Конституционный Суд РФ

alex75
Заслуженный участник
Сообщения: 620
Зарегистрирован: 07 дек 2008, 00:16
Благодарил (а): 363 раза
Поблагодарили: 135 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение alex75 » 17 апр 2016, 09:23 #331

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12.04.2016 № 11-П по делу о проверке конституционности статей 32, 34.2 и 217 Налогового кодекса Российской Федерации, пунктов 1 и 3 Положения о Пенсионном фонде Российской Федерации (России) и подпункта 5.1.1 Положения о Федеральной налоговой службе в связи с запросом Ленинградского окружного военного суда в связи с неопределенностью взимания 13% НДФЛ с ежемесячной денежной выплаты ветеранов боевых действий.
http://publication.pravo.gov.ru/Documen ... 1604150007
В частности, КС РФ постановил:
1. Признать положения статьи 217 Налогового кодекса Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2) и 57, в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования они в силу своей неопределенности допускают обложение налогом на доходы физических лиц ежемесячной денежной выплаты, установленной для ветеранов боевых действий.
13% НДФЛ взыскивали с ЕДВ ВБД неправомерно!!!

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 12495
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Благодарил (а): 1165 раз
Поблагодарили: 12930 раз
Контактная информация:

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 18 апр 2016, 16:39 #332

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12.04.2016 № 11-П

"По делу о проверке конституционности статей 32, 34.2 и 217 Налогового кодекса Российской Федерации, пунктов 1 и 3 Положения о Пенсионном фонде Российской Федерации (России) и подпункта 5.1.1 Положения о Федеральной налоговой службе в связи с запросом Ленинградского окружного военного суда в связи с неопределенностью взимания 13% НДФЛ с ежемесячной денежной выплаты ветеранов боевых действий."

Дело по запросу Ленинградского окружного военного суда. Ежемесячные выплаты ветеранам боевых действий не должны облагаться НДФЛ.
Показать текст
Проверена конституционность норм, закрепляющих перечень доходов, не облагаемых НДФЛ.
В числе таких доходов упомянуты госпособия (за отдельными исключениями), выплаты и компенсации, предусмотренные законодательством.
Также отдельно выделен круг компенсационных выплат, связанных с трудовой или служебной деятельностью, а также с возмещением вреда, причиненного жизни или здоровью работника (госслужащего).
Применение этих положений на практике продемонстрировало их неопределенность.
Как указал заявитель, нормы не позволяют однозначно ответить на вопрос о том, облагаются или нет таким налогом определенные суммы - ежемесячные выплаты, установленные для ветеранов боевых действий.
В частности, ФНС России и ПФР придерживаются противоположных точек зрения. КС РФ счел такую ситуацию недопустимой.
Нормы признаны неконституционными в той мере, в какой они позволяют облагать налогом подобные выплаты.
Как пояснил КС РФ, положения Конституции РФ не указывают конкретные способы и объем соцзащиты, предоставляемой тем или иным категориям граждан.
Регламентация этих вопросов - прерогатива законодателя. При этом он должен основывать свои решения на принципах равенства и справедливости.
Так, в Законе о ветеранах выделена отдельная их категория - ветераны боевых действий. Для них предусмотрены различные меры соцподдержки. Ежемесячная выплата является одной из таких мер.
По способу финансирования и по своему предназначению данная выплата не может рассматриваться как принципиально отличающаяся от иных мер соцподдержки таких лиц.
Между тем применение оспариваемых норм приводит к тому, что упомянутые ветераны, получающие подобную выплату, ставятся в различное положение в зависимости от того, получают они ее в полном объеме в денежной форме или направляют часть ее суммы на финансирование предоставления им соцуслуг, а также от того, продолжают они военную или государственную службу иного вида или переходят на пенсию.
Тем самым устанавливается различный правовой режим налогообложения для одной и той же выплаты в зависимости от формальных, не связанных с ее правовой природой критериев. Этим нарушается принцип равенства лиц, относящихся к одной категории.
Законодатель должен внести необходимые поправки.
До внесения необходимых изменений нормы не могут служить основанием для обложения НДФЛ ежемесячной выплаты, установленной для ветеранов боевых действий.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
За это сообщение автора Владимир Черных поблагодарили (всего 4):
Конституция (18 апр 2016, 20:32) • globus (18 апр 2016, 21:41) • этолето (19 апр 2016, 10:58) • Знак (19 апр 2016, 13:47)

VESKAIMA
Заслуженный участник
Сообщения: 11216
Зарегистрирован: 16 июн 2012, 13:41
Откуда: Санкт-Петербург (Славянка)
Благодарил (а): 2162 раза
Поблагодарили: 2963 раза

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение VESKAIMA » 20 апр 2016, 10:33 #333

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 29 марта 2016 года № 587-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сухинова Евгения Игоревича на нарушение его конституционных прав пунктом 9 Правил расчета субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений), предоставляемой военнослужащим – гражданам Российской Федерации и иным лицам в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих»
Точка поставлена, как и ожидалось не в пользу повышения морального духа военнослужащих Вооружённых Сил РФ.
"С учетом изложенного оспариваемая заявителем норма, находящаяся в нормативном единстве с указанными законоположениями и предусматривающая повышенный поправочный коэффициент при расчете субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений) для граждан, которые в период военной службы не были обеспечены соответствующими жилищными гарантиями, не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя, который реализовал свое право на соответствующие жилищные гарантии в период военной службы."
Показать текст
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сухинова Евгения Игоревича на нарушение его конституционных прав пунктом 9 Правил расчета субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений), предоставляемой военнослужащим – гражданам Российской Федерации и иным лицам в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих» город Санкт-Петербург 29 марта 2016 года
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина Е.И.Сухинова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,
установил:
1. Суд апелляционной инстанции, отменив решение суда первой инстанции, отказал гражданину Е.И.Сухинову в удовлетворении требований, связанных с перерасчетом размера выплаченной ему в период военной службы субсидии для приобретения или строительства жилого помещения, которая была рассчитана с применением поправочного коэффициента 2,25. Как указал суд апелляционной инстанции, Е.И.Сухинов не обладает правом
2
на применение в его деле поправочного коэффициента 2,375, который установлен для граждан, уволенных с военной службы и не обеспеченных на момент увольнения жилищной субсидией.
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Е.И.Сухинов оспаривает конституционность пункта 9 Правил расчета субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений), предоставляемой военнослужащим – гражданам Российской Федерации и иным лицам в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих» (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 3 февраля 2014 года № 76), предусматривающего, что военнослужащим, общая продолжительность военной службы которых составляет от 10 лет до 20 лет и которые указаны в пункте 13 статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», поправочный коэффициент увеличивается до 2,375.
По мнению заявителя, оспариваемая норма не соответствует Конституции Российской Федерации, в частности ее статье 19, поскольку позволяет применять различные поправочные коэффициенты при расчете жилищной субсидии для военнослужащих и для граждан, уволенных с военной службы, тем самым ограничивает права военнослужащих по признакам социальной принадлежности в сравнении с правами лиц, уволенных с военной службы.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Статья 40 (часть 3) Конституции Российской Федерации, обязывая государство обеспечить дополнительные гарантии жилищных прав путем предоставления жилища бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами, не определяет способы и объем жилищных гарантий, предоставляемых тем или иным категориям граждан. Разрешение данных вопросов, в том числе определение конкретных
3
гарантий, их содержания и круга лиц, на которых они распространяются, является прерогативой законодателя, который вправе предусмотреть повышенный уровень мер социальной защиты в жилищной сфере для лиц, уволенных с военной службы.
Статья 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» предусматривает дополнительные жилищные гарантии для граждан, которые не были обеспечены жильем или жилищной субсидией в период военной службы (пункт 13), а также устанавливает, что порядок расчета жилищной субсидии утверждается Правительством Российской Федерации (пункт 16).
С учетом изложенного оспариваемая заявителем норма, находящаяся в нормативном единстве с указанными законоположениями и предусматривающая повышенный поправочный коэффициент при расчете субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений) для граждан, которые в период военной службы не были обеспечены соответствующими жилищными гарантиями, не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя, который реализовал свое право на соответствующие жилищные гарантии в период военной службы.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сухинова Евгения Игоревича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
4
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации В.Д.Зорькин
№ 587-О
юрист в личку можно без разрешения.

Аватара пользователя
евгений 76
Заслуженный участник
Сообщения: 7914
Зарегистрирован: 13 мар 2010, 09:24
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 988 раз
Поблагодарили: 2136 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение евгений 76 » 26 апр 2016, 19:21 #334

КС отказался уточнить понятие "разумных пределов" для судебных расходов
Конституционный суд РФ отказался рассматривать жалобу ООО "Шелл нефть" на ч. 2 ст. 110 АПК РФ, согласно которой расходы на оплату юристов взыскиваются арбитражным судом с проигравшей стороны "в разумных пределах". Об этом пишут "Ведомости".
Компания доказывала, что суды произвольно занижают размер возмещаемых судебных расходов, что нарушает конституционные принципы правовой определенности, охраны частной собственности и гарантии получения квалифицированной юридической помощи.
В отказном определении говорится, что реализация такого права судом возможна лишь в случае, если он признает расходы чрезмерными в силу конкретных обстоятельств дела. Произвольно уменьшать взыскиваемую сумму он не может, указывается в документе. КС также пояснил, что оспоренный механизм направлен против необоснованного завышения стоимости услуг представителя: речь идет, по существу, об обязанности суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле.
Однако юристы считают, что сейчас суды практически по каждому делу уменьшают сумму взыскиваемых с проигравшей стороны судебных расходов, и этим начинают злоупотреблять недобросовестные участники процесса. По мнению эксперта, суды практикуют подход: лучший юрист – самый дешевый юрист. КС не замечает еще одной проблемы, говорит другой эксперт: тенденции к занижению сумм компенсаций, взыскиваемых с госорганов. Подобная дифференциация должна следовать из закона, а не из судебного усмотрения, как это происходит сейчас, считает он. http://pravo.ru/news/view/128503/
За это сообщение автора евгений 76 поблагодарил:
Знак (28 апр 2016, 16:01)

НиколаПитер
Заслуженный участник
Сообщения: 1265
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 01:30
Благодарил (а): 440 раз
Поблагодарили: 648 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение НиколаПитер » 04 май 2016, 21:12 #335

Обзор решений КС:

Решение Конституционного Суда РФ от 26.04.2016
"Об утверждении Обзора практики Конституционного Суда Российской Федерации за первый квартал 2016 года"
Документ предоставлен КонсультантПлюс

www.consultant.ru

Дата сохранения: 04.05.2016



КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РЕШЕНИЕ
от 26 апреля 2016 года

ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ОБЗОРА
ПРАКТИКИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ЗА ПЕРВЫЙ КВАРТАЛ 2016 ГОДА

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
заслушав информацию Председателя Конституционного Суда Российской Федерации о подготовленном Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации Обзоре практики Конституционного Суда Российской Федерации за первый квартал 2016 года,

решил:

1. Утвердить Обзор практики Конституционного Суда Российской Федерации за первый квартал 2016 года.
2. Разместить Обзор практики Конституционного Суда Российской Федерации за первый квартал 2016 года на официальном сайте Конституционного Суда Российской Федерации.
3. Опубликовать Обзор практики Конституционного Суда Российской Федерации за первый квартал 2016 года в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН





ОБЗОР
ПРАКТИКИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ЗА ПЕРВЫЙ КВАРТАЛ 2016 ГОДА

Настоящий обзор посвящен наиболее важным решениям, принятым Конституционным Судом Российской Федерации (далее - Конституционный Суд) в первом квартале 2016 года (постановления, определения по жалобам и запросам).

I

Конституционные основы публичного права

1. Постановлением от 19 января 2016 года N 2-П Конституционный Суд дал оценку конституционности подпункта "а" пункта 22 и пункта 24 статьи 5 Федерального закона от 28 июня 2014 года N 188-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам обязательного социального страхования".
Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения, как исключившие возможность установления в процессе правоприменения смягчающих ответственность обстоятельств и их учет при назначении наказания плательщикам страховых взносов за совершение правонарушений, ответственность за которые установлена Федеральным законом "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" (далее - Закон).
Конституционный Суд признал оспоренные нормы не соответствующими Конституции Российской Федерации, как исключившие возможность индивидуализировать наказание за нарушение установленных Законом требований с учетом смягчающих ответственность обстоятельств.
Впредь до внесения надлежащих законодательных изменений принятие решения об учете смягчающих ответственность обстоятельств при применении соответствующих санкций за нарушение положений законодательства о страховых взносах допускается только в исключительных случаях и только в судебном порядке. Если санкция была применена должностным лицом фонда, суд (безотносительно к законодательному регулированию пределов его полномочий при судебном обжаловании решений о применении мер ответственности), рассмотрев соответствующее заявление привлекаемого к ответственности лица, не лишен возможности снизить размер ранее назначенного ему штрафа.
2. Постановлением от 16 февраля 2016 года N 4-П Конституционный Суд дал оценку конституционности положений части 2 статьи 18.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, статьи 11 Закона Российской Федерации "О Государственной границе Российской Федерации" и статьи 24 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию".
Оспариваемые положения являлись предметом рассмотрения в той мере, в какой на их основании разрешается вопрос о выезде из Российской Федерации иностранного гражданина, въехавшего в Российскую Федерацию по визе, срок действия которой на день выезда истек, получившего разрешение на временное проживание в Российской Федерации и при этом не оформившего новую визу, и о привлечении в этом случае такого иностранного гражданина к административной ответственности за нарушение правил пересечения Государственной границы Российской Федерации.
Конституционный Суд признал оспоренные положения не противоречащими Конституции Российской Федерации, как устанавливающие в конституционно значимых целях режим пересечения Государственной границы Российской Федерации, в рамках которого при выезде иностранного гражданина из Российской Федерации осуществляется проверка наличия у него законных оснований въезда в Российскую Федерацию и пребывания в Российской Федерации, и предусматривающие административную ответственность за его нарушение.
В то же время указанные положения признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, как позволяющие привлекать к административной ответственности за нарушение правил пересечения Государственной границы Российской Федерации имеющего действующее разрешение на временное проживание в Российской Федерации иностранного гражданина - в случае, если он при выезде из Российской Федерации предъявил данное разрешение и визу, по которой осуществлял въезд в Российскую Федерацию и срок действия которой истек, подтверждающие законность его въезда в Российскую Федерацию и пребывания в Российской Федерации, - на одном лишь формальном основании отсутствия у него визы с неистекшим сроком действия, а также отказывать ему в связи с этим в пропуске через Государственную границу Российской Федерации на выезд.
Данным Постановлением не затрагивается регулирование порядка последующего въезда лиц, имеющих разрешение на временное проживание в Российской Федерации, на ее территорию после их выезда за пределы Российской Федерации в период действия указанного разрешения и не ставится под сомнение законодательное требование о наличии действующей визы для их въезда на территорию Российской Федерации.
3. Постановлением от 17 февраля 2016 года N 5-П Конституционный Суд дал оценку конституционности положений пункта 6 статьи 8 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации", частей 1 и 3 статьи 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и подпункта 2 части первой статьи 27 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию".
Предметом рассмотрения являлись положения пункта 6 статьи 8 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" и части 3 статьи 18.8 КоАП Российской Федерации в той мере, в какой на их основании разрешается вопрос о назначении административного выдворения за пределы Российской Федерации иностранным гражданам, имеющим вид на жительство и зарегистрированным по месту проживания в городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге, в Московской и Ленинградской областях, за однократное неисполнение ими требования о ежегодном уведомлении территориальных органов Федеральной миграционной службы о подтверждении своего проживания в Российской Федерации.
Конституционный Суд признал положение части 3 статьи 18.8 КоАП Российской Федерации, предусматривающее указанный вид административного наказания за неисполнение требования пункта 6 статьи 8 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации", не соответствующим Конституции Российской Федерации в той мере, в какой оно не допускает возможность отказа от назначения административного наказания в этой части в случае однократного нарушения иностранным гражданином указанного требования, если суд - учитывая длительность проживания иностранного гражданина в Российской Федерации, его семейное положение, отношение к уплате российских налогов, наличие дохода и обеспеченность жильем на территории Российской Федерации, род деятельности и профессию, законопослушное поведение, обращение о приеме в российское гражданство и другие обстоятельства - придет к выводу, что административное выдворение за пределы Российской Федерации, влекущее пятилетнее ограничение права на въезд в Российскую Федерацию, является чрезмерным ограничением права на уважение частной жизни и несоразмерно целям административного наказания.
Впредь до внесения надлежащих законодательных изменений судам при применении части 3 статьи 18.8 КоАП Российской Федерации в случае однократного неисполнения иностранным гражданином правил уведомления о подтверждении проживания в Российской Федерации следует руководствоваться выраженными в данном Постановлении правовыми позициями.
4. Постановлением от 30 марта 2016 года N 9-П Конституционный Суд дал оценку конституционности пункта 5 статьи 20 Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции".
Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку, ограничивая двумя месяцами срок, который с момента прекращения действия лицензии на осуществление деятельности по производству, хранению и поставке этилового спирта либо алкогольной и спиртосодержащей продукции дается юридическому лицу для реализации имеющихся у него остатков такой продукции, позволяли признавать их находящимися в незаконном обороте, а потому подлежащими изъятию и уничтожению - применительно к винодельческой продукции, выдержка которой на момент истечения двух месяцев, предусмотренных данным положением, не достигает срока, необходимого для завершения ее производства согласно требованиям технологического процесса, притом что само производство было начато в период действия соответствующей лицензии.
Конституционный Суд признал оспоренные положения не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они допускают по истечении двух месяцев с момента прекращения действия данной лицензии принудительное безвозмездное изъятие с целью уничтожения по решению суда остатков принадлежащей ему указанной винодельческой продукции, притом что само производство было начато в период действия лицензии, осуществлялось (с учетом стадии производственного процесса) в соответствии с действующим законодательством и с соблюдением обязательных требований и что, начиная его, лицензиат не мог предполагать, что лицензия на новый срок не будет им получена.
Впредь до внесения надлежащих законодательных изменений для решения вопроса относительно правовой судьбы винодельческой продукции с длительными сроками выдержки должна применяться модель, предусмотренная статьей 238 ГК Российской Федерации применительно к прекращению права собственности лица на имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать:
остатки такой продукции, не реализованные производителем в течение двух месяцев с момента прекращения действия лицензии, подлежат изъятию и продаже с передачей бывшему собственнику вырученной суммы либо передаче в государственную или муниципальную собственность с возмещением бывшему собственнику их стоимости, определенной судом, за вычетом затрат на их хранение и реализацию. При этом сам производитель не лишается возможности подыскивать потенциального покупателя. Как только затраты на хранение нереализованной продукции превысят ее стоимость, она может быть уничтожена в установленном порядке.
5. Определением от 31 марта 2016 года N 449-О-Р Конституционный Суд дал официальное разъяснение Постановления от 16 декабря 2014 года N 33-П по делу о проверке конституционности ряда положений пунктов 17 и 18 статьи 71 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и частей 3 и 4 статьи 89 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации".
Конституционный Суд разъяснил, что для обеспечения исполнения вынесенного по конкретному делу судебного решения, содержащего вывод о незаконности передачи депутатского мандата лицу, ранее уже получавшему его, а затем добровольно прекратившему исполнение депутатских полномочий досрочно, и независимо от наличия для этого специальных оснований, установленных действующим законодательством, Государственная Дума обязана оформить прекращение депутатских полномочий этого лица путем незамедлительного принятия соответствующего правового акта с момента вступления судебного решения в законную силу.
При проведении процедуры замещения вакантного депутатского мандата зарегистрированному кандидату, входящему в состав федерального списка кандидатов и не получавшему мандат депутата Государственной Думы, должна обеспечиваться возможность претендовать на замещение депутатского мандата в порядке очередности. При этом соответствующая политическая партия вправе отступить от очередности расположения зарегистрированных кандидатов в федеральном списке кандидатов.
6. Определением от 9 февраля 2016 года N 213-О Конституционный Суд выявил смысл положений статьи 32.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Оспоренными положениями регулируются вопросы исполнения постановления о наложении административного штрафа.
Конституционный Суд указал, что отсутствие в оспоренных положениях, равно как и в иных статьях Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях специальных положений о компенсации убытков, причиненных незаконным применением административного штрафа, не препятствует возмещению в полном объеме вреда, причиненного физическому или юридическому лицу исполнением постановления о наложении административного штрафа, признанного после его уплаты незаконным, в порядке гражданского судопроизводства.
7. Определением от 9 февраля 2016 года N 214-О Конституционный Суд выявил смысл положений части 4 статьи 29.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Согласно оспоренным положениям дело об административном правонарушении, совершение которого влечет административный арест либо административное выдворение, рассматривается в день получения протокола об административном правонарушении и других материалов дела, а в отношении лица, подвергнутого административному задержанию, - не позднее 48 часов с момента его задержания.
Конституционный Суд отметил, что соблюдение установленных оспоренными положениями сроков рассмотрения дел об административных правонарушениях, за совершение которых предусмотрено применение административного ареста или административного выдворения, не должно приводить к ограничению права лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, пользоваться помощью защитника (адвоката), а потому судья (орган, должностное лицо), рассматривающие дело об административном правонарушении, не вправе ссылаться на них как на безусловное обстоятельство, препятствующее реализации этого права.
8. Определением от 10 февраля 2016 года N 216-О Конституционный Суд выявил смысл положений подпункта "в" пункта 6.4 статьи 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".
Согласно оспоренным положениям недействительными признаются подписи избирателей, участников референдума, указавших в подписном листе сведения, не соответствующие действительности. В этом случае подпись признается недействительной только при наличии официальной справки органа, осуществляющего регистрацию граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, либо на основании заключения эксперта, привлеченного к проверке в соответствии с пунктом 3 данной статьи.
Конституционный Суд указал, что суд, осуществляющий повторную проверку сведений, содержащихся в подписных листах, в целях проверки законности и обоснованности решения избирательной комиссии, не может быть связан исключительно данными официальной справки уполномоченного государственного органа, использованной избирательной комиссией. Он вправе запросить у уполномоченного органа информацию, необходимую для проверки достоверности сведений, содержащихся в подписных листах, при наличии достаточных сомнений в обоснованности выводов избирательной комиссии об их несоответствии действительности и должен выносить свое решение на основе оценки всей совокупности доказательств, отвечающих требованиям допустимости, относимости и достоверности.

II

Конституционные основы трудового законодательства
и социальной защиты

9. Постановлением от 14 января 2016 года N 1-П Конституционный Суд дал оценку конституционности части первой статьи 13 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей".
Оспоренное положение являлось предметом рассмотрения постольку, поскольку на его основании решается вопрос о прекращении выплаты пенсии за выслугу лет лицу, уволенному со службы в органах внутренних дел по выслуге лет, дающей право на получение пенсии, в случае, если после устранения пенсионным органом допущенной при ее назначении ошибки в подсчете стажа службы (выслуги лет) данного лица будет установлено, что его продолжительность не достигает необходимой для возникновения указанного права.
Оспоренная норма была признана соответствующей Конституции Российской Федерации, как закрепляющая условия назначения пенсии за выслугу лет сотрудникам органов внутренних дел и тем самым являющаяся необходимым элементом правового механизма реализации права указанных лиц на пенсионное обеспечение с учетом характера и продолжительности осуществления ими профессиональной деятельности.
Вместе с тем оспоренное положение было признано не соответствующим Конституции Российской Федерации, как предполагающее безусловное прекращение выплаты гражданину, уволенному со службы в органах внутренних дел, пенсии за выслугу лет, назначенной ему ошибочно в результате неправильного подсчета уполномоченным государством органом необходимого для возникновения права на данную пенсию стажа службы (выслуги лет), притом что сам гражданин при приобретении статуса получателя пенсии за выслугу лет действовал добросовестно.
Впредь до внесения необходимых законодательных изменений суды общей юрисдикции при оценке правомерности прекращения соответствующих выплат должны учитывать продолжительность периода, прошедшего с момента назначения пенсии, продолжительность периода, недостаточного до достижения установленной законом выслуги лет, значимость для этого гражданина пенсии в качестве источника дохода и иные заслуживающие внимания обстоятельства.
10. Постановлением от 29 марта 2016 года N 8-П Конституционный Суд дал оценку конституционности пункта "а" части первой статьи 16.1 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации.
Оспариваемое положение являлось предметом рассмотрения в той мере, в какой оно служит основанием для решения вопроса о зачислении в распоряжение учреждения или органа уголовно-исполнительной системы сотрудника данного учреждения или органа в связи с его выведением за штат при сокращении численности или штата и о последующем увольнении этого лица по сокращению штатов, притом что замещаемая им должность в рамках данных организационно-штатных мероприятий не подлежит сокращению.
Конституционный Суд признал оспоренное положение не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку оно не предполагает возможность произвольного зачисления в распоряжение учреждения или органа уголовно-исполнительной системы сотрудников, должности которых не подлежат сокращению в рамках проводимых организационно-штатных мероприятий, а также их последующего увольнения.
11. Определением от 10 февраля 2016 года N 218-О Конституционный Суд выявил смысл положений частей 4 и 4.1 статьи 14 Федерального закона "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования".
Оспоренными положениями (в редакции, действовавшей до 1 января 2013 года) определяется для индивидуальных предпринимателей период уплаты страховых взносов в фиксированных размерах с начала деятельности - календарного месяца, в котором произведена его государственная регистрация в качестве индивидуального предпринимателя, и до ее прекращения - по дату государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя.
Оспариваемые заявителем законоположения в системе действовавшего до 1 января 2013 года правового регулирования не предполагали возложения на индивидуального предпринимателя обязанности по уплате страховых взносов за период, в течение которого предпринимательская деятельность не осуществлялась в связи с уходом за ребенком до достижения им возраста полутора лет, а также исключения данного периода из страхового стажа индивидуального предпринимателя, необходимого для назначения трудовой (с 1 января 2015 года - страховой) пенсии.

III

Конституционные основы частного права

12. Постановлением от 15 февраля 2016 года N 3-П Конституционный Суд дал оценку конституционности положений части 9 статьи 3 Федерального закона "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации".
Оспариваемая норма являлась предметом рассмотрения в той мере, в какой на ее основании решается вопрос о применении к требованиям, сроки предъявления которых были предусмотрены ранее действовавшим законодательством и не истекли до 1 сентября 2013 года, положения абзаца второго пункта 2 статьи 200 ГК Российской Федерации, согласно которому срок исковой давности не может превышать десяти лет со дня возникновения обязательств, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования.
Конституционный Суд признал оспоренные в данном аспекте положения не соответствующими Конституции Российской Федерации. Названные законоположения не могут рассматриваться в качестве основания для применения данной нормы абзаца второго пункта 2 статьи 200 ГК Российской Федерации к указанным требованиям.
13. Постановлением от 10 марта 2016 года N 7-П Конституционный Суд дал оценку конституционности части 1 статьи 21, части 2 статьи 22 и части 4 статьи 46 Федерального закона "Об исполнительном производстве".
Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку служили основанием для исчисления срока предъявления исполнительного документа к исполнению, прерванного таким предъявлением, после возвращения исполнительного документа взыскателю на основании его заявления.
Оспоренные положения признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они позволяют - при неоднократном прерывании указанного срока - всякий раз исчислять его течение заново с момента возвращения исполнительного документа по данному основанию взыскателю и продлевать его тем самым на неопределенно длительное время.
Впредь до внесения необходимых законодательных изменений должностные лица службы судебных приставов, а также суды, разрешая вопрос о наличии оснований для возбуждения или отказа в возбуждении исполнительного производства, в частности о соблюдении срока предъявления исполнительного документа к исполнению, в случае, если представленный исполнительный документ ранее уже предъявлялся к исполнению, но затем исполнительное производство по нему было окончено в связи с заявлением взыскателя, обязаны вычитать из установленной законом общей продолжительности срока предъявления исполнительных документов к исполнению периоды, в течение которых исполнительное производство осуществлялось, начиная с его возбуждения и заканчивая его окончанием в связи с возвращением взыскателю исполнительного документа по его заявлению.
14. Определением от 9 февраля 2016 года N 220-О Конституционный Суд выявил смысл положений пункта 6 статьи 181.4 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Согласно оспоренным положениям лицо, оспаривающее решение собрания, должно уведомить в письменной форме заблаговременно участников соответствующего гражданско-правового сообщества о намерении обратиться с таким иском в суд и предоставить иную информацию, имеющую отношение к делу. Участники соответствующего гражданско-правового сообщества, не присоединившиеся в порядке, установленном процессуальным законодательством, к такому иску, в том числе имеющие иные основания для оспаривания данного решения, в последующем не вправе обращаться в суд с требованиями об оспаривании данного решения, если только суд не признает причины этого обращения уважительными.
Конституционный Суд отметил, что само по себе непредоставление требуемой информации - в случае, когда лицо, оспаривающее решение собрания, заблаговременно использовало все доступные ему формы уведомления других участников гражданско-правового сообщества о намерении обратиться в суд с таким иском, но по не зависящим от него причинам не предоставило соответствующую информацию каждому участнику гражданско-правового сообщества персонально, - не может служить препятствием для принятия судом искового заявления к своему производству.

IV

Конституционные основы уголовной юстиции

15. Постановлением от 25 февраля 2016 года N 6-П Конституционный Суд дал оценку конституционности пункта 1 части третьей статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.
Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку - с учетом части второй статьи 57 и части второй статьи 59 УК Российской Федерации, согласно которым женщинам пожизненное лишение свободы или смертная казнь не назначаются, - ими исключается предусмотренная пунктом 2 части второй статьи 30 УПК Российской Федерации возможность рассмотрения по ходатайству обвиняемого судом в составе судьи верховного суда республики, краевого, областного или другого равного им по уровню суда и коллегии из двенадцати присяжных заседателей уголовного дела о преступлении, предусмотренном частью второй статьи 105 УК Российской Федерации, применительно к случаям, когда в совершении такого преступления обвиняется женщина.
Оспоренные положения, притом что на их основании уголовное дело по обвинению мужчины в совершении такого преступления при тех же условиях может быть рассмотрено судом в данном составе, были признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации.
Уголовные дела по обвинению женщин в совершении указанных преступлений, если судебные заседания по этим уголовным делам не назначены на момент вступления данного решения в силу, подлежат рассмотрению верховным судом республики, краевым, областным или другим равным им по уровню судом, а по ходатайству обвиняемых - судом в составе судьи такого суда и коллегии из двенадцати присяжных заседателей.
Если на указанный момент судебные заседания по уголовным делам уже назначены к рассмотрению, подсудность и состав суда изменению (за исключением уголовного дела заявителя) не подлежат, в том числе в рамках и по результатам рассмотрения уголовного дела в апелляционном, кассационном и надзорном порядке.
16. Определением от 15 января 2016 года N 4-О Конституционный Суд выявил смысл положений пункта 5 постановления Государственной Думы от 2 июля 2013 года N 2559-6 ГД "Об объявлении амнистии".
Оспоренной нормой названного постановления предписывается прекратить находящиеся в производстве органов дознания, предварительного следствия и суда уголовные дела о совершенных до дня вступления его в силу преступлений, предусмотренных рядом статей Уголовного кодекса Российской Федерации, если лица, подозреваемые и обвиняемые в их совершении, выполнили обязательства по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим.
Конституционный Суд отметил, что, решая вопрос о возможности применения акта об амнистии к лицу, имеющему официально подтвержденный статус подозреваемого, обвиняемого, публичный орган уголовного преследования должен исходить из суммы причиненного преступлением ущерба, установленной им и включенной в официальное обвинение, которое, имея под собой доказательственную базу в отношении конкретного деяния, делает амнистию, обусловленную возмещением убытков, юридически оправданной. Стороны же, не согласные с оценкой указанным органом степени возмещения ущерба, вправе оспорить принятое им решение в судебном порядке, предусмотренном для обжалования решений таких органов, правомочных применять акт об амнистии, как органы предварительного расследования.
17. Определением от 14 января 2016 года N 15-О Конституционный Суд выявил смысл положений статьи 252, части первой статьи 389.13, части третьей статьи 389.20 и части первой статьи 389.24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.
Оспоренные положения определяют пределы судебного разбирательства, порядок рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции и принимаемые им решения, а также порядок отмены приговора или изменения иного судебного решения в сторону ухудшения положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено.
Конституционный Суд отметил, что при наличии представления прокурора или жалобы потерпевшего на приговор, которыми инициирован апелляционный пересмотр уголовного дела и в которых поставлен вопрос о необходимости учета отягчающего наказание обстоятельства и (или) об ужесточении наказания осужденному, а значит, об ухудшении его положения, суд апелляционной инстанции вправе, вне зависимости от отсутствия в представлении или жалобе вопросов о правовой оценке фактических обстоятельств дела, отменить приговор и вернуть уголовное дело прокурору, указав при этом обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации действий обвиняемого как более тяжкого преступления. Это позволяет суду апелляционной инстанции избежать подтверждения юридической силы решения суда первой инстанции, которое он считает неправосудным.
18. Определением от 10 февраля 2016 года N 226-О Конституционный Суд выявил смысл положений части восьмой статьи 246 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.
Оспоренными положениями регламентировано участие обвинителя в судебном разбирательстве и установлено, что государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора может изменить обвинение в сторону смягчения путем исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание, путем исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму Уголовного кодекса Российской Федерации, если деяние подсудимого предусматривается другой нормой этого Кодекса, нарушение которой вменялось ему в обвинительном заключении или обвинительном акте, либо путем переквалификации деяния в соответствии с нормой этого Кодекса, предусматривающей более мягкое наказание.
Конституционный Суд отметил, что решение суда по вопросу об объеме обвинения при его изменении государственным обвинителем в судебном заседании в сторону смягчения предопределено позицией государственного обвинителя при условии ее мотивированности и обоснованности ссылкой на предусмотренные законом основания.

Аватара пользователя
евгений 76
Заслуженный участник
Сообщения: 7914
Зарегистрирован: 13 мар 2010, 09:24
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 988 раз
Поблагодарили: 2136 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение евгений 76 » 05 май 2016, 22:09 #336

Как правильно пожаловаться в Конституционный суд РФ
Показать текст
Владимир Новиков, обозреватель РАПСИ

Большинство российских юридических компаний и по сей день не включает в перечень собственных услуг конституционное судопроизводство. Причина проста: немногие отечественные юристы и адвокаты считают Конституционный суд (КС) РФ эффективной инстанцией правовой защиты гражданина и бизнеса. В рамках ежегодного международного юридического форума "Белые ночи", который на днях прошел в Санкт-Петербурге, состоялся "круглый стол", на котором эксперты по конституционному правосудию попытались донести до частнопрактикующих правоведов все тонкости правильного обращения в КС.
Пишите правильно
Театр начинается с вешалки. Перефразируя избитый афоризм, обращение в Конституционный суд начинается с жалобы. От того, правильно ли составлен этот документ, во многом зависят перспективы дела заявителя, которого представляет юрист или адвокат.
Эксперты в один голос утверждают: определенная "вкусовщина", которую можно проследить в действиях и оценках сотрудников секретариата КС (по закону "О Конституционном Суде" они наделены правом предварительного анализа поступающих в суд документов и проверки их соответствия формальным требованиям законодательства), является одной из форм защитной реакции. "Сито" секретариата КС по разным причинам не проходит ежегодно около 95% из примерно 17000 обращений. "Если бы суд рассматривал хотя бы десятую часть поступающих в его адрес документов заявителей, то просто бы захлебнулся", - убежден ведущий эксперт Института права и публичной политики Лев Иванов, долгое время проработавший советником одного из конституционных судей.
Косвенно прикладывают руку к данному "отсеву" сами заявители – и граждане, и профессиональные юристы. В первую очередь определение об отказе принять к рассмотрению жалобу ждет некачественный, либо же формально подготовленный "бледный" документ с плохо прописанными деталями. "Часто сказывается отсутствие опыта конституционного судопроизводства у значительной части российских адвокатов. Это приводит к тому, что они накладывают на свое участие в деле знания гражданского процесса. Это сразу бросается в глаза, в итоге мешая должным образом оформить конституционную жалобу и в последующем участвовать в деле", - полагает советник КС РФ Владимир Кряжков.

Грамотно подготовленное обращение должно не только формально соответствовать требованиям закона "О Конституционном суде". Жалоба будет воспринята с благосклонностью, если в ней сконцентрирована судебная практика, показана значимость проблемы, присутствует определенный правовой пафос. "Такая жалоба может быть воспринята судом как совершенствующая и законодательство, и правоприменение", - рассуждает Лев Иванов. Он же добавляет, что при этом не обязательно документ должен быть объемным: все вышеперечисленное во многих случаях вполне возможно уместить и на двух-трех компьютерных страницах.

А вот совет от юриста, прошедшего "сито" КС совсем недавно. "В жалобе необходимо четко прописать основания неконституционности нормы, которую вы оспариваете. Это тем более важно, поскольку при слушании дела конституционные судьи именно выслушивают аргументы сторон, а не отмахиваются от них, как нередко происходит в других судах", - говорит управляющий партнер юридической компании "Каменская & партнеры" Татьяна Каменская.
Еще один потенциальный козырь заявителя – использование международной судебной практики. В первую очередь уместно вести речь о решениях конституционных судов Европы и Европейского суда по правам человека. "Сработает это в итоге на заявителя или нет, неизвестно.
Но в любом случае ссылки на зарубежный опыт - позитивный момент", - советует Лев Иванов.

Иногда, правда, не спасает даже хорошая подготовка документов. "Вкусовщина" прослеживается и в действиях самих судей. Если изучить практику КС за последние годы, можно отыскать отказные определения и по вполне профессиональным обращениям заявителей. Формальные поводы для отказов, разумеется, в каждом случае самые разные. Между тем данный факт в комплексе с судейским "ситом" как таковым, безусловно, и дальше будет отпугивать какую-то часть юристов от обращения в КС, даже если на то есть явный повод.

Припасть к источникам
Начинать подготовку к подаче конституционной жалобы (прочие виды обращений в силу разных причин политического характера смело можно считать анахронизмами) в момент, когда "гром" уже "грянул", все же поздновато. Эксперты, имеющие отношение к Конституционному суду РФ советуют потратить время на изучение научных трудов.
В отечественной юридической литературе нет отдельного пособия о том, как правильно написать конституционную жалобу. Однако перечисленные ниже работы сродни учебникам, которые преподаватели рекомендуют своим студентам: мол, будешь заниматься по ним, как минимум, не провалишься на экзамене.
По мнению Владимира Кряжкова из КС, в первую очередь следует проштудировать два комментария к Конституции: под редакцией Леонида Лазарева и Валерия Зорькина (оба вышли в свет в прошлом году). В данных книгах собраны и учтены, в том числе, правовые позиции КС начиная с 1992 года. В электронных правовых системах стоит поискать прошлогодний комментарий к закону "О Конституционном суде" экс-сотрудника аппарата КС Алексея Мазурова.
Эти три работы можно назвать своеобразным "кандидатским минимумом". Для более углубленного проникновения в проблему стоит ознакомиться с учебными пособиями по конституционному правосудию (например, судьи КС в отставке Николая Витрука), а также книгой все того же Леонида Лазарева "Правовые позиции КС РФ".
И уж, конечно, прежде чем сесть за написание жалобы, обязательно внимательное изучение статей 36-43, 96 и 97 закона о КС, в которых четко написано, что суд хочет увидеть в данном документе.
Хорошая подготовка окупится сторицей. "Порой заявитель пишет жалобу на полутора страничках, но такую, что от нее не отвертишься – надо что-то делать", - резюмирует Кряжков.

Новые горизонты
Частнопрактикующие юристы и целые правовые компании часто сетуют, что не в силах расширить численность собственной клиентуры. В идеале, разумеется, платежеспособной. Конституционное судопроизводство при взвешенном подходе позволяет несколько увеличить корпоративные доходы. Тем более что КС в последние годы медленно, но верно расширяет круг субъектов, имеющих право напрямую обращаться в суд с запросами.
Судите сами. Основной закон страны дает право адресовать КС конституционные жалобы физическим лицам. Федеральный конституционный закон "О КС" расширяет этот перечень, даровав аналогичную возможность объединениям. Что входит в их число, некоторое время назад конкретизировали сами судьи. В итоге объединениями сегодня считаются не только, к примеру, религиозные организации, но и разные типы юридических лиц – от частных акционерных обществ до госпредприятий и муниципальных образований. Подобное расширительное толкование не радует Высший арбитражный суд РФ, однако на данном этапе действует в полном объеме.

Помимо прочего, правом обращения в КС наделен ряд госорганов (к примеру, Генпрокуратура) и должностных лиц – скажем, Уполномоченный по правам человека в РФ. Последний, кстати, этим правом пользуется достаточно регулярно. Ежегодно секретариат КС получает 5-6 запросов за подписью Владимира Лукина.
Правда, в этом случае стоит быть внимательнее. Эксперты самого КС сходятся во мнении: поскольку юридические документы российского омбудсмена готовят специалисты его аппарата (которые по понятным причинам не являются доками именно в конституционном судопроизводстве), жалобы, выходящие из-под их пера, трудно назвать идеальными.
На что жалуемся
Задумав обратиться в КС, следует отдавать себе отчет, что может являться предметом его рассмотрения.
Во-первых, все типы федеральных законов, конституции, законы, уставы субъектов РФ. Во-вторых, действующие в России и по сей день законы СССР и РСФСР. Практика показывает, что исторических документов, которые по каким-то причинам формально не отменены, судьи стараются избегать. Иные нормативные акты (к примеру, постановления российского правительства) могут быть оспорены только в том случае, если они нарушают права граждан. Эксперты обращают внимание, что речь идет только о тех постановлениях, которые приняты в развитие закона, либо непосредственно связаны с применением закона.

Все остальные документы (скажем, законы, отмененные или утратившие силу) не могут быть предметом рассмотрения конституционных судей.

Можно и нельзя
Если вы размышляете, имеет ли смысл обращаться в КС, следует учесть одну немаловажную тенденцию: в последние годы суд своими решениями фактически расширяет круг гражданских прав, требующих защиты. "Перед обращением с запросом в КС надо определиться: вы намерены защищать права гражданина, которые прямо прописаны в Конституции? Или же вы решили отстоять какие-то иные права?", - обращает внимание Владимир Кряжков. Действительно, достаточно значительное число прав граждан прямо в Основном законе не зафиксировано. "Но если у вас есть много знаний, вы можете попробовать доказать, что права, гарантированные каким-то законом, производны из конституционных прав", - продолжает Кряжков.
Яркий пример такого подхода стало решение восьмилетней давности. В 2002 году КС постановил, что право на самоуправление является конституционным правом граждан и объединений. В Основном законе данное право, как известно, отдельной строкой не прописано.
Правда, при поисках повода для обращения не стоит чересчур увлекаться. Специалисты утверждают: конституционные судьи не восторге от запросов граждан (реже - юридических лиц), обращающихся к ним в порядке абстрактного нормативного контроля. Такие ситуации бывают сплошь и рядом, когда человеку с активной жизненной позицией вдруг начинает казаться, что какие-то положения нормативных актов неправильно регулируют его законные интересы. При этом прямого нарушения права гражданина не зафиксировано.
Другая распространенная ошибка: значительное число заявителей почему-то считает, что весомой аргументацией для КС являются ответы и разъяснения государственных органов и отдельных чиновников. Это не так – конституционные судьи в ходе рассмотрения дела воспринимают подобные сведения как информацию, не имеющую юридической силы.

Зачем это надо
Юристы, игнорирующие отечественное конституционное судопроизводство, на самом деле совершают существенную оплошность. И дело тут не только в упущенной выгоде. Большинство экспертов, работавших в разные годы в КС, убеждены: конституционный контроль в принципе отличается в лучшую сторону от других видов нашего судопроизводства. "Ответ, почему так происходит, лежит на поверхности. Здесь, если мы ведем речь о КС, гражданину или юридическому лицу дается полное право открыто поспорить с государством. И нередко такие споры заканчиваются в пользу заявителя", - утверждает Лев Иванов.
"Поначалу мне казалось, что конституционное судопроизводство это нечто далекое, абстрактное и не способное ничего принести бизнесу. Но после подачи жалобы иллюзии и предрассудки ушли сами собой. Поразило то, что к нашей аргументации именно прислушивались", - вспоминает Татьяна Каменская.
Еще один аргумент в пользу обращения в КС. Значимость выигрыша дела в данном суде не идет ни в какое сравнение с победой, оформленной любым другим судебным решением. Это довольно часто, к слову, касается даже решений Верховного суда РФ. За любым постановлением КС по конкретному делу стоит не только конкретный заявитель и его представители. Наступают и другие последствия.
Победитель косвенно играет роль законотворца, поскольку любое решение КС изменяет и нормативную базу, и, практически сразу после вынесения, судебную практику.
Плюс к этому не стоит забывать, что нередко мнение конституционных судей по какому-то вопросу способно привести к пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам дела и ситуации тех граждан и организаций, кто не думал обращаться в суд. В том числе и из-за сложности процедуры.

Читать далее: http://www.rapsinews.ru/judicial_analys ... z47oH62aWy

Аватара пользователя
евгений 76
Заслуженный участник
Сообщения: 7914
Зарегистрирован: 13 мар 2010, 09:24
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 988 раз
Поблагодарили: 2136 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение евгений 76 » 13 май 2016, 11:12 #337

КС отказал взыскателю в бессрочном праве на возбуждение исполнительного производства

Конституционный суд РФ пришел к выводу, что закрепленные законодательством положения, которыми допускается бессрочное и неограниченное право взыскателя возбуждать исполнительное производство в отношении должника, не соответствуют основному закону государства.
Дело рассматривалось по запросу гражданина Михаила Ростовцева, который попросил проверить конституционность ч. 1 ст. 21, ч. 2 ст. 22 и ч. 4 ст. 46 ФЗ "Об исполнительном производстве".
Осенью 2010 года по решению Новомосковского городского суда Тульской области на пять объектов принадлежащей ему нежилой недвижимости было обращено взыскание. Спустя четыре месяца взыскатель – ОАО "Сбербанк России" обратился в УФССП, но затем отозвал исполнительный лист. Судебный пристав вынес постановления об окончании исполнительного производства и об отзыве арестованного имущества с реализации.
Ситуация с обращением к приставам и последующим отзывом исполнительного листа повторилась весной 2013 года. В декабре 2014 года по заявлению "Сбербанка" было вновь возбуждено производство. В свою очередь Ростовцев, полагая, что установленный законом трехлетний срок для предъявления исполнительного документа пропущен, попытался признать в Центральном районном суде Тулы незаконным постановление пристава, однако в удовлетворении заявленного требования было отказано. Апелляция и кассация поддержали это решение.
В своем постановлении КС подчеркнул, что по закону возбужденное производство может быть окончено приставом в связи с исполнением требований и при возвращении взыскателю исполнительного документа. В обоих случаях судебный пристав-исполнитель обязан окончить производство и вернуть взыскателю исполнительный документ, что не является препятствием для повторного обращения взыскателя в пределах установленного законом трехлетнего срока.
Вместе с тем в законе говорится, что срок предъявления исполнительного документа к исполнению может прерываться и впоследствии возобновиться, причем время, истекшее до прерывания срока, в новый срок не засчитывается. При этом от взыскателя не требуется указания мотивов своего решения об отзыве и новом взыскании. Это обещает должнику бесконечное пребывание под угрозой применения к нему мер принудительного исполнения, что приводит к нарушению прав должника, в том числе неопределенному по времени выведению его имущества из сферы гражданского оборота, ограничению его права собственности и препятствиям эффективной судебной защите.
Оспариваемые положения не соответствуют Конституции РФ, постановил КС. Законодателю надлежит внести изменения в действующее правовое регулирование. До внесения изменений судебные приставы и суды при последующем обращении взыскателя, если предыдущее производство по исполнительному документу было окончено по заявлению последнего, обязаны, исчисляя срок производства, вычитать из его общей продолжительности те периоды, в течение которых производство по данному исполнительному документу уже осуществлялось. Поэтому дело Ростовцева подлежит пересмотру.
С текстом постановления Конституционного суда РФ от 10 марта 2016 года по делу о проверке конституционности части 1 статьи 21, части 2 статьи 22 и части 4 статьи 46 Федерального закона "Об исполнительном производстве" в связи с жалобой гражданина М. Л. Ростовцева можно ознакомиться здесь. http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision225558.pdf
За это сообщение автора евгений 76 поблагодарил:
VESKAIMA (13 май 2016, 11:35)

Ptasha1961
Участник
Сообщения: 70
Зарегистрирован: 02 май 2016, 07:57
Благодарил (а): 1 раз
Поблагодарили: 1 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Ptasha1961 » 13 май 2016, 15:28 #338

Здравствуйте. Я по поводу поправочного коэффициента. Раз это мера временная, означает социальную поддержку уже не военнослужащих, то защиту от его уменьшения имеют только военнослужащие, уже уволенные из армии, несмотря на любой календарный военный стаж службы - от 10 до плюс бесконечности лет.

VESKAIMA
Заслуженный участник
Сообщения: 11216
Зарегистрирован: 16 июн 2012, 13:41
Откуда: Санкт-Петербург (Славянка)
Благодарил (а): 2162 раза
Поблагодарили: 2963 раза

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение VESKAIMA » 13 май 2016, 15:36 #339

Ptasha1961 писал(а):Источник цитаты Я по поводу поправочного коэффициента.

Сюда Жилищная субсидия для приобретения и строительства жилья перейдите
юрист в личку можно без разрешения.

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 15239
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 623 раза
Поблагодарили: 7572 раза

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 13 июл 2016, 18:28 #340

"Информация "Конституционно-правовые аспекты совершенствования нормотворческой деятельности (на основе решений Конституционного Суда Российской Федерации 2013 - 2015 годов)"
(одобрено решением Конституционного Суда РФ от 23.06.2016)


Конституционным Судом РФ обобщены дефекты нормотворчества, выявленные на протяжении 2013 - 2015 годов при разрешении дел о конституционности соответствующего нормативного регулирования

Основная часть информации представлена аналитическим материалом в табличной форме и основывается на наиболее общей типологии вскрытых в ходе конституционного судопроизводства основных нормотворческих дефектов (пробельность регулирования, неопределенность регулирования, несогласованность регулирования).

Под пробельностью регулирования понимается формальное отсутствие регулирования общественных отношений, нуждающихся в этом с точки зрения требований защиты конституционных ценностей и реализации конституционных принципов, включая неурегулированность отдельных материальных либо процедурных компонентов в структуре моделируемого нормой правоотношения, либо фактическое отсутствие должного, т.е. обеспечивающего эффективное нормативное упорядочение соответствующих отношений, регулирования. К такого рода дефектам, в частности, относится отсутствие правозащитных механизмов, нормативно установленных и позволяющих своевременно отстаивать данные права. Это имеет место при таких обстоятельствах, когда, например, введение определенных правоограничений не подкрепляется установлением для соответствующих законоположений переходных положений, когда не учитываются особенности развития отдельных правоотношений во времени (отсутствуют сокращенные сроки обжалования и рассмотрения дел) и т.п.

Под неопределенностью регулирования понимаются такие недостатки нормотворчества, как размытость терминологии, нечеткость правореализационных механизмов, в том числе финансовых гарантий, создающие предпосылки для устанавливаемых решениями Конституционного Суда нарушений конституционной законности. Неопределенность содержания правовой нормы, допуская возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения, может приводить к произволу, а значит, к нарушению не только принципов равенства и верховенства закона, но и установленных Конституцией РФ гарантий государственной, включая судебную, защиты прав, свобод и законных интересов граждан.

Под несогласованностью регулирования понимаются иные вызванные недостаточной юридико-технической проработкой дефекты нормотворчества, не относящиеся к первым двум группам и порождающие противоречия между нормами одной отрасли (внутренняя несогласованность) либо между нормами, принадлежащими к разным отраслям (внешняя несогласованность). Одним из наиболее частых примеров несогласованности регулирования является закрепление в законодательстве произвольных критериев дифференциации, влекущих необоснованные различия в правовом статусе принадлежащих к одной и той же категории субъектов и сообщающих нормативному регулированию признаки дискриминационности. Использование сугубо формальных критериев дифференциации, приобретающих в правоприменительной практике характер препятствия в реализации прав граждан, создает необоснованные различия между лицами, фактически относящимися к одной категории (например, при оказании мер социальной поддержки). В других случаях к несогласованности нормативного регулирования ведет необоснованная либо, напротив, недостаточная дифференциация мер юридической ответственности. В частности, повышение размеров административных наказаний осуществляется без развития способов, позволяющих индивидуализировать наказание: введения правил о назначении наказания ниже низшего предела санкции соответствующей охранительной нормы, введения квалифицированных составов правонарушений и т.п. В целом несогласованность законоположений внутри одного и того же нормативного акта, конфликт между нормами, принадлежащими к различным отраслям права, противоречия между общими и специальными нормами открывают простор для неоднозначного толкования и, следовательно, произвольного применения правовых норм.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

НиколаПитер
Заслуженный участник
Сообщения: 1265
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 01:30
Благодарил (а): 440 раз
Поблагодарили: 648 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение НиколаПитер » 13 июл 2016, 21:58 #341

Московский суд отказал в приеме иска о взыскании вреда, причиненного судом, а Конституционный суд указал, что суды обязаны принимать такие иски и отказал в рассмотрении жалобы - Рассея - это страна где голова не знает, куда ходят ноги...
Показать текст
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Никонова Николая Владимировича на нарушение его конституционных прав положением пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации
город Санкт-Петербург 23 июня 2016 года
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина Н.В.Никонова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:
1. Определением суда общей юрисдикции было возвращено исковое заявление гражданина Н.В.Никонова к Министерству финансов Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда. Апелляционным определением указанное определение суда первой инстанции отменено, в принятии искового заявления отказано, поскольку истцом не представлен приговор, подтверждающий вину судьи, действиями которого ему причинен вред. Кроме того, в своем определении суд апелляционной инстанции указал, что в настоящее время в законодательном порядке не урегулирован вопрос об основаниях и порядке возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) суда (судьи), а также не определены подведомственность и подсудность дел применительно к случаям, когда вина судьи установлена не приговором, а иным судебным решением.
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Н.В.Никонов оспаривает конституционность примененного в его деле положения пункта 2 статьи 1070 ГК Российской Федерации, согласно которому вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу.
По мнению заявителя, оспариваемое законоположение в той мере, в какой оно позволяет судам не принимать к производству иски граждан к Министерству финансов Российской Федерации о взыскании морального вреда, причиненного судом (судьей) при осуществлении гражданского судопроизводства, в случае, если вина суда (судьи) установлена не приговором суда, а иным судебным решением, противоречит статьям 2, 15, 46, 52, 53 и 125 Конституции Российской Федерации.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Оспариваемое положение пункта 2 статьи 1070 ГК Российской Федерации ранее уже являлось предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации: в Постановлении от 25 января 2001 года № 1-П оно было признано Конституционным Судом Российской Федерации не противоречащим Конституции Российской Федерации.
Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации в названном Постановлении указал, что пункт 2 статьи 1070 ГК Российской Федерации в исключение из общих правил, регламентирующих условия возмещения причиненного вреда, связывает ответственность государства с преступным деянием судьи, совершенным умышленно или по неосторожности (статьи 305 «Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта», 293 «Халатность» УК Российской Федерации) при осуществлении правосудия - т.е. при принятии актов судебной власти, разрешающих дело по существу. Данное положение пункта 2 статьи 1070 ГК Российской Федерации в его конституционно-правовом смысле не может служить основанием для отказа в возмещении государством вреда, причиненного при осуществлении гражданского судопроизводства в иных случаях (а именно когда спор не разрешается по существу) в результате незаконных действий (или бездействия) суда (судьи), в том числе при нарушении разумных сроков судебного разбирательства, если вина судьи установлена не приговором суда, а иным соответствующим судебным решением.
Таким образом, оспариваемое положение пункта 2 статьи 1070 ГК Российской Федерации, с учетом правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 25 января 2001 года № 1-П, не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, указанные в жалобе.
Кроме того, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 27 мая 2004 года № 210-0, указание в пункте 3 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2001 года № 1-П на необходимость принятия закона, определяющего подведомственность и подсудность дел о возмещении государством вреда, причиненного при осуществлении гражданского судопроизводства, в случаях, когда спор не разрешается по существу, в результате незаконных действий (или бездействия) суда (судьи), в том числе при нарушении разумных сроков судебного разбирательства, не означает, что до принятия соответствующего закона к подобного рода делам не могут применяться общие правила о подведомственности и подсудности гражданских дел. Иное его истолкование приводило бы к отказу гражданам в доступе к правосудию и в компенсации государством причиненного ущерба.
Как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации, в отсутствие специального правового регулирования (в данном
случае - регламентации оснований и порядка возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями или бездействием суда, судьи) должны непосредственно применяться нормы Конституции Российской Федерации и тем самым - приниматься все надлежащие меры к реализации решений Конституционного Суда Российской Федерации (определения от 22 мая 1997 года № 75-О, от 21 марта 2002 года № 42-О, от 27 мая 2004 года № 210-0 и от 5 марта 2009 года № 278-О-П).
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 3 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Никонова Николая Владимировича, поскольку по поставленному заявителем вопросу Конституционным Судом Российской Федерации ранее было вынесено постановление, сохраняющее свою силу.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель Конституционного Суда
Российской Федерации В.Д.Зорькин
№ 1329-0
За это сообщение автора НиколаПитер поблагодарил:
евгений 76 (17 июл 2016, 14:12)

Аватара пользователя
евгений 76
Заслуженный участник
Сообщения: 7914
Зарегистрирован: 13 мар 2010, 09:24
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 988 раз
Поблагодарили: 2136 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение евгений 76 » 17 июл 2016, 14:13 #342

Конституционный суд признал за гражданами право не давать подписку о невыезде
Конституционный суд РФ разрешил гражданам, подозреваемым или обвиняемым в каком-либо преступлении, не давать следователям подписку о невыезде. Соответствующее заявление содержится в ответе КС на жалобу миллиардера Александра Лебедева на статью 102 уголовно-процессуального кодекса «Подписка о невыезде и надлежащем поведении».
Ранее Александр Лебедев, которого обвиняли (а затем признали виновным) в нанесении побоев другому бизнесмену Сергею Полонскому во время записи передачи на НТВ, отказался дать подписку о невыезде. Бизнесмен заявил, что следователи фактически просто объявили его невыездным, в результате чего было нарушено его конституционное право на свободу передвижения.
Конституционный суд рассматривать жалобу Лебедева не стал, однако разъяснил, что «подписка о невыезде означает письменное обязательство подозреваемого (обвиняемого) соблюдать наложенные на него ограничения». Если же он отказывается его давать, то само по себе постановление следователя не имеет силы и не может повлечь за собой никаких санкций к отказнику. В то же время суд предупредил «отказников» о том, что в таком случае в его отношении может быть избрана более строгая мера пресечения, например, арест.
В свою очередь адвокат Лебедева Генри Резник в интервью «Ведомостям» отметил, что гражданам не стоит опасаться давать подписку о невыезде, так как такую мягкую меру пресечения следователи назначают, когда отправлять человека за решетку нет никаких оснований. http://og.ru/news/2014/02/07/72358

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 15239
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 623 раза
Поблагодарили: 7572 раза

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 21 июл 2016, 15:45 #343

Постановление Конституционного Суда РФ от 19.07.2016 N 16-П
"По делу о проверке конституционности частей первой и третьей статьи 7 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, Федеральной службе войск национальной гвардии Российской Федерации, и их семей" в связи с жалобой гражданина В.Н. Карпекина"


Родителям двух (или более) детей, погибших при исполнении обязанностей военной службы, службы в органах внутренних дел, должен быть гарантирован повышенный размер соответствующего пенсионного обеспечения

Конституционный Суд РФ признал:

не противоречащими Конституции РФ - взаимосвязанные положения частей первой и третьей статьи 7 Закона РФ "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, Федеральной службе войск национальной гвардии Российской Федерации, и их семей", как являющиеся элементом правового механизма пенсионного обеспечения членов семей военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел, погибших при исполнении обязанностей военной службы, службы в органах внутренних дел, и устанавливающие для родителей таких лиц льготные условия пенсионного обеспечения по случаю потери кормильца;

не соответствующими Конституции РФ - взаимосвязанные положения частей первой и третьей статьи 7 Закона РФ "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, Федеральной службе войск национальной гвардии Российской Федерации, и их семей", в той мере, в какой эти положения в системе действующего правового регулирования при назначении пенсии по случаю потери кормильца родителям двух (или более) военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел, погибших при исполнении обязанностей военной службы, службы в органах внутренних дел, не позволяют учитывать для определения размера их пенсионного обеспечения факт гибели двух (или более) детей.

Конституционный Суд РФ, в частности, указал, что потеря в мирное время двоих и более детей, погибших при исполнении ими обязанностей военной службы (службы в органах внутренних дел), не только причиняет родителям безмерные страдания, но и является обстоятельством, которое в силу социального характера Российского государства, признания добра и справедливости основополагающими конституционными ценностями обязывает государство обеспечить таким родителям максимально возможную - в рамках имеющихся финансовых возможностей и правовых средств - социальную защиту, в том числе при определении размера их пенсионного обеспечения.

В настоящее время на законодательном уровне предусмотрена возможность увеличения размера пенсии по случаю потери кормильца (в частности, путем начисления надбавок к пенсии либо увеличения индивидуального пенсионного коэффициента) лишь в отношении отдельных категорий пенсионеров - при наличии обстоятельств, требующих более высокого уровня их материального обеспечения (статья 38 Закона РФ от 12 февраля 1993 года N 4468-1, части 4 и 5 статьи 15 Федерального закона "О страховых пенсиях"). Что касается возможности увеличения размера пенсии по случаю потери кормильца родителям двух и более детей, погибших при исполнении обязанностей военной службы (службы в органах внутренних дел), то она в системе действующего правового регулирования отсутствует.

Федеральному законодателю надлежит внести в правовое регулирование пенсионного обеспечения по случаю потери кормильца необходимые изменения, с тем чтобы гарантировать родителям двух (или более) детей, погибших при исполнении обязанностей военной службы, службы в органах внутренних дел, повышенный размер соответствующего пенсионного обеспечения.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

Аватара пользователя
евгений 76
Заслуженный участник
Сообщения: 7914
Зарегистрирован: 13 мар 2010, 09:24
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 988 раз
Поблагодарили: 2136 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение евгений 76 » 24 июл 2016, 18:40 #344

КС отклонил жалобу Навального на невозможность судиться с Чайкой
Конституционный суд отказал оппозиционному политику Алексею Навальному в рассмотрении жалобы на нормы ГПК, которые не позволяют ему подать иск о защите чести и достоинства к генпрокурору Юрию Чайке.
Поводом для жалобы стали неоднократные отказы судов принимать иски Навального и возглавляемого им Фонда борьбы с коррупцией к руководителю надзорного ведомства. Речь идет о признании не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию высказываниями Чайки в адрес истцов.
Оппозиционер оспаривал конституционность положения п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК (отказ в принятии искового заявления). По его мнению, оно не соответствует ч.1 ст. 46 (каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод) и ч. 1 ст. 47 (никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом).
Тем не менее КС, изучив представленные Навальным материалы, не нашел оснований для принятий его жалобы к рассмотрению. Как сказано в определении, "право на судебную защиту, как оно сформулировано в статье 46 Конституции РФ, не свидетельствует о возможности выбора гражданином по своему усмотрению того или иного способа и процедуры судебной защиты".
Приведенные политиком доводы "свидетельствуют о том, что нарушение своих конституционных прав он связывает не с содержанием оспариваемой нормы, а с выводами суда об отсутствии нарушения его прав" высказываниями Чайки, а этот вопрос КС рассмотреть не может, поскольку это не входит в его полномочия.
Навальный решил судиться с генпрокурором после того, как тот назвал опубликованное ФБК расследование, посвященное бизнесу его семьи, лживым и сделанным по заказу главы фонда Hermitage Capital Уильяма Браудера. В большинстве случаев суды отказывались принимать иски, указывая, что права оппозиционера и интересы словами затронуты не были.
С текстом определения Конституционного суда РФ от 23 июня 2016 года об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Навального Алексея Анатольевича на нарушение его конституционных прав положением пункта 1 части первой статьи 134 Гражданского процессуального можно ознакомиться здесь. http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision240167.pdf

Аватара пользователя
maxxx1979
Заслуженный участник
Сообщения: 14516
Зарегистрирован: 12 ноя 2010, 23:13
Благодарил (а): 349 раз
Поблагодарили: 11635 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение maxxx1979 » 29 июл 2016, 15:07 #345

Определение Конституционного Суда РФ от 23.06.2016 № 1379-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Проскурякова Игоря Ивановича на нарушение его конституционных прав положениями ряда правовых актов и пунктами 25 и 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих"
Показать текст
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 23 июня 2016 г. N 1379-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА
ПРОСКУРЯКОВА ИГОРЯ ИВАНОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО
КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ РЯДА ПРАВОВЫХ АКТОВ
И ПУНКТАМИ 25 И 28 ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО
СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "О ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ
СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ВОИНСКОЙ ОБЯЗАННОСТИ,
ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ И СТАТУСЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой,
рассмотрев по требованию гражданина И.И. Проскурякова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Решением гарнизонного военного суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, гражданину И.И. Проскурякову было отказано в удовлетворении требований, связанных с предоставлением ему конкретного жилого помещения с учетом права на дополнительную общую площадь жилого помещения. Как указали суды, И.И. Проскуряков не имеет права на дополнительную общую площадь жилого помещения, поскольку был уволен с военной службы в воинском звании полковник по истечении срока контракта.
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации И.И. Проскуряков оспаривает конституционность следующих норм:
положений пунктов 1 и 13 статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", устанавливающих жилищные гарантии для военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы, а также пункта 2 статьи 15.1 этого Федерального закона, предусматривающего, что офицеры в воинских званиях полковник, ему равном и выше, проходящие военную службу либо уволенные с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, имеют право на дополнительную общую площадь жилого помещения;
части 1 статьи 6 и части 4 статьи 19 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации", закрепляющих обязательность судебных постановлений, а также право Верховного Суда Российской Федерации давать разъяснения по вопросам судебной практики;
положений статей 4 и 5 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 года N 1-ФКЗ "О военных судах Российской Федерации", устанавливающих самостоятельность военных судов и их предназначение, связанное с обеспечением и защитой нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов человека и гражданина;
подпункта "б" пункта 1 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе", предусматривающего в качестве основания для увольнения военнослужащих истечение срока контракта;
положений статей 5, 49, 50 и 57 Жилищного кодекса Российской Федерации и части 2 статьи 6 Федерального закона от 29 декабря 2004 года N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации", определяющих состав и структуру жилищного законодательства, жилищные гарантии для граждан, а также порядок и условия их реализации;
статьи 6 "Равенство всех перед законом и судом", части первой статьи 11 "Нормативные правовые акты, применяемые судом при разрешении гражданских дел", части второй статьи 13 "Обязательность судебных постановлений", части 1 статьи 67 "Оценка доказательств", части первой статьи 196 "Вопросы, разрешаемые при принятии решения суда", части четвертой статьи 198 "Содержание решения суда", положений частей второй и третьей статьи 329 "Постановление суда апелляционной инстанции" ГПК Российской Федерации;
части третьей статьи 246 "Порядок рассмотрения и разрешения дел, возникающих из публичных правоотношений", части первой статьи 249 "Распределение обязанностей по доказыванию по делам, возникающим из публичных правоотношений" и части первой статьи 258 "Решение суда и его реализация" того же Кодекса, утративших силу в соответствии с Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 23-ФЗ.
Также заявителем оспаривается конституционность пунктов 25 и 28 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 года N 8 "О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих".
По мнению заявителя, оспариваемые положения и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации не соответствуют статьям 2, 7, 11 (часть 1), 15 (части 1 и 2), 18, 19 (части 1 и 2), 40, 45 (часть 1), 46 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 59 (часть 2), 72 (пункт "к" части 1), 115 (часть 1), 120 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку лишают права на дополнительную общую площадь жилого помещения граждан, которые не обеспечивались жильем в период военной службы по вине Министерства обороны Российской Федерации и были уволены в воинском звании полковник при наличии продолжительности службы более 20 лет. Также неконституционность оспариваемых норм заявитель усматривает в том, что они позволили судам произвольно истолковать его волеизъявление и не применить правовые акты и разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, которые, с его точки зрения, подлежали применению при разрешении данного спора.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, право на получение дополнительной жилой площади по своему характеру является льготой, предоставляемой тем или иным категориям граждан с учетом их особого правового статуса; при этом прекращение необходимого правового статуса предполагает и утрату права на данную льготу (определения от 24 июня 2008 года N 559-О-О, от 14 июля 2011 года N 1021-О-О, от 25 сентября 2014 года N 2293-О, от 24 марта 2015 года N 667-О, от 27 октября 2015 года N 2488-О и др.).
Соответственно, пункт 2 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" не может рассматриваться как нарушающий конституционные права заявителя, который не состоит на военной службе и не относится к категории лиц, которым после увольнения с военной службы предоставлено право на получение дополнительной общей площади жилого помещения.
Как следует из представленных судебных постановлений, отказ заявителю в удовлетворении его требований был обусловлен положениями указанной нормы, а также аналогичными, по сути, положениями пункта 8 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", которые предусматривали право той же категории граждан на получение дополнительной общей площади жилого помещения (данный пункт утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 405-ФЗ).
С учетом изложенного иные оспариваемые законоположения, которые не регламентируют основания и условия предоставления права на получение дополнительной общей площади жилого помещения, а также оспариваемые разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, которые являются актом толкования правовых норм, сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя в аспекте, указанном в жалобе.
Разрешение же вопроса о правомерности действий (бездействия) органов военного управления по обеспечению заявителя жильем в период военной службы, а также проверка правильности выбора правовых норм и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, подлежащих применению в конкретном деле с учетом его фактических обстоятельств, не входят в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Проскурякова Игоря Ивановича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН
maxxx1979 Контактные данные: maxxx1979@mail.ru

Аватара пользователя
maxxx1979
Заслуженный участник
Сообщения: 14516
Зарегистрирован: 12 ноя 2010, 23:13
Благодарил (а): 349 раз
Поблагодарили: 11635 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение maxxx1979 » 29 июл 2016, 15:08 #346

Определение Конституционного Суда РФ от 23.06.2016 № 1373-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Стрижкова Максима Валерьевича на нарушение его конституционных прав абзацем вторым пункта 1 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих"
Показать текст
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 23 июня 2016 г. N 1373-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНИНА СТРИЖКОВА МАКСИМА ВАЛЕРЬЕВИЧА
НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ
АБЗАЦЕМ ВТОРЫМ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 23
ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О СТАТУСЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина М.В. Стрижкова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Решением гарнизонного военного суда, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, было признано правомерным увольнение гражданина М.В. Стрижкова с военной службы без предоставления жилого помещения в избранном месте жительства. Как указали суды, М.В. Стрижков обеспечен служебным жилым помещением согласно соответствующим нормативам по месту прохождения военной службы, требований о его выселении из данного помещения не предъявлено.
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации М.В. Стрижков оспаривает конституционность примененного судами в деле с его участием абзаца второго пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", предусматривающего, что определенная категория военнослужащих без их согласия не может быть уволена с военной службы без предоставления жилого помещения и что военнослужащий, относящийся к данной категории и изъявивший желание получить жилое помещение не по месту увольнения с военной службы, увольняется с военной службы и обеспечивается жилым помещением по избранному месту жительства в порядке, предусмотренном пунктом 14 статьи 15 данного Федерального закона.
По мнению заявителя, оспариваемое законоположение не соответствует статьям 1 (часть 1), 2, 7, 15 (часть 2), 17 (часть 1), 18, 19 (часть 1), 27 (часть 1), 37 (части 1 и 3), 40 (части 1 и 3), 45 (часть 1), 46 (часть 1), 55 (часть 3) и 59 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку позволяет признавать правомерным увольнение военнослужащего без обеспечения его жильем на постоянной основе.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Согласно статье 40 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жилище (часть 1), малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами (часть 3). Разрешение же вопросов, связанных с установлением конкретных форм, источников и порядка предоставления гражданам жилых помещений, относится к прерогативе федерального законодателя.
Оспариваемое заявителем законоположение, изданное в порядке реализации положений статьи 40 Конституции Российской Федерации, предусматривает предоставление гражданам жилья за счет средств федерального бюджета по избранному в связи с увольнением с военной службы месту жительства и содержит запрет на увольнение военнослужащего, который не обеспечен жильем, без его согласия (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2014 года N 2271-О, от 27 октября 2015 года N 2527-О и др.).
Как следует из представленных материалов, заявитель признан обеспеченным жильем по месту службы, требований о выселении его из занимаемого служебного жилого помещения до предоставления жилья по избранному месту жительства заявлено не было.
Соответственно, положения абзаца второго пункта 1 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя, которому предоставлены указанные в них жилищные гарантии.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Стрижкова Максима Валерьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН
maxxx1979 Контактные данные: maxxx1979@mail.ru

Аватара пользователя
maxxx1979
Заслуженный участник
Сообщения: 14516
Зарегистрирован: 12 ноя 2010, 23:13
Благодарил (а): 349 раз
Поблагодарили: 11635 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение maxxx1979 » 29 июл 2016, 15:09 #347

Определение Конституционного Суда РФ от 23.06.2016 № 1372-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Олексюка Владимира Витальевича на нарушение его конституционных прав положением пункта 14 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих"
Показать текст
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 23 июня 2016 г. N 1372-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА
ОЛЕКСЮКА ВЛАДИМИРА ВИТАЛЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО
КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЕМ ПУНКТА 14 СТАТЬИ 15
ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О СТАТУСЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина В.В. Олексюка к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданин В.В. Олексюк при увольнении с военной службы приобрел в 2002 году за счет государственного жилищного сертификата в общую собственность вместе с членами семьи двухкомнатную квартиру, которую они через некоторое время продали. Впоследствии он вновь поступил на военную службу и в 2014 году обратился в уполномоченный орган военного управления с просьбой о принятии на учет нуждающихся в жилом помещении, предоставляемом на условиях договора социального найма, но получил отказ.
Решением гарнизонного военного суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, данный отказ был признан правомерным, поскольку В.В. Олексюк ранее реализовал свое право на получение за счет средств Министерства обороны Российской Федерации жилого помещения, которым распорядился и не может сдать в установленном порядке.
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации В.В. Олексюк оспаривает конституционность положения пункта 14 статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", а фактически его абзаца первого, устанавливающего жилищные гарантии для определенной категории военнослужащих и предусматривающего, что данные гарантии предоставляются один раз, а в целях получения жилья по избранному месту жительства необходимо представить документы о сдаче жилых помещений Министерству обороны Российской Федерации.
По мнению заявителя, оспариваемое законоположение не соответствует Конституции Российской Федерации и нормам Жилищного кодекса Российской Федерации, поскольку лишает граждан, получивших и реализовавших государственный жилищный сертификат при увольнении с военной службы, права улучшить свои жилищные условия в случае повторного поступления на военную службу и изменения семейного и жилищного положения, в то время как иные граждане согласно нормам Жилищного кодекса Российской Федерации имеют возможность вновь встать на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях по истечении пяти лет с момента намеренного ухудшения жилищных условий.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, положения пункта 14 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", принятые в рамках дискреции законодателя, направлены на обеспечение реализации военнослужащими и лицами, уволенными с военной службы, права на жилище. При этом требования об однократном обеспечении жильем и о предоставлении документов об освобождении жилого помещения, предусмотренные в абзаце первом пункта 14 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", основаны на вытекающем из Конституции Российской Федерации принципе социальной справедливости и направлены на предотвращение необоснованного сверхнормативного предоставления военнослужащим (и членам их семей) жилищных гарантий, установленных Федеральным законом "О статусе военнослужащих". Эти требования не ограничивают каким-либо образом права граждан, включая заявителя, на обеспечение жильем в общем порядке согласно нормам Жилищного кодекса Российской Федерации.
С учетом изложенного оспариваемое законоположение само по себе не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, который реализовал свое право на получение за счет военного ведомства жилого помещения, распорядился этим помещением и не может сдать его в установленном порядке.
Разрешение же вопроса о проверке одних законоположений на соответствие другим законоположениям к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, определенной в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Олексюка Владимира Витальевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН
maxxx1979 Контактные данные: maxxx1979@mail.ru

Аватара пользователя
maxxx1979
Заслуженный участник
Сообщения: 14516
Зарегистрирован: 12 ноя 2010, 23:13
Благодарил (а): 349 раз
Поблагодарили: 11635 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение maxxx1979 » 29 июл 2016, 15:12 #348

Определение Конституционного Суда РФ от 23.06.2016 № 1361-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Цыдыпова Дабажапа Дандыровича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 статьи 2 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и подпунктом "в" пункта 10 Правил учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства"
Показать текст
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 23 июня 2016 г. N 1361-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА
ЦЫДЫПОВА ДАБАЖАПА ДАНДЫРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО
КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 3 СТАТЬИ 2 ФЕДЕРАЛЬНОГО
ЗАКОНА "О СТАТУСЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ" И ПОДПУНКТОМ "В"
ПУНКТА 10 ПРАВИЛ УЧЕТА ВОЕННОСЛУЖАЩИХ, ПОДЛЕЖАЩИХ
УВОЛЬНЕНИЮ С ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ, И ГРАЖДАН, УВОЛЕННЫХ С
ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ В ЗАПАС ИЛИ В ОТСТАВКУ И СЛУЖБЫ В
ОРГАНАХ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ, ВОЕННОСЛУЖАЩИХ И СОТРУДНИКОВ
ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРОТИВОПОЖАРНОЙ СЛУЖБЫ, НУЖДАЮЩИХСЯ В
ПОЛУЧЕНИИ ЖИЛЫХ ПОМЕЩЕНИЙ ИЛИ УЛУЧШЕНИИ ЖИЛИЩНЫХ
УСЛОВИЙ В ИЗБРАННОМ ПОСТОЯННОМ МЕСТЕ ЖИТЕЛЬСТВА

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой,
рассмотрев вопрос о возможности принятия к рассмотрению жалобы гражданина Д.Д. Цыдыпова в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Д.Д. Цыдыпов оспаривает конституционность пункта 3 статьи 2 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", согласно которому за гражданами, проходившими военную службу в воинских частях Вооруженных Сил Союза ССР, других воинских формированиях Союза ССР и государств - участников Содружества Независимых Государств до принятия указанных воинских формирований под юрисдикцию Российской Федерации и перешедшими на военную службу в войска или иные воинские формирования, организации других государств, ранее входивших в состав Союза ССР, сохраняются социальные гарантии и компенсации, предусмотренные данным Федеральным законом, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, при условии заключения и ратификации в установленном порядке соответствующих международных договоров Российской Федерации.
В жалобе также оспаривается конституционность подпункта "в" пункта 10 Правил учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 года N 1054), согласно которому не признаются нуждающимися в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий военнослужащие и граждане, уволенные с военной службы, в случае их увольнения с военной службы из вооруженных сил, других воинских формирований государств - участников СНГ после 31 декабря 1994 года (кроме государств, заключивших и ратифицировавших соответствующие двусторонние договоры с Российской Федерацией до 31 декабря 1999 года).
Как следует из представленных материалов, заявитель проходил военную службу во внутренних войсках МВД СССР Республики Казахстан. Приказом командующего внутренними войсками МВД Республики Казахстан от 22 мая 1997 года он был уволен в отставку по болезни. После окончания военной службы Д.Д. Цыдыпов избрал постоянным местом жительства город Улан-Удэ и в 1998 году решением жилищной администрации города был принят на льготную очередь для получения благоустроенного жилья по списку офицеров запаса составом семьи 4 человека, но до настоящего времени жильем не обеспечен. В 2015 году заявитель обратился с иском к Министерству строительства и модернизации жилищно-коммунального комплекса Республики Бурятия и Администрации города Улан-Удэ об обязании обеспечить его жилой площадью. Решением суда от 2 октября 2015 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Бурятия от 21 декабря 2015 года, в удовлетворении требований отказано. При этом суды исходили из того, что на заявителя не распространяется специальный порядок обеспечения жильем военнослужащих, поскольку Соглашение от 28 марта 1997 года об обеспечении жилыми помещениями военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в государствах - участниках Содружества Независимых Государств, как не ратифицированное в установленном порядке, для Российской Федерации не вступило в силу. При этом судами было установлено, что заявитель включен в единый сводный список ветеранов, инвалидов и семей, имеющих инвалидов, имеющих право на обеспечение жильем за счет федерального бюджета, сформированный Министерством социальной защиты населения Республики Бурятия.
По мнению заявителя, оспариваемые нормативные положения создают правовую неопределенность и допускают произвольное толкование государством социальных и правовых гарантий лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей при решении вопросов обеспечения их жилыми помещениями. В связи с этим заявитель просит признать их не соответствующими статьям 15, 21, 40, 52 и 55 Конституции Российской Федерации.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Из пункта 3 статьи 2 Федерального закона "О статусе военнослужащих" следует, что возможность сохранения за указанными в нем гражданами социальных гарантий и компенсаций, предусмотренных данным Федеральным законом, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законодатель связывает с заключением и ратификацией в установленном порядке соответствующих международных договоров Российской Федерации. Такой механизм регулирования статуса военнослужащих сам по себе не может рассматриваться как нарушающий их конституционные права и свободы (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2007 года N 847-О-О).
Что касается оспариваемого заявителем подпункта "в" пункта 10 Правил учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства, не распространяющего действие данных Правил на определенную им категорию военнослужащих, то данное регулирование связано с установлением статьей 62 Закона Российской Федерации от 11 февраля 1993 года N 4455-I "О воинской обязанности и военной службе" переходного периода, в течение которого гражданин Российской Федерации, проходящий военную службу в воинских формированиях других государств (бывших республик СССР), сохранял правовое положение военнослужащего, предусмотренное законодательством Российской Федерации, в том числе и по обеспечению его жильем.
Указанный переходный период в силу статьи 56 данного Закона Российской Федерации и пункта 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 года N 4457-I "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О воинской обязанности и военной службе" был установлен до 31 декабря 1994 года. При этом в соответствии с пунктом 5 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 19 мая 1993 года N 4983-I "О некоторых мерах, связанных с исполнением Закона Российской Федерации "О воинской обязанности и военной службе" граждане Российской Федерации, проходившие военную службу в воинских формированиях СССР и СНГ до принятия этих воинских формирований под юрисдикцию Российской Федерации и заключившие контракт о прохождении военной службы в национальных армиях государств - республик бывшего СССР, сохраняли правовое положение военнослужащего, предусмотренное законами Российской Федерации, до 31 декабря 1999 года при условии заключения и ратификации в установленном порядке соответствующих двусторонних межгосударственных договоров. В случае несоблюдения закрепленных в данном Постановлении условий правовое положение указанных лиц, предусмотренное законами Российской Федерации, сохранялось только до 31 декабря 1994 года.
В то же время, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 21 апреля 2011 года N 514-О-О, из Конституции Российской Федерации не вытекает обязанность государства обеспечивать жилыми помещениями в рамках специальной системы обеспечения жильем военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, тех лиц, которые не признаются военнослужащими Российской Федерации в силу того, что после распада СССР они стали проходить военную службу не в Российской Федерации, а в другом государстве и не уволились с нее в течение соответствующего переходного периода.
Следовательно, данное нормативное положение также не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Цыдыпова Дабажапа Дандыровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН
maxxx1979 Контактные данные: maxxx1979@mail.ru

Аватара пользователя
maxxx1979
Заслуженный участник
Сообщения: 14516
Зарегистрирован: 12 ноя 2010, 23:13
Благодарил (а): 349 раз
Поблагодарили: 11635 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение maxxx1979 » 29 июл 2016, 15:13 #349

Определение Конституционного Суда РФ от 23.06.2016 № 1257-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Богданова Александра Евгеньевича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 20 Федерального закона "О статусе военнослужащих", пункта 54 приказа Министра обороны Российской Федерации "Об утверждении руководства по оформлению, использованию, хранению и обращению с воинскими перевозочными документами в Вооруженных Силах Российской Федерации" и приказа Министра обороны Российской Федерации "О порядке санаторно-курортного обеспечения в Вооруженных Силах Российской Федерации"
Показать текст
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 23 июня 2016 года N 1257-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА
БОГДАНОВА АЛЕКСАНДРА ЕВГЕНЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО
КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЬИ 20
ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О СТАТУСЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ",
ПУНКТА 54 ПРИКАЗА МИНИСТРА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ "ОБ УТВЕРЖДЕНИИ РУКОВОДСТВА ПО ОФОРМЛЕНИЮ,
ИСПОЛЬЗОВАНИЮ, ХРАНЕНИЮ И ОБРАЩЕНИЮ С ВОИНСКИМИ
ПЕРЕВОЗОЧНЫМИ ДОКУМЕНТАМИ В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" И ПРИКАЗА МИНИСТРА ОБОРОНЫ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "О ПОРЯДКЕ САНАТОРНО-КУРОРТНОГО
ОБЕСПЕЧЕНИЯ В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.Е. Богданова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.Е. Богданов, являющийся военным пенсионером, оспаривает конституционность следующих нормативных положений:
статьи 20 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", пунктом 5 которой установлено, что офицеры, уволенные с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых в льготном исчислении составляет 20 лет и более, а при общей продолжительности военной службы 25 лет и более вне зависимости от основания увольнения, имеют право на проезд на безвозмездной основе железнодорожным, воздушным, водным и автомобильным (за исключением такси) транспортом на лечение в медицинской организации в стационарных условиях в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии или в санаторно-курортные организации и оздоровительные организации и обратно (один раз в год); такое же право на проезд имеют и члены семей указанных офицеров при следовании в санаторно-курортные организации и оздоровительные организации, а также прапорщики и мичманы, уволенные с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно -штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 20 лет и более;
пункта 54 приказа Министра обороны Российской Федерации от 6 июня 2001 года N 200 "Об утверждении Руководства по оформлению, использованию, хранению и обращению с воинскими перевозочными документами в Вооруженных Силах Российской Федерации", содержащего положения, аналогичные пункту 5 статьи 20 Федерального закона "О статусе военнослужащих";
приказа Министра обороны Российской Федерации от 15 марта 2011 года N 333 "О порядке санаторно-курортного обеспечения в Вооруженных Силах Российской Федерации".
Как следует из представленных материалов, правоприменители, в том числе суды общей юрисдикции, отказали заявителю, проживающему в городе Мурманске, в полном возмещении расходов на его проезд и проезд его супруги от места жительства до места санаторно-курортного лечения в городе Сочи, поскольку его пребывание в пункте пересадки (город Москва) составило в общей сложности более четырех месяцев, а пребывание супруги - более шести месяцев.
По мнению заявителя, оспариваемые им нормы противоречат статье 27 Конституции Российской Федерации, поскольку, не регламентируя срок остановки военных пенсионеров в пункте пересадки по пути следования к месту санаторно-курортного лечения и обратно, позволяют правоприменителям отказывать в полной оплате такого проезда. Кроме того, заявитель полагает, что установленный в Федеральном законе "О статусе военнослужащих" порядок возмещения расходов на проезд к месту санаторно-курортного лечения и обратно ставит военных пенсионеров в худшее положение по сравнению с гражданами, имеющими право на компенсацию расходов на оплату стоимости проезда к месту отдыха и обратно, предусмотренную Законом Российской Федерации от 19 февраля 1993 года N 4520-I "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях".
Оспариваемые положения были применены в деле заявителя судами общей юрисдикции.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Согласно статьям 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемый закон, примененный в конкретном деле заявителя, рассмотрение которого завершено в суде, затрагивает его конституционные права и свободы.
Оспариваемая норма пункта 5 статьи 20 Федерального закона "О статусе военнослужащих" предусматривает для офицеров, уволенных с военной службы по основаниям, указанным в законе, возможность проезда на безвозмездной основе к месту стационарного лечения, в санаторно-курортные и оздоровительные учреждения и обратно, обеспечивая тем самым реализацию их права на охрану здоровья и медицинскую помощь, и, вопреки утверждениям заявителя, каких-либо ограничений прав указанных граждан не содержит, а потому не может рассматриваться как противоречащая Конституции Российской Федерации.
Проверка же по жалобам граждан конституционности ведомственных нормативных актов, к которым относятся оспариваемые заявителем приказы Министра обороны Российской Федерации, как и проверка соответствия норм одного закона другому закону, не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, определенную в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Богданова Александра Евгеньевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН
maxxx1979 Контактные данные: maxxx1979@mail.ru

Аватара пользователя
Rosondon
Заслуженный участник
Сообщения: 3781
Зарегистрирован: 06 дек 2011, 14:36
Откуда: ЮФО
Благодарил (а): 583 раза
Поблагодарили: 2599 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Rosondon » 03 авг 2016, 16:39 #350

Определение Конституционного Суда РФ от 19.07.2016 № 1484-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Логинова Сергея Николаевича на нарушение его конституционных прав частью 6 статьи 12 Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат»"
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
"...Спасает спирт с хреном ..."

Евгений Мартов
Постоянный участник
Сообщения: 224
Зарегистрирован: 18 мар 2014, 18:59
Благодарил (а): 276 раз
Поблагодарили: 64 раза

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Евгений Мартов » 18 авг 2016, 19:58 #351

Определение Конституционного Суда РФ от 26.05.2016 №999-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Пичужкина Евгения Николаевича на нарушение его конституционных прав пунктом 2.2 статьи 16 Федерального закона "О статусе военнослужащих".

Мой комментарий: КС падает уровнем рассмотрения поступающих жалоб ниже уровня гарнизонных военных судов. Поскольку уважаемые судьи КС, перечисленные в данном определении даже не удосужились правильно определить все обстоятельства административного дела. И эти господа работают уже на одном уровне с ГВС по принципу: "написать абы что лишь бы отказать". При этом данное определение КС обжалованию не подлежит.

КС в определении написал:
« Пункт 2.2 статьи 16 Федерального закона «О статусе военнослужащих», предусматривающий предоставление военнослужащему дополнительного дня отдыха после каждого дня сдачи крови и ее компонентов, носит гарантийный характер и направлен на скорейшее использование дня отдыха, имеющего особое целевое назначение, связанное с восстановлением и поддержанием здоровья гражданина, являющегося донором.
Кроме того, как следует из постановлений судов общей юрисдикции, право Е.Н.Пичужкина на дополнительные дни отдыха в связи со сдачей крови и ее компонентов было реализовано путем предоставления дней отдыха непосредственно перед началом его основного отпуска. При таких обстоятельствах нет оснований полагать, что оспариваемое законоположение может расцениваться как нарушающее конституционные права заявителя.»

При этом суд второй инстанции перенес начало отпуска на 13.01.16 года. А дни отдыха за сдачу крови, приходящиеся на 5-6.12.15г. суд посчитал предоставленными законно и прав заявителя не нарушающими.

КС полностью игнорирует апелляционное определение, и пишет то, что ему удобно.
Хотя ущемление прав военнослужащих в данном случае явно даже для меня, не имеющего юридического образования.

Определение КС РФ №999-О от 26.05.2016г..pdf
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
За это сообщение автора Евгений Мартов поблагодарил:
НиколаПитер (19 авг 2016, 12:44)

Аватара пользователя
евгений 76
Заслуженный участник
Сообщения: 7914
Зарегистрирован: 13 мар 2010, 09:24
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 988 раз
Поблагодарили: 2136 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение евгений 76 » 10 окт 2016, 20:22 #352

Определение КС РФ № 1784-О от 27 сентября 2016 года
...
введение федеральным законодателем требования к гражданам, участвующим в делах об оспаривании нормативных правовых актов в случае отсутствия у них высшего юридического образования вести дело через представителя, имеющего высшее юридическое образование, – учитывая гарантированное им право на доступ к суду при рассмотрении конкретных дел без соблюдения этого условия – не выходит за пределы дискреции федерального законодателя и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права граждан. http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecisio ... f%E2%80%8B

Аватара пользователя
евгений 76
Заслуженный участник
Сообщения: 7914
Зарегистрирован: 13 мар 2010, 09:24
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 988 раз
Поблагодарили: 2136 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение евгений 76 » 13 окт 2016, 07:51 #353

Постановление Конституционного Суда РФ от 11 октября 2016 г. № 19-П

КС решил, что отслужившие срочники имеют право на повышенные пособия по безработице
Конституционный суд РФ к выводу, что призывники, работавшие до службы в армии, по возвращении домой должны получать повышенные пособия.

Показать текст
КС рассмотрел жалобу жителя Адыгеи Николая Назарова на п. 1 ст. 33 и п. 1 ст. 34 закона "О занятости населения", в соответствии с которыми граждане, прошедшие военную службу по призыву, после увольнения могут рассчитывать лишь на базовый уровень общих гарантий в сфере защиты от безработицы.
В 2013 году Назарова призвали на военную службу. До этого он чуть больше года работал юристом. Вернувшись из армии мужчина обратился в службу занятости населения, чтобы встать на учет как безработный. При этом ему назначили пособие в минимальном размере как лицу, стремящемуся возобновить трудовую деятельность после длительного перерыва.
Назаров обратился в Майкопский горсуд, требуя, чтобы ЦЗН Майкопа выплатил ему пособие по безработице, исчисленное исходя из заработка по последнему месту работы (дело 2-2919/2015), однако судья Александр Середа отказал ему в иске. Решение устояло в ВС Адыгеи. Суды отметили, что прохождение военной службы по призыву не является трудовой деятельностью, и признали правомерным вывод службы занятости населения о том, что на момент признания Назарова безработным перерыв в его трудовой деятельности превысил один год. В передаче дела в кассацию мужчине отказали.
Как отметил в своем постановлении КС, исполнение гражданином своих воинских обязанностей является объективной причиной перерыва в трудовой деятельности. Социальная адаптация вернувшихся из армии имеет некоторые сложности, и потому законодатель относит их к лицам, испытывающим трудности в поиске работы. В отношении них устанавливается особая гарантия в сфере трудоустройства. Но вместе с тем при получении пособия по безработице экс-призывники оказываются в равном положении с теми, кто не работает длительное время. Такое правовое регулирование не только не отвечает конституционным принципам справедливости и равенства, но и ограничивает право каждого на защиту от безработицы и не согласуется с целью политики государства по повышению престижа службы в армии. Более того, подобное разделение недопустимо, поскольку у солдата во время всего периода службы нет не только правовых оснований для обращения в службу занятости, но и реальной возможности сделать это. КС обязал законодателя внести необходимые изменения в оспариваемые положения и направил дело Назарова на пересмотр.
http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision247978.pdf

mprkur0
Заслуженный участник
Сообщения: 4781
Зарегистрирован: 29 июн 2008, 17:39
Благодарил (а): 300 раз
Поблагодарили: 1851 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение mprkur0 » 28 окт 2016, 20:15 #354

http://pravo.ru/news/view/135068/ Обзор отказных определений КС.
Показать текст
Учись стрелять или будешь уволен
В КС обратилась сотрудник органов внутренних дел Ангелина Лосева. Во время профаттестации она получила оценку "неудовлетворительно" по ряду дисциплин теоретической части и физподготовке, а на сдаче огневой подготовки и вовсе не была, в результате чего ее признали профессионально непригодной и отстранили от выполнения обязанностей. На внеочередной аттестации девушку рекомендовали уволить со службы, но благодаря упорству она добилась признания рекомендации аттестационной комиссии нелегитимной. Ей дали время доказать свою профпригодность. Три месяца спустя Лосева попыталась сдать итоговую проверку, но "завалила" стрельбу. По основанию, предусмотренному п. 5 ч. 2 ст. 82 ФЗ "О службе в органах внутренних дел", она была уволена. Заявительница посчитала, что данное законоположение не соответствует Конституции, поскольку позволяет повторно привлекать сотрудника органов внутренних дел к ответственности в виде проведения внеочередной аттестации за одни и те же деяния.
Проведение внеочередной аттестации в отношении сотрудника, не прошедшего проверку на профессиональную пригодность к действиям в условиях, связанных с применением физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия, имеет целью обеспечение вышеуказанных требований, направлено на формирование профессионального кадрового состава органов внутренних дел, способного эффективно выполнять служебные обязанности, и не является, вопреки утверждению заявительницы, видом юридической ответственности, а потому оспариваемая норма не может расцениваться как нарушающая права сотрудников органов внутренних дел, посчитал КС (определение № 1866-О)

НиколаПитер
Заслуженный участник
Сообщения: 1265
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 01:30
Благодарил (а): 440 раз
Поблагодарили: 648 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение НиколаПитер » 10 ноя 2016, 16:25 #355

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 8 ноября 2016 г. N 22-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
АБЗАЦА ТРЕТЬЕГО СТАТЬИ 5 И ПУНКТА 5 СТАТЬИ 8 ФЕДЕРАЛЬНОГО
ЗАКОНА "О МАТЕРИАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ"
В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ ГРАЖДАНИНА Д.В. БАТАРАГИНА

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 47.1, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности абзаца третьего статьи 5 и пункта 5 статьи 8 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих".
Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина Д.В. Батарагина. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителем законоположения.
Заслушав сообщение судьи-докладчика С.П. Маврина, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. В соответствии с Федеральным законом от 12 июля 1999 года N 161-ФЗ "О материальной ответственности военнослужащих" военнослужащие несут материальную ответственность за ущерб, причиненный ими при исполнении обязанностей военной службы имуществу, находящемуся в федеральной собственности и закрепленному за воинскими частями, в полном размере ущерба в случае, когда ущерб причинен действиями (бездействием) военнослужащего, содержащими признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации (абзац третий статьи 5); возмещение ущерба производится независимо от привлечения военнослужащего к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности за действия (бездействие), которыми причинен ущерб (пункт 5 статьи 8).
1.1. Постановлением следователя уголовное дело в отношении заявителя по настоящему делу - бывшего командира войсковой части 52361 полковника Д.В. Батарагина и бывшего техника отдела эксплуатации специальных систем той же войсковой части старшего лейтенанта К.А. Ходулина, подозревавшихся в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 293 "Халатность" УК Российской Федерации, было прекращено с их согласия на основании пункта 3 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации - в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. В ходе предварительного следствия было установлено, что в результате небрежного отношения Д.В. Батарагина и К.А. Ходулина к службе государству в лице Министерства обороны Российской Федерации причинен материальный ущерб в размере 2,4 миллиона рублей.
Решением Краснознаменского гарнизонного военного суда от 31 марта 2015 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам 3 окружного военного суда от 29 июня 2015 года, иск Министерства обороны Российской Федерации к Д.В. Батарагину и К.А. Ходулину о возмещении ущерба, причиненного преступлением, удовлетворен частично: с Д.В. Батарагина взысканы денежные средства в размере 1 млн руб., а с К.А. Ходулина - 300 тыс. руб. Принимая такое решение, суды исходили из того, что вина этих лиц в совершении преступления установлена и доказана органом предварительного расследования и что, давая согласие на прекращение уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, т.е. по нереабилитирующему основанию, они полностью признали свою вину как в совершении преступления, так и в причинении материального ущерба, а потому должны нести материальную ответственность в полном размере причиненного ущерба; однако с учетом отсутствия у ответчиков умысла на причинение ущерба, их материального положения и нахождения на иждивении Д.В. Батарагина двоих детей размер возмещаемого ущерба подлежит уменьшению. В передаче кассационной жалобы Д.В. Батарагина на указанные судебные постановления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано (определение судьи 3 окружного военного суда от 9 декабря 2015 года).
1.2. В силу статей 36, 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", конкретизирующих статью 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации принимает к рассмотрению жалобу гражданина на нарушение его конституционных прав и свобод законом, примененным в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, если придет к выводу, что оспариваемые законоположения затрагивают конституционные права и свободы и что имеется неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли эти законоположения Конституции Российской Федерации; Конституционный Суд Российской Федерации принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению, оценивая как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм.
Нарушение оспариваемыми законоположениями своих прав, гарантированных Конституцией Российской Федерации, ее статьями 19 (часть 2), 23 (часть 1), 49, 54 (часть 2) и 55 (части 2 и 3), гражданин Д.В. Батарагин усматривает в том, что они позволяют суду в рамках гражданского судопроизводства делать вывод о виновности военнослужащего в совершении преступления и причинении им ущерба в результате преступных действий при отсутствии приговора суда, которым установлен как сам факт совершения преступления данным лицом, так и его вина.
Таким образом, взаимосвязанные положения абзаца третьего статьи 5 и пункта 5 статьи 8 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих" являются предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу постольку, поскольку они служат основанием для решения вопроса о привлечении к полной материальной ответственности военнослужащего в связи с наличием в инкриминируемом ему деянии признаков состава преступления, если уголовное дело в отношении него было прекращено органом предварительного расследования вследствие истечения сроков давности уголовного преследования.
2. Согласно Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанностью государства (статья 2); достоинство личности охраняется государством, ничто не может быть основанием для его умаления (статья 21, часть 1); каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (статья 23, часть 1). Возлагая на государство обязанность охранять достоинство личности, Конституция Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод и возможность обжаловать в суд решения и действия (или бездействие) органов государственной власти и должностных лиц (статья 46, части 1 и 2), устанавливает запрет на лишение лица права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (статья 47, часть 1), а также закрепляет, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (статья 49, часть 1).
Эти права, как следует из статей 17 (часть 1) и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации, не подлежат ограничению, они признаются и гарантируются в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, в том числе выраженным во Всеобщей декларации прав человека (статьи 7, 8, 10 и 11), Международном пакте о гражданских и политических правах (статья 14) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (статья 6), в соответствии с которыми каждый при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона; каждый обвиняемый в преступлении имеет право считаться невиновным, пока его виновность не будет доказана согласно закону.
2.1. Статья 118 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации устанавливает, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Тем самым предполагается, что один вид судопроизводства не должен смешиваться с другим и подменять его собой.
Применительно к уголовному судопроизводству, которое призвано обеспечить уголовное преследование лиц, совершивших преступления, и назначение виновным справедливого наказания, а также защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (статья 6 УПК Российской Федерации), Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 14 июля 2011 года N 16-П пришел к следующим выводам:
осуществляя соответствующее правовое регулирование, федеральный законодатель - по смыслу статей 19 (части 1 и 2), 45, 46, 49 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации - правомочен как устанавливать ответственность за правонарушения, так и устранять ее, а также определять, какие меры государственного принуждения подлежат использованию в качестве средства реагирования на те или иные противоправные деяния и при каких условиях возможен отказ от их применения, обеспечивая тем самым дифференциацию уголовной ответственности, восстановление прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещение причиненного вреда;
из статьи 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации, конкретизирующей общепризнанный правовой принцип nullum crimen, nulla poena sine lege (нет преступления, нет наказания без указания на то в законе), во взаимосвязи с ее статьей 49, закрепляющей принцип презумпции невиновности, следует, что подозрение или обвинение в совершении преступления могут основываться лишь на положениях уголовного закона, определяющего преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия, закрепляющего все признаки состава преступления, наличие которых в деянии, будучи единственным основанием уголовной ответственности, должно устанавливаться только в надлежащем, обязательном для суда, прокурора, следователя, дознавателя и иных участников уголовного судопроизводства процессуальном порядке;
если же противоправность того или иного деяния или его совершение конкретным лицом не установлены и не доказаны в соответствующих уголовно-процессуальных процедурах, все сомнения должны толковаться в пользу этого лица, которое - применительно к вопросу об уголовной ответственности - считается невиновным. В силу принципов, вытекающих из статей 49 и 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации, такое деяние не может не только влечь за собой уголовную ответственность и применение иных мер уголовно-правового характера, но и квалифицироваться в процессуальном решении как деяние, содержащее все признаки состава преступления, факт совершения которого конкретным лицом установлен, хотя бы это и было связано с ранее имевшим место в отношении данного лица уголовным преследованием.
2.2. Соблюдение фундаментальных процессуальных гарантий прав личности, включая презумпцию невиновности, должно обеспечиваться и при разрешении вопроса о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. В качестве одного из таких оснований закон (статья 78 УК Российской Федерации и пункт 3 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации) признает истечение сроков давности уголовного преследования, что обусловлено как нецелесообразностью применения мер уголовной ответственности ввиду значительного уменьшения общественной опасности преступления по прошествии значительного времени с момента его совершения, так и реализацией в уголовном судопроизводстве принципа гуманизма (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года N 1220-О, от 5 июня 2014 года N 1309-О и др.).
По смыслу части второй статьи 27 УПК Российской Федерации, действующей в нормативной связи с пунктом 3 части первой его статьи 24, обязательным условием принятия решения о прекращении уголовного дела на стадии досудебного производства в связи с истечением сроков давности уголовного преследования является согласие на это подозреваемого или обвиняемого; если лицо возражает против прекращения уголовного дела, производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке. Предоставление лицам, в отношении которых принимается решение о прекращении уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям, права настаивать на продолжении расследования и рассмотрении дела в судебном заседании направлено, как указывал Конституционный Суд Российской Федерации, на обеспечение судебной защиты их прав и законных интересов в рамках уголовного судопроизводства; при этом само по себе решение о прекращении уголовного дела не подменяет приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено статьей 49 Конституции Российской Федерации; соответственно, принимая решение о прекращении уголовного дела на досудебных стадиях уголовного процесса, компетентные государственные органы должны исходить из того, что лица, в отношении которых прекращено уголовное преследование, виновными в совершении преступления либо (что равнозначно) в деянии, содержащем все признаки состава преступления, не признаны, а значит, и не могут быть названы таковыми - в конституционно-правовом смысле эти лица могут считаться лишь привлекавшимися к участию в уголовном судопроизводстве на соответствующей стадии ввиду выдвижения против них подозрения или обвинения (постановления от 28 октября 1996 года N 18-П, от 24 апреля 2003 года N 7-П и от 14 июля 2011 года N 16-П).
Таким образом, решение о прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, принятое органом предварительного расследования, не равнозначно приговору суда ни с точки зрения юридической силы, ни с точки зрения полноты и достоверности фактических обстоятельств. В силу этого в соответствующем акте органа предварительного расследования не могут быть разрешены те вопросы, которые подлежат разрешению исключительно судом при вынесении приговора, в том числе о возможности признания деяния, инкриминируемого лицу, подвергавшемуся уголовному преследованию, преступлением, а также о виновности этого лица в совершении данного преступления (пункты 3 и 4 части первой статьи 299 УПК Российской Федерации).
2.3. В случае, когда в результате совершения преступления физическому либо юридическому лицу причинен имущественный вред, вопрос о его возмещении разрешается, как правило, судом, рассматривающим соответствующее уголовное дело, на основании гражданского иска, который может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного дела в суде первой инстанции; в подобных случаях характер и размер вреда, причиненного преступлением, входит в предмет доказывания в рамках производства по уголовному делу, а вопрос о том, подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в чью пользу и в каком размере, разрешается судом при вынесении приговора (часть вторая статьи 44, пункт 4 части первой статьи 73 и пункт 10 части первой статьи 299 УПК Российской Федерации).
При прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования лицо, в отношении которого оно осуществлялось, также не освобождается от обязательств по возмещению причиненного им ущерба, - в этом случае, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, не исключается защита потерпевшим своих прав в порядке гражданского судопроизводства, причем не содержит каких-либо ограничений для такой защиты и пункт 3 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации (определения от 16 июля 2009 года N 996-О-О, от 20 октября 2011 года N 1449-О-О, от 28 мая 2013 года N 786-О, от 24 июня 2014 года N 1458-О и др.).
Вместе с тем при рассмотрении в порядке гражданского судопроизводства иска о возмещении ущерба, причиненного подвергавшимся уголовному преследованию лицом, данные предварительного расследования, включая сведения об установленных органом предварительного расследования фактических обстоятельствах совершенного деяния, содержащиеся в решении о прекращении в отношении этого лица уголовного дела на стадии досудебного производства в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, могут в силу части первой статьи 67 и части первой статьи 71 ГПК Российской Федерации быть приняты судом в качестве письменных доказательств, которые - наряду с другими имеющимися в деле доказательствами - он обязан оценивать по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании.
Тем не менее данные предварительного расследования не имеют преюдициального значения для гражданского судопроизводства: в соответствии с частью четвертой статьи 61 ГПК Российской Федерации только приговор суда по уголовному делу, вступивший в законную силу, обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого он вынесен, и только по вопросам, имели ли место соответствующие действия и совершены ли они этим лицом. Данный вид судопроизводства - в силу возложенных на него задач, заключающихся в правильном и своевременном рассмотрении и разрешении гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений (статья 2 ГПК Российской Федерации), - не предназначен для установления в действиях (бездействии) лица признаков состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации, в том числе в случаях, когда это необходимо для защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.
Соответственно, при рассмотрении гражданского дела о взыскании материального ущерба с лица, в отношении которого уголовное дело было прекращено на стадии досудебного производства в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, суд не вправе давать оценку его действиям (бездействию) как содержащим или не содержащим признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации, и, ссылаясь на нашедшие отражение в решении о прекращении уголовного дела фактические обстоятельства, установленные органом предварительного расследования, и на его выводы относительно содеянного этим лицом, высказывать суждение о его виновности в совершении преступления. Иной подход не отвечал бы принципам справедливого правосудия, включая принцип презумпции невиновности, а также приводил бы к ограничению фундаментального права на судебную защиту (статья 46, части 1 и 2; статья 49 Конституции Российской Федерации).
3. По смыслу статьи 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 32 (часть 4), 37 и 71 (пункт "м"), военная служба, посредством прохождения которой военнослужащие реализуют право на труд, представляет собой особый вид федеральной государственной службы, непосредственно связанный с защитой Отечества, обеспечением обороны и безопасности государства. Этим обусловливается правовой статус военнослужащих, специфический характер воинской дисциплины, необходимость некоторых ограничений прав и свобод, устанавливаемых федеральным законодательством в отношении военнослужащих.
В соответствии с Федеральным законом от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" на военнослужащих возлагаются обязанности по подготовке к вооруженной защите и вооруженная защита Российской Федерации, которые связаны с необходимостью беспрекословного выполнения поставленных задач в любых условиях, в том числе с риском для жизни; защита государственного суверенитета и территориальной целостности Российской Федерации, обеспечение безопасности государства, отражение вооруженного нападения, а также выполнение задач в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации составляют существо воинского долга, который обязывает военнослужащих, в частности, быть верными Военной присяге, беззаветно служить своему народу, мужественно и умело защищать свое Отечество, строго соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы Российской Федерации, требования общевоинских уставов, беспрекословно выполнять приказы командиров, совершенствовать воинское мастерство, содержать в постоянной готовности к применению вооружение и боевую технику, беречь военное имущество (пункт 2 статьи 1; часть первая статьи 26).
Из приведенных положений Конституции Российской Федерации и конкретизирующих их положений федерального законодательства следует, что военнослужащий принимает на себя бремя неукоснительно, в режиме жесткой военной дисциплины выполнять обязанности, обусловленные характером военной службы, в том числе не допускать утраты имущества, закрепленного за воинскими частями, нести особую материальную ответственность, возмещая ущерб, причиненный им этому имуществу умышленно или по неосторожности при исполнении обязанностей военной службы (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 10 апреля 2001 года N 5-П).
Соответственно, федеральный законодатель в рамках предоставленных ему дискреционных полномочий вправе определять основания и содержание материальной ответственности военнослужащих, а также процессуальный порядок ее реализации, соблюдая при этом как общие принципы юридической ответственности, так и гарантии судебной защиты и не допуская подмены одного вида судопроизводства другим.
3.1. Условия и размеры материальной ответственности военнослужащих за ущерб, причиненный ими при исполнении обязанностей военной службы имуществу, находящемуся в федеральной собственности и закрепленному за воинскими частями, порядок возмещения такого ущерба предусмотрены Федеральным законом "О материальной ответственности военнослужащих".
Названный Федеральный закон, возлагая на военнослужащих материальную ответственность в размере причиненного ими ущерба, устанавливает предел соответствующего возмещения, который, по общему правилу, для причинивших ущерб по неосторожности военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, составляет не более одного оклада месячного денежного содержания и одной месячной надбавки за выслугу лет, а в отдельных случаях - не более двух окладов месячного денежного содержания и двух месячных надбавок за выслугу лет (пункты 1 и 2 статьи 4); в случаях же, предусмотренных его статьей 5, военнослужащие несут полную материальную ответственность, в частности, за ущерб, причиненный в результате действий (бездействия) военнослужащего, содержащих признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации (причем безотносительно к форме вины), а также за ущерб вследствие хищения, умышленных уничтожения, повреждения, порчи, незаконных расходования или использования имущества либо иных умышленных действий (бездействия) независимо от того, содержат ли они признаки состава преступления (абзацы третий и четвертый); при этом военнослужащие несут материальную ответственность только за причиненный по их вине реальный ущерб, а привлечение к материальной ответственности возможно лишь в течение трех лет со дня обнаружения ущерба (пункты 1 и 4 статьи 3).
Использование дифференцированного подхода к определению размеров материальной ответственности военнослужащих за ущерб, причиненный ими при исполнении обязанностей военной службы, в том числе с учетом характера и степени общественной опасности действий (бездействия), повлекших за собой причинение ущерба, и формы вины военнослужащего в их совершении, не выходит за пределы дискреционных полномочий федерального законодателя и само по себе не может рассматриваться как не согласующееся с конституционными предписаниями. Закрепляя в качестве одного из оснований для привлечения военнослужащих к полной материальной ответственности причинение ими ущерба при совершении действий (бездействия), содержащих признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации, федеральный законодатель был вправе не только исходить из специфики военной службы, характера воинской дисциплины и обусловленных этим особого рода публично-правовых по своему существу обязанностей военнослужащего, скрепленных Военной присягой (в данном случае - обязанности сохранять закрепленное за воинскими частями имущество, находящееся в федеральной собственности, т.е. обязанности, которая непосредственно связана с необходимостью обеспечения обороны страны и безопасности государства), но и принимать во внимание наибольшую степень общественной опасности преступлений по сравнению с остальными видами правонарушений.
Вместе с тем в целях соблюдения имущественных прав военнослужащего, возникающих в связи с получением им денежного вознаграждения за службу, а также обеспечения справедливого баланса между правами военнослужащего и правомерными интересами общества и государства в Федеральном законе "О материальной ответственности военнослужащих" предусмотрен и различный порядок привлечения военнослужащего к материальной ответственности - в зависимости от размера причиненного ущерба и его соотношения с размерами оклада месячного денежного содержания военнослужащего и месячной надбавки за выслугу лет: так, возмещение ущерба, размер которого не превышает одного оклада месячного денежного содержания военнослужащего и одной месячной надбавки за выслугу лет, производится по приказу командира (начальника) воинской части, издаваемому в двухнедельный срок со дня окончания административного расследования или принятия соответствующим командиром (начальником) решения по результатам рассмотрения материалов о дисциплинарном проступке либо поступления решения суда или материалов ревизии, проверки, дознания, следствия; в отношении командира (начальника) воинской части приказ о возмещении ущерба вправе издать вышестоящий в порядке подчиненности командир (начальник) воинской части; при пропуске указанного срока, а также в случаях, когда размер подлежащего возмещению ущерба превышает один оклад месячного денежного содержания военнослужащего и одну месячную надбавку за выслугу лет, привлечение военнослужащего к материальной ответственности осуществляется в судебном порядке по иску командира (начальника) воинской части (вышестоящего в порядке подчиненности командира (начальника) воинской части) (пункты 1 и 2 статьи 8).
Учитывая, что в силу пункта 5 статьи 8 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих" материальная ответственность военнослужащего наступает независимо от привлечения его к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности за действия (бездействие), которыми причинен ущерб, поскольку преследует самостоятельную цель - возмещение соответствующего ущерба, привлечению к материальной ответственности должно предшествовать установление в надлежащей юридической процедуре причин и способа причинения ущерба, его размера и виновных лиц. Такой процедурой, как следует из названного Федерального закона, является, по общему правилу, назначаемое командиром (начальником) воинской части административное расследование, которое должно быть завершено в месячный срок со дня обнаружения ущерба; данный срок может быть продлен в необходимых случаях вышестоящим в порядке подчиненности командиром (начальником) воинской части; при этом административное расследование может не проводиться, если причины ущерба, его размер и виновные лица установлены судом, в ходе разбирательства по факту совершения военнослужащим дисциплинарного проступка либо в результате ревизии, проверки, дознания или следствия (пункты 1 и 2 статьи 7).
Возложение на военнослужащего обязанности возместить причиненный ущерб во всяком случае предполагает установление юридически значимых обстоятельств, необходимых и достаточных для его привлечения к тому или иному виду материальной ответственности (ограниченной либо полной), включая характер действий (бездействия) военнослужащего, наличие и форму его вины, причинную связь между его действиями (бездействием) и наступлением ущерба и др. При этом, если возможность привлечения к полной материальной ответственности по конкретному основанию, предусмотренному законом, связывается с наличием в действиях (бездействии) военнослужащего, которыми причинен ущерб, признаков состава того или иного вида правонарушения, установление соответствующих признаков должно осуществляться исключительно в рамках предназначенных для этого юридических процедур.
Следовательно, для привлечения военнослужащего к полной материальной ответственности по основанию, предусмотренному абзацем третьим статьи 5 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих", наличие в совершенном им деянии признаков состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации, должно быть установлено и доказано в надлежащих уголовно-процессуальных процедурах.
3.2. По смыслу пункта 1 статьи 8 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих" во взаимосвязи с положениями части второй статьи 44, пункта 4 части первой статьи 73 и пункта 10 части первой статьи 299 УПК Российской Федерации, привлечение военнослужащего, преступными действиями (бездействием) которого был причинен ущерб имуществу, находящемуся в федеральной собственности и закрепленному за воинскими частями, к полной материальной ответственности по основанию, предусмотренному абзацем третьим статьи 5 названного Федерального закона, осуществляется, по общему правилу, в рамках производства по уголовному делу на основании гражданского иска, предъявленного командиром (начальником) воинской части до окончания судебного следствия при разбирательстве данного дела в суде первой инстанции; в случае причинения ущерба командиром (начальником) воинской части такой иск предъявляется вышестоящим в порядке подчиненности командиром (начальником) воинской части.
Если же гражданский иск не был предъявлен своевременно, однако наличие в совершенном военнослужащим деянии, вследствие которого им был причинен материальный ущерб, признаков состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации, установлено приговором суда, вступившим в законную силу, привлечение военнослужащего к полной материальной ответственности по указанному основанию возможно - исходя из размера ущерба и его соотношения с размерами оклада месячного денежного содержания военнослужащего и месячной надбавки за выслугу лет, а также периода, прошедшего с момента поступления командиру (начальнику) воинской части приговора суда, - во внесудебном порядке, путем издания приказа командиром (начальником) воинской части (вышестоящим в порядке подчиненности командиром (начальником) воинской части) либо по иску данного должностного лица, подлежащему рассмотрению судом общей юрисдикции в порядке гражданского судопроизводства. При этом для суда, рассматривающего соответствующее дело, вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу в отношении лица, преступными действиями (бездействием) которого был причинен материальный ущерб, обязателен по вопросам, имели ли место эти действия (бездействие) и совершены ли они данным лицом.
Таким образом, привлечение военнослужащего, действиями (бездействием) которого был причинен ущерб имуществу, находящемуся в федеральной собственности и закрепленному за воинскими частями, к полной материальной ответственности по основанию, предусмотренному абзацем третьим статьи 5 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих", предполагает наличие вступившего в законную силу приговора суда, которым в совершенном военнослужащим деянии установлены признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации.
Аналогичный подход прослеживается и в трудовом законодательстве: для привлечения работника к полной материальной ответственности по пункту 5 части первой статьи 243 Трудового кодекса Российской Федерации, т.е. за причинение ущерба в результате преступных действий, обязательным условием является наличие вступившего в законную силу обвинительного приговора суда (пункт 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 года N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю"). Приведенное правовое регулирование распространяется также на отношения, связанные с прохождением службы в органах внутренних дел (часть 6 статьи 15 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации").
Отсутствие же вступившего в законную силу обвинительного приговора ввиду прекращения в ходе предварительного расследования или в суде уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования либо вынесение судом оправдательного приговора само по себе не является препятствием для принятия командиром (начальником) воинской части или судом в пределах срока привлечения к материальной ответственности решения о взыскании с военнослужащего причиненного им ущерба при условии установления в надлежащей процедуре (административное расследование, судебное производство, разбирательство по факту совершения военнослужащим дисциплинарного проступка, ревизия, проверка, дознание или следствие) юридически значимых обстоятельств, необходимых и достаточных для привлечения этого лица к ограниченной либо - при наличии иных предусмотренных статьей 5 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих" оснований - полной материальной ответственности, включая вину военнослужащего в причинении ущерба, а при совместном причинении ущерба несколькими лицами - степень вины каждого из них.
Однако при принятии решения о взыскании материального ущерба с военнослужащего, уголовное дело в отношении которого было прекращено на стадии досудебного производства в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, как командир (начальник) воинской части (вышестоящий в порядке подчиненности командир (начальник) воинской части), так и суд во всяком случае не вправе давать оценку действиям (бездействию) этого лица как содержащим или не содержащим признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации, и, ссылаясь на установленные органом предварительного расследования фактические обстоятельства, а также на его выводы относительно содеянного данным лицом, нашедшие отражение в решении о прекращении уголовного дела, высказывать суждение о его виновности в совершении соответствующего преступления.
Соответственно, суд, рассматривающий в порядке гражданского судопроизводства иск командира (начальника) воинской части (вышестоящего командира (начальника) воинской части) о возмещении причиненного военнослужащим материального ущерба, а равно в порядке административного судопроизводства административный иск военнослужащего об оспаривании решения командира (начальника) воинской части о привлечении его к материальной ответственности, во всяком случае не правомочен квалифицировать деяние военнослужащего как содержащее признаки состава преступления, поскольку - по смыслу статьи 118 (часть 1) Конституции Российской Федерации - это допустимо только в уголовном судопроизводстве, что само по себе не исключает возможность использования в целях разрешения соответствующего дела данных предварительного расследования, содержащихся в решении о прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, в качестве письменных доказательств, которые суд обязан оценивать наравне со всеми иными доказательствами по своему внутреннему убеждению.
Таким образом, взаимосвязанные положения абзаца третьего статьи 5 и пункта 5 статьи 8 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих" соответствуют Конституции Российской Федерации в той мере, в какой по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они предполагают привлечение военнослужащего к полной материальной ответственности за ущерб, причиненный имуществу, находящемуся в федеральной собственности и закрепленному за воинскими частями, в случае совершения им преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации, что установлено вступившим в законную силу приговором суда, и не препятствуют при отсутствии такого приговора принятию, в пределах определенного пунктом 4 статьи 3 данного Федерального закона срока, решения о взыскании с военнослужащего причиненного им ущерба в ограниченном либо - при наличии иных перечисленных в его статье 5 оснований - в полном размере при условии установления в надлежащей процедуре юридически значимых обстоятельств, необходимых и достаточных для привлечения этого лица к соответствующему виду материальной ответственности.
4. Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в том числе в постановлениях от 23 февраля 1999 года N 4-П, от 28 марта 2000 года N 5-П, от 23 января 2007 года N 1-П, от 8 ноября 2012 года N 25-П, в судебной практике должно обеспечиваться конституционное истолкование подлежащих применению нормативных положений; хотя механизм действия закона должен быть понятен субъектам соответствующих правоотношений прежде всего из содержания конкретного нормативного положения или системы находящихся во взаимосвязи нормативных положений, не исключаются случаи, когда необходимая степень определенности правового регулирования может быть достигнута путем выявления более сложной взаимосвязи правовых предписаний, целью которого является устранение неопределенности нормы применительно к конкретной сфере общественных отношений; в тех случаях, когда в судебной практике допускается придание тем или иным законоположениям нормативно-правового смысла, влекущего нарушение реализуемых на их основе конституционных прав, возникает вопрос о соответствии этих законоположений Конституции Российской Федерации, который подлежит разрешению Конституционным Судом Российской Федерации, с тем чтобы исключить их применение и истолкование в значении, противоречащем конституционным нормам.
Материалы, представленные в Конституционный Суд Российской Федерации Д.В. Батарагиным, свидетельствуют о том, что при рассмотрении гражданского дела о взыскании с него материального ущерба суд истолковал положения абзаца третьего статьи 5 и пункта 5 статьи 8 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих" как позволяющие устанавливать наличие в действиях (бездействии) военнослужащего признаков состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации, на основании решения органов предварительного расследования о прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. Тем самым, несмотря на прекращение дальнейшего доказывания виновности заявителя, от уголовного преследования которого государство отказалось в связи с истечением сроков давности, суд в рамках гражданского судопроизводства, по сути, подтвердил вывод органа предварительного расследования о совершении им деяния, содержащего признаки состава преступления. В результате заявитель без вынесения в рамках уголовного судопроизводства обвинительного приговора суда фактически был признан виновным в совершении преступления в процедуре гражданского судопроизводства и в силу этого - обязанным возместить причиненный совершенным деянием материальный ущерб в полном объеме.
Между тем истолкование названных законоположений в качестве допускающих возможность привлечения военнослужащего к полной материальной ответственности за ущерб, причиненный его действиями (бездействием) как содержащими признаки состава преступления, - притом что уголовное дело в отношении данного военнослужащего прекращено на стадии досудебного производства в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, а наличие в действиях (бездействии) этого лица признаков состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации, установлено судом в рамках гражданского судопроизводства на основании данных предварительного расследования - не согласуется с конституционным требованием обеспечения прав, вытекающих из презумпции невиновности, и приводит к нарушению гарантий, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, ее статьями 46 (части 1 и 2), 47 (часть 1), 49 (часть 1), 55 (часть 3) и 118 (часть 2).
Кроме того, привлечение военнослужащего к полной материальной ответственности по основанию, предусмотренному абзацем третьим статьи 5 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих", в связи с установлением в его действиях (бездействии) признаков состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации, судом в рамках гражданского судопроизводства, а равно иными органами и должностными лицами не может быть оправдано ни особым характером военной службы и обусловленной им спецификой правового статуса военнослужащих, ни повышенными требованиями к обеспечению сохранности военного имущества и создает предпосылки для нарушения в отношении данной категории граждан конституционного принципа равенства всех перед законом и судом и равноправия (статья 19, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации) при реализации права на судебную защиту, непременной составляющей которого является право каждого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.
Таким образом, взаимосвязанные положения абзаца третьего статьи 5 и пункта 5 статьи 8 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих" не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 46 (части 1 и 2), 47 (часть 1), 49 (часть 1), 55 (часть 3) и 118 (часть 2), в той мере, в какой эти положения - по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, - допускают возможность привлечения военнослужащего, уголовное дело в отношении которого прекращено на стадии досудебного производства в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, к полной материальной ответственности за ущерб, причиненный имуществу, находящемуся в федеральной собственности и закрепленному за воинскими частями, вследствие установления в его действиях (бездействии) признаков состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации (и тем самым - фактического признания его виновным в совершении преступления), иным, отличным от вынесенного в процедуре уголовного судопроизводства приговора суда, правоприменительным решением, включая постановление суда, принятое в рамках гражданского судопроизводства на основании содержащихся в акте органа предварительного расследования о прекращении уголовного дела сведений о фактических обстоятельствах деяния и его выводов относительно совершения этого деяния данным лицом.
Федеральному законодателю надлежит, руководствуясь Конституцией Российской Федерации и с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, изложенных в настоящем Постановлении, внести надлежащие изменения в действующее нормативное регулирование порядка привлечения военнослужащих к полной материальной ответственности, с тем чтобы исключить возможность установления в их действиях (бездействии) признаков состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации, вне рамок уголовного судопроизводства.
Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 6, 47.1, 71, 72, 74, 75, 78, 79, 80 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Признать взаимосвязанные положения абзаца третьего статьи 5 и пункта 5 статьи 8 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих" соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой эти положения по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования предполагают привлечение военнослужащего к полной материальной ответственности за ущерб, причиненный им имуществу, находящемуся в федеральной собственности и закрепленному за воинскими частями, в случае совершения преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации, что установлено вступившим в законную силу приговором суда, и не препятствуют при отсутствии такого приговора принятию в пределах срока, определенного пунктом 4 статьи 3 данного Федерального закона, решения о взыскании с военнослужащего причиненного им ущерба в ограниченном либо - при наличии иных перечисленных в его статье 5 оснований - в полном размере при условии установления в надлежащей процедуре юридически значимых обстоятельств, необходимых и достаточных для привлечения этого лица к соответствующему виду материальной ответственности.
2. Признать взаимосвязанные положения абзаца третьего статьи 5 и пункта 5 статьи 8 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих" не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 46 (части 1 и 2), 47 (часть 1), 49 (часть 1), 55 (часть 3) и 118 (часть 2), в той мере, в какой эти положения - по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, - допускают возможность привлечения военнослужащего, уголовное дело в отношении которого прекращено на стадии досудебного производства в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, к полной материальной ответственности за ущерб, причиненный имуществу, находящемуся в федеральной собственности и закрепленному за воинскими частями, вследствие установления в его действиях (бездействии) признаков состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации (и тем самым - фактического признания его виновным в совершении преступления), иным, отличным от вынесенного в процедуре уголовного судопроизводства приговора суда, правоприменительным решением, включая постановление суда, принятое в рамках гражданского судопроизводства на основании содержащихся в акте органа предварительного расследования о прекращении уголовного дела сведений о фактических обстоятельствах деяния и его выводов относительно совершения этого деяния данным лицом.
3. Правоприменительные решения по делу гражданина Батарагина Дмитрия Викторовича, основанные на положениях абзаца третьего статьи 5 и пункта 5 статьи 8 Федерального закона "О материальной ответственности военнослужащих" в той мере, в какой эти положения признаны настоящим Постановлением не соответствующими Конституции Российской Федерации, подлежат пересмотру в установленном порядке.
4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
5. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru). Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд
Российской Федерации

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 15239
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 623 раза
Поблагодарили: 7572 раза

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 16 ноя 2016, 17:33 #356

Решение Конституционного Суда РФ от 10.11.2016
"Об утверждении обзора практики Конституционного Суда Российской Федерации за второй и третий кварталы 2016 года"

Утвержден обзор практики Конституционного Суда РФ по наиболее важным решениям, принятым во втором и третьем квартале 2016 года


В обзоре приводятся решения по конституционным основам:

публичного права (в частности, дана оценка конституционности статьи 217 Налогового кодекса РФ, положений статьи 31.1 Федерального закона "Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", Постановления Правительства РФ "О взимании платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения транспортными средствами, имеющими разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн" и статьи 12.21.3 КоАП РФ);

трудового законодательства и социальной защиты (в числе прочего дана оценка конституционности частей первой и третьей статьи 7 Закона РФ "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, Федеральной службе войск национальной гвардии Российской Федерации, и их семей");

частного права (дана оценка конституционности отдельных положений части 1 статьи 169, частей 4 и 7 статьи 170 и части 4 статьи 179 ЖК РФ);

уголовной юстиции (в частности, дана оценка конституционности положений частей второй и восьмой статьи 56, части второй статьи 278 и главы 40.1 УПК РФ).
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

Аватара пользователя
danko
Постоянный участник
Сообщения: 458
Зарегистрирован: 09 янв 2007, 11:25
Откуда: г. Н.Новгород
Благодарил (а): 46 раз
Поблагодарили: 196 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение danko » 21 ноя 2016, 11:38 #357

"Равным образом недопустимо публичное выражение государственным служащим в адрес государственного органа или должностного лица, особенно вышестоящего, суждений и оценок в смысле похвальном и одобрительном, поскольку такие действия способствуют укоренению отношений личной преданности, бюрократической сплоченности, покровительства и внеслужебной зависимости нижестоящих служащих от вышестоящих".
п. 3.1. Постановления Конституционного Суда РФ от 30.06.2011 N 14-П
Или это пора в "Смешинки-грустинки" переносить?
За это сообщение автора danko поблагодарили (всего 3):
евгений 76 (21 ноя 2016, 11:44) • НиколаПитер (22 ноя 2016, 22:03) • globus (23 ноя 2016, 03:03)

mprkur0
Заслуженный участник
Сообщения: 4781
Зарегистрирован: 29 июн 2008, 17:39
Благодарил (а): 300 раз
Поблагодарили: 1851 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение mprkur0 » 25 ноя 2016, 21:41 #358

http://pravo.ru/news/view/135900/?cl=DT "Законопроект предусматривает прямое закрепление принципа недопустимости применения нормативного акта или отдельных его положений в истолковании, расходящемся с истолкованием, данным КС в постановлении"
За это сообщение автора mprkur0 поблагодарил:
maxxx1979 (26 ноя 2016, 01:25)

Аватара пользователя
danko
Постоянный участник
Сообщения: 458
Зарегистрирован: 09 янв 2007, 11:25
Откуда: г. Н.Новгород
Благодарил (а): 46 раз
Поблагодарили: 196 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение danko » 27 ноя 2016, 16:48 #359

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 19 апреля 2007 г. N 258-О-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНИНА КУЗНЕЦОВА АЛЕКСАНДРА ВЛАДИМИРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 53 ЖИЛИЩНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию гражданина А.В. Кузнецова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Решением Чертановского районного суда города Москвы от 5 сентября 2006 года было отказано в удовлетворении заявления гражданина А.В. Кузнецова о признании неправомерным решения управы района "Чертаново-Южное" города Москвы об отказе в приеме на учет по улучшению жилищных условий, а также других его требований. Суд указал, что 29 апреля 2002 года был удовлетворен иск гражданки Т.Н. Кузнецовой - матери А.В. Кузнецова о закреплении за А.В. Кузнецовым по отдельному договору найма комнаты размером 11,6 кв. м, что является обстоятельством, ухудшающим его жилищные условия, как и вселение на указанную жилую площадь его супруги - гражданки В.И. Баландиной.
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.В. Кузнецов просит признать противоречащей статьям 7 (часть 1), 15 (часть 3), 17 (часть 3), 19, 41 и 55 Конституции Российской Федерации статью 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, согласно которой граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через 5 лет со дня совершения указанных намеренных действий.
Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявителя о том, что его жалоба не соответствует требованиям названного Федерального конституционного закона.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Как следует из этих материалов, при рассмотрении дела по иску А.В. Кузнецова судом была применена статья 6 Закона города Москвы "Об улучшении жилищных условий жителей города Москвы" о действиях граждан, приведших к необходимости улучшения жилищных условий. Эта статья утратила силу в связи с принятием Закона города Москвы от 14 июня 2006 года "Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения" и частично была воспроизведена в статье 10 данного Закона. В соответствии со статьей 72 (пункт "к" части 1) Конституции Российской Федерации в ней конкретизированы положения статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации о последствиях намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий.
По смыслу статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, которая сама по себе не может рассматриваться как нарушающая какие-либо права и свободы заявителя, и по смыслу соответствующих норм законодательства субъекта Российской Федерации, ограничения в постановке граждан на учет нуждающихся в жилых помещениях должны считаться допустимыми лишь в том случае, если гражданами совершались умышленные действия с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий, могущих привести к состоянию, требующему участия со стороны органов государственной власти и местного самоуправления в обеспечении их другим жильем.
При этом применение статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации и развивающих ее подзаконных нормативных актов должно осуществляться в системе действующего правового регулирования во взаимосвязи с пунктом 3 статьи 10 ГК Российской Федерации, согласно которому в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.
В этой ситуации решение вопроса о том, можно ли рассматривать предъявление иска о разделе жилой площади в отношении заявителя и иные действия, совершенные самим заявителем, умышленными и недобросовестными и является ли это препятствием для его признания нуждающимся в жилом помещении, как проживающего в условиях, не пригодных, по его мнению, для проживания, требует оценки фактических обстоятельств конкретного дела судом общей юрисдикции, проверки законности и обоснованности вынесенного судебного решения, что относится к ведению вышестоящих судов и не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кузнецова Александра Владимировича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.ДАНИЛОВ

НиколаПитер
Заслуженный участник
Сообщения: 1265
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 01:30
Благодарил (а): 440 раз
Поблагодарили: 648 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение НиколаПитер » 06 дек 2016, 20:41 #360

мне, как военпенсу, не вполне ясно какие люди свалились с другой планеты... лично я чувствую себя инопланетянином когда слушаю Президента и Зорькина, если до этого пробыл 15 минут на улице ...Ничего не понимаю.. Сами повернулись спиной к ПАСЕ и ЕСПЧ, то зачем в Европу на их банкет со своими пряниками?
Конвенция по правам человека - не для граждан РФ - это читаешь между строк в содержании 9 из 10 решений национальных судов и 10 из 10 военных судов!!!
МОСКВА, 6 дек — РИА Новости.
Президент России Владимир Путин назвал идиотским решением нежелание литовских властей принять членов российского Конституционного суда на Всемирной конференции судов. "Например, вдруг прибалтийское государство Литва, которое является нынче депозитарием Всемирной конференции судов, которая раз в три года собирается, прислал нам недавно депешу о том, что судьи конституционного суда представляют угрозу для безопасности Литовской республики", — рассказал председатель Конституционного суда Валерий Зорькин на встрече с президентом в Кремле…. "Очень странно. Иногда складывается впечатление, что люди вообще свалились с планеты другой", — заключил Президент.
Зорькин, в свою очередь, подчеркнул, что от такого решения пострадает Литва, а не российский Конституционный суд.


Вернуться в «КОЛЛЕКЦИЯ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость