ст. 55 она устанавливает, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Из данных правовых положений следует, что вопросы охраны здоровья граждан находятся также среди приоритетов государства наряду с его безопасностью, обеспечиваемой военнослужащими.

Первые части статей 28.2 и 28.5 Федерального закона Российской Федерации от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» определяют, что военнослужащий привлекается к дисциплинарной ответственности за дисциплинарный проступок, то есть за противоправное, виновное действие (бездействие), выражающееся в нарушении воинской дисциплины, которое в соответствии с законодательством Российской Федерации не влечет за собой уголовной или административной ответственности. При назначении дисциплинарного взыскания учитываются характер дисциплинарного проступка, обстоятельства и последствия его совершения, форма вины, личность военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, совершившего дисциплинарный проступок, обстоятельства, смягчающие дисциплинарную ответственность, и обстоятельства, отягчающие дисциплинарную ответственность.

В соответствии с частью 1 статьи 16 данного закона, охрана здоровья военнослужащих обеспечивается созданием благоприятных условий военной службы, быта и системой мер по ограничению опасных факторов военной службы, проводимой командирами во взаимодействии с органами государственной власти. Забота о сохранении и об укреплении здоровья военнослужащих - обязанность командиров.

Вводная часть Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, установленных Федеральным законом РФ от 22 июля 1993 года №5487-1, определяет их, как устанавливающие правовые, организационные и экономические принципы в области охраны здоровья граждан, признавая основополагающую роль охраны здоровья граждан как неотъемлемого условия жизни общества и подтверждая ответственность государства за сохранение и укрепление здоровья граждан Российской Федерации и стремясь к совершенствованию правового регулирования и закрепляя приоритет прав и свобод человека и гражданина в области охраны здоровья.

Статьи 21, 356-358 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации №1495 от 10 ноября 2007 года, за нарушение которых Хорошко был привлечен к дисциплинарной ответственности, в части, касающейся офицеров, устанавливают следующее.

По служебным вопросам военнослужащий должен обращаться к своему непосредственному начальнику, а при необходимости с разрешения непосредственного начальника - к старшему начальнику.

По личным вопросам военнослужащий также должен обращаться к непосредственному начальнику, а в случае особой необходимости - к старшему начальнику.

При обращениях (внесении предложения, подаче заявления или жалобы) военнослужащий руководствуется законодательством Российской Федерации и Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил Российской Федерации.

Военнослужащий не должен скрывать своего заболевания. При заболевании он обязан немедленно доложить об этом непосредственному начальнику и с его разрешения обратиться за медицинской помощью в медицинский пункт полка.

Амбулаторный прием проводится в медицинском пункте полка в часы, установленные распорядком дня полка.

Военнослужащие, внезапно заболевшие или получившие травму, направляются немедленно, в любое время суток, в медицинский пункт полка (госпиталь), а при необходимости в другие учреждения государственной или муниципальной системы здравоохранения.

После осмотра врачом (фельдшером) заболевшие в зависимости от характера заболевания направляются для лечения в лазарет медицинского пункта полка или госпиталь, а при необходимости в другие учреждения государственной или муниципальной системы здравоохранения либо им назначается амбулаторное лечение. Военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, по заключению врача могут оставаться для лечения на квартирах (на дому).

В соответствии с пунктом «а» части 1 Приказа Министра обороны №20 от 16 января 2006 года «Об организации оказания медицинской помощи в военно-медицинских подразделениях, частях и учреждениях Министерства обороны Российской Федерации» во исполнение упомянутых Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан предписано оказывать в военно-медицинских подразделениях, частях и учреждениях Министерства обороны Российской Федерации (далее именуется - Министерство обороны) медицинскую помощь военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации.

Рассматривая данные правовые положения в их взаимосвязи, суд приходит к выводу, что обращение военнослужащих в медицинский пункт полка имеет первостепенной задачей оказание им медицинской помощи, то есть реализацию их права на охрану здоровья и как следствие поддержание их в необходимой для возложенных на них задач физической форме, фиксацию сведений о получении ими травм и заболеваний, в целях проведения по данным фактам разбирательства и дальнейшего их предупреждения.

Согласно заключения по проведению административного расследования, составленного Самыловым, Хорошко были нарушены статьи 356-359 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, поскольку 27 марта 2009 года он, действуя умышленно, минуя медицинский пункт полка, без направления, подписанного командиром войсковой части 71211, прибыл на прием в ФГУ «86 поликлиника МВО», где получил справку №210 об освобождении с 27 марта по 6 апреля 2009 года. Также в данном заключении указывается, что попытки вызвать Хорошко результата не дали, а дома его обнаружить не удалось.

Как следует из копии приказа командира войсковой части 71211 №430 от 10 апреля 2009 года, подписанного Самыловом, временно исполнявшим в тот период данные обязанности, 27 марта 2009 года Хорошко при прохождении КПП части поскользнулся, упал и, почувствовав боль в спине самовольно убыл в ФГУ «86 поликлиника МВО» для консультации с врачами специалистами, получив справку об освобождении, написал об этом рапорт командиру воинской части и убыл лечиться домой. В ходе административного расследования было выяснено, что данный военнослужащий умышленно нарушил ст. ст. 21, 356-358 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации: не доложил о своем заболевании непосредственному начальнику и не спросил разрешения на убытие в лечебное учреждение, не прибыл в медицинскую роту части за направлением в поликлинику, за что ему объявлен выговор.

Данным документом самим опровергается вывод о том, что заявитель не доложил о своем заболевании командиру войсковой части 71211, поскольку из него же следует, что он обратился с рапортом, приложив соответствующую справку.

Допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля фельдшер войсковой части 71211 Ракусевич показала, что 27 марта 2009 года она, будучи дежурным фельдшером, в соответствии с возложенными обязанностями, постоянно находилась в медицинском пункте, за исключением времени необходимого для проверки качества пищи перед ее приемом личным составом в столовой, куда она отлучалась на 15-20 минут. Также она отлучалась вечером, когда имелась необходимость сопроводить пациента в другое лечебное учреждение. Вместе с тем днем 27 марта 2009 года в медицинском пункте полка находилась врач терапевт Плеханова, которая обедает там же, могла оказать первую помощь Хорошко вместо нее. В рамках возложенных на нее обязанностей она могла дать Хорошко обезболивающий препарат и отвезти в госпиталь.

Сообщением начальника ФГУ «86 поликлиника МВО» от 21 июля 2009 года за №395, копией амбулаторной карты, медицинской книжкой подтверждается, что Хорошко обращался 27 марта 2009 года в данное учреждение и был на приеме у врача невролога. После обследования был поставлен диагноз: «временные функциональные расстройства, обусловленные обострением вертеброгенной торокалгии, люмбалгии». По заключению ГВВК №210 от того же числа Хорошко временно не годен к военной службе, необходимо предоставить полное освобождение от исполнения служебных обязанностей военной службы сроком на 11 суток с 27 марта по 6 апреля 2009 года.

Свидетель Гудаченко Т.А. в судебном заседании показала, что является врачом неврологом, 27 марта 2009 года в ФГУ «86 гарнизонная поликлиника МВО» к ней на прием пришел Хорошко, который, судя по его амбулаторной карте, жаловался на боли в поясничном и грудном отделе спины, появившиеся у него 25 марта 2009 года после поднятия тяжестей, о том, что он сообщал ей и о падении 27 марта 2009 года она не помнит, но обычно данные обстоятельства фиксируются в «анамнезе». Также она пояснила, что в войсковой части 71211 не имеется врачей, которые могут правильно диагностировать заболевание, имеющееся у Хорошко, в связи с чем, ей зачастую приходится оказывать военнослужащим данной воинской части медицинскую помощь. При указанном выше заболевании, имевшемся у Хорошко, любое неловкое движение или падение могло привести к боли в спине, вместе с тем пациент при этом не лишается возможности разговаривать, что и делал Хорошко на приеме. Какой-либо срочной медицинской помощи данному пациенту не оказывалось, но ему было назначено лечение и рекомендовано освобождение от исполнения служебных обязанностей.

Специалист Фролов О.Н., также являющийся врачом неврологом, осмотрев медицинские документы, касающиеся заболевания Хорошко и его обращения на прием к врачу 27 марта 2009 года, выслушав показания свидетеля Гудаченко, пояснил, что порядок приема врачом неврологом Гудаченко, диагностирования, лечения и освидетельствования пациента Хорошко 27 марта 2009 года, соответствует имеющейся медицинской практике.

Исходя из приведенных показаний Ракусевич, Гудаченко и пояснений специалиста Фролова, суд приходит к выводу, что в войсковой части 71211 не имелось медицинских работников соответствующего профиля, имеющих квалификацию для правильного диагностирования заболевания Хорошко и назначения ему соответствующего лечения, однако данные мероприятия могли быть совершены врачом неврологом ФГУ «86 поликлиника МВО». С учетом отмеченного суд полагает, что для проведения данных мероприятий Хорошко в любом случае с участием или без участия фельдшера Ракусевич пришлось бы обратиться за медицинской помощью к врачу неврологу, которого в войсковой части 71211 не имеется.

Копией рапорта заявителя от 27 марта 2009 года подтверждается, что он обратился с рапортом об освобождении от служебных обязанностей в связи с болезнью к командиру войсковой части 71211, приложив соответствующую справку, того же числа данный рапорт был рассмотрен, при этом начальнику штаба было дано указание провести расследование.

Учитывая отмеченное, суд приходит к выводу, что хотя заявитель и не предпринял всех возможных действий по выяснению нахождения в медицинском пункте полка медицинских работников, ограничившись полученной им от неизвестного военнослужащего информацией, которую не стал проверять, однако его обращение в медицинское учреждение является в первую очередь реализацией права на охрану здоровья. Это же в полной мере относится и к показаниям Ракусевич, о виде той помощи, которая могла быть ею оказана. Поскольку заявитель решил ей не пользоваться, обратившись, как это было установлено в судебном заседании к более квалифицированному медицинскому работнику. При этом с учетом обозначенного рапорта заявителя у командования войсковой части 71211 имелась возможность, как зафиксировать полученную им травму, так провести все, связанные с этим, мероприятия.

Представитель командира войсковой части по запросу суда в судебное заседания представил распорядок дня военнослужащих, проходящих службу по контракту на должностях солдат и сержантов войсковой части 71211 на летний период обучения 2009 года, следует, что с 14 часов 20 минут до 14 часов 30 минут установлено время для смены специальной одежды, чистки обуви и мытья рук, с 14 часов 30 минут до 16 часов предусмотрено 60 минут для обеда и личных потребностей. При этом в судебном заседании стороны подтвердили, что данный регламент в равной степени относится и к офицерскому составу.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля прапорщик Игнатьев В.Н., являющийся начальником склада РХБЗ, показал, что 27 марта 2009 года вместе с заявителем он прибыл в расположение войсковой части 71211 с полигона «Песочное». Двигаясь с Хорошко по центральной улице от КПП части к штабу, чтобы доложить о прибытии - он был очевидцем падения того на спину, помог ему подняться и по просьбе Хорошко сопроводил его в медицинский пункт полка, поддерживая под локоть, где на входе слышал разговор Хорошко с одним из военнослужащих, который сказал ему, что медперсонал отсутствует. Затем по просьбе Хорошко он отвез его на своем автомобиле в ФГУ «86 поликлиника МВО», где Хорошко медленно, но самостоятельно передвигался, сам он в медучреждение не заходил. После выхода Хорошко из поликлиники он отвез его обратно в расположение воинской части, куда тот направился по приезду ему не известно, его же заявитель отпустил на обед.

Из отметок, сделанных заявителем и свидетелем Игнатьевым на схеме, составленной представителем командира войсковой части 71211 гвардии старшим лейтенантом юстиции Селеховым С.А., следует, что падение Хорошко 27 марта 2009 года произошло рядом с медицинским пунктом полка на центральной улице, идентичность их показаний, в том числе относительно места падения Хорошко свидетельствует о достоверности показаний Игнатьва.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля по обстоятельствам проводимого им разбирательства подполковник Самылов М.Л. показал, что 27 марта 2009 года исполнял обязанности начальника штаба войсковой части 71211, при этом обязанности командира данной воинской части временно исполнял подполковник Аксенов, который в первой половине дня получив рапорт от Хорошко с просьбой об освобождении от исполнения служебных обязанностей по болезни поставил ему задачу провести разбирательство. Проводимое им разбирательство заключалось в получении письменных объяснений от начальника медицинской службы Комфорина и начальника отделения кадров и строевого Чижова. Об обстоятельствах получения Хорошко травмы при падении ему также стало известно от Аксенова, который разговаривал с заявителем по данному поводу по телефону. О том, что заявитель не получил направление в медицинском пункте полка для следования в другое лечебное учреждение ему стало известно, поскольку он не ставил печать на соответствующем направлении. На вопрос председательствующего, о том, почему не были получены объяснения от Хорошко до привлечения его к дисциплинарной ответственности, Самылов сообщил, что и без них ему было все понятно. Кроме того он подтвердил, что обращение Хорошко к начальнику отделения кадров и строевого соответствует действующему законодательству.

Из объяснений Чижова от 30 марта 2009 года следует, что 27 марта 2009 года Хорошко обратился к нему с просьбой принять у него рапорт об освобождении от служебных обязанностей по болезни, на что тот ответил, чтобы Хорошко шел с ним к командиру полка, отнес документы командиру полка на подпись, а вернувшись обнаружил рапорт Хорошко на столе, после чего представил его командиру полка.

В судебном заседании свидетель Чижов сообщил, что Хорошко обратился к нему с данным рапортом после обеда, он не имел права давать указания Хорошко обращаться лично с ним к командиру войсковой части 71211, однако рекомендовал это сделать, обещав принять его после постановки резолюции, поскольку перед предстоящим увольнением с военной службы данный военнослужащий находился на особом контроле и должен был доложить о своем прибытии с полигона. Также, он сообщил, что заявитель имел право передать рапорт через него, однако он вернул его. Потом вечером он обнаружил данный рапорт вместе с другими документами в папке и все же представил его командиру воинской части.

Оценивая показания свидетеля Чижова с учетом данных им письменных объяснении и показаний Самылова в части того, что о рапорте Хорошко ему стало известно от Аксенова в первой половине дня, суд приходит к выводу, что о данном рапорте командиру войсковой части 71211 стало известно практически сразу после обеда, то есть около 16 часов. При этом суд отвергает показания Чижова о том, что о данном рапорте командиру войсковой части 71211 стало лишь поздно вечером, поскольку на момент написания объяснения 30 марта 2009 года в силу общеизвестных обстоятельств, Чижов лучше помнил обстоятельства происшедшего.

Объяснением командира взвода радиационной и химической разведки Галкина от 30 марта 2009 года, поступившим по запросу суда к командиру войсковой части 71211, подтверждается, что Хорошко вместе с Игнатьевым около 14-15 часов 27 марта 2009 года убыли с полигона «Песочное».

Таким образом, суд находит установленным, что заявитель получил травму около 14 часов 27 марта 2009 года перед обедом и с целью получения квалифицированной медицинской помощи обратился в ФГУ «86 поликлиника МВО», отсутствуя в войсковой части около 1 часа, а по возвращению находился в своем рабочем кабинете до окончания обеда.

Учитывая данные обстоятельства, суд отвергает доводы представителя командира войсковой части 71211 о причинении действиями Хорошко вреда интересам службы тем, что его доверителю в течение 5-6 часов не было известно о месте нахождения заявителя, так как в течение обеденного времени и времени для личных потребностей заявитель мог находиться и за пределами воинской части, не докладывая об этом командованию, сразу же после обеда он установленным порядком обратился с соответствующим рапортом.

С учетом отмеченного суд приходит к выводу, что заявитель фактически отсутствовал на территории части не получив для этого разрешения непосредственного начальника в течение получаса, что в условиях мирного времени не повлекло и не могло повлечь нарушения воинской дисциплины в отсутствие конкретных поставленных ему задач.

У суда не вызывает сомнений, что заявитель действительно имел возможность сообщить командиру войсковой части 71211 о своем убытии в ФГУ «86 поликлиника МВО», поскольку он сам подтвердил, что общался с дневальным в медицинском пункте полка, однако данное обстоятельство само по себе не свидетельствует о нарушении воинской дисциплины.

В отношении доводов представителей командира войсковой части 71211 о том, что у его доверителя ввиду не сообщения заявителем об убытии в лечебное учреждение не имелось возможности возложить на кого-либо временное исполнение его обязанностей суд приходит к следующим выводам.

Статьей 359 Устава внутренней службы Вооруженных сил Российской Федерации определено, что заключение о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения должностных и специальных обязанностей, занятий и работ дается врачом на срок до шести суток, а в воинских частях, где должность врача штатом не предусмотрена, - фельдшером на срок до трех суток. В случае необходимости освобождение может быть продлено. Рекомендации врача (фельдшера) о частичном или полном освобождении военнослужащего от исполнения обязанностей подлежат обязательному выполнению должностными лицами.

Об освобождении от исполнения обязанностей военной службы военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, и о выходе их на службу после болезни объявляется в приказе командира полка.

Анализируя данные положения, суд приходит к выводу, что для издания приказа об освобождении заявителя от исполнения обязанностей по болезни, командир войсковой части должен получить соответствующее заключение квалифицированного специалиста.

В судебном заседании было установлено, что квалифицированная диагностика заболевания Хорошко и требуемого для него лечения не могли быть осуществлены медицинскими работниками медпункта войсковой части 71211, о чем свидетельствуют и заключение ГВВК, определившее срок лечения 11, а не 3 суток и показания свидетеля Ракусевич, сообщившей, что она могла лишь дать обезболивающее и сопроводить в госпиталь заявителя. Для того же, чтобы издать обоснованный приказ о его освобождении на 11 суток требовалось заключение ВВК или заключение врача невролога, ввиду чего суд приходит к выводу, что в отсутствие данного заключения у командира войсковой части 71211 не имелось оснований для освобождения Хорошко от исполнения обязанностей начальника службы РХБЗ и как следствие назначение для исполнения данных обязанностей другого военнослужащего.

Вместе с тем заявитель, обратившись в ГВВК ФГУ «86 поликлиники МВО» и получив ее заключение предпринял меры, для того, чтобы командиром войсковой части он мог быть освобожден от исполнения обязанностей обоснованно.

В соответствии с частью 1 статьи 28.1 Федерального закона Российской Федерации от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», военнослужащий, который привлекается к дисциплинарной ответственности, среди прочего имеет право давать объяснения и представлять доказательства.

Как установлено в судебном заседании заявитель фактически был лишен данного права при проведении разбирательства. Вместе с тем имеющуюся для этого возможность подтвердило как лицо, проводившее разбирательство и издававшее приказ о его привлечении к дисциплинарной ответственности, так и представители командира войсковой части 71211.

Утверждение же представителей должностного лица, чей приказ оспаривается о том, что письменное объяснение Хорошко, данное после привлечения его к дисциплинарной ответственности, как и объяснения Ракусевич, также подтверждало правильность привлечения заявителя к дисциплинарной ответственности как само по себе, так и с учетом сделанных выше выводов суда, суд считает не обоснованным, поскольку командир войсковой части 71211 заинтересован в исходе рассматриваемого дела.

Не получение же объяснений от Хорошко и как следствие ограничение его права на это, свидетельствует о неполноте и не объективности проведенного разбирательства.

Из письменного объяснения Комфорина, вопреки утверждению об этом Самылова следует лишь, что он совместно с Галкиным ездил по адресу: г. Кострома, ул. Свердлова, д.78, кв. 38, где не обнаружил Хорошко и осматривал его медицинскую книжку в ФГУ «86 гарнизонная поликлиника МВО», которая велась правильно. Данных о том, что данным должностным лицом выяснялись обстоятельства обращения Хорошко в медпункт полка, в нем не имеется, что также свидетельствует, о том, что фактические обстоятельства обращения Хорошко в медицинский пункт полка при проведении разбирательства установлены не были.

Таким образом, суд приходит к выводу, что хотя своими действиями Хорошко формально и нарушил положения ст.ст. 21, 356-358 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, вместе с тем он фактически не допустил нарушения воинской дисциплины тем, что не обратился в медицинский пункт полка и к командиру войсковой части 71211 перед убытием в ФГУ «86 гарнизонная поликлиника МВО», ввиду ненадлежащего проведения разбирательства был необоснованно привлечен к дисциплинарной ответственности.

На основании изложенного суд признает заявление Хорошко обоснованным, а приказ командира войсковой части 71211 №430 от 10 апреля 2009 года – незаконным и считает необходимым возложить на него обязанность отменить его.

Также заявителю подлежат возмещению понесенные им судебные расходы на уплату государственной пошлины.

Руководствуясь статьями 98, 194-198 и 258 ГПК РФ, гарнизонный военный суд

РЕШИЛ:



Заявление Хорошко Алексея Валерьевича удовлетворить.

Приказ командира войсковой части 71211 №430 от 10 апреля 2009 года о привлечении Хорошко к дисциплинарной ответственности признать незаконным и не действующим с момента его издания.

Взыскать с войсковой части 71211 в пользу Хорошко А.В. в счет возмещения расходов по оплате государственной пошлины – 100 (сто) рублей.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Московский окружной военный суд через Ивановский гарнизонный военный суд в десятидневный срок со дня принятия решения судом в окончательной форме.



Копия верна, подлинное за надлежащей подписью.



Председательствующий по делу

майор юстиции И.В. Лопатько
http://gvs.iwn.sudrf.ru/modules.php?nam ... 13&did=670

Captain
Заслуженный участник
Сообщения: 2114
Зарегистрирован: 21 май 2008, 15:26
Благодарил (а): 38 раз
Поблагодарили: 68 раз
Контактная информация:

Re: Дисциплинарная ответственность

Непрочитанное сообщение Captain » 09 янв 2010, 20:43 #11

РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


г. Борзя " 1 " октября 2009 года


Борзинский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего - судьи Борзинского гарнизонного военного суда подполковника юстиции Приступы Ф.Н., в отсутствие заявителя К. и должностного лица, чьи действия оспариваются, - командира в/части 00000, при секретаре Буданове А.А., в открытом судебном заседании, в расположении суда, рассмотрев материалы гражданского дела по заявлению военнослужащего в/части 00000 подполковника К. на действия командира части, связанные с нарушением прав заявителя при привлечении к дисциплинарной и ограниченной материальной ответственности,

УСТАНОВИЛ:

Приказами командира в/части 00000 за 2009 год: № 325 от 5 июня, № 349 и № 350 от 3 июля, № 382 от 17 июля, № 393 от 29 июля 2009 года, военнослужащему К. объявлены дисциплинарные взыскания и в счёт возмещения материального ущерба с него удержаны на основании каждого приказа деньги в пределах одного оклада денежного содержания и одной надбавки за выслугу лет.

Будучи несогласным с действиями командования, К. обратился с заявлением в военный суд, просил признать упомянутые приказы незаконными и отменить их в части, касающейся. При этом заявитель указал,
- применительно к приказу № 325: что как старший колонны не обязан был в ходе движения организовывать правильную эксплуатацию следующей в колонне техники, а повреждённый в пути бронетранспортёр находился в подотчёте другого лица;
- применительно к приказам № 349 и 350: что утраченное имущество состояло в подотчёте другого офицера и его вина в утрате была командованием установлена, но незаконно возложена на нескольких офицеров, в том числе на заявителя;
- применительно к приказу № 382: что распоряжение командира о поручении заявителю расследования ему не доводилось и с 13 июля он сдал дела и должность начальника службы, поэтому приказ является необоснованным;
- применительно к приказу № 393: 13 июля 2009 года он сдал дела и должность, а кроме него никто к ответственности этим приказом не привлечён.

Надлежаще и заблаговременно (25 сентября) извещённый о месте и времени судебного заседания, К. в суд не прибыл. Накануне начала судебного заседания от лица, представившегося К., в суд поступила телефонограмма с ходатайством о переносе заседания на другой день в связи с отъездом в командировку. Достоверно подтвердить личность К. при этом не представилось возможным.
Наряду с этим фактом, вопреки установленным для сторон обязанностям, предусмотренным ч. 1 статьи 167 ГПК РФ об извещении суда о причинах неявки в судебное заседание и предоставлении соответствующих доказательств уважительности этих причин, К., не прибывший в заседание, о наличии таких причин надлежащим образом в суд не сообщил и доказательств их уважительности в судебное заседание не представил.
При таких данных суд признаёт поступившее телефонограммой ходатайство необоснованным и оставляет его без удовлетворения, а причину неявки К. находит неуважительной и рассматривает дело в его отсутствие.

Надлежаще извещённый о месте и времени судебного заседания командир в/части 00000 в суд не прибыл и своего представителя не направил.
Учитывая данное обстоятельство, суд рассматривает дело и в отсутствие должностного лица.

Исследовав представленные материалы дела, суд приходит к следующему.

В части оспаривания приказа № 325:
Срок обращения с заявлением в суд установлен ч. 1 ст. 256 ГПК и составляет три месяца со дня, когда заявителю стало известно о нарушении его прав и свобод.
В соответствии со ст. 5 Закона РФ от 27 апреля 1993 г. N 4866-1 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" в случае пропуска гражданином срока обращения за судебной защитой, он может быть восстановлен судом, если причины, по которым срок был пропущен, будут признаны судом уважительными.
С учётом этого, в рамках подготовки дела к судебному разбирательству, в соответствующем определении судьи К. было предложено представить суду доказательства, подтверждающие уважительность пропуска им срока на обращение с заявлением в суд либо ходатайствовать об их истребовании судом из указанных им источников.
Таких доказательств заявитель суду не представил, не сообщил он и об их действительном наличии, а также не направил ходатайства о восстановлении срока.

Утверждение К. о том, что он якобы не знал об издании командиром части 5 июня приказа № 325, суд находит несостоятельным, поскольку оно опровергаются содержанием его же заявления, из которого видно, что в связи с возникновением ущерба и причастностью к данному факту заявителя командованием в начале июня 2009 года было проведено соответствующее административное расследование.
Одновременно с этим суд учитывает воинское звание, возраст и служебный опыт заявителя, неоднократно по поручению командования самостоятельно проводившего административные расследования, завершающиеся соответствующим приказом командира.
По мнению суда, эти обстоятельства в своей совокупности свидетельствуют об отсутствии у военнослужащего К. убедительных оснований и препятствий к своевременному ознакомлению с приказом, состоявшимся 5 июня, в то время как заявление им направлено в суд только 21 сентября.

При таких фактических данных, в отсутствие ходатайства о восстановлении срока, суд считает срок оспаривания данного приказа пропущенным заявителем без уважительной причины и, соответственно, применяет правовые последствия такого факта, предусмотренные ч. 2 ст. 256 ГПК РФ – оставляет заявление в данной части без удовлетворения, не исследуя по делу иные фактические обстоятельства, связанные с изданием данного приказа.

Рассматривая требования заявителя в остальной части, суд исходит из следующего.

Как видно из представленных заявителем текстов приказов от 3 июля 2009 года № 349 и 350, одновременно с другими военнослужащими он привлечён к ограниченной материальной ответственности как начальник службы полка «за недобросовестное отношение к исполнению своих служебных обязанностей».

При этом, предметом административного расследования в каждом этом приказе приведён установленный в один день в разных взводах одной роты факт недостачи бронетанкового имущества, состоящего в подотчёте командира подразделения.

Учитывая эти обстоятельства, суд находит, что вопреки закреплённому ст.ст. 3, 5 федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих» принципу индивидуализации их материальной ответственности, командир части, имея достоверные и достаточные основания для привлечения к полной материальной ответственности лица, в подотчёте которого находилось имущество, незаконно распределил её между другими военнослужащими, безосновательно посчитав виновным в недостаче и К., а поэтому действия командира в части привлечения заявителя приказами № 349 и 350 к ограниченной материальной ответственности, суд расценивает как противоречащие закону.

В остальных случаях, как усматривает суд, военнослужащий К. также привлечён к ограниченной материальной ответственности по явно сомнительным с точки зрения соответствия положениям закона «О материальной ответственности военнослужащих» основаниям, как то «за ненадлежащее проведение» и «преднамеренное затягивание» административных расследований (пр. № 382 и № 393, соответственно).

Рассматривая содержание данных приказов, суд обращает внимание, что в каждом случае они построены на имевшихся у командования данных, полученных в ходе административных расследований, но полных и достаточных сведений, указывающих на виновность К., как начальника службы, в создании предпосылок возникновения и продолжительного сокрытия недостачи, провоцирующего её рост, а равно и наличие конкретных оснований, позволяющих командиру принять решение о привлечении заявителя к ограниченной материальной ответственности, в обоих случаях их тексты не содержат.
При подготовке к судебному разбирательству на командира части судом возложена обязанность представить в заседание материалы, положенные в основу издания приказов. Но такие материалы в заседание представлены не были.
Согласно ст. 247 ГПК РФ обязанность по доказыванию законности оспариваемых действий возлагается на должностное лицо и в случае непредоставления доказательств, подтверждающих отсутствие вины должностного лица и законность его действий, суд вправе применить положения ст. 68 ГПК РФ и обосновывать свои выводы объяснениями другой стороны.

В данном случае суд учитывает наличие приведённых в предыдущих абзацах обстоятельств и считает их достаточными для обоснования своих выводов только объяснениями заявителя.

При этом суд обращает внимание, что согласно положений ч. 1 ст. 3 федерального закона «О материальной ответственности военнослужащих» военнослужащие несут материальную ответственность только за причиненный по их вине реальный ущерб, а к ограниченной материальной ответственности могут быть привлечены только командиры (начальники), нарушившие своими приказами (распоряжениями) установленный порядок учёта, хранения, использования, расходования, перевозки имущества или не принявшие необходимых мер к предотвращению его хищения, уничтожения, повреждения, порчи, излишних денежных выплат, что повлекло причинение ущерба, либо не принявшие необходимых мер к возмещению виновными лицами причиненного воинской части ущерба. Привлечение же к данному виду ответственности «за ненадлежащее проведение» или «преднамеренное затягивание» административного расследования, законом не предусмотрено.

Наряду с этим суд принимает во внимание, что уклонение от надлежащего исполнения распоряжений командования, вытекающих из общих обязанностей военнослужащего (а проведение административного расследования является именно общей обязанностью военнослужащего, поскольку производится по поручению командира определяемым его же распоряжением военнослужащим или другим лицом, т.е. вне зависимости от наличия статуса должностного лица), безусловно свидетельствует о присутствии в данных действиях военнослужащего дисциплинарного проступка.

Принимая во внимание, что такие обстоятельства в действиях К. в каждом случае установлены командованием в ходе административных расследований и констатированы в соответствующих приказах № 349, 350, 382 и 393, а данных, указывающих на нарушение командиром установленной процедуры и сроков проведения расследований либо наложения взыскания и превышения своих полномочий, не представлено, учитывая также, что К. не оспаривает тяжесть взысканий, фактически признавая этим их справедливость, законность и обоснованность, суд считает, что они во всех случаях упомянутыми приказами командира за 2009 год № № 349, 350, 382 и 393, наложены на заявителя законно.

В это же время суд находит факты привлечения к ограниченной материальной ответственности К. данными приказами противоречащими требованиям закона «О материальной ответственности военнослужащих».

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194 – 199, 256, 258 ГПК РФ, военный суд,
РЕШИЛ:

Заявление подполковника К. оспаривающего приказы командира войсковой части 00000 за 2009 год: № 325 от 5 июня, № 349 и № 350 от 3 июля, № 382 от 17 июля, № 393 от 29 июля 2009 года, в части привлечения заявителя каждым из этих приказов к дисциплинарной и ограниченной материальной ответственности – удовлетворить частично.

Признать приказы командира войсковой части 00000 за 2009 год: № 349 и № 350 от 3 июля, № 382 от 17 июля, № 393 от 29 июля 2009 года, в части привлечения К. каждым из этих приказов к ограниченной материальной ответственности – незаконными и не порождающими правовых последствий в данной части со дня издания.

Обязать командира войсковой части 00000 устранить допущенное нарушение прав заявителя.


Взыскать из средств войсковой части 00000 в пользу К. судебные расходы пропорционально размеру удовлетворенных требований - в сумме 60 (шестьдесят) рублей.

В удовлетворении остальной части требований отказать.

На решение в течение десяти дней со дня его изготовления в окончательной форме может быть подана кассационная жалоба в Восточно-Сибирский окружной военный суд через Борзинский гарнизонный военный суд.

Подлинное за надлежащей подписью.

Аватара пользователя
Кузнечик
Постоянный участник
Сообщения: 375
Зарегистрирован: 12 фев 2009, 16:54
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 124 раза

Непрочитанное сообщение Кузнечик » 27 янв 2010, 15:22 #12

Мона и я свой пятачок в копилочку добавлю!? :D

РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
20 января 2010 года г. Ивановск
Ивановский гарнизонный военный суд в составе:
председательствующего - подполковника юстиции Б.
при секретаре Т.
с участием заявителя, его представителя –Л. и представителей начальников 555 вещевого склада и вещевой службы управления тыла Н-ого военного округа соответственно майора Г. и подполковника Ш. рассмотрев в открытом судебном заседании в расположении военного суда гражданское дело по заявлению военнослужащего 555 вещевого склада майора Ш. об оспаривании действий указанных воинских должностных лиц, связанных с привлечением его к дисциплинарной ответственности и к несению суточных дежурств.
УСТАНОВИЛ:
Ш., бывший старший помощник начальника учетного отдела 555 вещевого склада, с 1 декабря 2009 года зачисленный приказом командующего войсками МВО от 30 октября 2009 года № 392 в распоряжение начальника 555 базы хранения, в соответствии с графиком несения суточных дежурств по вещевой службе управления тыла МВО (далее – вещевая служба) был привлечен для несения суточного дежурства по этой службе с 11 на 12 декабря 2009 года, однако заступить на дежурство отказался.
По результатам проведенного расследования Ш. был привлечен к дисциплинарной ответственности за отказ выполнить устный приказ заместителя начальника вещевой службы подполковника К. о заступлении на суточное дежурство по вещевой службе.
Не согласный с привлечением его к несению суточных дежурств по вещевой службе и к дисциплинарной ответственности. Ш. обратился в Ивановский гарнизонный военный суд с заявлением, в котором, с учетом уточнений, произведенных в ходе судебного заседания, просил суд признать неправомерными действия начальника вещевой службы по привлечению его к несению суточных дежурств по вещевой службе, обязать указанное воинское должностное лицо прекратить привлечение его к несению этих дежурств, а приказ начальника 555 базы хранения от 15 декабря 2009 года № 8 в части привлечения его к дисциплинарной ответственности признать незаконным и не действующим с момента издания.
В судебном заседании Ш. и его представитель показали, что привлечение офицеров 555 вещевого склада к несению суточных дежурств по вещевой службе является неправомерным, поскольку ни один нормативный правовой акт не определяет подчиненность 555 базы хранения после переименования этого склада.
Также, по мнению заявителя, привлечение его к дисциплинарной ответственности приказом ВРИД начальника 555 базы хранения подполковником М. незаконно, поскольку последний допущен к временному исполнению вышеуказанной должности начальником тыла МВО, который был не правомочен допускать М. к временному исполнению этой должности.
Далее представитель Ш. пояснил, что в случае заступления на суточное дежурство по вещевой вещевой службе Ш. необоснованно был бы допущен к работе с секретными документами, однако он не вправе знакомиться с ними, поскольку не состоит на воинской должности, а зачислен в распоряжение, более того, ему прекращена выплата надбавки за работу со сведениями, составляющими государственную тайну.
В то же время Ш. пояснил, что несмотря на проведение организационно-штатных мероприятий и зачисление его в распоряжение с 1 декабря 2009 года, он дела и должность по ранее занимаемой должности в установленном порядке не сдавал, а подполковника М. считал и считает в настоящее время своим прямым и непосредственным начальником.
Также Ш. пояснил, что он действительно отказался выполнить устный приказ заместителя начальника вещевой службы о заступлении на суточное дежурство, однако предложил ему отдать по данному вопросу письменный приказ, который издан не был.
Представитель Ш. сослался также на нарушения порядке организации внутренней службы по вещевой службе, отсутствие инструктажей при заступлении на дежурства, а также на нарушения Устава внутренней службы ВС РФ в действиях подполковника М., связанных с назначением его временно исполняющим должность начальника 555 базы хранения.
Представители воинских должностных лиц, чьи действия оспариваются, требования заявителя не признали в полном объеме, и в судебном заседании показали, что на подполковника М. приказом начальника тыла заместителя Командующего войсками по тылу от 1 декабря 2009 года № 133 была возложена обязанность по временному исполнению должности начальника 555 базы хранения, кроме того, М. до настоящего времени установленным порядком не освобожден от обязанностей начальника транспортного отдела 555 вещевого склада и в связи с убытием начальника этого склада в отпуск он временно исполняет его обязанности. В связи с изложенным все доводы заявителя и его представителя о, якобы, неправомерности действий М. по привлечению заявителя к дисциплинарной ответственности, представители должностных лиц полагали не состоятельными, а в защиту доводов об обоснованности привлечения заявителя к несению суточных дежурств по вещевой службе последние сослались на ряд исследованных в суде приказов воинских должностных лиц и других документов. Выслушав участвующих в судебном заседании лиц, изучив материалы дела и оценив представленные доказательства в их совокупности, суд приходит к следующим выводам.
Как усматривается из Перечня проводимых организационно-штатных мероприятиях (директива МО РФ от 19 января 2009 года № Д-2), 555 вещевой склад 1 декабря 2009 года переименован в 555 базу хранения.
Согласно приказу МО РФ от 13 июня 2008 года № ХХХ «Об утверждении положений о вещевых складах», все склады, к которым, безусловно, относится и переименованная 555 база хранения, непосредственно подчиняются начальнику вещевой службы округа, на территории которого они дислоцируются.
При этом начальник вещевого склада, в данном случае, начальник 555 база хранения, непосредственно подчиняется начальнику вещевой службы округа и является прямым начальником личного состава 555 базы хранения.
В этом же приказе указано, что на вещевые склады могут быть возложены иные, помимо перечисленных в Положения о вещевых складах, функции в соответствии с решениями прямых начальников.
Как усматривается из приказа командующего войсками МВО от 4 декабря 2009 года № 565 «Об организации внутренней и караульной служб в управлениях, отделах и службах округа в 2010 учебном году», в вещевой службе управления тыла предусмотрено несение суточного наряда.
О том, что в вещевой службе организовано суточное дежурство, свидетельствует и Инструкция дежурному по вещевой службе, утвержденная начальником вещевой службы МВО. В этой инструкции определено, что дежурный по вещевой службе назначается из числа офицеров вещевой службы и офицеров подчиненных вещевых складов.
Из должностных обязанностей офицеров 555 вещевого склада, в частности, из обязанностей Ш. видно, что он обязан нести суточное дежурство в соответствии с графиком дежурств.
Из графика дежурств на декабрь 2009 года, утвержденного ВРИО начальника 555 вещевого склада 30 ноября 2009 года, видно, что Ш. был спланирован к несению суточного дежурства 11 декабря 2009 года.
Из пояснений Ш. и телефонограммы № 534 от 7 декабря 2009 года с доведением графика дежурств по вещевой службе следует, что Ш. 10 декабря 2009 года был вызван М. и ему доведено о необходимости заступления на дежурство по вещевой службе 11 декабря 2009 года.
Также из пояснений Ш. следует, что он, выполняя указания М., которого считал своим начальником, 11 декабря 2009 года прибыл в вещевую службу, где обратился к заместителю начальника вещевой службы подполковнику К. за разъяснениями оснований для его заступления на суточное дежурство по вещевой службе, от которого и получил устный приказ на заступление на дежурство.
Оценивая эти показания Ш. и исследованные в суде фактические обстоятельства, свидетельствующие о том, что Ш. 11 декабря 2009 года на дежурство по вещевой службе не заступил, следует признать, что Ш. не выполнил устный приказ заместителя начальника вещевой службы, который оставался за начальника вещевой службы на период отпуска последнего и являлся для Ш. прямым начальником в силу исполняемой должности.
При этом суд отвергает все доводы представителя заявителя о том, что Ш., как и вся 555 база хранения в целом, не могла подчиняться начальнику вещевой службы в результате проводимых организационных мероприятий и отсутствия нормативных актов, определяющих подчиненность 555 базы хранения, в связи с тем, что Ш. являлся военнослужащим одной и той же воинской организации, как до, так и после её переименования, которая является органом вещевой службы, а именно базой хранения вещевого имущества, в силу чего непосредственно подчинено вещевой службе того округа, на территории которого она дислоцирована.
Из этого объективно вытекает, что начальник вещевой службы вправе был потребовать от Ш. принять дежурство по вещевой службе в соответствии с ранее утвержденным графиком дежурств и издание письменного приказа об этом не требовалось.
О том, что Ш. 11 декабря 2009 года мог быть допущен к несению службы дежурным по вещевой службе, свидетельствует и приказ начальника тыла -заместителя командующего войсками по тылу от 11 декабря 2009 года № 139.
В свою очередь. Ш., получив устный приказ старшего начальника, в соответствии с п. 43 Устава внутренней службы ВС РФ, должен был выполнить его беспрекословно, точно и в срок, в том числе и будучи несогласный с этим приказом, а в последующем обжаловать его.
Согласно п. 39 Устава внутренней службы ВС РФ. на который неоднократно ссылался представитель заявителя, определяет, что приказ это распоряжение командира (начальника), обращенное к подчиненным и требующее обязательного выполнения определенных действий, соблюдения тех или иных правил или устанавливающее какой-либо порядок, положение. Приказ может быть отдан в письменном виде и устно. Устные приказы имеют право отдавать подчиненным все командиры (начальники). Обсуждение (критика) приказа недопустимо.
С учетом изложенного, суд отмечает, что Уставом внутренней службы ВС РФ не предусмотрено право военнослужащих требовать от командира (начальника) по каким-либо основаниям издания письменного приказа, что имело место со стороны Ш.
Уже это обстоятельство суд расценивает как неповиновение Ш. старшему начальнику, что является нарушением воинской дисциплины.
Как усматривается из материалов проведенного расследования по факту отказа Ш. от выполнения устного приказа подполковника К., оснований для невыполнения отданного ему приказа, у Ш. не имелось.
Так, Ш., в силу директивы командующего войсками Н-ого военного округа от 5 октября 2009 года № Д-15. как военнослужащий, зачисленный с 1 декабря 2009 года в распоряжение командиров (начальников), обязан был исполнять специальные обязанности по указанию командира (начальника), в распоряжении которого он состоит, в том числе и связанные с привлечением его к несению суточных нарядов.
Более того, Ш. обязан был нести суточные дежурства и в силу ранее занимаемой должности, обязанности по исполнению которой, как пояснил Ш. в суде, он не сдавал.
Таким образом, в полученном Ш. приказе суд не усматривает привлечения его к исполнению обязанностей, не связанных с прохождением им военной службы, либо оснований, по которым этот приказ мог привести к нарушению законных прав и интересов Ш.
С учетом изложенного, суд признает привлечение Ш. к несению суточных дежурств по вещевой службе законным и обоснованным, равно как и привлечение его к дисциплинарной ответственности за отказ от выполнения приказа, изданного правомочным на его издание должностным лицом, при отсутствии на то уважительных причин.
Не является, по мнению суда, основанием для невыполнения отданного Ш. приказа, и доводы заявителя о том, что при несении суточного дежурства по вещевой службе он обязан был бы работать с секретными документами, поскольку Ш. допуска к секретным документам не лишен, а, якобы, прекращение Ш. соответствующей выплаты за работу с секретными документами, таким основанием являться не может, так как это обстоятельство о незаконности отданного приказа не свидетельствует.
Беспредметны, по мнению суда, и другие доводы представителя заявителя, в частности, о, якобы, имеющих место нарушениях Устава внутренней службы ВС РФ со стороны подполковника М., связанных с назначением его временно исполняющим должность начальника 555 базы хранения, поскольку на правомерность привлечения заявителя к дисциплинарной ответственности эти обстоятельства не влияют.
Далее суд отмечает, что возложение на М. временного исполнения должности начальника 555 базы хранения предметом рассмотрения данного дела не является, при этом суд признает, что исследованный в суде приказ начальника тыла - заместителя командующего войсками округа по тылу от 1 декабря 2009 года № 133 не является приказом по личному составу, поскольку, в силу приказа МО РФ от 11 декабря 2004 года № 410, начальник тыла округа приказы по личному составу издавать не может.
В то же время этот приказ, изданный именно в связи с проводимыми организационными мероприятиями, свидетельствует о том, что обязанности руководителя 555 базы хранения и вся полнота распорядительной власти по отношению к военнослужащим 555 базы хранения, в том числе и зачисленным в распоряжение начальника 555 базы хранения, была возложена именно на М., который к моменту издания данного приказа, кроме того, исполнял и обязанности начальника 555 вещевого склада, так как от этих обязанностей никем не освобождался.
С учетом изложенного, все доводы представителя заявителя о, якобы, отсутствии у М. полномочий на издание оспариваемого приказа, суд признает несостоятельными.
Несостоятельны заявления представителя заявителя и о том, что Ш.. якобы, не знал, что М. и К. являются его начальниками, поскольку объективные данные свидетельствуют о том, что именно к этим воинским должностным лицам, которых Ш. считал своими начальниками, заявитель прибывал для получения указаний о необходимости заступления на суточное дежурство по вещевой службе и для разъяснения оснований привлечения его к несению службы в этом суточном наряде.
С учетом всего вышеизложенного, суд приходит к выводу, что представителями должностных лиц, которые обязаны были, в силу закона, доказать правомерность обжалуемых действий, представлено достаточно документальных и убедительных доказательств, подтверждающих законность и обоснованность как оспариваемого приказа о привлечении заявителя к дисциплинарной ответственности, так и приказа о привлечении заявителя к несению суточных дежурств по вещевой службе.
Представленные материалы, по мнению суда, отвечают требованиям Дисциплинарного устава ВС РФ, поскольку разбирательство было проведено должным образом, в установленные сроки, и надлежащим должностным лицом.
Из этих материалов усматривается, что была установлена вина Ш. в нарушении воинской дисциплины и соблюдено соотношение наложенного Дисциплинарного взыскания степени тяжести совершенного проступка, как этого требует указанный устав.
При таких обстоятельствах, поскольку оспариваемый приказ о привлечении заявителя к дисциплинарной ответственности издан в соответствии с законом и в пределах полномочий, предоставленных воинскому должностному лицу, его издавшего, и права и законные интересы Ш. не нарушены, так как он обоснованно привлечен к дисциплинарной ответственности за невыполнение приказа старшего начальника, суд полагает возможным в удовлетворении требований заявителя отказать в полном объеме.
Руководствуясь ст.ст. 198. 199, 257, 258 ГПК РФ, военный суд
РЕШИЛ:
Заявление военнослужащего 555 базы хранения майора Ш. об оспаривании действий начальников 555 базы хранения и вещевой службы управления тыла Н-ого военного округа, связанных с привлечением его к дисциплинарной ответственности и к несению суточных дежурств, оставить без удовлетворения.
Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Н-ый окружной военный суд через Ивановский гарнизонный военный суд в 10-дневный срок со дня его принятия в окончательной форме.


Подлинное за надлежащей подписью. Верно: Председательствующий по делу подполковник юстиции

Б.

Retwizan
Постоянный участник
Сообщения: 460
Зарегистрирован: 14 фев 2009, 15:52
Откуда: г. Ростов-на-Дону
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 10 раз

Непрочитанное сообщение Retwizan » 02 фев 2010, 18:32 #13

Читаю - поражаюсь.
Кузнечик писал(а):Приказ может быть отдан в письменном виде и устно. Устные приказы имеют право отдавать подчиненным все командиры (начальники). Обсуждение (критика) приказа недопустимо.

Приказ на привлечение к мероприятиям, проводящимся при необходимости без ограничения служебного времени должен быть в обязательном порядке письменным.
Кузнечик писал(а):Далее суд отмечает, что возложение на М. временного исполнения должности начальника 555 базы хранения предметом рассмотрения данного дела не является,

А ведь это имеет существенное значения для оценки того, имел право ВрИО начальника 555 базы отдавать приказ или нет.
Кузнечик писал(а):в том числе и зачисленным в распоряжение начальника 555 базы хранения, была возложена именно на М., который к моменту издания данного приказа, кроме того, исполнял и обязанности начальника 555 вещевого склада, так как от этих обязанностей никем не освобождался.

Исполнял обязанности начальника СКЛАДА, а не начальника БАЗЫ!!!
Кузнечик писал(а):Не является, по мнению суда, основанием для невыполнения отданного Ш. приказа, и доводы заявителя о том, что при несении суточного дежурства по вещевой службе он обязан был бы работать с секретными документами, поскольку Ш. допуска к секретным документам не лишен,

Верно, что допуска как такового он не лишён. Однако чудо судья забывает, что одного допуска мало для того, что бы работать с секретными доками. Надо быть ещё ДОПУЩЕННЫМ, т.е. быть включённым в номенклатуру должностей, чего, по понятным причинам никак не могло быть.
Кузнечик писал(а): не выполнил устный приказ заместителя начальника вещевой службы, который оставался за начальника вещевой службы на период отпуска последнего и являлся для Ш. прямым начальником в силу исполняемой должности.

Охренеть! Какой начальник ПО ВОИНСКОЙ ДОЛЖНОСТИ может быть у РАСПОРЯЖЕНЦА???
Последний раз редактировалось Retwizan 02 фев 2010, 18:33, всего редактировалось 1 раз.
За это сообщение автора Retwizan поблагодарил:
евгений 76 (07 сен 2011, 21:50)
Здесь живут несчастные люди-дикари...

Аватара пользователя
VIPded
Администратор
Администратор
Сообщения: 14786
Зарегистрирован: 13 май 2008, 11:08
Откуда: Севастополь-Москва
Благодарил (а): 554 раза
Поблагодарили: 2867 раз
Контактная информация:

Непрочитанное сообщение VIPded » 08 фев 2010, 18:33 #14

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 17 декабря 2009 г. N 1617-О-О
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ ЛЕПАРИНСКОЙ ТАТЬЯНЫ ВАСИЛЬЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 4 СТАТЬИ 28.8 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О СТАТУСЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ" И АБЗАЦЕМ ПЯТЫМ
СТАТЬИ 81 ДИСЦИПЛИНАРНОГО УСТАВА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе заместителя Председателя О.С. Хохряковой, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию гражданки Т.В. Лепаринской вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,
установил:
1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Т.В. Лепаринская оспаривает конституционность следующих нормативных положений:
пункта 4 статьи 28.8 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", в соответствии с которым порядок проведения разбирательства по факту совершения военнослужащим или гражданином, призванным на военные сборы, дисциплинарного проступка, полномочия командира или иного лица, проводящего разбирательство, определяются общевоинскими уставами в соответствии с данным Федеральным законом;
абзаца пятого статьи 81 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации (утвержден Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 года N 1495), согласно которому разбирательство, как правило, проводится без оформления письменных материалов, за исключением случаев, когда командир (начальник) потребовал представить материалы разбирательства в письменном виде.
Как следует из представленных материалов, начальник штаба дивизиона войсковой части, в которой проходила военную службу по контракту Т.В. Лепаринская, привлек заявительницу к дисциплинарной ответственности, назначив ей дисциплинарное взыскание в виде выговора. Заявительница, полагая, что она привлечена к дисциплинарной ответственности при отсутствии события дисциплинарного проступка, обжаловала действия соответствующего должностного лица в судебном порядке.
Решением 61 гарнизонного военного суда от 24 сентября 2008 года, оставленным без изменения кассационным определением 3 окружного военного суда от 19 ноября 2008 года, заявительнице было отказано в признании незаконным привлечения ее к дисциплинарной ответственности. При этом суд пришел к выводу о доказанности факта совершения заявительницей дисциплинарного проступка и ее вины.
Т.В. Лепаринская полагает, что оспариваемые нормативные положения нарушают ее права, гарантированные статьями 21, 49 и 55 Конституции Российской Федерации, поскольку они являются неопределенными и, не предусматривая необходимости проведения по факту совершения военнослужащим дисциплинарного проступка письменного разбирательства во всех случаях (а не только при совершении грубого дисциплинарного проступка), не позволяют ей доказать отсутствие своей вины в совершении дисциплинарного проступка и препятствуют реализации права на судебную защиту. Кроме того, заявительница указывает на имеющиеся, по ее мнению, противоречия между абзацем пятым статьи 81 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации и отдельными положениями Федерального закона "О статусе военнослужащих".
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные Т.В. Лепаринской материалы, не находит оснований для принятия ее жалобы к рассмотрению.
Военная служба - особый вид государственной службы, чем предопределяется специальный правовой статус военнослужащих; исходя из положений Конституции Российской Федерации о равном доступе к государственной службе (статья 32, часть 4) и регулируя отношения военной службы, государство может устанавливать в этой сфере и особые правила (определения от 23 мая 2006 года N 147-О, от 19 апреля 2000 года N 66-О и от 20 марта 2008 года N 385-О-О).
Федеральный закон "О статусе военнослужащих", закрепляя необходимость беспрекословного выполнения военнослужащими поставленных задач в любых условиях, предусматривает, что существо воинского долга обязывает военнослужащих, в частности, быть дисциплинированными, строго соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы Российской Федерации, требования общевоинских уставов, беспрекословно выполнять приказы командиров (абзац второй пункта 2 статьи 1 и статья 26). В нормативном единстве с положениями данного Федерального закона находятся положения Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, который подлежит утверждению Президентом Российской Федерации (подпункт 13 пункта 2 статьи 4 Федерального закона "Об обороне").
С учетом этого устанавливаемый Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил Российской Федерации порядок привлечения военнослужащих к дисциплинарной ответственности имеет свою специфику, которая обусловливается характером военной службы, предъявляющей повышенные требования к дисциплине военнослужащих. Обеспечение таких требований может достигаться в том числе более оперативной процедурой разбирательства, предшествующего наложению на военнослужащего дисциплинарного взыскания (Определение от 20 марта 2008 года N 385-О-О).
Для обеспечения оперативной процедуры разбирательства в Федеральном законе "О статусе военнослужащих" установлен ограниченный 10 сутками срок проведения разбирательства (пункт 3 статьи 28.8), а в оспариваемом заявительницей положении Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации предусмотрено проведение разбирательства без оформления письменных материалов, если командир (начальник) не потребовал представить материалы разбирательства в письменном виде. Наличие у командира (начальника) определенной свободы усмотрения в выборе формы проведения разбирательства обусловлено разнообразием конкретных фактических обстоятельств и условий совершения дисциплинарного проступка, что само по себе не порождает какой-либо неопределенности в понимании соответствующей нормы.
Проведение разбирательства без оформления письменных материалов не препятствует реализации военнослужащим права на судебную защиту, поскольку он не лишен возможности обжаловать решение о наложении на него дисциплинарного взыскания в судебном порядке. По смыслу абзаца третьего статьи 245 ГПК Российской Федерации, заявления об оспаривании решений, действий (бездействия) органов военного управления или воинских должностных лиц, нарушающих права и свободы военнослужащих, рассматриваются в порядке производства по делам, вытекающим из публичных правоотношений. Следовательно, в силу части первой статьи 249 ГПК Российской Федерации обязанности по доказыванию законности решения о привлечении военнослужащего к дисциплинарной ответственности лежат на должностном лице, которое приняло это решение, а не на военнослужащем.
Таким образом, возможность проведения разбирательства без оформления письменных материалов (за исключением случая, предусмотренного абзацем шестым статьи 81 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации) не может рассматриваться как нарушение права военнослужащего на судебную защиту.
Т.В. Лепаринская воспользовалась указанным правом, и законность ее привлечения к дисциплинарной ответственности была проверена судом. Оценка же законности и обоснованности судебных решений, вынесенных по делу заявительницы (в том числе с учетом того, имели ли место событие дисциплинарного проступка и вина заявительницы в его совершении), равно как и проверка соответствия абзаца пятого статьи 81 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации отдельным положениям Федерального закона "О статусе военнослужащих" не относятся к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, установленной в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Лепаринской Татьяны Васильевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Заместитель Председателя Конституционного Суда Российской Федерации О.С.ХОХРЯКОВА
Частная юр.практика (офиц. ИП). +79787199856

yur9903
Участник
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 07 июл 2009, 17:54
Поблагодарили: 4 раза

Непрочитанное сообщение yur9903 » 04 мар 2010, 00:35 #15

"РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
20 января 2010 года г. Ивановск"
И это решение профессионального судьи. Надеюсь, что Вы успели его обжаловать.

Че Гевара
Участник
Сообщения: 25
Зарегистрирован: 21 янв 2010, 17:43

Непрочитанное сообщение Че Гевара » 19 апр 2010, 16:30 #16

СУТЬ ДЕЛА командир, чтобы замутить бабло фиктивно налепил народу взысканий, а затем на основании их полишал едв. это подтверждается тем, что одно из взысканий наложено в воскресный день за невыход на службу. ПРОКОМЕНТИРУЙТЕ ПОЖАЛУЙСТА. ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО МНЕНИЕ ФОРУМЧАН
РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
1 2 апреля 20 1 0 года город Спасск- Дальний
Спасск-Дальний гарнизонный военный суд в составе: председательствующего - подполковника юстиции П., при секретаре А, рассмотрев в открытом судебном заседаний в помещении суда дело по заявлению бывшего военнослужащего войсковой части 92910 старшего лейтенанта запаса К об оспаривании действий командира этой воинской части, связанных с лишением единовременного денежного вознаграждения по итогам 2009 года,
УСТАНОВИЛ:
К обратился в суд с заявлением, в котором просит:
-признать незаконным приказ командира войсковой части 92910 от 24 декабря 2009 года № 12, в части лишения его единовременного денежного вознаграждения (далее по тексту ЕДВ) по итогам 2009 года,
-признать незаконным наложенное на него командиром войсковой части 86749 устно дисциплинарное взыскание «выговор» от 18 ноября 2009 года,
-взыскать с войсковой части 92910 - филиала федерального бюджетного учреждения - Управления Дальневосточного военного округа в его пользу ЕДВ по итогам 2009 года в полном объеме в сумме 24 333 рублей 60 копеек, а также возместить расходы по уплате государственной пошлины в сумме 200 рублей.
Обосновывая свои требования, К указывает в заявлении на то, что за период прохождения военной службы в войсковой части 86749 с 10 ноября 2008 года по 30 ноября 2009 года, а также за период, с 30 ноября 2009 года по 12 февраля 2010 года, нахождения в распоряжении командира войсковой части 92910, дисциплинарных взысканий он не имел. Командир войсковой части 92910 лишил его ЕДВ по итогам 2009 года и основанием к этому послужило дисциплинарное взыскание «выговор», наложенное на него устно командиром войсковой части 86749, которые он считает незаконными, поскольку с ним его никто не ознакамливал и разбирательство не проводилось.
Заявитель в суд не прибыл и ходатайствовал о рассмотрении дела в свое отсутствие.
Командир войсковой части 92910 полковник А, также ходатайствовавший о рассмотрении дела в его отсутствие, требования заявителя не признал и указал в своих письменных возражениях, что дисциплинарные взыскания наложены на К правомерно, в связи с чем, оснований для отмены приказа от 24 декабря 2009 года № 12, не имеется.
Исследовав материалы дела, суд приходит к следующим выводам.
Как следует из копии выписки из приказа командира войсковой части 92910 от 9 февраля 2010 года, К, состоящий в распоряжении командира войсковой части 92910, бывший заместитель командира танковой роты по вооружению войсковой части 86749, досрочно уволен с военной службы приказом командующего войсками ДВО от 12 января 2010 года № 3, с зачислением в запас в связи с организационно-штатным мероприятиям, с 12 февраля 2010 года исключен из списков личного состава части.
Как усматривается из копии выписки из приказа командира войсковой части 92910 от 24 декабря 2009 года № 12, за упущение по службе, наличие не снятого дисциплинарного взыскания «выговор» - неприбытие на службу в установленное время, объявленного устно командиром войсковой части 86749 18 ноября 2009 года, Карпенко лишен выплаты ЕДВ по итогам 2009 года.
Из протокола о грубом дисциплинарном проступке и материалов разбирательства от 18 ноября 2009 года усматривается, что К в этот день отсутствовал на службе без уважительных причин, в связи с чем, командиром войсковой части 86749 принято решение о наложении на него дисциплинарного взыскания с объявлением «выговора». По причине отсутствия К на службе ознакомить его с данными документами не представилось возможным.
Из копии служебной карточки усматривается, что 22, 27 и 30 ноября 2009 года командиром войсковой части 86749 за невыход на службу К объявлены устно два «выговора» и «строгий выговор». Данный факт также подтверждается протоколами о грубом дисциплинарном проступке и материалами проведённых разбирательств.
В соответствии со ст. 28 ФЗ «О статусе военнослужащих», военнослужащий, в зависимости от характера и тяжести совершенного им правонарушения привлекается к дисциплинарной, административной, материальной, гражданско-правовой и уголовной ответственности в соответствии с настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами.
Статьёй 28.8 этого же закона установлено, что по каждому факту совершения военнослужащим дисциплинарного проступка проводится разбирательство.
Разбирательство не начинается, а начатое разбирательство прекращается в случае, если установлено хотя бы одно из обстоятельств, исключающих дисциплинарную ответственность военнослужащего.
Порядок проведения разбирательства, полномочия командира или иного лица, проводящего разбирательство, определяются общевоинскими уставами в соответствии с настоящим Федеральным законом.
В ходе разбирательства должны быть собраны доказательства, на основании которых могут быть установлены обстоятельства, подлежащие выяснению при привлечении военнослужащего к дисциплинарной ответственности.
В соответствии со ст.ст. 50 и 81 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, при привлечении военнослужащего к дисциплинарной ответственности выясняются обстоятельства совершения им дисциплинарного проступка и осуществляется сбор доказательств.
Доказательствами при привлечении военнослужащего к дисциплинарной ответственности являются любые фактические данные, на основании которых командир (начальник), рассматривающий материалы о дисциплинарном проступке, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств совершения военнослужащим дисциплинарного проступка.
В качестве доказательств допускаются объяснения военнослужащего, привлекаемого к дисциплинарной ответственности, объяснения лиц, которым известны обстоятельства, имеющие значение для правильного решения вопроса о привлечении военнослужащего к дисциплинарной ответственности, заключение и пояснения специалиста, документы, показания специальных технических средств, вещественные доказательства.
Принятию командиром (начальником) решения о применении к подчиненному военнослужащему дисциплинарного взыскания предшествует разбирательство.
Разбирательство проводится в целях установления виновных лиц, выявления причин и условий, способствовавших совершению дисциплинарного проступка.
Материалы разбирательства о грубом дисциплинарном проступке оформляются только в письменном виде.
Разбирательство по факту совершения военнослужащим грубого дисциплинарного проступка заканчивается составлением протокола.
Протокол вместе с материалами разбирательства предоставляется для ознакомления военнослужащему, совершившему грубый дисциплинарный проступок, после чего направляется командиру воинской части для рассмотрения.
При назначении дисциплинарного взыскания (ст. 82 Устава), учитываются характер дисциплинарного проступка, обстоятельства и последствия его совершения, форма вины, личность военнослужащего, совершившего дисциплинарный проступок, обстоятельства, смягчающие и отягчающие дисциплинарную ответственность.
Поскольку перед принятием командиром войсковой части 86749 решения о привлечении К к дисциплинарной ответственности 18 ноября 2009 года было проведено разбирательство согласно требованиям, установленным Дисциплинарным уставом ВС РФ, а отсутствие объяснений К по совершенному им дисциплинарному проступку не является свидетельством незаконности оспариваемого дисциплинарного взыскания, поскольку объяснения являются одним лишь видом доказательства, устанавливающим наличие или отсутствие обстоятельств совершения дисциплинарного проступка, оспариваемое заявителем дисциплинарное взыскание, суд признает законным, в связи, с чем требование в этой части удовлетворению не подлежит.
В соответствии с ч. 1 ст. 13 ФЗ «О статусе военнослужащих», военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, добросовестно исполняющим обязанности военной службы, по итогам календарного года, по решению командира войсковой части может быть выплачено единовременное денежное вознаграждение в размере, установленном Правительством Российской Федерации, но не менее трёх окладов денежного содержания.
В целях реализации данной нормы, Правительством Российской Федерации 19 апреля 1993 года принято постановление N 340 «О денежном довольствии военнослужащих, а также лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел», согласно которому военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, по итогам календарного года выплачивается единовременное денежное вознаграждение за добросовестное исполнение должностных обязанностей в размере трех окладов денежного содержания. Вознаграждение выплачивается в течение первого квартала года, следующего за истекшим календарным годом. По решению руководителя федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, выплата указанного вознаграждения может производиться в декабре календарного года, за который оно выплачивается.
Командиры отдельных батальонов, полков, соединений, командующие армиями, флотилиями, войсками округов, группами войск, флотами им равные и выше командиры (начальники) имеют право уменьшать военнослужащим размер вознаграждения или лишать вознаграждения полностью за упущения по службе, нарушения воинской дисциплины.
Аналогичные положения содержатся и в пунктах 226, 227 Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооружённых Сил Российской Федерации (приказ МО РФ № 200-2006г.), согласно которых по решению командира размер выплаты ЕДВ может быть уменьшен или поощрение не выплачивается вовсе за упущения по службе, нарушения воинской дисциплины. В приказе указывается, кому и в какой сумме подлежит к выплате вознаграждение, а также причины уменьшения вознаграждения или лишения его полностью.
Поскольку объявленное К командиром войсковой части 86749 устно дисциплинарное взыскание «выговор», которое явилось одним из оснований лишения заявителя ЕДВ по итогам 2009 года, признан судом законным, а также учитывая наличие у заявителя трех неснятых дисциплинарных взысканий объявленных ему в ноябре 2009 года, суд считает, что командир войсковой части 92910 на законных основаниях лишил К ЕДВ по итогам 2009 года в связи с чем требование заявителя о признании незаконным приказ командира войсковой части 92910 от 24 декабря 2009 года № 12, в части лишения его ЕДВ по итогам 2009 года, удовлетворению не подлежит.
В соответствии со ст. 98 ГПК РФ, заявителю не подлежат возмещению расходы по уплате государственной пошлины.
Руководствуясь ст.ст. 98, 194-198, 258 ГПК РФ, военный суд,
РЕШИЛ:
В удовлетворении требований об оспаривании действий командира войсковой части 92910, связанных с лишением единовременного денежного вознаграждения по тогам 2009 года, К отказать.
Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Тихоокеанский флотский военный суд через Спасск-Дальний гарнизонный военный суд в течение десяти дней со дня его принятия.

Копия верна
Судья Спасск-Дальнего
гарнизонного военного суда
подполковник юстиции А.В. П

Аватара пользователя
VIPded
Администратор
Администратор
Сообщения: 14786
Зарегистрирован: 13 май 2008, 11:08
Откуда: Севастополь-Москва
Благодарил (а): 554 раза
Поблагодарили: 2867 раз
Контактная информация:

Непрочитанное сообщение VIPded » 19 апр 2010, 18:59 #17

Че Гевара писал(а):ПРОКОМЕНТИРУЙТЕ ПОЖАЛУЙСТА. ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО МНЕНИЕ ФОРУМЧАН

Нечего здесь и комментировать. Если взыскания фиктивные - обжаловать решения нужно до упора.
Частная юр.практика (офиц. ИП). +79787199856

Аватара пользователя
Oleg54876
Заслуженный участник
Сообщения: 1987
Зарегистрирован: 30 дек 2008, 19:28
Откуда: Маскве
Благодарил (а): 2 раза
Поблагодарили: 186 раз

Непрочитанное сообщение Oleg54876 » 19 апр 2010, 23:15 #18

Че Гевара писал(а): а также учитывая наличие у заявителя трех неснятых дисциплинарных взысканий объявленных ему в ноябре 2009 года,

ИМХО. Вряд ли есть у Вас шансы. даже если Вы уцепитесь за последнее взыскание, то остальные то вопят...
Последний раз редактировалось Oleg54876 20 апр 2010, 00:01, всего редактировалось 5 раз.
В ногах правды нет, но нет ее и выше.

BOBA_25RUS
Модератор
Модератор
Сообщения: 781
Зарегистрирован: 29 апр 2009, 14:15
Откуда: Владивосток
Благодарил (а): 65 раз
Поблагодарили: 426 раз

Непрочитанное сообщение BOBA_25RUS » 20 апр 2010, 19:17 #19

Oleg54876 писал(а):ИМХО. Вряд ли есть у Вас шансы. даже если Вы уцепитесь за последнее взыскание, то остальные то вопят...


Так ведь он заявлял, что

Че Гевара писал(а):К указывает в заявлении на то, что за период прохождения военной службы в войсковой части 86749 с 10 ноября 2008 года по 30 ноября 2009 года, а также за период, с 30 ноября 2009 года по 12 февраля 2010 года, нахождения в распоряжении командира войсковой части 92910, дисциплинарных взысканий он не имел.


Если у него есть копия служебной карточки в которой нет взысканий, то в кассацию можно идти

Че Гевара писал(а):Заявитель в суд не прибыл и ходатайствовал о рассмотрении дела в свое отсутствие.


А вот это зря сделал, я не ходил только когда 100% был уверен , что выиграю..., да и походу "пьесы "можно было уточнения, заявления и т.д. сделать
Кстати , что наш ТОФ думает, можешь здесь почитать, хоть и не совсем по теме, а может и подойдет :? post113377.html#p113377 и здесь post113543.html#p113543
Последний раз редактировалось BOBA_25RUS 20 апр 2010, 19:21, всего редактировалось 1 раз.
За это сообщение автора BOBA_25RUS поблагодарил:
ivana-iv (04 дек 2012, 07:50)

тунгус
Активный новичок
Сообщения: 11
Зарегистрирован: 13 апр 2010, 13:47

Непрочитанное сообщение тунгус » 14 май 2010, 06:23 #20

выкладываю решение. правда не по мне, а по своему сослуживцу- т.к. у него более интересная история, мое же практически идентично его (да и судья один...)
копия
РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
гарнизонный военный суд в составе председательствующего судьи Т., при секретаре К., с участием заявителя Ш., его представителя Л., помощника военного прокурора гарнизона майора юстиции Х., в открытом судебном заседании, в помещении военного суда, рассмотрев гражданское дело по заявлению военнослужащего старшего лейтенанта Ш. об оспаривании действий Командующего войсками округа, связанных с наложением на заявителя дисциплинарного взыскания.
установил:
Ш. обратился в суд с заявлением, в котором указывает, что пунктом 4 приказа Командующего войсками военного округа № 1 от 2 января 2010 года на заявителя наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного увольнения с военной службы.
Заявитель считает данный приказ, в части его касающейся, незаконным и просит суд обязать Командующего войсками отменить его.
В судебном заседании Ш. поддержал свои требования и пояснил, что с августа 2007 года он проходит службу на должности заместителя командира. В связи с проведением организационно-штатных мероприятий, в декабре 2009 года было предложено уволиться с военной службы по данному основанию, с чем он не согласился и указал в рапорте о желании продолжать военную службу.
Кроме того, Ш. пояснил, что 31 декабря 2009 года исполнял обязанности начальника смены в котельной. В составе смены был рядовой П., который в 17 часов отпросился в находящийся на улице туалет, где он через 15 минут был обнаружен повесившимся.
Также Ш. пояснил, что указание в приказе на самоустранение его в организации несения службы нарядом по котельной, а в заключении по материалам административного расследования и в справке докладе на то, что во время несения службы он не осуществлял контроль за личным составом, а находясь в комнате дежурного, смотрел телевизор, ни на чём не основано и ни кем не подтверждено.
Ш. также пояснил, что за всё время службы взысканий он не имел и характеризуется положительно. Однако 9 апреля 2010 года он был вызван на аттестационную комиссию в КЭУ, где был ознакомлен с приказом Командующего от 2 января 2010 года и заключением аттестационной комиссии о том, что в связи с несоответствием занимаемой должности его целесообразно уволить с военной службы в запас в связи с невыполнением условий контракта.
Далее Ш. пояснил, что как ему пояснили в КЭУ, несмотря на все его положительные характеристики, аттестационная комиссия, руководствуясь приказом Командующего войсками № 1 от 2 января 2010 года, приняла решение о его досрочном увольнении в связи с несоблюдением условий контракта, так как он якобы не соответствует занимаемой должности, не мотивируя ни чем в своих выводах принятое решение.
Представитель Командующего, будучи надлежащим образом извещённым о месте и времени судебного заседания в суд не прибыл по неизвестной суду причине.
При этом из представленных представителем Командующего войсками возражений видно, что в удовлетворении требований заявителя он просит отказать, мотивируя это тем, что приказом Командующего войсками № 1 от 2 января 2010 года на Ш. дисциплинарное взыскание не налагалось, а в пункте 4 данного приказа содержится указание, о предоставлении документов на увольнение Ш. с военной службы, адресованное как его непосредственному командиру, так и всем должностным лицам, отвечающим за предоставление соответствующих документов на увольнение. Также в связи с изданием указанного приказа, правовых последствий для заявителя не наступило и его права не нарушены, так как до настоящего времени он в проект приказа об увольнении с военной службы не включался.
Выслушав объяснения заявителя и его представителя, исследовав материалы дела, а также заключение помощника военного прокурора, полагавшего необходимым удовлетворить требования заявителя, мотивируя это тем, что доводы, указанные в приказе Командующего, положенные в основу дисциплинарного взыскания, наложенного на Ш., не нашли своего подтверждения в ходе судебного заседания и были опровергнуты исследованными в судебном заседании доказательствами, военный суд приходит к следующим выводам.
Так из послужного списка заявителя следует, что с августа 2007 года, Ш. проходит военную службу на должности заместителя командира.
Из контракта о прохождении военной службы следует, что с Ш. с 26 сентября 2002 года заключен контракт, на период его обучения в военном университете и пять лет военной службы после его окончания.
При этом в бланке контракта указано, что Ш. добровольно даёт обязательство в период прохождения военной службы по контракту добросовестно исполнять все общие, должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами РФ, о чём имеется его подпись.
Как видно из служебной карточки, грамоты, характеристик и аттестационного листа заявителя от 18 декабря 2009 года, Ш. дисциплинарных взысканий с 2007 года не имел, а напротив поощрялся за добросовестное исполнение служебных обязанностей и укрепления воинской дисциплины, характеризуется исключительно с положительной стороны, дисциплинированный, требователен к себе и подчинённым.
Как указано в копии приказа Командующего № 1 от 2 января 2010 года, 31 декабря 2009 года покончил жизнь самоубийством рядовой П. При этом, в ходе разбирательства установлено, что военнослужащий имел личностные проблемы, вызванные систематическим пьянством отца, братьев и тяжёлым материальным положением неблагополучной многодетной семьи. Должностные лица подразделения не сумели своевременно выявить стрессовое состояние П., обусловленное осознанием невозможности повлиять на положение дел в семье, ещё более ухудшившееся после его призыва в армию, мер по усилению контроля за ним не приняли, что способствовало совершению суицида. Причинами этого также явились самоустранение заместителя командира роты старшего лейтенанта Ш., в период несения службы начальником смены на котельной, от организации службы нарядом по котельной и отсутствие контроля за подчинёнными. За указанные нарушения представить установленным порядком документы на увольнение из рядов ВС РФ Ш.
Из заключения по материалам административного расследования, подписанного начальником гарнизона, адресованного заместителю Командующего по воспитательной работе следует, что 31 декабря 2009 года рядовой П. заступил на смену в котельной. Около 17 часов, П. отпросился в туалет, который находится на улице, у начальника смены заместителя командира Ш. В 17 часов 15 минут П. был обнаружен в туалете повесившимся.
Далее из заключения следует, что 28 декабря П. был замечен плачущим, когда читал письмо, которое возможно было изъято следователем. Предсмертной записки он не оставил. Накануне и в день смерти он вёл себя адекватно, поведение ни замкнутостью, ни агрессией не отмечалось.
Как следует из справки-доклада заместителя Командующего войсками по воспитательной работе, на имя Командующего войсками, 31 декабря 2009 года в 17 часов П. отпросился у Ш. в туалет, а в 17 часов 10 минут офицер, обеспокоенный отсутствием военнослужащего, отправил за ним другого военнослужащего, который и обнаружил П. повесившимся в туалете. При этом в докладе указывается, что причинами, способствующими самоубийству П., явились упущения должностных лиц роты в индивидуальной воспитательной работе с подчинёнными, а также неудовлетворительный уровень организации начальником смены на котельной Ш. несения службы подчинённым личным составом, то есть Ш. во время несения службы контроль за личным составом не осуществлял, находясь в комнате дежурного смотрел телевизор.
Однако, по мнению суда, доводы изложенные в справке-докладе противоречат друг другу, так С. указывает, что П. отпросился у Ш. в туалет, после чего, будучи обеспокоенным отсутствием военнослужащего, он послал к нему другого военнослужащего, что свидетельствует наоборот о том, что служба в котельной была организована Ш. надлежаще, то есть без его разрешения военнослужащие не могли покинуть помещение котельной, в связи с чем он полностью контролировал подчинённых военнослужащих, это может также свидетельствовать о том, что последующий вывод изложенный в докладе о самоустранении Ш. от исполнения служебных обязанностей является несостоятельным. Более того, несостоятельным является также и довод о том, что Ш. находясь в комнате дежурного, смотрел телевизор и не руководил личным составом, входящим в состав наряда, так как это не подтверждается какими-либо доказательствами и непосредственно заключением административного расследования.
Несостоятельным, по мнению суда, также является и довод о том, что Ш. неудовлетворительно организовал несение службы подчинёнными ему военнослужащими, поскольку замечаний по работе котельной и обеспечения теплом военного городка и военных объектов не зафиксировано.
Как пояснил Ш. телевизор в комнате дежурного, действительно находится, но это не сказывается на несении службы в наряде. В конце декабря 2009 года в связи с усилением морозов до минус сорока градусов, необходимо было постоянно контролировать режим работы котельных установок и поддерживать достаточную температуру, для нормальной, бесперебойной и безаварийной работы, что и было выполнено.
При этом, суд, приходит к выводу, что несмотря на то, что в ст.28.4 ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее Закона) и в ст.54 Дисциплинарного Устава ВС РФ нет такого дисциплинарного взыскания, как это указано в приказе Командующего, а говориться о дисциплинарном взыскании в виде досрочного увольнения с военной службы в связи с невыполнением условий контракта, решение, принятое Командующим в отношении Ш. всё же является дисциплинарным взысканием, а не просто руководством к действию должностным лицам, по предоставлению документов на увольнение Ш. с военной службы, как это указано в возражениях представителя Командующего войсками, поскольку решение в отношении заявителя существенно влияет на дальнейшую его судьбу и принятые в отношении него последующие решения по поводу прохождения им военной службы.
Так из аттестационного листа от 18 декабря 2009 года следует, что Ш. занимаемой должности соответствует, однако из выписок из протоколов заседаний аттестационной комиссии от 19 февраля и 9 апреля 2010 года видно, что он занимаемой должности уже не соответствует и его целесообразно уволить с военной службы в запас в связи с не выполнением условий контракта.
Как пояснил Ш., в связи с проведением организационно-штатных мероприятий, он в настоящее время не освобождён от занимаемой должности, а в дальнейшем он желает проходить военную службу, в связи с чем как ранее, так и в настоящее время с увольнением с военной службы он не согласен.
Более того, о несостоятельности доводов свидетельствует само название приказа Командующего № 1 от 2 января 2010 года «О неудовлетворительной работе должностных лиц по предупреждению самоубийств и наказании виновных», что подразумевает именно наложение взыскания, а не поощрения или совершения кем-либо иных действий.
Согласно постановления старшего следователя военного следственного отдела от 30 января 2010 года, в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 110 УК РФ отказано, по основанию, предусмотренному п. 1 ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть за отсутствием события преступления.
Из постановления следователя также усматривается, что неуставные методы воздействия со стороны военнослужащих к П. не применялись, а его самоубийство явилось следствием психологических особенностей и не обусловлено действиями должностных лиц, его сослуживцев либо иных лиц.
Как следует из личного дела П., будучи признанным медицинской комиссией годным к военной службе, он 28 ноября 2009 года был призван на военную службу, которую с начала декабря стал проходить.
Кроме того, из личного дела и тетради индивидуальных бесед видно, что после прибытия П. к месту службы, командованием роты и непосредственно Ш., в течение декабря, с П. неоднократно проводились беседы по изучению его социально-биографических особенностей. По результатам морально-психологического изучения, проведённого психологом 11 декабря 2009 года, П. имеет низкую склонность к суициду, к службе адаптируется, что также подтверждается проведённым с ним 26 декабря 2009 года анкетированием, в ходе которого П. в заполненной им анкете указал, что проблем, трудностей, которые его постоянно волнуют или тревожат, у него не имеется, службой в подразделении он удовлетворён полностью.
Статьёй 28.6 Закона и ст.81 Дисциплинарного устава Вооружённых Сил Российской Федерации установлено, что при привлечении военнослужащего к дисциплинарной ответственности принятию командиром (начальником) решения о применении к подчиненному военнослужащему дисциплинарного взыскания предшествует разбирательство, в ходе которого подлежат выяснению событие дисциплинарного проступка (время, место, способ и другие обстоятельства его совершения), лицо, совершившее дисциплинарный проступок, вина военнослужащего в совершении дисциплинарного проступка, форма вины и мотивы его совершения, данные, характеризующие личность военнослужащего, наличие и характер вредных последствий дисциплинарного проступка, обстоятельства, исключающие дисциплинарную ответственность военнослужащего, обстоятельства, смягчающие и отягчающие дисциплинарную ответственность, причины и условия, способствовавшие совершению дисциплинарного проступка и другие обстоятельства, имеющие значение для правильного решения вопроса о привлечении военнослужащего к дисциплинарной ответственности.
В соответствии со ст.28.3 Закона не допускается привлечение военнослужащего к дисциплинарной ответственности в случае отсутствия события дисциплинарного проступка и если его действие (бездействие) не является противоправным или виновным.
Министр обороны РФ в своих указаниях от 18 февраля 2006 года № 205/2/35, в целях повышения объективности оценки деятельности командиров (начальников) в Вооруженных Силах Российской Федерации по укреплению воинской дисциплины требует:
Исключить случаи привлечения к дисциплинарной ответственности командиров (начальников) за преступления, происшествия и проступки подчиненных, не являющиеся прямым следствием их деятельности, или непринятие ими мер по их предупреждению.
Четко разграничивать личную дисциплинированность командиров (начальников) и состояние воинской дисциплины подчиненного личного состава. Обеспечить проведение разбирательств в строгом соответствии с Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил Российской Федерации, по каждому факту совершения преступления и происшествия сбор объективной, всесторонне изученной и достоверной информации, имеющей значение для правильного принятия решения. Исключить огульное привлечение к дисциплинарной ответственности командиров (начальников) и личного состава при наличии фактов совершения преступлений и происшествий.
Принять меры по оценке деятельности командиров (начальников) по поддержанию дисциплины не по количеству правонарушений в воинской части (подразделении), а по точному соблюдению ими законов и воинских уставов, полному использованию своей дисциплинарной власти и исполнению своих обязанностей в целях наведения порядка и своевременного предупреждения нарушения воинской дисциплины.
Таким образом, на основании вышеизложенного, суд приходит к выводу о том, что доводы, изложенные в приказе Командующего войсками № 1 от 2 января 2010 года на допущенные Ш. нарушения в период несения им службы в наряде по котельной, не основаны на доказательствах, подтверждающих его вину, в связи с чем принятое Командующим решение о представлении документов на увольнение Ш. с военной службы, суд не может признать обоснованным и правомерным, а соответственно действия Командующего войсками , связанные с наложением на заявителя дисциплинарного взыскания в виде увольнения его с военной службы, являются необоснованными и незаконными, а приказ в части касающейся наложения на Ш. дисциплинарного взыскания подлежащим отмене.
В связи с полным удовлетворением требований заявителя, военный суд считает необходимым в соответствии со ст.98 ГПК РФ взыскать с финансово-экономического управления в пользу Ш. сумму уплаченной им государственной пошлины в размере 200 рублей. Руководствуясь ст.ст. 194-199 и 258 ГПК РФ, военный суд
решил:
Заявление военнослужащего старшего лейтенанта Ш. об оспаривании действий Командующего войсками, связанных с наложением на заявителя дисциплинарного взыскания, удовлетворить.
Действия Командующего войсками, связанные с наложением на заявителя дисциплинарного взыскания в виде увольнения с военной службы, признать незаконными.
Обязать Командующего войсками в течение двадцати дней с момента вступления решения суда в законную силу отменить наложенное на Ш. дисциплинарное взыскание в виде увольнения с военной службы, объявленное приказом Командующего войсками № 1 от 2 января 2010 года.
Взыскать с финансово-экономического в пользу Ш. сумму уплаченной им государственной пошлины в размере 200 (двести) рублей.

Аватара пользователя
Ворчун
Заслуженный участник
Сообщения: 8736
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 10:11
Откуда: Ростов
Благодарил (а): 857 раз
Поблагодарили: 2635 раз

Непрочитанное сообщение Ворчун » 14 май 2010, 15:00 #21

Порадовало! :good:
Помню, как обсуждалась эта ситуация на форуме. Видимо не зря!
Как говорится, безумству храбрых… идейно крепких… умом не очень… но, блин, упертых…

Аватара пользователя
VIPded
Администратор
Администратор
Сообщения: 14786
Зарегистрирован: 13 май 2008, 11:08
Откуда: Севастополь-Москва
Благодарил (а): 554 раза
Поблагодарили: 2867 раз
Контактная информация:

Непрочитанное сообщение VIPded » 14 сен 2010, 13:08 #22

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 15 июля 2010 г. N ВКГПИ10-41
Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего - судьи Верховного Суда Российской Федерации С.,
при секретаре Д., с участием представителей Министра обороны РФ старшего юрисконсульта 1 направления 2 управления Главного правового управления Министерства обороны РФ полковника юстиции Ш., зам. начальника отдела - начальника группы 1 отдела 5 управления Главного управления кадров Министерства обороны РФ полковника Н., Министерства юстиции РФ заместителя начальника отдела государственной регистрации нормативных правовых актов в правоохранительной и социальной сферах Департамента регистрации ведомственных нормативных правовых актов В. и старшего военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры полковника юстиции Б., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению бывшего курсанта Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова рядового Ж.Р.С. о признании абзаца 10 пункта 94 Руководства по организации работы высшего военно-учебного заведения Министерства обороны Российской Федерации (далее - Руководство) (в редакции Приказа Министра обороны РФ от 27 января 2010 года N 42) противоречащим ст. 100 Дисциплинарного Устава Вооруженных Сил Российской Федерации,
установила:
Ж. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением, в котором просит признать абзац 10 пункта 94 Руководства по организации работы высшего военно-учебного заведения Министерства обороны Российской Федерации, в редакции Приказа Министра обороны РФ от 27 января 2010 года N 42 противоречащим ст. 100 Дисциплинарного Устава Вооруженных Сил Российской Федерации.
В своем заявлении он указывает, что 12 февраля 2010 года на основании Приказа Министра обороны Российской Федерации N 146 он был отчислен из Военно-медицинской академии в соответствии с пунктом 94 Руководства в связи с невыполнением условий контракта (в части невыполнения требований к дисциплинированности).
По его мнению, абзац 10 пункта 94 Руководства расширяет пределы полномочий командиров (начальников) при решении вопроса об отчислении, поскольку позволяет отчислять из ВУЗа курсантов, проходящих военную службу по контракту, имеющих два и более неснятых дисциплинарных взыскания за семестр обучения от начальника факультета, ему равных и выше. Это противоречит статье 100 Дисциплинарного Устава, имеющего большую юридическую силу, где указано, что отчисление из военного образовательного учреждения профессионального образования применяется в отношении курсантов военных образовательных учреждений за один или несколько совершенных грубых дисциплинарных проступков. Таких проступков за время обучения в академии он не совершал.
В возражениях на заявление представители Министра обороны РФ и Минюста России, полагая, что указанный в заявлении Ж. пункт 94 Руководства в редакции Приказа Министра обороны РФ от 27 января 2010 года N 42 (зарегистрирован в Минюсте России под N 16617 15 марта 2010 г.), как в целом, так и в оспариваемой части, не противоречит статье 100 Дисциплинарного Устава Вооруженных Сил РФ, просили суд в удовлетворении требований заявителя отказать.
В связи с ходатайством заявителя гражданское дело, с учетом мнения лиц, участвующих в деле, рассмотрено в отсутствие Ж..
Представители Министра обороны РФ Ш. и Н. в суде требования Ж. не признали и просили отказать в их удовлетворении, пояснив при этом, что оспариваемый нормативный акт издан Министром обороны РФ в пределах его полномочий, прошел государственную регистрацию и не противоречит действующему законодательству. Министр обороны РФ, издавая Приказ от 27 января 2010 года N 42 о внесении изменений в Приказ Министра обороны Российской Федерации от 12 марта 2003 года N 80 "Об утверждении Руководства по организации работы высшего военно-учебного заведения Министерства обороны Российской Федерации", строго исходил из предписаний закона РФ "Об обороне", Положения о Министерстве обороны РФ и Типового положения о военном образовательном учреждении высшего профессионального образования, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 31 января 2009 года N 82.
Представитель Министерства юстиции РФ В.В. в судебном заседании заявила, что регистрируя Приказ Министра обороны РФ за N 42 от 27 января 2010 года, Минюст России после тщательной проверки исходил из факта полного соответствия его законам и нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу и просила в удовлетворении требований заявителя отказать.
Исследовав материалы дела, выслушав объяснения представителей Министра обороны РФ Ш., Науменко И.С., Министерства юстиции Российской Федерации В.В. и заключение старшего военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры Б., полагавшего необходимым производство по заявлению Ж. прекратить, так как заявитель, будучи отчисленным из военной академии, оспаривает норму нормативного правового акта, изданного Министром обороны РФ и введенного в действие после увольнения Ж. с военной службы, Военная коллегия Верховного Суда РФ приходит к следующим выводам.
В соответствии с п. 31 Типового положения о военном образовательном учреждении высшего профессионального образования, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 января 2009 года N 82, права, обязанности и ответственность курсантов определяются законодательством Российской Федерации, общевоинскими уставами Вооруженных Сил Российской Федерации и уставом высшего военно-учебного заведения.
За невыполнение профессиональной образовательной программы, нарушение требований общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации курсанты могут быть отчислены из военно-учебного заведения.
Порядок отчисления из высшего военно-учебного заведения, а также восстановления, поступления на военную службу при восстановлении, перевода курсантов из одного высшего военно-учебного заведения в другое устанавливается нормативными правовыми актами федерального органа в соответствии с законодательством Российской Федерации о прохождении военной службы.
Согласно пунктам 7, 8, 10 Положения о Министерстве обороны Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 августа 2004 года N 1082, Министерство обороны РФ осуществляет самостоятельно на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов Президента РФ и Правительства Российской Федерации правовое регулирование в установленной сфере деятельности. При этом в целях реализации своих полномочий имеет право издавать нормативные правовые акты и иные документы по вопросам, отнесенным к его компетенции. В свою очередь Министр обороны РФ в соответствии с указанным Положением вправе издавать по вопросам обороны и другим вопросам, отнесенным к его компетенции, нормативные правовые акты, обязательные для исполнения федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, организациями, должностными лицами и гражданами.
Министр обороны, издавая Приказ от 27 января 2010 года N 42 о внесении изменений в Приказ Министра обороны Российской Федерации от 12 марта 2003 года N 80 "Об утверждении Руководства по организации работы высшего военно-учебного заведения Министерства обороны Российской Федерации" пункт 94 указанного нормативного правового акта изложил в новой редакции, согласно которой курсанты по недисциплинированности представляются к отчислению из вуза в соответствии со статьей 100 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, что не противоречит действующим актам, имеющим большую юридическую силу.
Одновременно в новой редакции статьи 94 Руководства (абзац 10) предусмотрена возможность отчисления из вуза в установленном порядке курсантов, проходящих военную службу по контракту, имеющих два и более неснятых дисциплинарных взыскания за семестр обучения от начальника факультета, ему равных и выше.
Анализ данной нормы и действующей законодательной базы по этому вопросу позволяет сделать вывод о том, что изложенные в ней условия отчисления из военного вуза курсантов по указанным основаниям не только не предусмотрены федеральными законодательными и правовыми нормативными актами, но и находятся в противоречии с ними.
В частности, в статье 100 Дисциплинарного Устава Вооруженных Сил РФ (утв. Указом Президента РФ от 10 ноября 2007 года N 1495), которой регулируется вопрос применения такого дисциплинарного взыскания, как отчисление из военного образовательного учреждения профессионального образования, однозначно определено, что отчисление курсантов, как дисциплинарное взыскание, возможно за один или несколько совершенных ими грубых дисциплинарных проступков. Исчерпывающий перечень таких проступков приведен в п. 2 ст. 28.5 Федерального закона "О статусе военнослужащих".
Вместе с тем из исследованных в судебном заседании документов видно, что курсант Ж. отчислен из Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова в связи с невыполнением им условий контракта (в части невыполнения требований к дисциплинированности) на основании Приказа Министра обороны РФ по личному составу N 146 от 12 февраля 2010 года, то есть - до введения с 4 апреля 2010 года в действие оспариваемого заявителем абзаца 10 пункта 94 Руководства по организации работы высшего военно-учебного заведения Министерства обороны Российской Федерации.
Изложенное позволяет сделать вывод о том, что бывший курсант Ж. по существу оспаривает часть нормативного правового акта, очевидно не затрагивающего его прав и свобод, тогда как это обстоятельство является необходимым условием проверки части акта в порядке, предусмотренном главой 24 ГПК РФ.
При таких данных, с учетом требований ст. 220 ГПК РФ, производство по заявлению Ж. подлежит прекращению.
Руководствуясь ст. 134, ч. 1, п. 1, 220, 224 и 225 ГПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда РФ
определила:
В удовлетворении заявления Ж.Р.С. об оспаривании абзаца 10 пункта 94 Руководства по организации работы высшего военно-учетного заведения Министерства обороны Российской Федерации (в редакции Приказа Министра обороны РФ от 27 января 2010 года N 42) отказать.
Производство по данному гражданскому делу прекратить.
В соответствии со ст. 221 ГПК РФ разъяснить Ж.Р.С, что повторное обращение в Верховный Суд РФ с теми же требованиями, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается.
Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в десятидневный срок со дня его вынесения.
Судья Верховного Суда Российской Федерации А.И.СОЛОВЬЕВ
Частная юр.практика (офиц. ИП). +79787199856

Аватара пользователя
Ворчун
Заслуженный участник
Сообщения: 8736
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 10:11
Откуда: Ростов
Благодарил (а): 857 раз
Поблагодарили: 2635 раз

Непрочитанное сообщение Ворчун » 14 сен 2010, 17:26 #23

Ув. VIPded, как я понимаю, ошибка ряд.Ж состоит в том, что он оспаривал норму ПМО, регулирущего организацию работы ВВУЗа , вместо того, чтобы оспаривать приказ ПМО об исключении. Так?
Последний раз редактировалось Ворчун 14 сен 2010, 17:29, всего редактировалось 1 раз.
Как говорится, безумству храбрых… идейно крепких… умом не очень… но, блин, упертых…

Bizant
Модератор
Модератор
Сообщения: 2150
Зарегистрирован: 23 авг 2008, 16:30
Откуда: Москва
Благодарил (а): 35 раз
Поблагодарили: 862 раза

Непрочитанное сообщение Bizant » 14 сен 2010, 22:53 #24

Ворчун писал(а):приказ ПМО об исключении

не подлежит оспариванию в ВС РФ, он не затрагивает неопределенное число лиц и не является по форме нормативным правовым актом, ВС указал бы на это и послал бы по 25 главе ГПК в ГВС...

Аватара пользователя
Ворчун
Заслуженный участник
Сообщения: 8736
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 10:11
Откуда: Ростов
Благодарил (а): 857 раз
Поблагодарили: 2635 раз

Непрочитанное сообщение Ворчун » 14 сен 2010, 23:47 #25

Как я понимаю, бывший курсант хотел признать незаконным и недействующим некоторые положения ПМО-42, чтобы потом признать незаконным приказ на его отчисление, который, как он полагал, был следствием оспариваимых норм ПМО-42. А суд ему указал, что в связи с тем, что такой причинно-следственной связи нет, то его заявление по своей сути оспаривает ПМО-42, который не затрагивал его интересы, что, в свою очередь, является обязательным условием по 24 ГПК.
Однако меня заинтересовало
VIPded писал(а):Анализ данной нормы и действующей законодательной базы по этому вопросу позволяет сделать вывод о том, что изложенные в ней условия отчисления из военного вуза курсантов по указанным основаниям не только не предусмотрены федеральными законодательными и правовыми нормативными актами, но и находятся в противоречии с ними.

Получается, что любой, кто будет отчислен за 2 неснятых взыскания от нач.фак-а и выше вполне может оспорить указанные нормы и выиграть!
Как говорится, безумству храбрых… идейно крепких… умом не очень… но, блин, упертых…

Bizant
Модератор
Модератор
Сообщения: 2150
Зарегистрирован: 23 авг 2008, 16:30
Откуда: Москва
Благодарил (а): 35 раз
Поблагодарили: 862 раза

Непрочитанное сообщение Bizant » 15 сен 2010, 09:00 #26

Ворчун писал(а):который не затрагивал его интересы, что, в свою очередь, является обязательным условием по 24 ГПК.

суд, мое ИМХО не совсем прав, и я бы обжаловае его определение...
Статья 251. Подача заявления об оспаривании нормативных правовых актов
5. Заявление об оспаривании нормативного правового акта должно соответствовать требованиям, предусмотренным статьей 131 настоящего Кодекса, и содержать дополнительно данные о наименовании органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, принявших оспариваемый нормативный правовой акт, о его наименовании и дате принятия; указание, какие права и свободы гражданина или неопределенного круга лиц нарушаются этим актом или его частью.

Аватара пользователя
Недобитый Романтик
Заслуженный участник
Сообщения: 1072
Зарегистрирован: 15 мар 2010, 16:25
Благодарил (а): 28 раз
Поблагодарили: 165 раз

Непрочитанное сообщение Недобитый Романтик » 15 сен 2010, 09:15 #27

Bizant писал(а):или неопределенного круга лиц нарушаются этим актом или его частью

По-моему, в этом случае оспаривать НПА должен прокурор:
1. Гражданин, организация, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица нарушаются их права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами, а также прокурор в пределах своей компетенции вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части.
Доводы, до которых человек додумывается сам, обычно убеждают его больше, нежели те, которые пришли в голову другим. (© Блез ПАСКАЛЬ)

Аватара пользователя
VIPded
Администратор
Администратор
Сообщения: 14786
Зарегистрирован: 13 май 2008, 11:08
Откуда: Севастополь-Москва
Благодарил (а): 554 раза
Поблагодарили: 2867 раз
Контактная информация:

Непрочитанное сообщение VIPded » 18 сен 2010, 18:54 #28

Ворчун писал(а):вместо того, чтобы оспаривать приказ ПМО об исключении. Так?
А кто его знает, оспаривал ли он непосредственно увольнение? По тексту не видно... :?
Ворчун писал(а):Получается, что любой, кто будет отчислен за 2 неснятых взыскания от нач.фак-а и выше вполне может оспорить указанные нормы и выиграть!
Именно. Лишь бы проступка грубого не было. Не зря потрудился товарищ Ж., поднавёл порядку в законности поболее дармоедов из Минюста. :D
VIPded писал(а):Минюст России после тщательной проверки
Частная юр.практика (офиц. ИП). +79787199856

Аватара пользователя
Oleg54876
Заслуженный участник
Сообщения: 1987
Зарегистрирован: 30 дек 2008, 19:28
Откуда: Маскве
Благодарил (а): 2 раза
Поблагодарили: 186 раз

Непрочитанное сообщение Oleg54876 » 18 сен 2010, 20:50 #29

Почему то умилила фраза:
VIPded писал(а):Минюст России после тщательной проверки исходил из факта полного соответствия его законам и нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу


Блин целое министерство не проверяет там чего то а банально "исходит".
Последний раз редактировалось Oleg54876 18 сен 2010, 21:48, всего редактировалось 1 раз.
В ногах правды нет, но нет ее и выше.

Аватара пользователя
Oleg54876
Заслуженный участник
Сообщения: 1987
Зарегистрирован: 30 дек 2008, 19:28
Откуда: Маскве
Благодарил (а): 2 раза
Поблагодарили: 186 раз

Непрочитанное сообщение Oleg54876 » 27 апр 2011, 16:38 #30

СПРАВКА
О практике рассмотрения гарнизонными военными судами в 2О10
году гражданских дел, связанных с привлечением военнослужащих к:
дисциплинарной ответственности и увольнением с военной службы в
связи с невыполнением ими условий контракта.


[spoiler]Как ВИДНО из общего количества рассмотренных. в 2010 году
гарнизонными военными судами гражданских дел по заявлениям (искам)
военнослужащих об оспаривании действий (бездействия) органов военного
управления и воинских должностных лиц, значительную их часть составляют
дела, связанные с привлечением военнослужащих к дисциплинарной
ответственности и увольнением их с военной службы в связи с
невыполнением условий контракта. При этом согласно сведениям судебной
статистики, которые судьям известны и в справке не приводятся, количество
такой категории гражданских дел значительно возросло.
Данное обстоятельство обусловлено в первую очередь проводимой в
Вооруженных Силах Российской Федерации реформой и преданием армии
нового облика. Кроме того, увеличение обращений военнослужащих за
судебной защитой в связи с привлечением их к дисциплинарной
ответственности и увольнением с военной службы по указанному выше
основанию стало результатом значительного повышения требований к
.военнослужащим в вопросах добросовестного исполнения ими своих
профессиональных обязанностей, строгого соблюдения воинской
дисциплины и положений воинских Уставов, а также изменений в
законодательных и нормативных правовых актах, регулирующих вопросы
прохождения военнослужащими военной службы.
Анализ судебной практики среди названной категории дел
свидетельствует о том, что судьи при рассмотрении заявлений вееннеелужаших вц лом правильно применяли нормы материального и
процессуального права, всесторонне и полно исследовали обстоятельства дел
и принимали законные и обоснованные судебные решения.
Вместе с тем, за анализируемый период не удалось избежать и судебных
ошибок, которые,· как и прежде, стали следствием слабой подготовки к
судебному разбирательству, невнимательности судей в процессе
рассмотрения заявлений, непонимания либо неправильного определения
предмета доказывания, неправильной оценки судом первой инстанции
полученных и представленных суду доказательств инеправильного
применения норм действующего законодательства.
2
Так, капитану Быкову приказом командира войсковой части 44240 от 18
июня 2010 года N2 220 за нарушение воинской дисциплины, выразившегося в
невыполнении требований ст. 278 Устава внутренней службы инежелании
изучать руководящие документы по порядку несения службы в' суточном
наряде, объявлен выговор.
Полагая свои права нарушенными, Быков обратился в военный суд с
заявлением, в котором просил признать незаконным привлечение его к
дисциплинарной ответственности и обязать командира воинской части 44240
отменить названный приказ.
Удовлетворяя заявление Быкова, Калужский гарнизонный военный суд в
решении сослался на несоблюдение порядка привлечения заявителя к
дисциплинарной ответственности и то, что незнание им в полной мере
ответов по заданным ему вопросам, касающихся тактико-технических
характеристик и устройства пистолета «Макарова», а также о режимах
усиления противодействия терроризму не может служить достаточным
основанием для применения к нему оспариваемого им взыскания.
Однако при принятии названного решения без внимания суда осталось
то обстоятельство, что ст. 278 Устава внутренней службы предусмотрена
проверка знаний личным составом, заступающим в наряд, специальных
обязанностей. Перечень специальных обязанностей дежурного по части,
каковым и заступал Быков 15 июня 201 О года в наряд, определен ст. 286 того
же Устава. '
По делу также установлено, что командиром войсковой части 44240
издан приказ от 9 апреля 2009 года N2 047, в котором определено, что
начальник штаба воинской части на инструктаже должностных лиц
суточного наряда проверяет знание: содержания предупредительно-
профилактических мероприятий по противодействию терроризму,
периодичностиси., сроков..их выполнения; порядка действий при введении
режимов усиления; первоочередных действий при совершении
террористического акта на территории воинской части, при нападении на
объекты .воинской части, на военнослужащих, членов их семей, лиц
гражданского персонала и при ликвидации их последствий. Дополнительные
специальные обязанности дежурного по части содержатся и в утвержденной
командиром воинской части «Инструкции дежурному по войсковой части
44240 по противодействию терроризму».
В ходе проверки готовности Быкова к несению службы в составе
суточного наряда в качестве дежурного по воинской части ДОСТОВ~РfЮ
установлено незнание им не только тактико-технических~арактеристик и
3
устройства пистолета «Макарова», но и специальных обязанностей,
касающихся несения им службы в суточном наряде в качестве дe~ypHOГOпо
воинской части, что подтвердил и сам заявитель в суде первой инстанции.
Таким образом, у командира войсковой части 44240 имелось достаточно
оснований для привлечения Быкова к дисциплинарной ответственности и
объявления ему приказом от 18 июня 2010 года N2 220 «выговора», в связи с
чем судебная коллегия в кассационном порядке внесла в решение суда
первой инстанции соответствующие коррективы.
Частично удовлетворяя заявление подполковника Яковлева и признавая
незаконными приказы начальника Пограничного управления ФСБ РФ по
Курской области от 22 сентября 2009 года N2 323-лс и N2 324-лс в части
привлечения его к дисциплинарной ответственности и снижения размера
ежемесячной денежной надбавки за объем и значимость выполняемых задач,
а также возлагая на это должностное лицо обязанность по отмене названных
приказов, Курский гарнизонный военный суд в решении сослался на то, что
начальником пу ФеЕРФпо Курской области пропущен срок привлечения
заявителя к дисциплинарной ответственности, предусмотренный СТ. 83
Дисциплинарного устава, поскольку 1О сентября 2009 года данному
должностному лицу из материалов служебного разбирательства стало
известно о нарушении Яковлевым режима секретности, а лишь 22 сентября . .
того же года он привлечен к дисциплинарной ответственности в виде
предупреждения о неполном служебном соответствии.
Однако, без внимания суда осталось то обстоятельство, что согласно СТ.
83 Дисциплинарного устава применение дисциплинарного взыскания к
военнослужащему, совершившему дисциплинарный проступок,
производится в срок до 1О суток со дня, когда командиру (начальнику) стало
- звёётiiо о совершенном ДИ~Ц~·П~инар-номпроступке (не считая времени на
проведение разбирательства, производство по уголовному делу или по делу
об административном правонарушении, времени болезни военнослужащего,
нахождения eг~ в командировке или отпуске, а также времени выполнения
им боевой задачи), но до истечения срока давности привлечения
военнослужащего к дисциплинарной ответственности.
Согласно материалам дела Яковлев в период с 9 по 20 сентября 2009
года находился в отпуске по личным обстоятельствам, следовательно,
начальник пу ФСЕ РФ по Курской области правомерно издал оспоренные
заявителем приказы N2 323-лс и N2 324-лс после выхода Яковлева из отпуска
4
- 22 сентября 2009 года, о чем судебная коллегия по гражданским делам,
принимая новое решение, и указала в своем определении.
Приказом командующего войсками Московского военного округа от 27
июля 2009 года Х2 369 майор Гуля освобожден от воинской должности в
связи с проведением организационно-штатных мероприятий и зачислен в
распоряжение для. последующего увольнения с военной службы после
обеспечения жилой площадью.
Приказом военного комиссара Брянской области от 2 марта 2010 года N2
26 он зачислен в списки личного состава данного военного комиссариата.
На основании приказов военного комиссара Брянской области от 17
декабря 2010 годаХ2 159 и от 28 декабря 2010 года Х2 162 Гуля объявлен
выговор за нарушение регламента служебного времени и ему на 20%
уменьшен размер единовременного денежного вознаграждения по
результатам работы в 2010 году.
Полагая свои права нарушенными, Гуля обратился в военный суд с
заявлением, в котором, в том числе, оспорил названные приказы военного
комиссара Брянской области.
Отказывая в удовлетворении данных требований, гарнизонный военный
суд исходил из того, что хотя военный комиссар Брянской области и не
является воинским должностным лицом, однако по долгу службы наделен
всеми признаками субъекта воинских правоотношений и как прямой
начальник к военнослужащим, находящимся в списках военного
комиссариата, может применять меры дисциплинарного воздействия.
Между тем в нарушение ст. 198 ГIЖ рф в решении не содержится
ссылок на нормы материального права, на основании которых суд пришел к
таким выводам.
__ С~бнакколл.е.rnя_от~енила это решение гарнизонного военного суда и
принял новое об удовлетворении этих требований по следующим.
основаниям.
В соответствии с требованиями статей 28 и 28.9 Федерального закона «О
статусе военнослужащих» (в редакции Федерального закона от 04.12.20206
N2 203-ФЗ) военнослужащие привлекаются к дисциплинарной
ответственности в соответствии с данным Федеральным законом и други,ми
федеральными законами, а порядок и сроки рассмотрения командиром
материалов о дисциплинарном проступке, виды решений, принимаемых по-
результатам рассмотрения указанных материалов, _ определяются
общевоинскими уставами.
5
Согласно положениям ст. 11 Дисциплинарного устава командиры
(начальники), должности которых не упомянуты в этом Уставе, в отношении
подчиненных им военнослужащих пользуются дисциплинарной властью в
соответствии с воинским званием, предусмотренным штатом для занимаемой
,. ' воинской должности.
Как видно из материалов дела, должность военного комиссара является
должностью гражданской службы, воинского звания по штату для этой
должности не предусмотрено и она замещается на основании заключенного
трудового договора, поэтому правом привлечения военнослужащих к
дисциплинарной ответственности военный комиссар не наделен.
Согласно пунктам 7-11 СТ. 28.8 Федерального закона «О статусе,
военнослужащих» по окончании разбирательства по факту совершения
военнослужащим грубого дисциплинарного проступка лицо, проводящее
разбирательство, обязано составить по установленной Дисциплинарным
уставом форме протокол о грубом дисциплинарном проступке, в котором
изложить все четко регламентированные п. 8 названной статьи
обстоятельства. Военнослужащему, в отношении которого составлен
протокол, должна быть предоставлена возможность с ним ознакомиться, при
этом он имеет право предоставить замечания по содержанию протокола в
письменной форме, которые прилагаются к протоколу. О наличии указанных
замечаний лицом, составившим протокол, делается запись в протоколе.
Данный протокол подписывается этим лицом и военнослужащим, в
отношении которого протокол составлен, копия протокола под расписку
вручается военнослужащему.
Такой же обязательный порядок проведения разбирательства
предусмотрен и в положениях ст. 81 и 82 названного выше У става, в которых
-_.' помимо:ЭтогёiукаЗан6,-что'протокоJfВМёете с материалами разбирательства в
дальнейшем направляется командиру воинской части для рассмотрения.
Командир воинской части обязан в срок до двух суток рассмотреть протокол
и материалы q совершении грубого дисциплинарного проступка и принять
решение либо о направлении их в гарнизонный военный суд, либо о
применении к военнослужащему иного дисциплинарного взыскания,
предусмотренного настоящим Уставом.
В соответствии с п. 6 ст. 28.2 Федерального закона «О статусе
военнослужащих» вина военнослужащего при привлечении его к
дисциплинарной ответственности должна быть доказана в порядке,
установленном этим Федеральным законом и другими федеральными
6
законами, и установлена решением командира или вступившим .в законную
силу постановлением судьи военного суда. ,
Несоблюдение требований, изложенных в пунктах 7-11 ст. 28.8, п. 6 ст.
28.2 Федерального закона «О статусе военнослужащих», ~. нарушение
порядка привлечения военнослужащего к дисциплинарной ответственности.
по факту совершения им грубого дисциплинарного проступка является
основанием для признания таких действий воинских должностных лиц
незаконными и возложения на должностных лиц обязанности по отмене
дисциплинарных взысканий.
Такой порядок был явно нарушен командованием войсковой части
63002 при привлечении капитана Архангельского к дисциплинарной
ответственности за совершение им грубых дисциплинарных проступков, так
как разбирательства фактически не проводились и протоколы О грубых
дисциплинарных проступках не составлялись.
Однако Одинцовский гарнизонный военный суд в своем решении,
признавая законными и обоснованными приказы командира войсковой части
63002 N~ 145 от 7 августа, N~ 147 от 10 августа, N~ 148 от 11 августа и N~ 177
от 25 сентября 2009 года об объявлении капитану Архангельскому
дисциплинарных взысканий за совершение грубых дисциплинарных
проступков, выразившихся в отсутствии 6, 7 и 8 августа 2009 года заявителя
на службе и употреблении им 23 сентября 2009 года в гарнизонном наряде
спиртных напитков, исходил из того, что совершение Архангельским данных
проступков нашло свое подтверждение, а порядок привлечения заявителя к.
дисциплинарной ответственности существенно не нарушен.
Поскольку указанные выше приказы командира войсковой части 63002,
как изданные с нарушением требований действующего законодательства,
------'--ЯR-JIЯ.КЛGЯ-Н83-CffieRНы-м-и-,--в кассационном порядке решение суда в этой части
было отменено и принято новое решение, которым на командира войсковой
части 63002 возложена обязанность отменить названные приказы об
объявлении Архангельскому дисциплинарных взысканий.
В 10 же время Архангельскому судом первой инстанции обоснованно
отказано в удовлетворении требований об отмене приказов об увольнении
его с военной службы в связи с невыполнением условий контракта и
исключении из списков личного состава.
Соглашаясь с такой позицией и оставляя кассационную жалобу
заявителя без удовлетворения, судебная коллегия в кассационном
определении указала следующее.
7
.По делу достоверно установлено, что в период прохождения военной
службы по контракту в войсковой части 63002 Архангельский неоднократно
привлекался к дисциплинарной ответственности
, характеризуется по службе
отрицательно, над повышением профессионального уровня не работает, к
несению службы в составе суточного наряда относится недобросовестно,
неоднократно отсутствовал на службе. Несмотря на наличие объявленных
ранее дисциплинарных взысканий, заявитель свое отношение к службе не
изменил, систематически нарушал воинскую дисциплину, а поэтому, по
мнению должностных лиц, заявитель не отвечает требованиям,
предъявляемым к военнослужащим, проходящим военную службу по
контракту.
Должностными лицами всесторонне проанализированы документы,
составленные в отношении Архангельского, его служебная деятельность и
отношение к воинскому долгу. Порядок представления и увольнения
заявителя с военной службы по указанному основанию командованием
соблюден, права Архангельского не нарушены, оснований сомневаться в
обоснованности действий должностных лиц в отношении Архангельского
при его увольнении с военной службы не усматривается.
В этой связи изданные приказы главнокомандующего Военно-
воздушными силами от. 11 ноября 2009 годаN!~ 0857 и командира войсковой
части 63002 от 7 декабря 2009 года NQ 225, соответственно, о досрочном
увольнении Архангельского с военной службы на основании подп. «в» п. 2
ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» - в
связи с невыполнением военнослужащим условий контракта и исключении
его из списков личного состава воинской части являются правомерными.
То обстоятельство, что приказы командира войсковой части 63002 NQ
145 от 7 августа, NQ147 от 10 августа, Х2 148 от 11 августа и Х2 177 от 25
сентября· --z-eе9~ода:':'':''''6:''-rrp-И:ВЛёчениАирхангельского к дисциплинарной
ответственности являются незаконными ввиду нарушения порядка их
наложения; не может поставить под сомнение вывод о том, что заявитель
правильно ув~лен с военной службы в связи с невыполнением условий
контракта.
Рассмотрев заявление подполковника Черемисина, Тульский
гарнизонный военный суд обязал командира войсковой части 93723
отменить его приказы от 22 сентября 2009 года Х2 064, от 22 сентября 2009
года Х2 065 и от 13 октября 2009 года NQ 066 о привлечении заявителя к
дисциплинарной ответственности, поскольку эти приказы издан..ы-. в период
8
нахождения заявителя в отпусках, обстоятельства допущенных
нарушений идентичны, приказы до заявителя не ДOB~дeHЫ,материалы
разбирательств по дисциплинарным проступкам не составлены.
Между тем, суд не учел, что в соответствии со ст.ст. 81, 90 и 91
Дисциплинарного устава принятию командиром (начальником) решения о
применении к подчиненному военнослужащему дисциплинарного взыскания
предшествует разбирательство. Разбирательство проводится в целях
установления виновных лиц, выявления причин и условий,
способствовавших совершению дисциплинарного проступка.
Разбирательство, как правило, проводится без оформления письменных
материалов, за исключением случаев, когда командир (начальник)
потребовал представить материалы разбирательства в письменном виде.
Дисциплинарное взыскание исполняется, как правило, немедленно, а в
исключительных случаях - не позднее истечения срока давности привлечения
военнослужащего к дисциплинарной ответственности. По истечении срока
давности взыскание не исполняется, но запись о нем в служебной карточке
сохраняется.
Кроме того, дисциплинарные взыскания могут объявляться в приказе.
Как усматривается из материалов дела, в июне 2009 года Черемисину
объявлено дисциплинарное взыскание за невыполнение мероприятий по
противодействию терроризму в подразделениях воинской части. Несмотря на
это и возложенную на заявителя обязанность устранить в установленные
сроки выявленные комиссией недостатки, последним каких-либо действий в
этом вопросе, в том числе и в период между предоставленными ему
отпусками, не предпринято.
В связи с проявленными в последующем бездействием и
неисполнительностью Черемисину вновь дважды 22 сентября и 13 октября
2009 года командиром воинской части объявлены дисциплинарные
----- -·----ВЗБГскания. --- ---
Согласно положе~иям СТ. 28.5 Федерального закона «О статусе
военнослужащих» эти проступки военнослужащего не отнесены к категории
грубых: поэтому составление соответствующих протоколов, как это требует
СТ. 28.8 того же Закона, не является обязательным.
Требований же о предоставлении материалов разбирательств в
письменном виде по поводу совершения заявителем - дисциплинарных
проступков командир войсковой части 93723 не высказывал, а то, что
взыскания объявлены в период нахождения заявителя в отпуске, не является
юридически значимым обстоятельством. При этом, как видно из оспоренных
9
приказов, при их объявлении в приказах указаны причина наказания ,и суть
дисциплинарного проступка, что соответствует требованиям СТ. 91'
Дисциплинарного устава.
При таких обстоятельствах выводы суда о необходимости отмены
приказов от 22 сентября 2009 года N2 064, от 22 сентября 2009 года N2 065 и
от 13 октября 2009 года N2 066 опривлечении Черемисина к дисциплинарной
ответственности необоснованны, поскольку порядок их наложения не
нарушен, а должностное лицо своих полномочий не превысил о.
Судьям в практической деятельности необходимо различать случаи,
когда военнослужащий увольняется с военной службы в порядке реализации
дисциплинарного взыскания в виде досрочного увольнения с военной
службы в связи с невыполнением условий контракта, и когда
военнослужащий увольняется с военной службы в связи сневыполнением
условий контракта в порядке Положения о порядке прохождения военной
службы.
Рассмотрев заявление старшего лейтенанта Пахтусова, которым
оспорены приказы об объявлении ему дисциплинарных взысканий и
увольнении его с военной службы в связи с невыполнением им условий
контракта, Наро-Фоминский гарнизонный военный суд пришел к
обоснованному выводу о незаконности объявленных дисциплинарных
взысканий, так как командованием не соблюдена процедура привлечения
заявителя к дисциплинарной ответственности.
В частности, каких-либо разбирательств по поводу совершения
Пахтусовым дисциплинарных проступков, в том числе и грубого проступка,
не проводилось и соответствующих материалов разбирательств,
--~ёIeаз15i-БающИх ВИНОl3i:гос"-rь:::-Пахтiсовва совершении проступков, суду
представлено не было.
Поскольку взыскания наложены с нарушением действующего
законодательства, суд на основании этого удовлетворил и требования
заявителя в части отмены приказа об увольнении 'с военной службы.
Вместе с тем, вывод гарнизонного суда о том, что заявитель уволен с
военной службы в связи с наложенными дисциплинарными взысканиями,
является несостоятельным.
Представленными материалами дела подтверждается, что 20 октября
2009 года заявитель по окончании утреннего развода употреблял спиртные
напитки и, будучи в состоянии опьянения, пытался пройти в штаб.воинской
10
части, где был задержан лицами наряда. В связи с этим Пахтусов стал
выражаться в нецензурной форме, грубил и был доставлен до вытрезвления в
военную комендатуру. При этом Пахтусовым была создана конфликтная \
ситуация, сопровождающаяся оскорбительными действиями по отношению к \
должностным лицам воинской части.
Факт нахождения Пахтусова в служебное время в состоянии
алкогольного опьянения 20 октября 2009 года и совершения им
вышеуказанных действий подтверждается объяснениями самого заявителя.
Таким образом, несмотря на нарушение порядка привлечения к
дисциплинарной ответственности, Пахтусов, находясь в состоянии
алкогольного опьянения, своими действиями 20 октября 2009 года нарушил
воинскую дисциплину, чем нарушил требования действующего
законодательства о порядке прохождения военной службы, соблюдать
которые он обязался при заключении контракта о прохождении военной
службы.
В соответствии с подп. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской
обязанности и военной службе» военнослужащий, проходящий военную
службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы в связи
с невыполнением им условий контракта.
Как следует из контракта о прохождении военной службы, Пахтусов
принял на себя обязательство добросовестно исполнять все общие,
должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные
законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской
Федерации.
Согласно требованиям ст. 26 Федерального закона «О статусе.
военнослужащих», военнослужащие обязаны строго соблюдать
Конституцию Российской Федерации и законы Российской Федерации,
требования общевоинских уставов, беспрекословно выполнять приказы
командиров, а положения ст. 16 Устава внутренней службы обязывают
военнослужащего быть дисциплинированным.
Поскольку представленными материалами подтверждается нарушение
Пахтусовым указанных условий контракта, то вывод суда первой инстанции
о незаконности приказа командующего войсками Московского военного
округа от 18 января 2010 года N2 18-пм об увольнении заявителя с военной
службы по подп. «в» п. 2 СТ. 51 Федерального закона «О воинской
обязанности и военной службе» (в связи с невыполнением военнослужащим
условий контракта) является неправильным.
11
как заявитель уволен с военной службы не в порядке
дисциплинарного взыскания,
а в соответствии с Федеральным ,~aKOHOM «О
воинской обязанности и военной службе», то доводы Пахтусова о нарушении
в отношении него требований ст.ст. 28-28.1 О Федерального закона «О статусе
военнослужащих», Дисциплинарного устава и порядка привлечения его к
дисциплинарной ответственности, не влияют на правовую оценку приказа об
увольнении с военной службы.
29 июля 2010 года на территории войсковой части 13180 произошел
пожар, в результате которого огнем уничтожены ряд хранилищ и зданий на
административно-хозяйственной территории, большое количество
технического имущества, а также получил ожоги один военнослужащий.
В связи с этим приказом Министра обороны РФ от 5 августа 2010 года
N~ 1049 за невыполнение требований пожарной безопасности, повлекшее
значительный материальный ущерб, командир войсковой части 13180 Биронт
был привлечен с дисциплинарной ответственности в виде досрочного
увольнения с военной службы в связи с невыполнением им условий
контракта. Реализуя приказ Министра обороны, приказом
главнокомандующего от 6 августа 2010 года N2 224 Биронт досрочно уволен
с военной службы на основании подп. «в» п. 2 СТ. 51 Федерального закона «О
воинской обязанности и военной службе», то есть в связи сневыполнением
им условий контракта.
Биронт оспорил данные приказы в судебном порядке.
удовлетворяя это заявление, Люберецкий гарнизонный военный суД .в
своем решении исходил из того, что приказ Министром обороны РФ издан
преждевременно, до завершения работы комиссии по расследованию причин
пожара, а также до окончания предварительного следствия по уголовному
- =-делу.э-везбужденному по факту пожара. Приказ главнокомандующего об
увольнении заявителя с военной службы также признан незаконным,
поскольку до увольнения должностными лицами не были проведены
мероприятия, предусмотренные Положением о порядке прохождения
военной службы и приказом Министра обороны от 30 сентября 2002 года N~
350: с военнослужащим не проведена беседа, он не был отправлен на
медицинское освидетельствование и Т.Д.
Вместе с тем, согласно разъяснениям, изложенным в пунктах 25 и 28
постановления Пленума Верховного Суда рф от 1О февраля 2009 года N~ 2
«О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий
(бездействия) органов государственной власти, органов местного
12
самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных
служащих», при рассмотрении дела по существу суду надлежит выяснять:
имеет ли орган (лицо) полномочия на приняп~е решения или
совершение действия. В случае, когда принятие или непринятие решения,
совершение или несовершение действия в силу закона' или иного
нормативного правового акта отнесено к усмотрению органа или лица,
решение, действие (бездействие) которых оспариваются, суд не вправе
оценивать целесообразность такого решения, действия (бездействия),
например при оспаривании бездействия, выразившегося в непринятии акта о
награждении конкретного лица;
([b]прошу всех обратить внимание. Это не зря указано. По моему МОВС пытается сказать следующее - если применение взыскания находится в компетенции должностного лица, то суд не вправе оценивать - справедливо ли и соразмерно ли оно.)[/b]

соблюден ли порядок принятия решений, совершения действий органом
или лицом в том случае, если такие требования установлены нормативными
правовыми актами (форма, сроки, основания, процедура и т.п.). При этом
следует иметь ввиду, что о незаконности оспариваемых решений, действий
(бездействия) свидетельствует лишь существенное несоблюдение
установленного порядка;
соответствует ли содержание оспариваемого решения, совершенного
действия (бездействия) требованиям закона и иного нормативного правового
акта, регулирующих данные правоотношения.
Основанием к удовлетворению заявления может служить нарушение
требований законодательства хотя бы по одному из оснований,
свидетельствующих о незаконности принятых решений, совершенных
действий (бездействия).
Более того, согласно положениям ч. 1 СТ. 258 ПIК рф СУД, признав
заявление обоснованным, принимает решение об обязанности должностного
лица устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод
гражданина.
В данном случае суду надлежало в решении изложить соответствующие
мотивы о существённам
(существенны они или нет-в пределах судейского усмотрения)

· несоблюдении должностными лицами порядка
привлечения заявителя к дисциплинарной ответственности и увольнения его
с военной службы, а также для восстановления каких нарушенных прав
удовлетворяется заявление. Однако этих выводов решение суда не содержит,
а вопрос о наличии оснований для признания в действиях (бездействии)
заявителя нарушений условий контракта вообще судом не исследовался, хотя
это требование прямо усматривалось из заявления Биронта.
Кроме того, как видно из материалов дела на момент судебного
заседания заявитель находился в списках личного состава воинской части, . с
ним проведена беседа, в приказе об увольнении указана его выслуга лет, он
13
_рошел медицинское освидетельствование, а суду был представлен акт
_комиссии по расследованию причин пожара.
Этим обстоятельствам, имеющим значение для разрешения данного
дела, судом не дана правовая оценка, и они не были учтены при принятии
решения.
Что же касается позиции суда о том, что Биронт не мог быть уволен до
окончания предварительного следствия по уголовному делу, то она также
ошибочна.
Согласно материалам дела уголовное дело было возбуждено по факту
пожара, заявитель в качестве подозреваемого либо обвиняемого не
привлекался, и командование не связывало вопрос дисциплинарной
ответственности заявителя и его увольнение с военной службы с
результатами предварительного расследования в рамках Уголовно-
процессуального кодекса.
Поэтому сам факт возбуждения уголовного дела не препятствовал
разрешению по существу заявления Биронта, в котором он поставил под
сомнение наличие соответствующих оснований для привлечения к
дисциплинарной ответственности и увольнения с военной службы в связи с
невыполнением им условий контракта.

(тоже очень интересно. Вполне возможно, что в процессе предварительного расследование будет установлена вина иных лиц. А его уже уволили ни за что получается по сути)

При таких данных в связи с недоказанностью установленных судом
первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, и
неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела,
решение суда первой инстанции было отменено, а дело направлено на новое
рассмотрение.
в приказ е от 3О декабря 2009 года N2 1474 Министр обороны рф за
самоустранение от проверок организации и состояния противопожарной
_зашигы-подяинеыных-воинских частей, отсутствие контроля за выполнением
требований законодательства Российской Федерации и нормативных
правовых актов Министерства обороны Российской Федерации,
направленных на предотвращение пожаров, принял решение о досрочном
увольнении с :военной службы начальника службы пожарно-спасательной и
местной обороны Оперативно-стратегического командования воздушно-
космической обороны Курапова в связи с невыполнением им условий
контракта.
Приказом командующего _войсками от 1 февраля 2010 года N2 04
Курапов досрочно уволен с военной службы в запас по основанию,
предусмотренному подпунктом «в» пункта 2 статьи 51 Федерального закона
14
. \
«О воинской обязанности и военной службе» (В связи сневыполнением \ \
военнослужащим условий контракта). . \
Полагая свои права нарушенными, Куралов обратил:я,в военный суд с \
заявлением, в котором, с учетом последующих уточнении, просил признать
неправомерными вышеуказанные приказы и обязатЬ Министра обороны РФ,
командующего войсками их отменить и восстаноВЙТЬего на военной службе
в прежней (или равнозначной) должности.
Заявление Курапова Одинцовским гарнизонНЫМвоенным судом было
удовлетворено.
При этом суд в решении сослался на несоразмерность применения к
заявителю дисциплинарного взыскания в виде досрочного увольнения его с
военной службы в запас по основанию, предусмотренному подп. «в» п. 1 ст.
51 Федерального закона «О воинской обязанFIОСТИи военной службе», в
отсутствии его прямой вины между исполнением им своих обязанностей и
гибелью 14 декабря 2009 года военнослужащих войсковой части 71584, на
что прямо указано в приказе Министра обороны рФ от 30 декабря 2009 года
N2 1474.
Таким образом, суд пришел к выводу о FIезаконности оспоренных
заявителем приказов Министра обороны. РФ у! командующего войсками,
поскольку Курапов не являлся непосредствеFIНЫМ ответственным за
противопожарное состояние зданий и предотвраI11ениепожаров в войсковой
части 71584.
Однако при принятии названного решения без внимания суда осталось
то обстоятельство, что служба пожарно-спасатеJ1ЬНОЙи местной обороны
оперативно-стратегического командования воздуIIIно-космической обороны,
начальником которой являлся заявитель, создаFIа и предназначена для
непосредственного руководства подчиненными в специальном отношении
._.-ор-r:анами-управления и подразделениями служб гарНИЗОНОвВо,инских частей
и контроля за организацией и состоянием противопожарной защиты в
объединении.
В соответствии с должностными обязанностЯМИзаявителя, он отвечает
за своевременное и качественное выполнение зада-q,возложенных на службу.
Кроме того, он обязан: разрабатывать мероI1РИ:ЯТИЯ по предупреждению
пожаров и совершенствованию местной обороrIЪ1гарнизонов, соединений,
воинских частей, проверять организацию и состояние противопожарной
защиты и местной обороны на 'объектах и осуществлять контроль за
выполнением на этих объектах действуюIl1его законодательства и
нормативных документов, направленных на I1редотвр<!-щениепожаров,
15
повышение живучести объектов в чрезвычайных ситуациях в условиях
мирного времени, руководить специальной подготовкой подчиненных в
специальном отношении противопожарных подразделений,' нештатных
формирований местной обороны и осуществлять контроль за поддержанием
в постоянной готовности сил и средств противопожарной защиты и местной
обороны на объектах, осуществлять контроль за организацией и проведением
занятий с личным составом воинских частей по противопожарной подготовке
местной обороне.
В соответствии с названными обязанностями при выявлении нарушения
требований пожарной безопасности,' создающем угрозу возникновения
пожара и безопасности людей на объектах воинских частей, он имеет право
приостанавливать полностью или частично работу объектов (отдельного
производства), участков, агрегатов, эксплуатацию зданий, сооружений,
помещений, проведения отдельных видов работ.
Согласно акту проверки организации и состояния противопожарной
защиты войсковой части 71584 от 8 декабря 2009 года, проведенной
инспектором пожарной охраны Тверского района Московского военного
округа, организация и состояние противопожарной защиты названной
воинской части на момент проверки оценивается «неудовлетворительно». В
акте отмечено, что объекты части системой оповещения и управления
эвакуацией людей при пожаре (звуковые и световые оповещатели) не
оборудованы, на объектах части допускается облицовка коридоров
сгораемыми материалами, пути эвакуации в зданиях части с пребыванием
людей знаками пожарной безопасности не обозначены.
Из акта проверки организации и состояния противопожарной защиты
войсковой части 71584 от 16 декабря 2009, проведенной начальником
службы пожарно-спасательной и местной обороны Вооруженных Сил рф,
___-----выявлеНы-т-€-же=.:-Н€д0GТаcr.lсfоис-гтаояние противопожарной охраны воинской
части оценивается «неудовлетворительно».
Согласно имеющемуся в материалах дела докладу _ начальника
Инспекции Министерства обороны рф по личному состава Министру
обороны рф'. от 24 декабря 2009 года, в ходе разбирательства тяжелого
происшествия с гибелью военнослужащих в результате пожара,
произошедшего 14 декабря 2009 года в войсковой части 71584, выявлены
грубые нарушения действующего законодательства и нормативных правовых
I актов Министерства обороны рф, касающихся организации, выполнения и
соблюдения мер пожарной безопасности, службы войск и безопасности
военной службы.
17
Перечисленные факты нарушения воинской дисциплины, безусловно,
являются нарушением условий контракта, заключенного Лохвицким с
Министерством обороны РФ, а поэтому командование воинской части
обоснованно представило заявителя к досрочному увольнению с военной
службы, а командующий войсками Московского военного округа - уволил
его с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта.
Полковник Тамакчи приказом Министра обороны РФ от 13 августа 2009
года N2 О142 досрочно уволен с военной службы по основанию,
предусмотренному подп. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской
обязанности и военной службе» (в связи с невыполнением военнослужащим
условий контракта), а приказом командира войсковой части 54023 от 9
октября 2009 года N2 147 с того же числа исключен из списков личного ~
состава воинской части. I
Вместе с тем, согласно п. 11 ст. 34 Положения о порядке прохождения
военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации
от 16 сентября 1999 года N2 1237, при наличии у военнослужащего,
проходящего военную службу по контракту, нескольких оснований для
увольнения с военной службы он увольняется по избранному им основанию
(за исключением случаев, когда увольнение производится по основаниям,
предусмотренным подпунктами «д» и «е» пункта 1 статьи 51 Федерального
закона).
Правильно сославшись на данную норму права и указав в решении о
наличии у заявителя нескольких оснований для увольнения его с военной
службы, Московский гарнизонный военный суд обоснованно удовлетворил
заявление Тамакчи, признал неправомерными приказ Министра обороны РФ
от 13 августа 2009 года N2 0142 и приказ командира войсковой части 54023
от 9 -ок-тября-2-QQ-9--FGдаN2 147, обязал названных должностных лиц внести
изменения в оспоренные приказы в части основания увольнения Тамакчи с
военной службы, изменив его на основание, предусмотренное подп. «б» п. 3
ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» по
состоянию здоровья - в связи с признанием его военно-врачебной комиссией i.
ограниченно годным к военной службе. 8
Между тем следует обратить внимание судей, что в соответствии с
Указом Президента Российской Федерации от 21 марта 2011 года N2 337 в п.
11 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы,
утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября
18
1999 года N2 1237, внесены изменения, согласно которым при наличии у
военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, нескольких
оснований для увольнения с военНОЙслужбы он увольняется по избранному
им основанию (за исключением случаев, когда увольнение производится по
основаниям, предусмотренным подпунктами I!д,I! I!е," I!е. 1" из·I! п 'пункта 1 и
подпунктами "в", "д" и "е.1"пункта 2 статьи 51 Федерального закона).
Настоящий Указ вступил в силу СО дня его подписания.
Таким образом, законодателем значительно расширен круг оснований,
когда у военнослужащего отсутствует право их выбора для увольнения с
военной службы.
с учетом изложенного
ГIPЕДЛАГАЮ:
Данную справку изучить на занятиях с судьями и учесть в дальнейшей
работе.
Принять дополнительные меры к улучшению качества рассмотрения
гражданских дел, в том числе данноЙ категории.
Председатель Московского
окружного военного суда Ю.А. Калиниченко


[/spoiler]
Последний раз редактировалось Oleg54876 27 апр 2011, 21:43, всего редактировалось 2 раза.
В ногах правды нет, но нет ее и выше.


Вернуться в «Обсуждаем решения судов и готовим новые обращения»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: MailRu и 99 гостей