Имя пользователя:

Пароль:



Вопросы пенсионного обеспечения

Тексты реальных судебных решений

Модератор: Bizant

Владимир Черных
Аватара пользователя
Админ
Админ
 
Сообщений: 8439
Зарегистрирован: 01.01.2006

Непрочитанное сообщение #1  Владимир Черных » 06 октября 2006, 17:10

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 3 марта 2006 года

Дело N 37-В06-1
… в соответствии со ст. 49 названного Закона увеличение любой составляющей денежного довольствия военнослужащего для исчисления пенсии, в том числе увеличение стоимости продовольственного пайка, является основанием для одновременного пересмотра размера выплачиваемой пенсии.

Полностью текст доступен здесь:

18465657.zip (7.13

Юридическая помощь в Москве. Обращайтесь в личку.

Владимир Черных
Аватара пользователя
Админ
Админ
 
Сообщений: 8439
Зарегистрирован: 01.01.2006

Непрочитанное сообщение #2  Владимир Черных » 06 октября 2006, 17:11

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 27 января 2006 года

Дело N 37-В05-21

И. обратился в суд с иском к военному комиссариату Орловской области о взыскании недополученной пенсии. В обоснование иска указал, что является пенсионером Министерства обороны РФ, с января 2000 года сумма денежной компенсации, выплачиваемой военнослужащим взамен продовольственного пайка, увеличена до 608 рублей 33 копеек, однако военным комиссариатом Орловской области не был произведен перерасчет пенсии. В связи с чем истец просил взыскать с ответчика недополученную пенсию за период с 1 января 2000 года по 1 декабря 2000 года с учетом индекса роста потребительских цен.

Согласно статье 49 названного Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-1 пенсии, назначенные лицам, указанным в статье 1 настоящего Закона, и их семьям, подлежат пересмотру при увеличении денежного довольствия военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, состоящих на службе, исходя из уровня увеличения учитываемого при исчислении пенсии денежного довольствия соответствующих категорий военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава одновременно с его увеличением.

… сумма пенсии, неполученная пенсионером своевременно по вине органа, назначающего или выплачивающего пенсию, выплачивается за прошлое время без ограничения каким-либо сроком.

Полностью текст доступен здесь:

41054211.zip (7.09

Юридическая помощь в Москве. Обращайтесь в личку.

Владимир Черных
Аватара пользователя
Админ
Админ
 
Сообщений: 8439
Зарегистрирован: 01.01.2006

Непрочитанное сообщение #3  Владимир Черных » 06 октября 2006, 17:12

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26 мая 2006 года

Дело N 85-В06-6


Действующее и в настоящее время Постановление Правительства Российской Федерации от 7 декабря 1994 года N 1349, изданное в целях приведения уровня материального обеспечения личного состава Вооруженных Сил Российской Федерации в соответствие с уровнем материального обеспечения военнослужащих и сотрудников других министерств и ведомств Российской Федерации, в которых предусмотрена военная служба, явилось правовым основанием для увеличения должностных окладов военнослужащим на 25%.
Кроме того, хотя приказ N 20 от 10 января 1995 года признан незаконным, фактическое повышение с 1 января 1995 года денежного довольствия военнослужащих, состоящих на службе, имело место, что в силу п. "б" ст. 49 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" является основанием для увеличения размера пенсий.
Иное противоречило бы равенству всех перед законом.

Полностью текст данного определения доступен здесь:

27901053.zip (5.97

Юридическая помощь в Москве. Обращайтесь в личку.

Владимир Черных
Аватара пользователя
Админ
Админ
 
Сообщений: 8439
Зарегистрирован: 01.01.2006

Непрочитанное сообщение #4  Владимир Черных » 06 октября 2006, 17:15

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 21 апреля 2006 года

Дело N 60-В06-1

… как установлено судом первой инстанции, задержка с назначением пенсии возникла из-за виновного поведения воинской части, поскольку истец длительное время не мог получить необходимые для назначения пенсии документы.
Препятствием к назначению пенсии истцу явилось ненадлежащим образом оформленное личное дело, в котором в том числе отсутствовал необходимый в обязательном порядке денежный аттестат, а в соответствии с пунктами 22 и 23 Инструкции по организации прохождения военной службы офицерами и прапорщиками (мичманами) в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной приказом Министерства обороны Российской Федерации от 30 сентября 2002 года N 350, обязанность по оформлению документов увольняемого лежит на воинской части.
Поскольку право истца на своевременное получение пенсионных денежных выплат было нарушено, чем ему был причинен ущерб, то он имеет право на возмещение убытков в соответствии со статьями 15 и 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Полный текст здесь:

52803745.zip (6.55

Юридическая помощь в Москве. Обращайтесь в личку.

Balu
Постоянный участник
 
Сообщений: 328
Зарегистрирован: 06.02.2006

Непрочитанное сообщение #5  Balu » 06 октября 2006, 17:15

Определение Конституционного Суда РФ от 11.05.2006г. № 187-О

По жалобе гражданина Н. на нарушение его конституционных прав положениями пунктов 2 и 3 статьи 3 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
заслушав в пленарном заседании заключение судьи Н.В. Селезнева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина В.В. Наумчика,
установил:
1. Гражданин В.В.Наумчик в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность пунктов 2 и 3 статьи 3 Федерального закона от 15 декабря 2001 года "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", предусматривающих возможность установления гражданам, имеющим одновременно право на различные пенсии в соответствии с законодательством Российской Федерации, одной пенсии по их выбору, если иное не предусмотрено федеральным законом, и определяющих круг лиц, которым предоставлено право на одновременное получение двух пенсий (граждане, ставшие инвалидами вследствие военной травмы, участники Великой Отечественной войны и др.).
По мнению заявителя, названные нормы, не предоставляющие военным пенсионерам право на получение наряду с пенсией за выслугу лет на основании Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" трудовой пенсии по старости, которая заработана ими с учетом требуемого для ее назначения страхового стажа, нарушают конституционные социальные права тех из них, кто работает по трудовому договору и застрахован в связи с этим в системе обязательного пенсионного страхования, что вступает в противоречие с предписаниями статей 2, 7, 39 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.
Как следует из представленных материалов, В.В. Наумчик с 1963 года по 1989 год проходил службу в Вооруженных Силах СССР и получает пенсию за выслугу лет в соответствии с названным Законом Российской Федерации. После увольнения с военной службы он работал по трудовому договору и имеет страховой стаж, требуемый для назначения трудовой пенсии по старости. Пенсионный фонд Российской Федерации отказал В.В.Наумчику в установлении трудовой пенсии по старости, разъяснив, что получатели военных пенсий, работающие по трудовому договору, подлежат регистрации в системе обязательного пенсионного страхования; страхователи обязаны уплачивать за них страховые взносы, которые учитываются при определении права на получение обязательного страхового обеспечения на общих основаниях.
2. Конституция Российской Федерации, в соответствии с целями социального государства (статья 7, часть 1) гарантируя каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1), относит определение условий и порядка реализации данного конституционного права к компетенции законодателя (статья 39, часть 2).
Реализуя предоставленное ему полномочие, законодатель урегулировал вопросы пенсионного обеспечения граждан в ряде законодательных актов, введя при этом общее правило, в соответствии с которым лицам, имеющим право на одновременное получение пенсий различных видов, устанавливается одна пенсия по их выбору (статья 7 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", пункт 1 статьи 4 Федерального закона от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", пункт 2 статьи 3 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации").
Исключение из этого правила предусмотрено в пункте 3 статьи 3 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", который определяет категории граждан, имеющих право на одновременное получение двух пенсий. Закрепление такого права, как выходящего за рамки общеустановленного правового регулирования, является льготой, предоставление которой непосредственно из Конституции Российской Федерации не вытекает. Поэтому определение круга лиц, имеющих на нее право, и условий ее предоставления является прерогативой законодателя.
Само по себе установление льготного порядка реализации права на социальное обеспечение для отдельных категорий граждан, включая предоставление возможности получения одновременно двух пенсий, не затрагивает прав тех лиц, которые не отнесены законодателем к числу нуждающихся в повышенной социальной защите граждан, пользующихся такой льготой, и не может оцениваться как нарушающее положения Конституции Российской Федерации о социальном характере Российского государства, обязанностью которого провозглашены признание, соблюдение и защита являющихся высшей ценностью прав и свобод человека, в том числе в социальной сфере (статьи 2 и 7; статья 39, части 1 и 2).
3. Заявитель усматривает ущемление своих конституционных прав в том, что распространение действующим законодательством обязательного пенсионного страхования на военных пенсионеров, работающих по трудовому договору, не влечет предоставление им по достижении общеустановленного пенсионного возраста равноценного возмещения в виде трудовой пенсии. Таким образом, по существу, им ставится вопрос о неконституционности оспариваемых положений статьи 3 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" во взаимосвязи с примененным в его деле положением абзаца второго пункта 1 статьи 7 Федерального закона от 15 декабря 2001 года "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", в соответствии с которым застрахованными лицами, а именно лицами, на которых распространяется обязательное пенсионное страхование, являются граждане Российской Федерации, работающие по трудовому договору.
3.1. Конституция Российской Федерации, закрепляя свободу труда, право каждого свободно выбирать род деятельности и профессию (статья 34, часть 1; статья 37, часть 1), гарантирует каждому социальное обеспечение в установленных законом случаях (статья 39, часть 1), включающее право на получение трудовой пенсии. Реализация этого конституционного права осуществляется посредством обязательного пенсионного страхования.
Согласно Федеральному закону "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" право на трудовую пенсию имеют граждане Российской Федерации, застрахованные в соответствии со вступившим в силу с 1 января 2002 года Федеральным законом "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", при соблюдении ими условий, предусмотренных данным Федеральным законом (часть первая статьи 3).
Трудовая пенсия, назначаемая застрахованным лицам в соответствии с Федеральным законом "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", складывается из базовой, страховой и накопительной частей. Базовая часть трудовой пенсии формируется за счет единого социального налога, поступающего в федеральный бюджет. Страховая же и накопительная ее части финансируются за счет страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, имеющих неналоговый индивидуально-возмездный характер, поскольку при поступлении в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации они персонифицируются применительно к каждому из застрахованных лиц и учитываются на их индивидуальных лицевых счетах, открытых в органах Пенсионного фонда Российской Федерации. Учтенные таким образом страховые взносы формируют страховое обеспечение, которое выплачивается при наступлении страхового случая (в частности, при достижении пенсионного возраста). В условиях действующего правового регулирования размер будущих пенсионных выплат (страховой и накопительной частей трудовой пенсии) напрямую зависит от суммы накопленных на индивидуальном лицевом счете застрахованного лица страховых взносов. При этом страховая часть трудовой пенсии носит условно-накопительный характер, финансируется по распределительному методу и базируется на принципе солидарности поколений.
Определяя в Федеральном законе "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" круг лиц, на которых распространяется обязательное пенсионное страхование (застрахованные лица), законодатель включил в их число граждан, работающих по трудовому договору. С учетом цели обязательного пенсионного страхования, социально-правовой природы и предназначения страховых взносов само по себе такое правовое регулирование, как направленное на реализацию принципа всеобщности пенсионного обеспечения, формирование пенсионных прав этих лиц, приобретение ими права на получение трудовой пенсии (страховой и накопительной ее частей), согласуется с требованиями статей 19 и 39 (часть 1) Конституции Российской Федерации.
В то же время оно не учитывает особенностей правового положения тех работающих по трудовому договору граждан, кому выплачивается пенсия за выслугу лет в соответствии с Законом Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей".
Закрепляя безусловное участие таких пенсионеров в обязательном пенсионном страховании, законодатель должен, как указано в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 24 мая 2005 года N 223-О по запросам мирового судьи судебного участка N 2 города Калуги и мирового судьи судебного участка N 4 Советского района города Нижнего Новгорода, а также жалобам граждан И.А. Стародубова и В.Н. Шишова, гарантировать им возможность реализации пенсионных прав, приобретенных в рамках системы обязательного пенсионного страхования, на равных условиях с иными застрахованными лицами.
Работающим по трудовому договору военным пенсионерам, если только они не относятся к числу лиц, имеющих право на получение одновременно двух пенсий, трудовая пенсия, а именно ее базовая и страховая части, может устанавливаться и выплачиваться вместо пенсии по государственному пенсионному обеспечению; при этом перевод с пенсии, назначенной в связи с военной службой, на трудовую пенсию может осуществляться в любое время после возникновения права на трудовую пенсию и не ограничен каким-либо сроком. Что же касается накопительной части трудовой пенсии, то, как следует из пункта 4 статьи 3 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", выплата пенсии по государственному пенсионному обеспечению не препятствует получению этой части трудовой пенсии.

Добавлено (2006-08-09, 6:43 Am)
---------------------------------------------
Распространение на работающих по трудовому договору военных пенсионеров обязательного пенсионного страхования призвано, таким образом, гарантировать им возможность приобретения права на получение трудовой пенсии, осуществление выбора пенсии.
Между тем действующее законодательство не предусматривает перевод из федерального бюджета в Пенсионный фонд Российской Федерации средств для формирования расчетного пенсионного капитала при переходе военных пенсионеров на трудовую пенсию, что не позволяет в большинстве случаев обеспечить назначение им трудовой пенсии в размере, превышающем полагающуюся им военную пенсию. Тем самым вступление их в правоотношения по обязательному пенсионному страхованию в качестве гарантии, обеспечивающей им возможность выбора пенсии, утрачивает какой-либо смысл, поскольку выбор как таковой в подобных случаях предопределен.
3.2. Не содержит действующее законодательство и норм, которые допускали бы выплату таким лицам, если они достигли общеустановленного пенсионного возраста и имеют необходимый страховой стаж, страховой части трудовой пенсии, - право на ее получение может быть реализовано лишь лицами, имеющими право на одновременное получение двух пенсий. В то же время иные работающие по трудовому договору застрахованные лица, которые после установления им трудовой пенсии продолжают трудовую деятельность, имеют право на ежегодный перерасчет страховой части трудовой пенсии с учетом поступивших на их индивидуальный лицевой счет страховых взносов (пункт 3 статьи 17 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"), т.е. на периодическое увеличение ее размера. Тем самым военные пенсионеры, на одинаковых с получателями трудовых пенсий условиях работающие по трудовому договору и участвующие в системе обязательного пенсионного страхования, оказываются в неравном с ними положении при реализации права на получение страхового обеспечения. Таким образом, включение в эту страховую систему не влечет для них значимых последствий.
Между тем Федеральный закон "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" в качестве последствия распространения на отдельные категории граждан обязательного пенсионного страхования предполагает предоставление им при наступлении страхового случая соответствующего страхового обеспечения в размере, эквивалентном сумме страховых взносов, учтенной на их индивидуальных лицевых счетах в Пенсионном фонде Российской Федерации.
Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 24 мая 2005 года N 223-О применительно к индивидуальным предпринимателям и адвокатам - военным пенсионерам указал на недопустимость положения, при котором возложенная на них обязанность уплачивать за себя страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации не сопровождается предоставлением им помимо выплаты пенсии, полагающейся по государственному пенсионному обеспечению, страхового обеспечения с учетом уплаченных страховых взносов.
Как вытекает из правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 23 декабря 1999 года N 18-П по делу о проверке конституционности отдельных положений федеральных законов о тарифах страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды, равные обязанности граждан в несении бремени по формированию бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации (независимо от субъекта, производящего в соответствии с законом уплату страховых платежей) предполагают и равные права на получение соответствующего страхового обеспечения с учетом уплаченных сумм страховых взносов.
Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно указывал, что законодатель, осуществляя на основании статей 39 (часть 2), 71 (пункт "в"), 72 (пункты "б", "ж" части 1) и 76 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации регулирование условий и порядка предоставления конкретных видов пенсионного обеспечения, а также определяя организационно-правовой механизм его реализации, связан в том числе необходимостью соблюдения конституционных принципов справедливости и равенства и требований к ограничениям прав и свобод граждан (статья 19, часть 1; статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации). Различия в условиях приобретения отдельными категориями граждан права на пенсию и реализации пенсионных прав допустимы, если они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им; в сфере пенсионного обеспечения соблюдение принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает помимо прочего и запрет вводить не имеющие объективного и разумного оправдания различия в пенсионных правах лиц, принадлежащих к одной и той же категории (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях) (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 1998 года N 7-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1 и 5 Федерального закона "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год", от 3 июня 2004 года N 11-П по делу о проверке конституционности положений подпунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28 и пунктов 1 и 2 статьи 31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", от 23 декабря 2004 года N 19-П по делу о проверке конституционности подпункта 8 пункта 1 статьи 238 Налогового кодекса Российской Федерации).
Исключение для военных пенсионеров, работающих по трудовому договору, возможности получить без отказа от военной пенсии страховое обеспечение с учетом объема накопленных страховых взносов лишает смысла пенсионное страхование, которое в подобных условиях превращается лишь в институт изъятия денежных средств, что не согласуется с целями и предназначением такого страхования и приводит к ущемлению их социальных прав, которое не имеет объективного и разумного оправдания и несовместимо с требованиями статей 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
Таким образом, взаимосвязанные нормативные положения пунктов 2 и 3 статьи 3 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" и пункта 1 статьи 7 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" - в условиях действующего правового регулирования - в той части, в какой они, распространяя обязательное пенсионное страхование на работающих по трудовому договору военных пенсионеров, не предусматривают гарантии предоставления им соответствующего страхового обеспечения с учетом уплаченных сумм страховых взносов, без отказа от получения военной пенсии, в силу правовых позиций, выраженных Конституционным Судом Российской Федерации в постановлениях от 24 февраля 1998 года N 7-П, от 23 декабря 1999 года N 18-П, от 3 июня 2004 года N 11-П, от 23 декабря 2004 года N 19-П, Определении от 24 мая 2005 года N 223-О и настоящем Определении, утрачивают силу и не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами как не соответствующие статьям 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
В целях обеспечения реализации социальных прав работающих по трудовому договору военных пенсионеров федеральному законодателю надлежит разработать правовой механизм, гарантирующий им помимо выплаты пенсии по государственному пенсионному обеспечению возможность получать страховую часть трудовой пенсии с учетом страховых взносов, отраженных на их индивидуальных лицевых счетах в Пенсионном фонде Российской Федерации.
Вместе с тем Конституционный Суд Российской Федерации учитывает, что федеральному законодателю должен быть предоставлен разумный срок для установления надлежащего правового регулирования. Кроме того, вступлением в силу настоящего Определения затрагивается расходная часть бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации на 2006 год, неисполнение которого может привести к недопустимому нарушению прав получателей трудовых пенсий. Этим обусловливается необходимость установления особенностей исполнения настоящего Определения в соответствии с пунктом 12 части первой статьи 75, статьями 79 и 80 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, пунктами 1 и 3 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Взаимосвязанные нормативные положения пунктов 2 и 3 статьи 3 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" и абзаца второго пункта 1 статьи 7 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" в той части, в какой они, распространяя обязательное пенсионное страхование на работающих по трудовому договору военных пенсионеров, не предусматривают надлежащего правового механизма, гарантирующего установление им наряду с получаемой пенсией по государственному пенсионному обеспечению страховой части трудовой пенсии с учетом страховых взносов, накопленных на их индивидуальных лицевых счетах в Пенсионном фонде Российской Федерации, в силу правовых позиций, выраженных Конституционным Судом Российской Федерации в постановлениях от 24 февраля 1998 года N 7-П, от 23 декабря 1999 года N 18-П, от 3 июня 2004 года N 11-П, от 23 декабря 2004 года N 19-П, Определении от 24 мая 2005 года N 223-O и настоящем Определении, утрачивают силу и не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами как не соответствующие статьям 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
2. Федеральному законодателю надлежит предусмотреть правовой механизм, гарантирующий выплату работающим по трудовому договору военным пенсионерам помимо пенсии по государственному пенсионному обеспечению страховой части трудовой пенсии с учетом страховых взносов, отраженных на их индивидуальных лицевых счетах в Пенсионном фонде Российской Федерации, и обеспечить введение установленного правового регулирования в срок не позднее 1 января 2007 года.
3. Признать жалобу гражданина Наумчика Вячеслава Викторовича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного им вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.
4. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
5. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В. Зорькин
Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю. Данилов


VIPded
Аватара пользователя
Админ
Админ
 
Сообщений: 14619
Зарегистрирован: 13.05.2008
Откуда: Севастополь-Москва

Непрочитанное сообщение #6  VIPded » 22 марта 2009, 01:22

Порядок исчисления выслуги лет для назначения пенсии лицам, осуществлявшим прыжки с парашютом, соответствует действующему законодательству.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ от 16 сентября 2008 г. N ВКПИ08-55

Б. просил признать незаконным и недействующим с момента издания абзаца 6 подпункта "а" пункта 1 Годовых норм прыжков с парашютом для исчисления выслуги лет при назначении пенсии некоторым категориям военнослужащих, утвержденных приказом Министра обороны Российской Федерации от 14 февраля 2005 г. N 40 (далее - Годовые нормы прыжков), в части слов "проходивших в установленном порядке военную службу по контракту".
По его мнению, оспариваемая норма ограничивает право курсантов военно-образовательных учреждений, готовящих офицеров для воздушно-десантных войск, проходивших военную службу с 1 октября 1967 г. в должностях, выполнение обязанностей по которым связано с систематическим совершением прыжков с парашютом, на льготное исчисление выслуги лет для назначения пенсии.
Заявитель полагал, что нормативный правовой акт в указанной части противоречит положениям ч. ч. 2 и 3 ст. 18 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" (далее - Закон), а также абзаца 7 подпункта "г" пункта 3 Постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин, либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы и их семьям в Российской Федерации" (далее - Постановление).
Военная коллегия нашла заявление Б. не подлежащими удовлетворению.
В соответствии с действовавшим в 1984 - 1988 гг. Законом СССР "О всеобщей воинской обязанности" от 12 октября 1967 г. (часть 2 статьи 11) граждане, принятые в военно-учебные заведения, состояли на действительной военной службе и именовались курсантами. На них распространялись обязанности, установленные для военнослужащих срочной службы. Они и их семьи пользовались правами, льготами и преимуществами, предусмотренными законодательством для военнослужащих срочной службы и их семей.
Аналогичные положения сохранились и в законодательстве Российской Федерации.
Так, пунктом 3 статьи 31 Закона Российской Федерации "О воинской обязанности и военной службе" от 11 февраля 1993 г. N 4455-1, было установлено, что до заключения контракта о прохождении военной службы курсант имеет правовое положение военнослужащего, проходящего военную службу по призыву.
Согласно пункту 2 статьи 35 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе", граждане, не проходившие военную службу, при зачислении в военные образовательные учреждения профессионального образования приобретают статус военнослужащих, проходящих военную службу по призыву.
В свою очередь, Федеральный закон от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" определил, что курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования до заключения с ними контракта имеют правовое положение военнослужащих по призыву (п. 1 ст. 2).
Кроме того, указанный федеральный закон (п. 1 ст. 3) устанавливает единую систему правовой и социальной защиты военнослужащих, а также материального и иных видов обеспечения. Вместе с тем уровень этого зависит от занимаемых ими воинских должностей, присвоенных воинских званий, общей продолжительности военной службы, в том числе и в льготном исчислении, выполняемых задач, условий и порядка прохождения военной службы (по призыву, по контракту).
Таким образом, при прохождении обучения в Рязанском воздушно-десантном училище с 1984 по 1988 гг. Б., будучи курсантом, имел статус военнослужащего срочной службы и пользовался теми правами и льготами, которые были предусмотрены для этой категории военнослужащих.
В соответствии с ч. 2 ст. 18 Закона время прохождения службы в особых условиях подлежит зачету в выслугу лет для назначения пенсии лицам, указанным в ст. 1 Закона, в льготном исчислении.
Согласно ч. 3 этой же статьи, порядок исчисления выслуги лет для назначения пенсии лицам, указанным в ст. 1 Закона, определяется Правительством Российской Федерации.
Правительство Российской Федерации, действуя в рамках предоставленных Законом полномочий, приняло Постановление, где в абз. 7 подп. "г" п. 3 установило засчитывать на льготных условиях, то есть один месяц службы за полтора месяца в должностях, выполнение обязанностей по которым связано с систематическим совершением прыжков с парашютом, в частности в военно-образовательных учреждениях, готовящих офицеров для воздушно-десантных войск, - с 1 октября 1967 г. При этом служба в указанных должностях засчитывается военнослужащим в выслугу лет на льготных условиях при выполнении ими годовых норм прыжков с парашютом, определяемых Министром обороны РФ.
В п. 5 Постановления закреплено, что военная служба по призыву в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин (ранее - срочная военная служба), кроме периодов, подлежащих зачету в выслугу лет на льготных условиях, предусмотренных для военнослужащих воинских частей, штабов и учреждений действующей армии, военнослужащих, проходивших службу или находившихся в плену в период Великой Отечественной войны, принимавших участие в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС либо необоснованно привлеченных к уголовной ответственности или репрессированных, засчитывается в выслугу лет для назначения пенсий в календарном исчислении.
Приведенная правовая норма по своему характеру является специальной, определяющей порядок зачета военной службы по призыву (ранее - срочной военной службы) в выслугу лет для назначения пенсий. Она же устанавливает случаи, когда такая служба подлежит зачету на льготных условиях.
Анализ содержания этого пункта позволяет сделать вывод, что прохождение службы по призыву (ранее - срочной военной службы) в военно-образовательных учреждениях, готовящих офицеров для воздушно-десантных войск, в должностях, выполнение обязанностей по которым связано с систематическим совершением прыжков с парашютом, к указанным случаям не относится.
Законность п. 5 Постановления подтверждена вступившими в законную силу решениями Верховного Суда Российской Федерации от 5 апреля 2001 г. N ВКПИ01-12 и от 30 октября 2007 г. N ВКПИ07-107.
Из абз. 6 подп. "а" п. 1 Годовых норм прыжков видно, что до 1 января 1996 г. минимальная норма, дающая право на исчисление выслуги лет на льготных условиях, для курсантов военно-учебных заведений, проходивших в установленном порядке военную службу по контракту, составляла 6 прыжков.
Содержащееся в указанном абзаце условие "... проходивших в установленном порядке военную службу по контракту ..." по сущности является логическим воспроизведением нормы, закрепленной в п. 5 Постановления.
Таким образом, в оспариваемом приказе Министра обороны РФ практически воспроизводятся положения Постановления, то есть нормативного правового акта, имеющего большую юридическую силу, что само по себе не может свидетельствовать о незаконности оспариваемого акта и нарушении должностным лицом компетенции при его издании.
Вопреки утверждению заявителя ни в Законе, ни в Постановлении, на соответствие которым проверяется оспариваемый приказ, не содержится положений, позволяющих приравнять военнослужащих, проходивших военную службу по призыву, в том числе и в качестве курсантов военно-учебных заведений до заключения ими контрактов или в период действия Закона СССР "О всеобщей воинской обязанности" по правам и льготам к военнослужащим, проходящим военную службу по контракту.

http://base.consultant.ru/cons....01D2038

Профессиональная юридическая помощь. Online-сопровождение дел. +79787199856

VIPded
Аватара пользователя
Админ
Админ
 
Сообщений: 14619
Зарегистрирован: 13.05.2008
Откуда: Севастополь-Москва

Непрочитанное сообщение #7  VIPded » 31 марта 2010, 20:57

Бюллетень № 2 2010 года
4. Суд правомерно отказал в перерасчете пенсии в связи с увеличением оклада по воинским должностям лицу,
не имеющему соответствующей квалификационной категории
Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 мая 2009 г. N 18-В09-31
(Извлечение)
Ж. обратился в суд с заявлением о признании незаконным отказа Центра социального обеспечения военкомата Краснодарского края в перерасчете пенсии, указав, что с 1997 г. он является получателем пенсии за выслугу лет, уволен из Вооруженных Сил с должности бортового авиационного техника вертолета авиаотряда, в соответствии с летной книжкой имеет квалификацию бортового техника-механика 1 класса.
Постановлением Правительства РФ от 23 мая 2000 г. N 396 утверждено Положение об определении квалификации летного состава государственной авиации, предусматривающее увеличение должностных окладов лицам, имеющим присвоенные в установленном порядке квалификационные категории. Полагая, что его квалификация соответствует квалификации бортового специалиста 1 класса, Ж. обратился в Центр социального обеспечения военкомата края с
заявлением о перерасчете пенсии в соответствии с повышением должностного оклада с учетом квалификационной категории и получил отказ. Ж. просил признать отказ в перерасчете пенсии незаконным и обязать Центр социального обеспечения военкомата произвести перерасчет пенсии с момента подачи заявления, а именно с апреля 2007 г.
Решением Прикубанского районного суда г. Краснодара от 26 июня 2008 г. Ж. в удовлетворении заявления отказано.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 25 сентября 2008 г. решение суда отменено, отказ в перерасчете пенсии признан незаконным и на Центр социального обеспечения военкомата возложена обязанность произвести Ж. перерасчет пенсии с учетом классности с момента подачи заявления - с апреля 2007 г.
В надзорной жалобе военкомата Краснодарского края содержится просьба об отмене определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 25 сентября 2008 г. со ссылкой на то, что судом кассационной инстанции были допущены существенные ошибки в применении и толковании норм материального права.
Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, переданной с делом для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции определением судьи Верховного Суда РФ 6 апреля 2009 г., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 14 мая 2009 г. жалобу удовлетворила, указав следующее.
В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
При рассмотрении настоящего дела судом кассационной инстанции допущено существенное нарушение норм материального права, которое выразилось в следующем.
Из материалов дела видно, что Ж. в 1997 году уволен из Вооруженных Сил с должности бортового авиационного техника вертолета, является пенсионером Минобороны России и получает пенсию за выслугу лет. Ж. имеет классную квалификацию "бортовой авиационный техник-мастер", которая была ему присвоена в 1978 году.
Постановлением Правительства РФ от 23 мая 2000 г. N 396 "Об определении квалификации летного состава государственной авиации" утверждено Положение об определении квалификации летного состава государственной авиации, которым предусмотрено присвоение квалификационных категорий летному составу и увеличение им окладов по воинской должности, в том числе и бортовому специалисту 1 класса в период до 1 января 2007 г. на 20%, с 1 января 2007 г. - на 35%.
Во исполнение постановления Правительства РФ от 23 мая 2000 г. N 396 Министром обороны РФ, МВД России, МЧС России, ГТК России, ФСБ России и ФПС России издан приказ от 27 июля 2000 г., по которому гражданам, уволенным с военной и иной государственной службы и имеющим право на пенсионное обеспечение с учетом увеличения летному составу окладов за присвоенные квалификационные категории, перерасчеты ранее назначенных пенсий осуществляются на основании их заявлений в военные комиссариаты по месту жительства и при представлении данных о присвоении
соответствующей квалификации, заверенных в установленном порядке (выписка из приказа, личного дела или летной книжки).
Постановлением Правительства РФ N 611 от 16 августа 2002 г. действие постановления от 23 мая 2000 г. N 396 было распространено на летный состав, которому были присвоены квалификационные категории в порядке, установленном для летчиков и штурманов, до вступления в силу настоящего постановления.
Принимая решение по делу и отказывая Ж. в удовлетворении заявления, суд первой инстанции исходил из того, что в соответствии с постановлением Правительства РФ от 16 августа 2002 г. N 611 "О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 23 мая 2000 года N 396" подлежат пересмотру с учетом классности ранее назначенные пенсии из летных окладов, в том числе сохраненных уволенным в запас с военной службы офицерам инженерно-технического состава (техников), имеющим "летную" военно-учетную специальность и входившим в состав
экипажей, которым квалификационная категория бортовых специалистов была присвоена в период с мая 1987 г. по март 1991 г. приказами Главнокомандующих ВВС, войсками ПВО и ВМФ, а "военного инженера (техника)-мастера" - приказами Министра обороны СССР, тогда как по настоящему делу установлено, что классная квалификация бортового специалиста в порядке, установленном для летчиков и штурманов, заявителю не присваивалась.
Отменяя решение суда и удовлетворяя заявление Ж., суд кассационной инстанции со ссылкой на то, что заявитель проходил службу на летной должности, являлся бортовым специалистом 1 класса, квалификационный класс присвоен ему в 1978 году в установленном на этот период порядке, приказами начальника КВВАУ последнему была установлена надбавка за классную квалификацию в размере 5% от должностного оклада, пришел к выводу о том, что Ж. имеет право на перерасчет пенсии в соответствии с вышеназванными нормативно-правовыми актами.
Однако Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ не может согласиться с выводами суда кассационной инстанции, поскольку они основаны на неправильном толковании и применении норм материального права.
В соответствии со ст. 49 Закона РФ от 12 февраля 1993 г. N 4468-I "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" (в ред. от 3 декабря 2007 г. N 319-ФЗ) пенсии, назначенные лицам, указанным в ст. 1 Закона, при увеличении денежного довольствия военнослужащих подлежат пересмотру исходя из уровня увеличения учитываемого при исчислении пенсий денежного довольствия соответствующих категорий военнослужащих одновременно с его увеличением.
Постановлением Правительства РФ от 23 мая 2000 г. N 396 утверждено Положение об определении квалификации летного состава государственной авиации, которым предусмотрено увеличение должностных окладов военнослужащим, проходящим военную службу, и работникам (сотрудникам), проходящим государственную службу на должностях летного состава и имеющим присвоенные в установленном порядке квалификационные категории "летчик (штурман)", "летчик
(штурман)-инструктор 2, 1 классов", "летчик (штурман)-снайпер", "бортовой специалист 2, 1 класса", "бортовой специалист-мастер", при этом квалификационные категории "бортовой специалист 3, 2 и 1 классов" и "бортовой специалист-мастер" введены этим Положением впервые.
Классификация членов экипажей воздушных судов (кроме летчиков и штурманов) ранее проводилась в соответствии с Инструкцией о порядке проведения классификации офицеров инженерно-технического состава авиации Вооруженных Сил СССР, занимающих должности инженера и техника и входящих в экипажи самолетов и вертолетов, утвержденной приказом Министра обороны СССР 1987 года N 0112. Этой Инструкцией введен порядок проведения классификации, приближенный
к порядку, применяющемуся для летчиков и штурманов. В 1990 году приказом Министра обороны СССР N 0190 введена в действие Инструкция, которая установила единые порядок, нормы и требования для определения квалификации летчиков, штурманов, инженеров и техников, выполняющих свои обязанности в полете.
Приказом Министра обороны СССР от 15 марта 1991 г. N 063 в приказ N 0190 внесены изменения и в дальнейшем порядок присвоения (подтверждения) членам экипажей воздушных судов (кроме летчиков и штурманов) квалификационных категорий изменился и стал максимально приближен к порядку, установленному для определения классности наземных специалистов, которая проводилась в соответствии с приказом 1990 года N 080.
Для присвоения впервые введенных постановлением Правительства РФ от 23 мая 2000 г. N 396 квалификационных категорий бортовых специалистов этим нормативным актом введены новый порядок и более высокие требования, чем те, которые по-прежнему используются при квалификации военнослужащих нелетных специальностей.
Учитывая, что с 1987 по 1991 год другие члены экипажей воздушных судов (бортовые инженеры и техники офицерского состава) квалифицировались в соответствии с порядком, сходным для определения квалификации летчиков и штурманов, постановлением Правительства РФ от 16 августа 2002 г. N 611 в постановление Правительства РФ от 23 мая 2000 г. N 396 внесены изменения, предусматривающие, что Положение об определении квалификации
летного состава государственной авиации распространяется на летный состав, которому были присвоены квалификационные категории в порядке, установленном для летчиков и штурманов, до вступления в силу настоящего Положения.
Подпунктом "д" п. 1 приказа Министра обороны РФ N 288 и руководителей других силовых ведомств от 12 июля 2007 г. "О мерах по совершенствованию работы по определению квалификации летного состава государственной авиации" предусмотрено производить перерасчет ранее назначенных пенсий гражданам, уволенным с военной службы и занимавшим ранее:
- воинские (штатные) должности летного состава и имеющим право на пенсионное обеспечение с учетом увеличения окладов по этим должностям за присвоенную в установленном порядке соответствующую квалификационную категорию (классную квалификацию, классность);
- должности офицеров, относящиеся к должностям бортовых инженеров и бортовых техников, и имеющим право на пенсионное обеспечение с учетом увеличения окладов по этим должностям за соответствующую классность, присвоенную в порядке, установленном для летчиков и штурманов.
Исходя из анализа вышеприведенных правовых норм следует, что право на повышение должностного оклада с увеличением за квалификационную категорию и, соответственно, право на перерасчет пенсии с учетом этого обстоятельства имеют не все члены экипажей воздушных судов, а лишь те, кому классная квалификация присвоена в порядке, установленном для летчиков и штурманов, который существовал в период с мая 1987 г. по март 1991 г.
Ж. проходил военную службу в 1974-1998 годах, в периоды с 5 сентября 1974 г. по 19 марта 1981 г. и с 30 ноября 1994 г. по 14 февраля 1998 г. в составе летного экипажа. Классная квалификация "бортовой авиационный техник-мастер" заявителю присвоена в 1978 году. По должности, которую занимал в период прохождения военной службы заявитель, классные квалификации присваивались в порядке и с учетом требований, установленных соответствующими приказами Министра обороны СССР для наземных специалистов.
Таким образом, в период прохождения службы заявителем в порядке, установленном для летчиков и штурманов, ему квалификационная категория не присваивалась, что в силу положений вышеназванных нормативных актов является обязательным условием для перерасчета размера пенсии в связи с увеличением оклада по воинским должностям за классную квалификацию.
При таких обстоятельствах вывод суда кассационной инстанции о праве заявителя на перерасчет пенсии из должностного оклада, повышенного с учетом квалификационной категории, основан на неправильном толковании и применении указанных норм материального права.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 25 сентября 2008 г. отменила, оставила в силе решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 26 июня 2008 г.
Профессиональная юридическая помощь. Online-сопровождение дел. +79787199856

Владимир Черных
Аватара пользователя
Админ
Админ
 
Сообщений: 8439
Зарегистрирован: 01.01.2006

Непрочитанное сообщение #8  Владимир Черных » 13 апреля 2010, 16:03

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ВОЕННАЯ КОЛЛЕГИЯ

РЕШЕНИЕ
от 12 марта 2008 г. N ВКПИ08-2
(Извлечение)

Ш. обратился в Верховный Суд РФ с заявлением, в котором оспорил Постановление Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 года N 941 "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации" (далее - Постановление) в следующей части:

- пункт 8, подпункт "а" пункта 9 и подпункт "а" пункта 14 в части, в которой не предусмотрены для исчисления пенсии выплаты в связи с индексацией денежного довольствия, а также механизм поддержания пенсионного обеспечения военных пенсионеров на уровне, установленном статьей 1 Соглашения "О порядке пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей и государственного страхования военнослужащих государств - участников Содружества Независимых Государств" от 15 мая 1992 года;

- подпункт "а" пункта 14 в части, в которой не предусмотрен порядок индексации пенсий с учетом индекса потребительских цен.

Военная коллегия не нашла оснований для удовлетворения заявления.

Из преамбулы Соглашения от 15 мая 1992 года усматривается, что оно основывается на Соглашении между государствами - участниками Содружества Независимых Государств "О социальных и правовых гарантиях военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей" от 14 февраля 1992 года.

Согласно этому Соглашению, за военнослужащими, лицами, уволенными с военной службы и проживающими на территории государств - участников Содружества, а также членами их семей сохраняется уровень прав и льгот, установленных ранее законами и другими нормативными актами бывшего Союза ССР (статья 1); полнота политических, социально-экономических и личных прав и свобод названных категорий лиц, в том числе на получение пенсии, установленной законодательством, в соответствии с нормами международного права и положениями этого Соглашения устанавливается и обеспечивается государствами Содружества своим законодательством (статья 2).

Согласно статье 1 Соглашения "О порядке пенсионного обеспечения военнослужащих и членов их семей и государственного страхования военнослужащих государств - участников Содружества Независимых Государств" от 15 мая 1992 года, пенсионное обеспечение и обязательное государственное страхование военнослужащих Вооруженных Сил государств - участников Содружества и других воинских формирований, созданных законодательными органами этих государств, Объединенных Вооруженных Сил Содружества, Вооруженных Сил и иных воинских формирований бывшего Союза ССР (далее - военнослужащих), а также пенсионное обеспечение семей этих военнослужащих осуществляются на условиях, по нормам и в порядке, которые установлены или будут установлены законодательством государств-участников, на территории которых проживают указанные военнослужащие и их семьи. При этом уровень пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей, устанавливаемый законодательством государств-участников не может быть ниже уровня, установленного ранее законодательными и другими нормативными актами бывшего Союза ССР.

Анализ названных Соглашений от 14 февраля и 15 мая 1992 года в их взаимосвязи показывает, что закрепленное в Соглашениях положение о сохранении государствами - участниками Содружества уровня пенсионного обеспечения не ниже уровня ранее установленных прав и льгот подразумевает принятие этими государствами нормативных актов, в которых должен быть определен конкретный вид и фактический размер пенсии в соответствии с национальным законодательством.

Во исполнение Соглашения от 15 мая 1992 года в Российской Федерации 12 февраля 1993 года принят Закон N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", которым в соответствии с частью 2 статьи 39 Конституции Российской Федерации определены правовые основания назначения пенсий и порядок их исчисления.

Согласно статье 43 и части первой статьи 49 названного Закона, пенсии лицам, проходившим военную службу, исчисляются из денежного довольствия военнослужащих; для исчисления им пенсии учитываются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, оклады по должности, воинскому или специальному званию (без учета повышения окладов за службу в отдаленных, высокогорных местностях и в других особых условиях) и процентная надбавка за выслугу лет, включая выплаты в связи с индексацией денежного довольствия; пенсии при увеличении денежного довольствия военнослужащих подлежат пересмотру, исходя из уровня увеличения учитываемого при исчислении пенсий денежного довольствия соответствующих категорий военнослужащих и сотрудников одновременно с его увеличением.

Нормы статей 43 и 49 Закона от 12 февраля 1993 года, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 24 января 2008 года N 4-О, направлены на обеспечение реализации пенсионных прав военнослужащих и не могут рассматриваться как нарушающие их конституционные права и свободы.

Изложенное указывает о том, что положения статьи 1 Соглашения от 15 мая 1992 года о необходимости сохранения уровня пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей не ниже уровня, установленного ранее законодательными и другими нормативными актами бывшего Союза ССР, нашли отражение в Законе от 12 февраля 1993 года, который не противоречит указанному Соглашению.

Исследование содержащегося в статьях 43 и 49 Закона от 12 февраля 1993 года понятия "денежное довольствие для исчисления пенсии военнослужащим" показывает, что оно отличается от понятия "денежное довольствие военнослужащих", определяемого статьями 12 и 13 Федерального закона "О статусе военнослужащих", и имеет самостоятельное нормативное значение для целей исчисления пенсии и ее пересмотра военным пенсионерам. Данный вывод согласуется с правовой позицией, высказанной Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 14 декабря 2004 г. N 429-О, согласно которой такое истолкование статей 43 и 49 Закона от 12 февраля 1993 года адекватно воле законодателя.

Из этого следует, что неуказанные в статье 43 Закона от 12 февраля 1993 года дополнительные виды денежного довольствия военнослужащих, в том числе указанные в заявлении Ш. ежемесячная надбавка за сложность, напряженность и специальный режим военной службы, а также ежемесячное денежное поощрение, в состав денежного довольствия для исчисления пенсии военнослужащим не входят.

Названные надбавки в соответствии с пунктом 4 статьи 13 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и Указом Президента Российской Федерации от 18 февраля 2005 года N 177 выплачиваются только военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, и имеют иное предназначение, обусловленное необходимостью совершенствования системы денежного довольствия военнослужащих и сохранения единого уровня социальной защиты разных составов военнослужащих, проходящих военную службу в населенных пунктах различного уровня в обычных условиях военной службы.

Что касается указания в заявлении на необходимость исчисления пенсий с учетом месячной стоимости продовольственного пайка, то с 1 декабря 2007 г. это положение из статьи 43 Закона от 12 февраля 1993 года исключено Федеральным законом от 1 декабря 2007 года N 311-ФЗ с одновременным увеличением в 1,15 раза окладов по воинским должностям военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, и установлением новых окладов по воинским званиям, в которые включена сумма денежной компенсации взамен продовольственного пайка, ранее выплачиваемая военнослужащим.

Таким образом, содержащийся в статье 43 Закона от 12 февраля 1993 года перечень выплат для исчисления пенсий военнослужащим, состоящий из окладов по должности, воинскому или специальному званию и процентной надбавки за выслугу лет, включая выплаты в связи с индексацией денежного довольствия, является исчерпывающим. На Правительство Российской Федерации, в соответствии с названной статьей Закона от 12 февраля 1993 года, возложена обязанность по определению порядка назначения и выплаты этих пенсий.

Во исполнение предписаний Закона Совет Министров - Правительство Российской Федерации 22 сентября 1993 года приняло оспариваемое Постановление.

В соответствии с пунктом 8 и подпунктом "а" пункта 9 Постановления пенсии уволенным со службы военнослужащим исчисляются из суммы их денежного довольствия, в которое включаются оклад по последней штатной должности, оклад по воинскому званию, присвоенному ко дню увольнения, и процентная надбавка за выслугу лет, исчисленная из этих окладов, с повышением (индексацией) этого денежного довольствия по состоянию на день назначения или перерасчета пенсии.

Согласно подпункту "а" пункта 14 Постановления в предусмотренных законодательством случаях повышения стоимости жизни или увеличения денежного довольствия состоящих на службе военнослужащих либо повышения установленного федеральным законом минимального размера пенсии по старости, пенсии, назначенные в соответствии с Законом от 12 февраля 1993 года, подлежат пересмотру: в случае повышения стоимости жизни пенсии, назначенные ранее уволенным со службы военнослужащим и их семьям, повышаются (индексируются) с учетом индекса стоимости жизни за соответствующий период, определяемого компетентным государственным органом, в порядке, размерах и со срока, установленных законодательством Российской Федерации и нормативными актами Правительства Российской Федерации об индексации денежных доходов населения.

Из содержания пункта 8 и подпункта "а" пункта 9 Постановления видно, что они воспроизводят положения статьи 43 Закона от 12 февраля 1993 года и соответствуют правовому смыслу понятия "денежное довольствие для исчисления пенсии военнослужащим".

При таких обстоятельствах оснований для признания пункта 8, подпункта "а" пункта 9 и подпункта "а" пункта 14 Постановления в указанной в заявлении части не соответствующими статье 1 Соглашения от 15 мая 1992 года и статье 43 Закона от 12 февраля 1993 года не имеется.

Нельзя согласиться и с утверждением заявителя о противоречии подпункта "а" пункта 14 Постановления Конституции Российской Федерации, статье 1 Соглашения от 15 мая 1992 года и статье 43 Закона от 12 февраля 1993 года в той части, в которой в нем не предусмотрен порядок индексации пенсий с учетом индекса потребительских цен.

При этом Военная коллегия исходила из следующего.

Порядок индексации денежных доходов населения в связи с ростом цен на потребительские товары и услуги ранее был установлен Законом РСФСР от 24 октября 1991 года "Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР".

С 1 января 2005 года в соответствии с пунктом 5 статьи 156 Федерального закона от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ Закон РСФСР "Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР" утратил силу, чем в настоящее время обусловливается невозможность осуществления пересмотра пенсий по основанию, предусмотренному в подпункте "а" пункта 14 Постановления.

Вместе с тем отсутствие такой возможности, согласно правовой позиции, сформулированной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2006 года N 271-О, не может свидетельствовать о нарушении конституционных прав той категории граждан, к числу которых относится заявитель, поскольку названным Постановлением в подпункте "б" пункта 14 предусматривается и другое основание для пересмотра пенсий, а именно увеличение денежного довольствия военнослужащих. Возможность такого альтернативного способа пересмотра пенсий допускалась и статьей 1 Закона РСФСР "Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР", согласно которой индексация может сочетаться, а в некоторых случаях и заменяться иными методами государственного регулирования доходов населения. При принятии решения Военная коллегия не могла не учесть и то обстоятельство, что разрешение вопроса об изменении порядка исчисления и увеличения пенсий военнослужащим, к чему, по сути, сводятся требования Ш., относится к компетенции законодателя и не входит в полномочия Верховного Суда Российской Федерации.
Юридическая помощь в Москве. Обращайтесь в личку.

VIPded
Аватара пользователя
Админ
Админ
 
Сообщений: 14619
Зарегистрирован: 13.05.2008
Откуда: Севастополь-Москва

Непрочитанное сообщение #9  VIPded » 02 мая 2010, 20:31

КАС10-106
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
г. Москва «25» марта 2010 г.
Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
Председательствующего Федина А.И., членов коллегии Кнышева В.П., Манохиной Г.В., при секретаре Кулик Ю.А., с участием прокурора Масаловой Л.Ф. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Попова Александра Васильевича о признании частично недействующим постановления Правительства Российской Федерации от 16 августа 2002г. № 611 «О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 23 мая 2000г. № 396» по кассационной жалобе Попова А.В. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 8 февраля 2010г., которым в удовлетворении заявления отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителя Попова А.В. - Чумака О.Г., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя Правительства Российской Федерации Осьмухи Я.А., возражавшего против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей кассационную жалобу необоснованной,
Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
установила :
абзацем шестым постановления Правительства Российской Федерации от 16 августа 2002г. № 611 внесены изменения в Положение об определении квалификации летного состава государственной авиации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 23 мая 2000г. № 396. Абзац четырнадцатый п. 2, распространявший данное Положение на летный состав, которому были присвоены квалификационные категории до вступления в силу этого положения, изложен в следующей редакции: «Настоящее Положение распространяется на летный состав, которому были присвоены квалификационные категории в порядке, установленном для летчиков и штурманов, до вступления в силу настоящего Положения».
Попов А.В., являющийся пенсионером Министерства обороны Российской Федерации с декабря 1994г., обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими внесенных изменений, указав, что Правительство Российской Федерации вышло за пределы своих полномочий, ввело не предусмотренные законом ограничения при определении размера пенсии и условий ее выплаты, лишив права на пересмотр пенсии при увеличении денежного довольствия соответствующих категорий военнослужащих тех пенсионеров, которые в период военной службы до 2000г. занимали летные должности бортовых специалистов и имели квалификацию «мастер», присвоенную им не министром обороны страны. Во время военной службы он (Попов А.В.) занимал летные должности бортовых специалистов, имел классную квалификацию «мастер», присвоенную в 1992г. командующим 46 Воздушной армии Верховного главного командования, в ноябре 2007г. обратился с заявлением в Тамбовский военный комиссариат о перерасчете пенсии в связи с изменением окладов по должности летному составу, имеющему присвоенные в установленном порядке квалификационные категории, в чем ему было отказано по основанию формальной разницы в порядке присвоения классной квалификации.
Решением Верховного Суда Российской Федерации от 8 февраля 2010г. в удовлетворении заявления отказано. В кассационной жалобе Попов А.В. просит решение суда отменить, как незаконное, и принять новое решение об удовлетворении его заявления. При разрешении данного дела суд, по его мнению, не учел положения ст. 5 Воздушного кодекса Российской Федерации и то, что постановление № 611 косвенным образом регулирует вопросы пенсионного обеспечения летного состава, нарушает его права, исключив из лиц летного состава, имеющих право на увеличение размера пенсии.
Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, исследовав материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований к отмене решения суда.
Разрешая данное дело, Верховный Суд Российской Федерации дал правильное толкование оспоренному в части постановлению Правительства Российской Федерации от 16 августа 2002г. № 611 и пришел к обоснованному выводу о том, что эта правовая норма не противоречит нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, и не нарушает прав и законных интересов заявителя.
Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 мая 2000г. № 396 в соответствии с Воздушным кодексом Российской Федерации было утверждено Положение об определении квалификации летного состава гражданской авиации (далее - Положение от 23 мая 2000г. № 396).
Согласно ст. 2 Воздушного кодекса Российской Федерации, введенного в действие с 1 апреля 1997г., воздушное законодательство Российской Федерации состоит из данного Кодекса, федеральных законов, указов Президента Российской Федерации, постановлений Правительства Российской Федерации, федеральных правил использования воздушного пространства, федеральных авиационных правил, а также принимаемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации.
Суд правильно указал в решении, что основываясь на этой норме Кодекса, Правительство Российской Федерации правомерно утвердило Положение от 23 мая 2000г. № 396.
В соответствии с п. 2 ст. 56 Воздушного кодекса Российской Федерации предусматривающим, что экипаж воздушного судна состоит из летного экипажа (командира, других лиц летного состава) и кабинного экипажа (бортоператоров и бортпроводников), названное Положение установило квалификационные категории «Бортовой специалист 3, 2, 1 класса, мастер» и увеличенные, в зависимости от присвоения в установленном порядке квалификационной категории размеры должностных окладов военнослужащим и работникам (сотрудникам), проходящим государственную службу на должностях летного состава (пп. 2, 5 Положения). Ранее действовавшее Положение о квалификации летного состава военной авиации, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации от 14 февраля 1994г. № 103 допускало присвоение классной квалификации только военным летчикам (штурманам), находящимся на летной работе, с выплатой им с учетом имеющегося класса процентной надбавки к должностному окладу.
Абзацем четырнадцатым п. 2 Положения от 23 мая 2000г. № 396 действие этого Положения распространялось на летный состав, которому были присвоены квалификационные категории до вступления его в силу, то есть на летчиков (штурманов), имевших классную квалификацию, присвоенную им ранее в порядке и по нормативам, установленным для летного состава. Другие члены экипажей самолетов, вертолетов, относящиеся к инженерно-техническому составу авиации, классифицировались в ином порядке, по нормам и требованиям аналогичным тем, которые были установлены для определения классности наземных специалистов в соответствии с приказом Министра обороны СССР от 20 мая 1990г. № 080. Эти члены экипажей не имели классной квалификации, предусмотренной для летного состава, поэтому на них не распространялось действие указанного Положения, впервые установившего квалификационные категории для специалистов, относящихся к кабинному экипажу.
Вместе с тем в период с февраля 1987г. по май 1991г. присвоение классных квалификаций офицерам инженерно-технического состава, занимавшим должности инженера (бортового инженера) и техника (бортового техника) и входившим в состав экипажей самолетов и вертолетов осуществлялось в порядке, применяемом для квалификации летчиков и штурманов.
При таких данных, суд пришел к правильному выводу о том, что внесенные постановлением Правительства Российской Федерации от 16 мая 2002г. № 611 изменения в абзац четырнадцатый п. 2 Положения от 23 мая 2000г. № 396, оспоренный заявителем, по сути, расширяют действие этого Положения, распространяя его на офицеров инженерно-технического состава, занимавших указанные должности, классная квалификация которым, была присвоена ранее в порядке, сходном с порядком определения квалификации летчиков и штурманов. Признание внесенных изменений недействующими привело бы к лишению указанной категории военнослужащих права на получение должностного оклада в размере, увеличенном с учетом классной квалификации, присвоенной им до вступления в силу этого Положения с соблюдением порядка и требований, предъявляемых к летному составу военной авиации.
Суд правильно указал в решении, что оспариваемый в части нормативный правовой акт не регулирует вопросы пенсионного обеспечения военнослужащих, не определяет порядок и условия пересмотра назначенных им пенсий, а распространяется только на отношения связанные с определением квалификации летного состава государственной авиации и размера увеличения, с учетом присвоенной квалификации должностных окладов военнослужащим и работникам (сотрудникам), проходящим государственную службу на должностях летного состава. В связи с чем, не было оснований полагать, что Правительство Российской Федерации, превышая предоставленные ему полномочия, ввело непредусмотренные законом ограничения при определении размера пенсии и условий ее выплаты и нарушило пенсионные права заявителя.
Ссылка в кассационной жалобе на ст. 5 Воздушного кодекса Российской Федерации, согласно которой, воздушное законодательство регулирует отношения в области использования воздушного пространства, отношения, возникающие в связи с деятельностью в области авиации на территории Российской Федерации, а также отношения, возникающие в связи с нахождением воздушных судов за пределами Российской Федерации, если иное не предусмотрено законами страны пребывания или международным договором Российской Федерации, и отношения, возникающие с выполнением полетов воздушных судов иностранных государств в воздушном пространстве Российской Федерации, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации, не опровергает подробно мотивированный вывод суда о законности оспоренного в части нормативного правового акта.
Оснований, предусмотренных ст. 362 Гражданского кодекса Российской Федерации, для отмены решения суда по данному делу Кассационной коллегией не установлено.
Руководствуясь ст.ст. 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
определила:
решение Верховного Суда Российской Федерации от 8 февраля 2010г. оставить без изменения, кассационную жалобу Попова Александра Васильевича - без удовлетворения.
ГКПИ09-1694
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
г. Москва 8 февраля 2010 г.
Верховный Суд Российской Федерации в составе:
судьи Верховного Суда Российской Федерации Толчеева Н.К., при секретаре Грачевой О.С., с участием прокурора Кротова В.А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Попова Александра Васильевича о признании частично недействующим постановления Правительства Российской Федерации от 16 августа 2002 г. № 611 «О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 23 мая 2000 г. № 396»,
установил:
Абзацем шестым постановления Правительства Российской Федерации от 16 августа 2002 г. № 611 внесены изменения в Положение об определении квалификации летного состава государственной авиации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 23 мая 2000 г. № 396. Абзац четырнадцатый пункта 2, распространявший данное Положение на летный состав, которому были присвоены квалификационные категории до вступления в силу этого Положения, изложен в следующей редакции: «Настоящее Положение распространяется на летный состав, которому были присвоены квалификационные категории в порядке, установленном для летчиков и штурманов, до вступления в силу настоящего Положения».
Попов А.В., являющийся пенсионером Министерства обороны Российской Федерации с декабря 1994 г., обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании внесенных изменений недействующими, ссылаясь на то, что Правительство Российской Федерации вышло за пределы своих полномочий, ввело не предусмотренные законом ограничения при определении размера пенсии и условий её выплаты, лишив права на пересмотр пенсии при увеличении денежного довольствия соответствующих категорий военнослужащих тех пенсионеров, которые в период военной службы до 2000 г. занимали летные должности бортовых специалистов и имели квалификацию «мастер», присвоенную им не министром обороны страны. Указывает на то, что во время военной службы занимал летные должности бортовых специалистов, имел классную квалификацию «мастер», присвоенную в 1992 г. командующим 46 Воздушной армии Верховного главного командования, в ноябре 2007 г. обратился с заявлением в Тамбовский областной военкомат о перерасчете пенсии в связи с изменением окладов по должности летному составу, имеющему присвоенные в установленном порядке квалификационные категории, в чем ему было отказано по основанию формальной разницы в порядке присвоения классной квалификации.
Правительство Российской Федерации в своих возражениях указало на то, что члены экипажей воздушных судов до 2001 г. (за исключением периода с февраля 1987 г. по май 1991 г.) классифицировались в порядке, по нормам и требованиям, отличающимся от применяемых при определении классности летчиков и штурманов. Принятыми в 2000 г. нормативными правовыми актами определен единый порядок квалификации летного состава государственной авиации; на основе нормативов, установленных для летчиков и штурманов, разработаны порядок, нормы и требования к другим членам экипажей воздушных судов, для которых были введены новые квалификационные категории: «Бортовой специалист 3, 2, 1 класса», «Бортовой специалист -мастер». В зависимости от присвоенной категории, начиная со 2 класса, предусмотрена выплата увеличенных должностных окладов, в настоящее время соответственно на 25, 35, 45 процентов. Для инженерно-технического состава, входящего в состав экипажей воздушного судна, предусмотрено проведение переквалификации в соответствии с новым порядком её определения, не прошедшим такую переквалификацию выплата денежного вознаграждения за присвоенную классность осуществляется по нормативно-правовым актам, принятым для всех остальных категорий военнослужащих.
Выслушав объяснения заявителя, поддержавшего вышеприведенные доводы, возражения представителей Правительства Российской Федерации Виноградова В.В. и Осьмухи Я.А., проверив материалы дела, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кротова В.А., полагавшего в удовлетворении заявленного требования отказать, Верховный Суд Российской Федерации находит заявление не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.
В соответствии со статьей 2 Воздушного кодекса Российской Федерации, введенного в действие с 1 апреля 1997 г., воздушное законодательство Российской Федерации состоит из данного Кодекса, федеральных законов, указов Президента Российской Федерации, постановлений Правительства Российской Федерации, федеральных правил использования воздушного пространства, федеральных авиационных правил, а также принимаемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации.
Правительство Российской Федерации, основываясь на этой норме, постановлением от 23 мая 2006 г. № 396 утвердило Положение об определении квалификации летного состава государственной авиации (далее - Положение от 23 мая 2000 г. № 396). К государственной авиации согласно пункту 1 статьи 22 указанного Кодекса относится авиация, используемая для осуществления военной, пограничной, милицейской, таможенной и другой государственной службы, а также для выполнения мобилизационно-оборонных задач.
Данное Положение в отличие от ранее действовавшего Положения о квалификации летного состава военной авиации, которое было утверждено постановлением Правительства Российской Федерации от 14 февраля 1994 г. № 103 и допускало присвоение классной квалификации только военным летчикам (штурманам), находящимся на летной работе, с выплатой им с учетом имеющегося класса процентной надбавки к должностному окладу, установило также квалификационные категории «Бортовой специалист 3, 2, 1 класса, мастер» и увеличенные в зависимости от присвоенной в установленном порядке квалификационной категории размеры должностных окладов военнослужащим и работникам (сотрудникам), проходящим государственную службу на должностях летного состава (пункты 2, 5). Такое регулирование порядка определения квалификации летного состава государственной авиации осуществлено с учетом пункта 1 статьи 56 Воздушного кодекса Российской Федерации, устанавливающего, что экипаж воздушного судна состоит из летного экипажа (командира, других лиц летного состава) и кабинного экипажа (бортоператоров и бортпроводников).
Абзацем четырнадцатым пункта 2 Положения от 23 мая 2000 г. № 396 действие этого Положения распространялось на летный состав, которому были присвоены квалификационные категории до вступления его в силу, то есть на летчиков (штурманов), имевших классную квалификацию, присвоенную им ранее в порядке и по нормативам, установленным для летного состава. Другие члены экипажей самолетов и вертолетов, относящиеся к инженерно-техническому составу авиации, классифицировались в ином порядке, по нормам и требованиям, аналогичным тем, которые были установлены для определения классности наземных специалистов в соответствии с приказом Министра обороны СССР от 20 апреля 1990 г. № 080. Эти члены экипажей не имели классной квалификации, предусмотренной для летного состава, в связи с чем на них не распространялось действие указанного Положения, впервые установившего квалификационные категории для специалистов, относящихся к кабинному экипажу.
Вместе с тем в период с февраля 1987 г. по май 1991 г. присвоение классных квалификаций офицерам инженерно-технического состава, занимавшим должности инженера (бортового инженера) и техника (бортового техника) и входившим в состав экипажей самолетов и вертолетов, осуществлялось в порядке, применяемом для квалификации летчиков и штурманов.
Внесенные постановлением Правительства Российской Федерации от 16 августа 2002 г. № 611 изменения в абзац четырнадцатый пункта 2 Положения от 23 мая 2000 г. № 396, по сути, расширяют действие этого Положения, распространяя его на офицеров инженерно-технического состава, занимавших указанные должности, классная квалификация которым была присвоена ранее в порядке, сходном с порядком определения квалификации летчиков и штурманов. Признание данных изменений недействующими, как того просит заявитель, привело бы к лишению указанной категории военнослужащих права на получение должностного оклада в размере, увеличенном с учетом классной квалификации, присвоенной им до вступления в силу этого Положения с соблюдением порядка и требований, предъявляемых к летному составу военной авиации.
Доводы заявителя о том, что Правительство Российской Федерации вышло за пределы своих полномочий, предоставленных ему Федеральным законом от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» и другими федеральными законами в сфере пенсионного обеспечения, ввело не предусмотренные законом ограничения при определении размера пенсии и условий её выплаты, лишены правовых оснований. Оспариваемый нормативный правовой акт не регулирует вопросы пенсионного обеспечения военнослужащих, не определяет порядок и условия пересмотра назначенных им пенсий, распространяется лишь на отношения, связанные с определением квалификации летного состава государственной авиации и размера увеличения с учетом присвоенной квалификации должностных окладов военнослужащим и работникам (сотрудникам), проходящим государственную службу на должностях летного состава.
Постановление Правительства Российской Федерации от 16 августа 2002 г. № 611 не нарушает пенсионные права заявителя, не изменяет размер назначенной ему пенсии. Оспариваемая им правовая норма наделяет правом на получение должностных окладов в увеличенном размере тех инженеров и техников, входивших в состав экипажей самолетов и вертолетов, которым классная квалификация была присвоена до вступления в силу Положения от 23 мая 2000 г. № 396, впервые установившего квалификационные категории «Бортовой специалист 3, 2, 1 класса и мастер» и увеличенные размеры должностных окладов с учетом этих квалификационных категорий, применительно к порядку и требованиям, применяемым при квалификации летчиков и штурманов.
Такое правовое регулирование, направленное на обеспечение безопасности полетов воздушных судов, увеличение материальной заинтересованности членов экипажа воздушного судна в повышении профессионального мастерства, не противоречит нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, в связи с чем на основании части 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса РФ в удовлетворении заявления надлежит отказать.
Руководствуясь статьями 194 - 199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации
решил:
в удовлетворении заявления Попова Александра Васильевича о признании частично недействующим постановления Правительства Российской Федерации от 16 августа 2002 г. № 611 «О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 23 мая 2000 г. № 396» отказать.
Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме.
Профессиональная юридическая помощь. Online-сопровождение дел. +79787199856

VIPded
Аватара пользователя
Админ
Админ
 
Сообщений: 14619
Зарегистрирован: 13.05.2008
Откуда: Севастополь-Москва

Непрочитанное сообщение #10  VIPded » 17 мая 2010, 13:58

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Именем Российской Федерации
РЕШЕНИЕ от 3 марта 2010 г. N ГКПИ09-1783
Верховный Суд Российской Федерации в составе:
судьи Верховного Суда Российской Федерации Романенкова Н.С., при секретаре А., с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Л. о признании частично недействующим пункта 1 Постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации",
установил:
пунктом 1 Постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 (действует в редакции с последующими изменениями и дополнениями) установлены периоды, засчитываемые в выслугу лет для назначения пенсий после увольнения со службы офицерам, прапорщикам, мичманам, военнослужащим сверхсрочной службы и проходившим военную службу по контракту солдатам, матросам, сержантам и старшинам, лицам рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ.
Гражданка Л. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим пункта 1 названного Постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 в части, не предусматривающей включение в выслугу лет для назначения пенсии после увольнения со службы указанным в этом пункте лицам периода работы в качестве рабочих и служащих в органах уголовно-исполнительной системы. Как указывает заявитель, она проходила службу в органах уголовно-исполнительной системы. При увольнении со службы периоды ее работы в органах уголовно-исполнительной системы в качестве служащей не были засчитаны в стаж, тогда как согласно статье 18 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 работа в органах уголовно-исполнительной системы должна засчитывается в выслугу лет.
Л. извещена о времени и месте судебного заседания, просила суд рассмотреть дело в ее отсутствие.
Правительство Российской Федерации поручило представлять свои интересы в Верховном Суде Российской Федерации Министерству юстиции Российской Федерации и Федеральной службе исполнения наказаний (поручение от 19 января 2010 г. N СС-П4-215).
Представители заинтересованного лица Правительства Российской Федерации Ш., Г. возражали против удовлетворения заявленных требований и пояснили суду, что пункт 1 Постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 в оспариваемой части не противоречит действующему законодательству, издан в пределах полномочий Правительства Российской Федерации и не нарушает права граждан, проходивших службу в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, на пенсионное обеспечение.
Выслушав объяснения представителей Правительства Российской Федерации Ш., Г., исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей, что заявление не подлежит удовлетворению, и судебные прения, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.
В соответствии с Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" порядок исчисления выслуги лет для назначения пенсии лицам, указанным в статье 1 данного Закона, определяется Правительством Российской Федерации (часть третья статьи 18). Во исполнение этого предписания Правительство Российской Федерации 22 сентября 1993 г. издало Постановление N 941 (действует в редакции с последующими изменениями и дополнениями).
Первоначально данный нормативный правовой акт опубликован в "Собрании актов Президента и Правительства Российской Федерации" 4 октября 1993 г. N 40.
Пенсия за выслугу лет приобретается, как это следует из статьи 2 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" и статьи 5 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", при достижении установленной законом выслуги.
Выслуга лет является самостоятельным правовым основанием назначения пенсии лицам, указанным в статье 1 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1.
Закрепляя право указанных лиц на получение пенсии за выслугу лет и определяя, какие виды службы и иной деятельности засчитываются в выслугу лет, названный Закон в статье 18 устанавливает, что Правительство Российской Федерации определяет только порядок исчисления выслуги лет для назначения пенсии.
Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 г. N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы", определяя основы деятельности учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, предусматривает, что уголовно-исполнительная система включает в себя: учреждения, исполняющие наказания, и территориальные органы уголовно-исполнительной системы. В соответствии со статьей 36 данного Закона сотрудникам уголовно-исполнительной системы полностью засчитывается в стаж службы и выслуги лет для назначения пенсии работа в качестве рабочих и служащих в учреждениях, исполняющих наказания.
Правительство Российской Федерации в абзаце четырнадцатом пункта 1 названного Постановления установило, что в выслугу лет для назначения пенсии засчитывается время работы до зачисления на службу в органы внутренних дел, Государственную противопожарную службу, учреждения и органы уголовно-исполнительной системы в качестве рабочих и служащих в исправительно-трудовых учреждениях, исправительных учреждениях, следственных изоляторах, транзитно-пересыльных пунктах, лечебно-трудовых профилакториях и лечебных учреждениях мест лишения свободы, лечебно-профилактических учреждениях и лечебных исправительных учреждениях. Данная норма является по своей сути льготой, дополнительно определенной Правительством Российской Федерации.
В соответствии с частью первой статьи 18 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 в выслугу лет для назначения пенсии засчитывается время работы в органах государственной власти и управления, гражданских министерствах, ведомствах и организациях с оставлением на военной службе или в кадрах Министерства внутренних дел Российской Федерации, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы. Приведенная норма Закона не предполагает включение в выслугу лет иных периодов работы в органах и учреждениях уголовно-исполнительной системы. Следовательно, доводы Л. о противоречии оспариваемого положения нормативного правового акта Закону Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 являются несостоятельными.
Утверждая, что время работы в качестве рабочих и служащих в органах уголовно-исполнительной системы должно засчитываться в выслугу лет для назначения пенсии после увольнения со службы, заявитель фактически ставит вопрос о внесении изменений в Закон Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", что не входит в компетенцию Верховного Суда Российской Федерации.
В силу части первой статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 194, 195, 198, 253 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации
решил:
заявление Л. о признании частично недействующим пункта 1 Постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации" оставить без удовлетворения.
Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней после вынесения судом решения в окончательной форме.
Судья Верховного Суда Российской Федерации Н.С.РОМАНЕНКОВ
Профессиональная юридическая помощь. Online-сопровождение дел. +79787199856

VIPded
Аватара пользователя
Админ
Админ
 
Сообщений: 14619
Зарегистрирован: 13.05.2008
Откуда: Севастополь-Москва

Непрочитанное сообщение #11  VIPded » 19 июля 2010, 15:20

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 17 июня 2010 г. N 758-О-О
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА СТРАХОВА ГЕННАДИЯ НИКОЛАЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 2 СТАТЬИ 1 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ВОПРОСАМ ПЕНСИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ"
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию гражданина Г.Н. Страхова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,
установил:
1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Г.Н. Страхов оспаривает конституционность пункта 2 статьи 1 Федерального закона от 22 июля 2008 года N 156-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам пенсионного обеспечения", дополнившего статью 7 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" частью четвертой, согласно которой лица, указанные в статье 1 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-1, при наличии условий для назначения трудовой пенсии по старости имеют право на одновременное получение пенсии за выслугу лет или пенсии по инвалидности, предусмотренных данным Законом Российской Федерации, и трудовой пенсии по старости, за исключением ее базовой части (в действующей редакции Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-1 - за исключением фиксированного базового размера страховой части трудовой пенсии по старости), устанавливаемой в соответствии с Федеральным законом от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".
По мнению заявителя, оспариваемая норма ставит военных пенсионеров в неравное положение с гражданами, чья трудовая пенсия состоит из базовой и страховой частей, и противоречит Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 19 и 55 (часть 2), а также Федеральному закону "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".
Оспариваемое положение было применено в деле заявителя территориальными органами Пенсионного фонда Российской Федерации.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные Г.Н. Страховым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.
Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1), относит определение механизма реализации данного конституционного права к компетенции законодателя (статья 39, часть 2).
Пенсии лицам, проходившим военную службу по контракту, исчисляются в порядке, предусмотренном Законом Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей".
В целях обеспечения реализации права на социальное обеспечение военных пенсионеров, которые после увольнения с военной службы осуществляли трудовую деятельность по трудовому договору, федеральный законодатель помимо пенсии по государственному пенсионному обеспечению установил правовой механизм, гарантирующий им получение страховой части трудовой пенсии с учетом страховых взносов, отраженных на их индивидуальных лицевых счетах в Пенсионном фонде Российской Федерации.
Оспариваемая заявителем норма предусматривает условия, при которых эта категория граждан приобретает право на трудовую пенсию по старости (за исключением фиксированного базового размера страховой части трудовой пенсии по старости), направлена на реализацию их конституционного права на социальное обеспечение и сама по себе не может рассматриваться как нарушающая социальные права бывших военнослужащих, пенсия которым установлена и выплачивается по линии Министерства обороны Российской Федерации.
Разрешение же вопроса об увеличении размера устанавливаемой военным пенсионерам (получающим военную пенсию в полном размере) трудовой пенсии по старости за счет фиксированного базового размера страховой части трудовой пенсии по старости, равно как и проверка соответствия норм одного федерального закона нормам другого федерального закона, в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, установленную статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не входит.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Страхова Геннадия Николаевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН
Профессиональная юридическая помощь. Online-сопровождение дел. +79787199856

VIPded
Аватара пользователя
Админ
Админ
 
Сообщений: 14619
Зарегистрирован: 13.05.2008
Откуда: Севастополь-Москва

Непрочитанное сообщение #12  VIPded » 15 ноября 2010, 13:33

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Именем Российской Федерации
РЕШЕНИЕ от 20 октября 2010 г. N ГКПИ10-1054
Верховный Суд Российской Федерации в составе: судьи Верховного Суда Российской Федерации Романенкова Н.С., при секретаре А., с участием прокурора Степановой Л.Е., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Г. о признании частично недействующим абзаца тридцать девятого подпункта "г" пункта 3 Постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации",
установил:
в соответствии с абзацем тридцать девятым подпункта "г" пункта 3 данного Постановления в выслугу лет для назначения пенсий уволенным со службы военнослужащим засчитывается на льготных условиях (один месяц службы за полтора месяца) служба в должностях, выполнение обязанностей по которым связано с непосредственной эксплуатацией ядерных боеприпасов и работой в специальных сооружениях с источниками ионизирующих излучений, - с 1 июля 1995 г. на условиях, определяемых Министром обороны Российской Федерации.
Гражданин Г. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим Постановления Правительства Российской Федерации от 20 ноября 1995 г. N 1134, которым внесены изменения в Постановление Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 (подпункт "г" пункта 3 Постановления дополнен абзацем тридцать девятым). Как указывает заявитель, он проходил военную службу в войсковой части в должностях, выполнение обязанностей по которым связано с непосредственной эксплуатацией ядерных боеприпасов и работой в специальных сооружениях с источниками ионизирующих излучений, с июня 1987 г. по октябрь 2000 г. Установление даты с 1 июля 1995 г., начиная с которой действуют льготные условия зачета в выслугу лет для назначения пенсии, не соответствует действующему законодательству и нарушает его права.
Г. извещен о времени и месте судебного заседания, просил суд рассмотреть дело в его отсутствие.
Правительство Российской Федерации поручило представлять свои интересы в Верховном Суде Российской Федерации Министерству обороны Российской Федерации (поручение от 17 сентября 2010 г. N СС-П4-6384).
Представитель Правительства Российской Федерации П. возражала против удовлетворения заявленных требований и пояснила суду, что абзац тридцать девятый подпункта "г" пункта 3 Постановления соответствует действующему законодательству, издан в пределах полномочий Правительства Российской Федерации и не нарушает права граждан, проходивших военную службу, на пенсионное обеспечение.
Выслушав объяснения представителя заинтересованного лица, исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., полагавшей, что заявление не подлежит удовлетворению, и судебные прения, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.
В соответствии с Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" порядок исчисления выслуги лет для назначения пенсии лицам, указанным в статье 1 данного Закона, определяется Правительством Российской Федерации (часть третья статьи 18).
Во исполнение предписания законодателя Правительство Российской Федерации 22 сентября 1993 г. издало Постановление N 941. Данный нормативный правовой акт опубликован в "Собрании актов Президента и Правительства Российской Федерации" 4 октября 1993 г., N 40 (действует в редакции с последующими изменениями и дополнениями). Так, Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 ноября 1995 г. N 1134 внесены изменения в Постановление Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941, в соответствии с которыми в выслугу лет для назначения пенсий на льготных условиях (один месяц службы за полтора месяца) засчитывается служба в должностях, выполнение обязанностей по которым связано с непосредственной эксплуатацией ядерных боеприпасов и работой в специальных сооружениях с источниками ионизирующих излучений, - с 1 июля 1995 г. на условиях, определяемых Министром обороны Российской Федерации (абзац тридцать девятый подпункта "г" пункта 3).
Закон Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" определяет условия, нормы и порядок пенсионного обеспечения перечисленных в нем категорий граждан.
Закрепляя для лиц, у которых имеется соответствующая выслуга на военной службе, право на получение пенсии за выслугу лет, названный Закон в статье 18 устанавливает правило, согласно которому время прохождения службы в особых условиях подлежит зачету в выслугу лет для назначения пенсии в льготном исчислении. При этом Закон не раскрывает понятие "особые условия" военной службы и не определяет критерии отнесения условий военной службы к "особым".
Правовым основанием для установления порядка исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, в том числе и на льготных условиях является Постановление Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 (с последующими изменениями), которое к особым условиям службы относит такие ее периоды, как служба в составе действующей армии, участие в боевых действиях в зонах чрезвычайного положения и вооруженных конфликтов, участие в ликвидации радиационных аварий, последствий стихийных бедствий, служба в должностях, выполнение обязанностей по которым связано с непосредственной эксплуатацией ядерных боеприпасов и работой в специальных сооружениях с источниками ионизирующих излучений и др.
В целях поддержки и поощрения лиц, осуществляющих специфические задачи обороны, сопряженные с опасностью для их жизни и здоровья, иными издержками этой профессиональной деятельности, государство, учитывая свои финансовые возможности и иные факторы, вправе устанавливать такого рода льготы и определять порядок их реализации, т.е. решать вопросы о целесообразности и времени введения льготного исчисления выслуги лет при прохождении службы.
Установление Правительством Российской Федерации даты, начиная с которой действуют льготные условия зачета в выслугу лет времени службы в той или иной должности, само по себе не может рассматриваться как нарушение действующего законодательства, равенства прав и свобод граждан.
Правовое положение военнослужащих определяется специальным законом, а их пенсионное обеспечение осуществляется на основании Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1. При таких обстоятельствах ссылки заявителя на нормы Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и Постановление Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. N 10 "Об утверждении Списков производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих право на льготное пенсионное обеспечение" являются несостоятельными.
В силу части первой статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении заявления.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 194, 195, 198, 253 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации
решил:
заявление Г. о признании частично недействующим абзаца тридцать девятого подпункта "г" пункта 3 Постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации" оставить без удовлетворения.
Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней после вынесения судом решения в окончательной форме.
Судья Верховного Суда Российской Федерации Н.С.РОМАНЕНКОВ
Профессиональная юридическая помощь. Online-сопровождение дел. +79787199856

Владимир Черных
Аватара пользователя
Админ
Админ
 
Сообщений: 8439
Зарегистрирован: 01.01.2006

Непрочитанное сообщение #13  Владимир Черных » 09 января 2011, 21:15

Пенсия вдовам военнослужащих, если они не проживают в отдаленной или северной местности выплачивается без повышающего коэффициента:
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Юридическая помощь в Москве. Обращайтесь в личку.

fancy
Постоянный участник
 
Сообщений: 221
Зарегистрирован: 07.03.2008

Непрочитанное сообщение #14  fancy » 10 января 2011, 20:45

По данному решению. мне как всегда непонятно. Нет конкретики слова "проживают". Что значит проживают? У меня та же ситуация, только я "проживаю" постоянно (ДСН в служебной квартире в ЗГВ Мурманской области), о чем в паспорте отметка о регистрации по постоянному месту жительства. Но! вынуждена была уехать в связи с ликвидацией в/ч, нет вообще никакой работы в том селе, в СПб, где сейчас работаю по срочному трудовому договору и "проживаю" по ДКСН (в регистрации даже по месту пребывания, и тем более в ДСН и постоянной прописке мне отказано Загородной КЭЧ). В итоге плачу за 2 квартиры там и тут. Выписаться не могу до решения вопроса с жильем, тк ухудшу жил условия. И бомжами нас с ребенком сделать тоже не могу. В связи с чем меня военкомат лишил меня северной надбавки пенсии по потере кормильца, тк я "проживаю" и порекомендовал мне подать заявление им о переводе личного дела мужа по месту жительства (по какому месту, черт возьми :evil: , если 5 год МО не может выполнить свои обязательства и официально выдать ДСН и прописать?). Пожалуйста, разъясните для тупых - что значит "проживание" в данном случае?
Последний раз редактировалось fancy 10 января 2011, 20:55, всего редактировалось 1 раз.

VIPded
Аватара пользователя
Админ
Админ
 
Сообщений: 14619
Зарегистрирован: 13.05.2008
Откуда: Севастополь-Москва

Непрочитанное сообщение #15  VIPded » 30 марта 2011, 15:12

Решение Верховного Суда РФ от 18.03.2011 N ГКПИ11-178 <Об отказе в удовлетворении заявления о признании частично недействующими пункта 8 и подпункта "б" пункта 9 Постановления Правительства РФ от 22.09.1993 N 941 "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старейшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации">
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Профессиональная юридическая помощь. Online-сопровождение дел. +79787199856

наивный
Аватара пользователя
Заслуженный участник
 
Сообщений: 6034
Зарегистрирован: 19.11.2010

Непрочитанное сообщение #16  наивный » 08 апреля 2011, 18:20

Определение Конституционного Суда РФ
от 17 ноября 2009 г. N 1387-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Веселяшкиной Светланы Викторовны на нарушение ее конституционных прав статьей 7 и пунктом 2 статьи 18 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, рассмотрев по требованию гражданки С.В. Веселяшкиной вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка С.В. Веселяшкина, 1954 года рождения, вышедшая из гражданства Российской Федерации (Указ Президента Российской Федерации от 29 января 2001 года N 90) и отказавшаяся от получения вида на жительство, просит признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 39 (части 1 и 2) и 62 (часть 3), следующие положения Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации": статью 7, в соответствии с которой право на трудовую пенсию по старости имеют мужчины, достигшие возраста 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет; трудовая пенсия по старости назначается при наличии не менее пяти лет страхового стажа; пункт 2 статьи 18, согласно которому, в частности, перечень документов, необходимых для установления трудовой пенсии, правила обращения за указанной пенсией, ее назначения, в том числе лицам, не имеющим постоянного места жительства на территории Российской Федерации, устанавливаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.
Как следует из жалобы, комиссия по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан управления Пенсионного фонда Российской Федерации N 27 по городу Москве и Московской области отказала заявительнице в назначении трудовой пенсии по старости в связи с отсутствием документа, удостоверяющего личность, которым для лиц без гражданства является вид на жительство. В судебном порядке данное решение не оспаривалось. Нарушение своих конституционных прав заявительница усматривает в том, что законодателем не предусмотрено право лиц без гражданства, не имеющих вида на жительство, на назначение трудовой пенсии. По ее мнению, пенсионные органы обязаны были принять как документ, удостоверяющий личность, представленный военный билет офицера запаса Вооруженных Сил СССР, выданный 31 августа 1978 года.

Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные С.В. Веселяшкиной материалы, не находит оснований для принятия ее жалобы к рассмотрению. Согласно статьям 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемым законом, примененным или подлежащим применению в деле заявителя, затрагиваются конституционные права и свободы граждан. Оспариваемые нормы обеспечивают реализацию права граждан Российской Федерации на пенсионное обеспечение и сами по себе не могут рассматриваться как ограничивающие конституционные права заявительницы. Кроме того, они не устанавливают перечень документов, необходимых для назначения трудовой пенсии в соответствии с Федеральным законом "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".
Такой перечень утвержден постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации и Пенсионного фонда Российской Федерации N 16/19па от 27 февраля 2002 года "Об утверждении Перечня документов, необходимых для установления трудовой пенсии и пенсии по государственному пенсионному обеспечению в соответствии с федеральными законами "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации". Проверка же конституционности подзаконных актов (к которым относится названное постановление), а также правильности решения органа, осуществляющего пенсионное обеспечение, об отказе в установлении заявительнице трудовой пенсии к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится. Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Веселяшкиной Светланы Викторовны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькин

http://wap.praktika.borda.ru/?1-12-0-00 ... 1300087863

VIPded
Аватара пользователя
Админ
Админ
 
Сообщений: 14619
Зарегистрирован: 13.05.2008
Откуда: Севастополь-Москва

Непрочитанное сообщение #17  VIPded » 23 февраля 2012, 12:56

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Именем Российской Федерации
РЕШЕНИЕ от 8 февраля 2012 г. N ГКПИ11-2094
Верховный Суд Российской Федерации в составе: судьи Верховного Суда Российской Федерации Романенкова Н.С., при секретаре А., с участием прокурора Масаловой Л.Ф., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению В.А. о признании частично недействующим "пункта 8" Положения об установлении, выплате, перерасчете и индексации размера дополнительного ежемесячного пожизненного материального обеспечения гражданам, осуществлявшим трудовую деятельность в организациях, осуществляющих виды деятельности в области ядерного оружейного комплекса Российской Федерации, и военных представительствах Министерства обороны Российской Федерации, созданных в этих организациях, при выходе их на трудовую пенсию, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 1 сентября 2005 г. N 549 (далее - Положение),
установил:
согласно "пункту 8" Положения дополнительное обеспечение устанавливается гражданину со дня регистрации его заявления в органе, осуществляющем пенсионное обеспечение, но не ранее дня назначения пенсии и (или) увольнения из организации ядерного оружейного комплекса или из военного представительства.
К регистрации может приниматься заявление без приложения документов, указанных в "пункте 5" данного Положения. В этом случае право на получение дополнительного обеспечения со дня подачи заявления сохраняется за гражданином при условии представления им всех необходимых документов не позднее 3 месяцев со дня регистрации заявления. При несоблюдении указанного срока дополнительное обеспечение устанавливается со дня представления всех необходимых документов.
В случае если по истечении 3-месячного срока все необходимые документы не были представлены по независящим от заявителя причинам (задержка выдачи документов организацией ядерного оружейного комплекса или военным представительством, задержка почтового отправления, длительная болезнь заявителя и т.п.), право на получение дополнительного обеспечения со дня подачи заявления сохраняется за ним при условии представления документов, подтверждающих причину задержки.
Гражданин В.А. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим "пункта 8" Положения в части, определяющей дату назначения и выплат гражданам дополнительного обеспечения с момента их обращения. Как указывает заявитель, он работал в федеральном государственном унитарном предприятии, входящем в состав организаций и воинских частей ядерного оружейного комплекса Российской Федерации, осуществляя деятельность, дающую право на меры социальной поддержки, предусмотренные Указом Президента Российской Федерации от 23 августа 2000 г. N 1563 "О неотложных мерах социальной поддержки специалистов, осуществляющих деятельность в области ядерного оружейного комплекса Российской Федерации". Оспариваемые положения нормативного правового акта противоречат пункту 2 и подпункту "б" пункта 3 названного Указа, поскольку не предусматривают предоставление дополнительного ежемесячного материального обеспечения с даты наступления права и издания перечня организаций и воинских частей, входящих в состав ядерного оружейного комплекса Российской Федерации, гражданам, обратившимся в более поздние сроки после 2001 г. за данной выплатой, и ограничивает права граждан на выплату дополнительного материального обеспечения.
В.А. извещен о времени и месте судебного заседания, в суд не явился. В.В., представляющий интересы В.А., в судебном заседании поддержал заявленные требования.
Правительство Российской Федерации поручило представлять свои интересы в Верховном Суде Российской Федерации Государственной корпорации "Росатом" (поручение от 14 декабря 2011 г. N СИ-П7-8904).
Представители Правительства Российской Федерации Р., Н. возражали против удовлетворения заявленных требований и пояснили суду, что оспариваемые положения нормативного правового акта соответствуют действующему законодательству, изданы в пределах полномочий Правительства Российской Федерации и не нарушают права граждан на получение мер социальной поддержки.
Выслушав объяснения В.В., представляющего интересы В.А., представителей Правительства Российской Федерации Р., Н., исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей, что заявление не подлежит удовлетворению, и судебные прения, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.
Во исполнение Указов Президента Российской Федерации от 23 августа 2000 г. N 1563 "О неотложных мерах социальной поддержки специалистов, осуществляющих деятельность в области ядерного оружейного комплекса Российской Федерации" и от 9 августа 2005 г. N 949 "О совершенствовании системы мер социальной поддержки специалистов ядерного оружейного комплекса Российской Федерации" Правительство Российской Федерации "постановлением" от 1 сентября 2005 г. N 549 утвердило "Положение" об установлении, выплате, перерасчете и индексации размера дополнительного ежемесячного пожизненного материального обеспечения гражданам, осуществлявшим трудовую деятельность в организациях, осуществляющих виды деятельности в области ядерного оружейного комплекса Российской Федерации, и военных представительствах Министерства обороны Российской Федерации, созданных в этих организациях, при выходе их на трудовую пенсию (действует в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 15 июля 2009 г. N 566).
Нормативный правовой акт опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации N 37, 12 сентября 2005 г.
Дополнительное ежемесячное пожизненное материальное обеспечение является мерой социальной поддержки и выступает в качестве способа повышения уровня пенсионного обеспечения граждан, которым назначена трудовая пенсия.
Указом Президента Российской Федерации от 23 августа 2000 г. N 1563 "О неотложных мерах социальной поддержки специалистов, осуществляющих деятельность в области ядерного оружейного комплекса Российской Федерации" Правительству Российской Федерации поручено утвердить положение о порядке установления, выплаты и индексации дополнительного обеспечения (подпункт "б" пункт 3). Порядок установления и выплаты дополнительного обеспечения предполагает установление срока назначения дополнительного обеспечения. Следовательно, доводы заявителя о том, что Правительство Российской Федерации вышло за пределы предоставленных ему полномочий, нарушило его права на установление и выплату дополнительного обеспечения с момента издания Положения и наступления права, основаны на ошибочном толковании норм действующего законодательства.
Из содержания "абзаца первого пункта 8" Положения следует, что дополнительное обеспечение устанавливается гражданину со дня регистрации его заявления в органе, осуществляющем пенсионное обеспечение, при личном обращении с таким заявлением. Данная норма соответствует пунктам 1 и 2 статьи 19 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", в соответствии с которыми трудовая пенсия назначается со дня обращения за указанной пенсией (которым считается день приема органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, соответствующего заявления со всеми необходимыми документами) и не нарушают какие-либо права заявителя.
То обстоятельство, что действие Указа Президента Российской Федерации от 23 августа 2000 г. N 1563 распространено также на граждан, вышедших на пенсию до вступления в силу данного Указа (пункт 2), не означает, что дополнительное обеспечение выплачивается гражданам, имеющим на него право, без обращения за получением такого дополнительного обеспечения.
Федеральный закон "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" предоставляет гражданам возможность обращения за назначением трудовой пенсии в любое время после возникновения права на нее, без ограничения каким-либо сроком (пункт 3 статьи 4).
"Абзац второй пункта 8" Положения предусматривает возможность принятия органом, осуществляющим пенсионное обеспечение гражданина, письменного заявления об установлении дополнительного обеспечения без приложения справки о размере среднемесячного заработка и справки, подтверждающей страховой стаж, учитываемый при определении его права на дополнительное обеспечение, выдаваемых по запросу гражданина организацией ядерного оружейного комплекса или военным представительством, в которых он осуществлял трудовую деятельность. В этом случае право на получение дополнительного обеспечения сохраняется за гражданином со дня подачи заявления при условии представления им всех необходимых документов не позднее 3 месяцев со дня регистрации заявления. При несоблюдении указанного срока дополнительное обеспечение устанавливается со дня представления всех необходимых документов.
Данные положения оспариваемого нормативного правового акта соответствуют Федеральному закону "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", который в пункте 3 статьи 19 предусматривает, что в случае, если к заявлению приложены не все необходимые документы, то орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, дает лицу, обратившемуся за трудовой пенсией, разъяснение, какие документы он должен представить дополнительно. Если такие документы будут представлены не позднее чем через три месяца со дня получения соответствующего разъяснения, днем обращения за трудовой пенсией (частью трудовой пенсии по старости) считается день приема заявления о назначении трудовой пенсии (части трудовой пенсии по старости) или дата, указанная на почтовом штемпеле организации федеральной почтовой связи по месту отправления данного заявления.
"Абзац третий пункта 8" Положения предусматривает возможность сохранения права на получение дополнительного обеспечения по истечении 3-месячного срока, если необходимые документы не были представлены по независящим от заявителя причинам (задержка выдачи документов организацией ядерного оружейного комплекса или военным представительством, задержка почтового отправления, длительная болезнь заявителя и т.п.). Данные положения оспариваемого нормативного правового акта не нарушают каких-либо прав заявителя, более того, предусматривают возможность сохранения права на получение дополнительного обеспечения по истечении 3-месячного срока, если необходимые документы не были представлены по независящим от него причинам.
В силу "части 1 статьи 253" ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.
На основании изложенного и руководствуясь "статьями 194", "195", "198", "253" ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации
решил:
заявление В.А. о признании частично недействующим "пункта 8" Положения об установлении, выплате, перерасчете и индексации размера дополнительного ежемесячного пожизненного материального обеспечения гражданам, осуществлявшим трудовую деятельность в организациях, осуществляющих виды деятельности в области ядерного оружейного комплекса Российской Федерации, и военных представительствах Министерства обороны Российской Федерации, созданных в этих организациях, при выходе их на трудовую пенсию, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 1 сентября 2005 г. N 549, оставить без удовлетворения.
Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня принятия судом решения в окончательной форме.
Судья Верховного Суда Российской Федерации Н.С.РОМАНЕНКОВ

http://base.consultant.ru/cons/cgi/onli ... W&n=126317
Профессиональная юридическая помощь. Online-сопровождение дел. +79787199856

VIPded
Аватара пользователя
Админ
Админ
 
Сообщений: 14619
Зарегистрирован: 13.05.2008
Откуда: Севастополь-Москва

Непрочитанное сообщение #18  VIPded » 26 февраля 2012, 11:55

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 17 января 2012 г. N КАС11-784
Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Федина А.И., членов коллегии Манохиной Г.В., Пелевина Н.П., при секретаре К.Ю., с участием прокурора Масаловой Л.Ф. рассмотрела в открытом судебном заседании в кассационном порядке гражданское дело по заявлению М. о признании недействующим "абзаца второго пункта 2" постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации"
по кассационной жалобе М. на "решение" Верховного Суда Российской Федерации от 12 октября 2011 г., которым в удовлетворении заявленного требования отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Федина А.И., объяснения представителей Правительства Российской Федерации К.А. и К.Н., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, выслушав заключение прокурора Масаловой Л.Ф., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
установила:
"абзацем вторым пункта 2" постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации" (далее - Постановление от 22 сентября 1993 г. N 941), в редакции от 8 августа 2003 г. N 475, определено засчитывать в выслугу лет для назначения пенсий лицам рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы время обучения их до поступления на службу в гражданских высших образовательных учреждениях либо в средних специальных образовательных учреждениях в пределах пяти лет из расчета два месяца учебы за один месяц службы.
М. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением, в котором просил признать недействующим "абзац второй пункта 2" Постановления от 22 сентября 1993 г. N 941, ссылаясь на то, что оспариваемая им норма в части, устанавливающей ограничения в зачете выслуги лет для сотрудников органов внутренних дел времени их обучения до поступления на службу в образовательных учреждениях, реализующих основные профессиональные образовательные программы начального профессионального образования, противоречит "статье 18" Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы и их семей" (далее - Закон Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1), которая такого ограничения не содержит. Считает нарушенным свое право на включение в выслугу лет для назначения пенсии после увольнения со службы в органах внутренних дел периода его учебы в профессиональном училище N 13 г. Самары, являющемся в настоящее время образовательным учреждением среднего профессионального образования.
"Решением" Верховного Суда Российской Федерации от 12 октября 2011 г. в удовлетворении заявленного требования отказано.
В кассационной жалобе М. указал, что отбывает наказание в местах лишения свободы и поэтому не может лично принять участие в судебном заседании, суд же не предоставил ему возможность принять участие в рассмотрении жалобы, необоснованно отклонив его ходатайство об обеспечении явки в судебное заседание. Полагает, что судом нарушены нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод "(пункт 1 статья 6)". В жалобе ссылается на то, что Европейский Суд неоднократно указывал на недопустимость таких нарушений (дело Винтера против Нидерландов, Де Хоэс и Гийселс против Бельгии и др.).
Считает "решение" суда незаконным и необоснованным вследствие неправильного применения норм материального права и нарушения процессуальных норм.
В кассационной жалобе просит "решение" суда отменить и удовлетворить заявленное требование, а также просит рассмотреть кассационную жалобу с его обязательным участием или назначить ему бесплатного адвоката.
В судебное заседание М. не явился, о времени и месте судебного заседания извещен.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены "решения" суда первой инстанции.
Разрешая дело, Верховный Суд Российской Федерации сделал правильный вывод о том, что оспариваемое заявителем "Постановление" от 22 сентября 1993 г. N 941 принято высшим исполнительным органом государственной власти Российской Федерации во исполнение "части 3 статьи 18" Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 (в редакции Федерального закона от 30 июня 2003 г. N 86-ФЗ), согласно которой порядок исчисления выслуги лет для назначения пенсии лицам, указанным в "статье 1" данного закона, определяется Правительством Российской Федерации в пределах предоставленных ему полномочий.
"Постановление" опубликовано в издании "Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации", 1993, N 40.
В соответствии с "частью 1 статьи 8" Федерального закона от 15 декабря 2001 г. N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" пенсионное обеспечение лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации осуществляется в порядке, предусмотренном "Законом" Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1.
"Частью 1 статьи 18" указанного выше Закона установлено, что в выслугу лет для назначения пенсии засчитываются сроки службы (работы) в предусмотренных этой нормой органах, ведомствах и организациях. В выслугу лет для назначения пенсии уволенным со службы офицерам и лицам начальствующего состава органов внутренних дел может засчитываться также время их учебы до определения на службу (но не более пяти лет) из расчета один год учебы за шесть месяцев службы.
Согласно "части 3 статьи 18" Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 порядок исчисления выслуги лет для назначения пенсии лицам рядового и начальствующего состава, проходившим службу в органах внутренних дел, определяется Правительством Российской Федерации.
Вывод суда первой инстанции о том, что федеральный законодатель, установив возможность и порядок зачета в выслугу лет времени учебы, не определил типы и виды образовательных учреждений, время учебы в которых может быть включено в выслугу лет для назначения пенсии на соответствующих условиях, предоставив Правительству Российской Федерации устанавливать порядок исчисления выслуги лет, в том числе период обучения в соответствующих образовательных учреждениях, обоснован.
При таком положении Правительство Российской Федерации, исходя из предоставленных ему дискреционных полномочий по определению порядка исчисления выслуги лет, приняло "Постановление" от 22 сентября 1993 г. N 941, в котором установило перечень образовательных учреждений, время учебы в которых до поступления на службу засчитывается в выслугу лет для назначения пенсий после увольнения со службы лицам, имеющим право на пенсионное обеспечение на условиях и по нормам, предусмотренным "Законом" Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "(абзац второй пункта 2)".
Таким образом, суд первой инстанции обоснованно признал, что данная правовая норма соответствует положениям "статьи 18" Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1.
Виды средних специальных учебных заведений определены в "Типовом положении" об образовательных учреждениях среднего профессионального образования (среднем специальном учебном заведении) (далее - Типовое положение), утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 18 июля 2008 г. N 543.
В соответствии с "пунктом 7" Типового положения установлены следующие виды средних специальных учебных заведений - техникум и колледж, реализующие основные профессиональные образовательные программы среднего профессионального образования базовой подготовки и углубленной подготовки соответственно.
В силу "пункта 9" Типового положения среднее специальное учебное заведение может иметь в своей структуре филиалы, представительства, отделения, структурные подразделения и т.д., реализующие основные общеобразовательные программы начального профессионального и дополнительного профессионального образования, связанные с образовательным процессом.
При этом "пунктом 11" Типового положения, на который ссылается заявитель, установлено, что в среднем специальном учебном заведении могут реализовываться основные общеобразовательные программы начального профессионального образования при наличии соответствующих лицензий. В среднем специальном учебном заведении может быть получена профессиональная подготовка, которая имеет целью ускоренное приобретение обучающимися навыков, необходимых для выполнения определенной работы, группы работ, и не сопровождается повышением образовательного уровня обучающегося.
Иными словами, образовательное учреждение (техникум, колледж) вправе при наличии соответствующей лицензии иметь в своей структуре подразделения, осуществляющие образовательный процесс уровня образования на ступень ниже (среднего, начального профессионального) или дополнительного профессионального образования, и обучение в таких случаях не будет приравниваться к получению среднего специального образования по соответствующей специальности.
Следовательно, учеба в среднем специальном учебном заведении, в процессе которой реализуется программа начального профессионального образования, также не засчитывается, как и учеба в профессиональном училище. Поэтому довод заявителя о нарушении его прав на зачет времени обучения в профессиональном училище, в рамках которого присваивается квалификация по соответствующей специальности, не обоснован, равенство прав в данном случае не нарушается и не нарушаются права заявителя на пенсионное обеспечение. Оспариваемое "Постановление" от 22 сентября 1993 г. N 941 не устанавливает каких-либо запретов и ограничений, связанных с зачетом времени обучения в выслугу лет, а устанавливает порядок и условия такого зачета.
Учитывая изложенное, Верховный Суд Российской Федерации вынес "решение" об отказе в удовлетворении заявления М.
Ссылка заявителя на необоснованное отклонение его ходатайства об обеспечении явки в судебное заседание не может служить основанием для отмены решения суда, поскольку данный вопрос обсуждался судом первой инстанции и личное участие заявителя судом признано необязательным.
Просьба заявителя о рассмотрении жалобы с обязательным его участием в заседании суда второй инстанции не может быть удовлетворена, поскольку гражданское процессуальное законодательство не обязывает суд принимать меры для обеспечения явки участников процесса, извещенных о времени и месте судебного заседания (в данном случае - доставки заявителя, находящегося в местах лишения свободы), в судебное заседание. Оснований для назначения адвоката, на чем заявитель настаивает в кассационной жалобе, в данном случае в силу "статьи 50" ГПК РФ не имеется.
Предусмотренных "статьей 360" ГПК РФ оснований для отмены решения суда в кассационном порядке не имеется.
Руководствуясь "статьями 360", "361" Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 1 января 2012 г.) и "статьей 2" Федерального закона от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации",
Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации
определила:
"решение" Верховного Суда Российской Федерации от 12 октября 2011 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу М. - без удовлетворения.
Председательствующий А.И.ФЕДИН
Члены коллегии Г.В.МАНОХИНА Н.П.ПЕЛЕВИН

http://base.consultant.ru/cons/cgi/onli ... W&n=126356
Профессиональная юридическая помощь. Online-сопровождение дел. +79787199856

Потерпевший
Новичок
 
Сообщений: 2
Зарегистрирован: 03.08.2012

Непрочитанное сообщение #19  Потерпевший » 03 августа 2012, 20:28

Уволен из Вооружённых Сил 14 августа 1994г. Пенсию получил только в 2011г. 17 лет не мог получить пенсию. Препятствием к назначению пенсии мне явилось ненадлежащим образом оформленное личное дело, в котором в том числе отсутствовал необходимый в обязательном порядке денежный аттестат, а в соответствии с пунктами 22 и 23 Инструкции по организации прохождения военной службы офицерами и прапорщиками (мичманами) в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной приказом Министерства обороны Российской Федерации от 30 сентября 2002 года N 350, обязанность по оформлению документов увольняемого лежит на воинской части.
После продолжительных запросов и поисков в сентябре 2011г. личное дело было найдено мною в Наманганском областном военном комиссариате г. Наманган, Республика Узбекистан.
Пенсия мне не была своевременно назначена в результате неправомерных действий при моем увольнении из воинской части, не оформления денежного аттестата, непринятия мер по своевременному направлению личного дела, что лишило меня возможности. представления в установленный законодательством срок необходимых документов для назначения пенсии, привело к убыткам.
Как получить задолженность по пенсии?

НиколаПитер
Постоянный участник
 
Сообщений: 490
Зарегистрирован: 05.11.2010

Непрочитанное сообщение #20  НиколаПитер » 04 августа 2012, 07:26

Потерпевший писал(а):Как получить задолженность по пенсии?

Дело интересное тем, что 17 лет - большой срок.
Предлагаю подать жалобу на невыплату пенсии и в случае отказа - обращаться в суд. решение по пенсии смотрите в разделе форума "коллекция судебных решений"
удачи

patronspb
Аватара пользователя
Заслуженный участник
 
Сообщений: 1743
Зарегистрирован: 06.07.2011
Откуда: Санкт - Петербург

Непрочитанное сообщение #21  patronspb » 04 августа 2012, 08:26

Потерпевший,
вообще-то перед увольнением происходит ознакомление со своим ЛД, да и в 1994г. у военнослужащих были расчётные книжки заменяющие денежный аттестат. 17 лет "искать" своё личное дело :? , полное впечатление что Вы и не знали что имеете право на пенсию. А по существу Вашего вопроса ответил НиколаПитер,


  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в Обсуждаем решения судов и готовим новые обращения

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: старый вояка и гости: 8