Конституционный Суд РФ

Аватара пользователя
danko
Заслуженный участник
Сообщения: 578
Зарегистрирован: 09 янв 2007, 11:25
Откуда: г. Н.Новгород
Благодарил (а): 61 раз
Поблагодарили: 238 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение danko » 11 мар 2018, 14:58 #451

Определение Конституционного Суда РФ от 07.12.2017 N 2794-О
"По жалобе гражданина Аланова Александра Анатольевича на нарушение его конституционных прав пунктами 3 и 4 части 1 статьи 9 Федерального закона "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих", а также подпунктами 3 и 4 пункта 3 и пунктами 12 и 24 Правил формирования и ведения реестра участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих Министерством обороны Российской Федерации, федеральными органами исполнительной власти и федеральными государственными органами, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба"
Показать текст
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
заслушав заключение судьи С.М. Казанцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина А.А. Аланова,
 
установил:
 
1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.А. Аланов оспаривает конституционность следующих нормативных положений:
пунктов 3 и 4 части 1 статьи 9 Федерального закона от 20 августа 2004 года N 117-ФЗ "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих", предусматривающих, что к участникам накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих относятся прапорщики и мичманы, общая продолжительность военной службы по контракту которых составит три года начиная с 1 января 2005 года, при этом указанные лица, которые заключили первые контракты о прохождении военной службы до 1 января 2005 года и общая продолжительность военной службы по контракту которых по состоянию на 1 января 2005 года составляла не более трех лет, могут стать участниками, изъявив такое желание; сержанты и старшины, солдаты и матросы, заключившие второй контракт о прохождении военной службы не ранее 1 января 2005 года, изъявившие желание стать участниками накопительно-ипотечной системы;
подпунктов 3 и 4 пункта 3 Правил формирования и ведения реестра участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих Министерством обороны Российской Федерации, федеральными органами исполнительной власти и федеральными государственными органами, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 21 февраля 2005 года N 89), согласно которым участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих могут быть: изъявившие на то свое желание прапорщики и мичманы, общая продолжительность военной службы по контракту которых составит три года начиная с 1 января 2005 года, при этом указанные лица, которые заключили первый контракт о прохождении военной службы до 1 января 2005 года и общая продолжительность военной службы по контракту которых по состоянию на 1 января 2005 года составляла не более трех лет, могут стать участниками, изъявив такое желание; сержанты и старшины, солдаты и матросы, заключившие второй контракт о прохождении военной службы не ранее 1 января 2005 года, изъявившие желание стать участниками;
пункта 12 указанных Правил, определяющего основания включения военнослужащих в реестр участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих;
пункта 24 тех же Правил, согласно которому срок внесения в реестр записи об исключении военнослужащего из реестра не должен составлять более трех месяцев с даты возникновения соответствующего основания.
Как следует из представленных материалов, А.А. Аланов, будучи старшиной, заключившим первый контракт в 1998 году и второй контракт в 2002 году, в 2006 году подал рапорт на участие в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих и был включен в реестр участников. В 2007 году ему присвоено звание прапорщика, в 2010 году - выдано свидетельство о праве участника накопительно-ипотечной системы, а в 2011 году между Министерством обороны Российской Федерации и А.А. Алановым был заключен договор целевого жилищного займа и погашения обязательств по ипотечному займу, по условиям которого на погашение первоначального взноса ему были предоставлены денежные средства в сумме 622 400 руб. Жилое помещение (квартира) было приобретено им с использованием средств указанного целевого жилищного займа, а также ипотечного займа, предоставленного некоммерческой организацией "Фонд жилищного и социального строительства Калининградской области", в размере 2 млн руб. на срок 144 месяца.
В 2015 году федеральное государственное казенное учреждение "Федеральное управление накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих" уведомило А.А. Аланова о том, что в связи с выявлением факта ошибочного включения его в реестр участников накопительно-ипотечной системы было прекращено перечисление ежемесячных платежей в счет исполнения обязательств по ипотечному кредиту.
Решением Ленинградского районного суда города Калининграда от 14 сентября 2015 года, законность и обоснованность которого была подтверждена вышестоящими судами, А.А. Аланову было отказано в удовлетворении требований к федеральному государственному казенному учреждению "Федеральное управление накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих", войсковой части и Федеральной службе безопасности о признании права на перечисление ежемесячных платежей по кредиту, выданному для приобретения жилого помещения, обязании исполнить обязательства по договору целевого жилищного займа, признании незаконными действий по аннулированию регистрационного номера участника накопительно-ипотечной системы. Суды установили, что как на дату подачи рапорта на участие в указанной системе, так и на дату внесения А.А. Аланова в реестр участников отсутствовали правовые основания для включения его в реестр участников накопительно-ипотечной системы, поскольку второй контракт о прохождении военной службы был заключен старшиной А.А. Алановым ранее 2005 года; ошибочное включение заявителя в реестр является безусловным основанием для аннулирования соответствующего регистрационного номера лица, неправомерно включенного в реестр.
По мнению заявителя, положения пунктов 3 и 4 части 1 статьи 9 Федерального закона "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих" и подпунктов 3 и 4 пункта 3 Правил формирования и ведения реестра участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих Министерством обороны Российской Федерации, федеральными органами исполнительной власти и федеральными государственными органами, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, - в той мере, в какой они лишают военнослужащих, прослуживших более 15 лет по контракту и признанных нуждающимися в получении жилого помещения, права стать участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, - противоречат статьям 19 (части 1 и 2), 40 и 55 Конституции Российской Федерации.
Неконституционность пунктов 12 и 24 указанных Правил заявитель усматривает в том, что содержащиеся в них нормы по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, позволяют аннулировать регистрационный номер участника накопительно-ипотечной системы в случае ошибочного открытия именного накопительного счета в срок, превышающий три месяца с даты возникновения соответствующего основания, уже после предоставления участнику накопительно-ипотечной системы средств накоплений, учтенных на этом счете.
2. Согласно Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жилище (статья 40, часть 1). Обязывая органы государственной власти создавать каждому условия для осуществления данного права, Конституция Российской Федерации предусматривает, что малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами (статья 40, части 2 и 3). Тем самым федеральному законодателю на конституционном уровне предписывается не только определять категории граждан, нуждающихся в жилище, но и устанавливать конкретные формы, источники и порядок обеспечения их жильем с учетом финансово-экономических и иных возможностей, имеющихся в настоящее время у государства.
Во исполнение указанных конституционных предписаний был принят Федеральный закон "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих", вводящий новую форму жилищного обеспечения - за счет средств федерального бюджета посредством формирования накоплений на именных накопительных счетах, предоставления целевого жилищного займа и денежных средств, дополняющих накопления, учтенные на именном накопительном счете. Данный Федеральный закон в статье 9 устанавливает, по сути, две категории военнослужащих, имеющих право на участие в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения: 1) военнослужащие, заключившие контракты после 1 января 2005 года, для которых участие в накопительно-ипотечной системе обязательно; 2) отдельные категории военнослужащих, которые заключили первые или вторые контракты ранее 2005 года и которые вправе выбрать данный вид жилищной гарантии - при условии изъявления ими желания стать участниками накопительно-ипотечной системы.
Такое правовое регулирование не ограничивает право на улучшение жилищных условий других категорий военнослужащих, не указанных в приведенной статье, поскольку для них сохраняются иные закрепленные в Федеральном законе от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" и в других законодательных актах формы жилищного обеспечения.
Так, согласно статье 15 указанного Федерального закона военнослужащие, заключившие контракт на прохождение военной службы после 1 января 1998 года (к их числу относится и заявитель), обеспечиваются служебными жилыми помещениями на весь срок военной службы; в случае признания их нуждающимися в жилых помещениях, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, предоставляются жилищная субсидия или жилые помещения, находящиеся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно или по договору социального найма с указанным федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом по избранному постоянному месту жительства и в соответствии с нормами предоставления площади жилого помещения.
Установленный Федеральным законом "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих" способ реализации государством жилищных гарантий, предоставляемых военнослужащим, в первую очередь рассчитан на привлечение граждан на службу в вооруженные силы после 2005 года, а также на стимулирование продолжения службы теми военнослужащими, которые уже заключили первый контракт до указанной даты.
Такое законодательное решение само по себе не может рассматриваться как расходящееся с принципом равенства и справедливости, поскольку федеральный законодатель вправе устанавливать различные правила удовлетворения жилищных потребностей для военнослужащих, в том числе вводить новые формы реализации права военнослужащих на предоставление жилого помещения, которые будут распространяться только на лиц, поступающих на военную службу впервые после вступления в действие норм законодательства, устанавливающих такие формы.
Положения подпунктов 3 и 4 пункта 3 и пункта 12 Правил формирования и ведения реестра участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих Министерством обороны Российской Федерации, федеральными органами исполнительной власти и федеральными государственными органами, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, оспариваемые заявителем, не устанавливают какого-либо самостоятельного регулирования, по своему содержанию практически полностью воспроизводят пункты 3 и 4 части 1 статьи 9 Федерального закона "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих", а потому также не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя.
3. В соответствии с частью 3 статьи 11 Федерального закона "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих" направление уполномоченным федеральным органом кредитору участника средств целевого жилищного займа на цели уплаты первоначального взноса при приобретении с использованием ипотечного кредита (займа) жилого помещения и погашения обязательств по ипотечному кредиту (займу) представляет собой исполнение государством своих обязательств по жилищному обеспечению военнослужащего.
Правилами ведения именных накопительных счетов участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 7 ноября 2005 года N 655) предусмотрено, что основанием для закрытия уполномоченным федеральным органом именного накопительного счета является исключение военнослужащего из реестра участников накопительно-ипотечной системы, а в случае ошибочного открытия указанного счета уполномоченный федеральный орган аннулирует регистрационный номер участника накопительно-ипотечной системы; при этом средства накоплений для жилищного обеспечения, учтенные на указанном счете, возвращаются в федеральный бюджет; документом, подтверждающим возникновение основания для закрытия именного накопительного счета, является уведомление соответствующего федерального органа об исключении военнослужащего из реестра участников накопительно-ипотечной системы (пункты 7 и 8).
Основания исключения военнослужащего федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, из реестра участников накопительно-ипотечной системы перечислены непосредственно в части 3 статьи 9 Федерального закона "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих". В качестве таковых выступают: 1) увольнение военнослужащего с военной службы; 2) исключение военнослужащего из списков личного состава воинской части в связи с его гибелью или смертью, признанием его в установленном законом порядке безвестно отсутствующим или объявлением его умершим; 3) исполнение государством своих обязательств по обеспечению военнослужащего в период прохождения военной службы жилым помещением (за исключением жилого помещения специализированного жилищного фонда) иным предусмотренным нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации способом за счет средств федерального бюджета (данные положения полностью воспроизведены в пункте 18 Правил формирования и ведения реестра участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих Министерством обороны Российской Федерации, федеральными органами исполнительной власти и федеральными государственными органами, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба).
В силу приведенных нормативных положений исключение военнослужащего из реестра участников накопительно-ипотечной системы возможно только при наличии одного из указанных оснований. Если же лицо ошибочно было включено в реестр участников накопительно-ипотечной системы, то аннулирование записи о нем в реестре и закрытие специального накопительного счета допускаются только до момента получения им соответствующих денежных средств.
Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 14 января 2016 года N 1-П указал на необходимость соблюдения вытекающих из взаимосвязанных статей 1 (часть 1), 2, 17 (часть 1), 18, 19 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации принципов правовой определенности и поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, которые гарантируют гражданам, что решения принимаются уполномоченными государством органами на основе строгого исполнения законодательных предписаний, а также внимательного и ответственного подхода к оценке фактических обстоятельств, с которыми закон связывает возникновение прав, тщательности при оформлении соответствующих документов, подтверждающих наличие условий, необходимых для реализации этих прав, с тем чтобы гражданин как участник соответствующих правоотношений мог быть уверен в стабильности своего официально признанного статуса и в том, что приобретенные в силу этого статуса права будут уважаться государством и будут реализованы.
Как следует из названного Постановления, такое правовое регулирование, при котором добросовестный гражданин, доверившийся ошибочному решению уполномоченного государством органа о предоставлении социальной выплаты, в связи с ее отменой утрачивает существенный источник дохода, который он получал в течение длительного времени, притом что возвращению к прежнему жизненному укладу препятствуют объективные трудности, не соответствует принципу справедливого равновесия между требованиями общего интереса и необходимостью защиты права этого лица.
Из этого исходит и Верховный Суд Российской Федерации, который в определении от 15 июня 2017 года N 206-КГ17-4 указал, что действия должностных лиц Управления расквартирования и строительства тыла Главного командования внутренних войск МВД России и федерального государственного казенного учреждения "Федеральное управление накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих", связанные с прекращением исполнения взятых на себя обязательств по жилищному обеспечению военнослужащего после фактического включения его в реестр участников накопительно-ипотечной системы и предоставления целевого жилищного займа, на законе не основаны.
Иное истолкование и применение оспариваемых законоположений, в том числе судами, расходилось бы с их действительным смыслом и вело бы к нарушению гарантий прав граждан, установленных Конституцией Российской Федерации.
4. Положение пункта 24 Правил формирования и ведения реестра участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих Министерством обороны Российской Федерации, федеральными органами исполнительной власти и федеральными государственными органами, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, устанавливающего, что срок внесения в реестр записи об исключении военнослужащего из реестра по основаниям, предусмотренным пунктом 18 указанных Правил, не должен составлять более трех месяцев с даты возникновения соответствующего основания, адресованное должностным лицам, уполномоченным на ведение реестра участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, направлено на своевременное исполнение ими своих служебных обязанностей, не регулирует вопросы непосредственно оснований исключения военнослужащих из реестра накопительно-ипотечной системы, а касается лишь сроков такого исключения с момента наступления одного из оснований, а потому не может рассматриваться как затрагивающее какие-либо конституционные права и свободы граждан.
Проверка же законности и обоснованности судебных решений, вынесенных в отношении заявителя, не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, пунктом 2 статьи 43, частью четвертой статьи 71, статьей 78 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
 
определил:
 
1. Признать жалобу гражданина Аланова Александра Анатольевича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного им вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
3. Настоящее Определение подлежит опубликованию на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru) и в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".
 
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН
 

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17064
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 669 раз
Поблагодарили: 7781 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 21 мар 2018, 11:09 #452

Постановление Конституционного Суда РФ от 16.03.2018 N 11-П
"По делу о проверке конституционности положения части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" в связи с жалобой гражданки В.Н. Фоминой"


Конституционный Суд РФ потребовал устранить неопределенность в отношении ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров членам семей умерших инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, если при жизни кормильцев эта выплата им не предоставлялась

Показать текст
Не соответствующим Конституции РФ признано положение части четвертой статьи 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", в той мере, в какой его предписания в силу неопределенности их нормативного содержания допускают в системе действующего правового регулирования различный подход к установлению ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров членам семей умерших инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, если при жизни кормильцев эта выплата им не предоставлялась.

Конституционный Суд РФ, в частности, отметил следующее.

Часть четвертая статьи 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" распространяет ряд предусмотренных частью первой той же статьи мер социальной поддержки, включая ежемесячную денежную компенсацию на приобретение продовольственных товаров, на семьи, потерявшие кормильца из числа граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, а также на семьи умерших инвалидов, на которых распространялись такие меры социальной поддержки.

По буквальному смыслу названной нормы, ежемесячная денежная компенсация на приобретение продовольственных товаров предоставляется членам семьи умершего инвалида, которому данная выплата производилась или могла производиться, безотносительно к тому, получали ли они сами такую компенсацию при жизни кормильца. Аналогичным образом сформулирован абзац второй пункта 1 Правил предоставления ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС (в редакции Постановления Правительства РФ от 24 сентября 2010 года N 751), в котором среди получателей данной выплаты прямо названы не только поименованные в пункте 13 части первой статьи 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" граждане, получившие или перенесшие лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, инвалиды вследствие чернобыльской катастрофы, а также проживающие с ними дети, не достигшие 14-летнего возраста, но и граждане, указанные в части четвертой той же статьи.

Приведенные законоположения в их взаимосвязи толкуются правоприменительными органами как наделяющие правом на ежемесячную денежную компенсацию на приобретение продовольственных товаров только тех членов семей умерших граждан из числа получивших или перенесших лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, которые получали данную выплату при жизни кормильца.

Подобный подход нашел отражение в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 января 2016 года N 5-КГ15-125, которым были отменены вынесенные нижестоящими судами решения об удовлетворении исковых требований вдовы инвалида-чернобыльца об установлении ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров и принято решение об отказе в иске. Тем самым данная правовая позиция приобрела характер ориентира для нижестоящих судов при рассмотрении дел той же категории.

Между тем ранее, в том числе после вступления в силу Постановления Правительства РФ от 24 сентября 2010 года N 751, которым в Правила предоставления ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, были внесены изменения, Верховный Суд РФ удовлетворял аналогичные требования о назначении данной выплаты. Расходятся правоприменительные органы в толковании части четвертой статьи 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" во взаимосвязи с пунктом 13 части первой данной статьи и по вопросу определения размера ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров, устанавливаемой членам семей инвалидов-чернобыльцев, который - в отличие от вопроса о размере ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда - не получил четкого законодательного разрешения.

Противоречивая практика судебного истолкования части четвертой статьи 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" в значительной степени обусловлена сложностью выявления правовой природы и целевого предназначения ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров в контексте развития правового регулирования социальной защиты граждан, пострадавших вследствие чернобыльской катастрофы.

Как отмечал Конституционный Суд РФ, ежемесячная денежная компенсация на приобретение продовольственных товаров, входящая в объем возмещения вреда, причиненного здоровью вследствие воздействия радиационного излучения, призвана компенсировать потерпевшим дополнительные расходы на приобретение продовольственных товаров в пределах суммы, определенной законодателем (Определение от 2 апреля 2009 года N 476-О-П). Данный вывод подтверждается тем, что первоначально социальная защита, направленная на обеспечение доступности для инвалидов-чернобыльцев полноценного рационального питания в условиях продовольственного дефицита предоставлялась в натуральной форме (за половину стоимости). В дальнейшем - с изменением социально-экономических условий - законодателем было принято решение о предоставлении этой меры социальной защиты в денежной форме, что позволяло ее получателям свободно распоряжаться соответствующей денежной суммой, расходуя ее не только на приобретение продовольственных товаров, но и на другие цели.

Такое изменение в правовом регулировании породило в правоприменительной практике сомнения относительно наличия прямой целевой связи между ежемесячной компенсацией на приобретение продовольственных товаров и восстановлением здоровья инвалидов-чернобыльцев, особенно с учетом того, что Законом РФ от 18 июня 1992 года N 3061-1, которым Закон РСФСР от 15 мая 1991 года N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" был изложен в новой редакции, право на получение данной выплаты было предоставлено не только самим гражданам из числа получивших или перенесших лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, но и проживающим с ними детям, не достигшим возраста 14 лет. В результате члены семей инвалидов-чернобыльцев стали рассматриваться как сохраняющие право на ежемесячную компенсацию на приобретение продовольственных товаров лишь при условии, что они получали ее при жизни кормильца, безотносительно к тому, что инвалид-чернобылец при жизни мог расходовать причитающиеся лично ему средства, составляющие данную выплату, на семейные нужды.

Таким образом, при неизменности нормативного содержания части четвертой статьи 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" в разных субъектах РФ в различные хронологические периоды имеет место различное понимание правоприменителем как круга лиц, которые вправе рассчитывать на предоставление соответствующих мер социальной поддержки, включая ежемесячную денежную компенсацию на приобретение продовольственных товаров, так и условий установления данной выплаты, что свидетельствует о неопределенности ее предписаний, позволяющих принимать прямо противоположные решения - как о назначении данной выплаты тем членам семей, которые при жизни кормильца ее не получали (в частности, вдовам инвалидов-чернобыльцев), так и об отказе в ее назначении.

Поскольку при реализации предписаний части четвертой статьи 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" - в силу неопределенности их нормативного содержания в системе действующего правового регулирования - допускается возможность принятия прямо противоположных решений по вопросу об установлении ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров членам семей инвалидов-чернобыльцев, не получавшим данную выплату при жизни кормильца, социальная поддержка граждан, относящихся к одной категории - членов семей умерших инвалидов-чернобыльцев, нуждающихся в социальной защите в связи со смертью кормильца, несмотря на совпадение правовых и фактических оснований для предоставления данной выплаты оказывается в разном объеме. Тем самым нарушается конституционный принцип равенства, означающий, помимо прочего, запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковой или сходной ситуации.

С учетом изложенного федеральному законодателю надлежит незамедлительно принять меры по устранению неопределенности нормативного содержания части четвертой статьи 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС".

http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17064
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 669 раз
Поблагодарили: 7781 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 27 мар 2018, 12:42 #453

Постановление Конституционного Суда РФ от 22.03.2018 N 12-П
"По делу о проверке конституционности частей первой и третьей статьи 107 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина С.А. Костромина"


При избрании меры пресечения в виде домашнего ареста судом учитывается соразмерность устанавливаемых ограничений предусмотренному уголовным законом наказанию в виде лишения свободы

Конституционный Суд РФ признал не противоречащими Конституции РФ части первую и третью статьи 107 УПК РФ, поскольку содержащиеся в них положения по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования предполагают, что избрание меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, допускается лишь в случае, если за это преступление в соответствии с положениями Общей и Особенной частей УК РФ, в том числе с частью первой его статьи 56, в качестве наиболее строгого вида наказания может быть назначено лишение свободы, либо при наличии предусмотренных частью первой статьи 108 УК РФ исключительных случаев для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, при которых домашний арест в принципе может быть применим.

Конституционный Суд РФ, в частности, отметил следующее.

Сама по себе дифференциация мер пресечения, избираемых в отношении подозреваемых и обвиняемых с учетом тяжести выдвинутого подозрения и обвинения, в том числе позволяющая применять домашний арест в уголовных делах о преступлениях небольшой тяжести более широко, чем заключение под стражу, направлена на обеспечение требований справедливости, соразмерности ограничения прав и свобод, соблюдения баланса частных и публичных интересов при производстве по уголовному делу, притом что с принятием Федерального закона от 7 декабря 2011 года N 420-ФЗ, имеющего целью дальнейшую гуманизацию уголовного законодательства, ряд преступлений, ранее относившихся к категории средней тяжести, перешли в категорию небольшой тяжести, а также ограничена возможность назначения уголовного наказания в виде лишения свободы лицам, впервые совершившим преступление небольшой тяжести (часть первая статьи 56 УК РФ).

Учитывая, что домашний арест является более гуманной (менее строгой) мерой пресечения по сравнению с заключением под стражу (лицо содержится под домашним арестом в жилом помещении, в котором оно проживает, а не под стражей в специализированном учреждении и, как правило, не изолируется от совместно проживающих с ним лиц; запреты и ограничения, установленные частью седьмой статьи 107 УПК РФ, могут быть наложены на него как полностью, так и выборочно), и принимая во внимание правовые позиции Конституционного Суда РФ, домашний арест может применяться к подозреваемым, обвиняемым в совершении преступлений небольшой тяжести, к которым заключение под стражу обычно неприменимо.

Суд, рассматривающий соответствующее ходатайство должностного лица органа предварительного расследования, учитывает тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства и, не предрешая вопрос о его виновности в совершении преступления, избирает меру пресечения в виде домашнего ареста, устанавливая те или иные ограничения права на свободу и личную неприкосновенность, или же продлевает срок ее действия лишь при соблюдении конституционных принципов справедливости, презумпции невиновности и соразмерности устанавливаемых ограничений предусмотренному уголовным законом наказанию в виде лишения свободы.

Из этого следует, что должностное лицо органа предварительного расследования обязано обосновать необходимость избрания домашнего ареста (продления его срока) в деле о преступлении небольшой тяжести, а суд - проверить соблюдение условий и предпосылок для его применения, включая причастность подозреваемого, обвиняемого к совершению преступления, с точки зрения наличия нормативной возможности назначения за соответствующее деяние наказания в виде лишения свободы, если виновность данного лица в его совершении будет подтверждена приговором суда.

В то же время могут иметь место случаи, когда отступление от общего правила применения домашнего ареста лишь при нормативной возможности назначения подозреваемому, обвиняемому наказания в виде лишения свободы допустимо, если оно обусловлено такими обстоятельствами, в которых без использования, по крайней мере, данной меры пресечения задачи уголовного судопроизводства с высокой долей вероятности не будут выполнены. Именно для таких исключительных случаев в УПК РФ предусматривается возможность применения мер пресечения, связанных с ограничением права на свободу и личную неприкосновенность, даже притом что, по общему правилу, оно не допускается.

Соответственно, применение домашнего ареста - с учетом более гуманного (менее строгого) характера данной меры пресечения по сравнению с заключением под стражу и с учетом возможности наложения запретов и ограничений, установленных частью седьмой статьи 107 УПК РФ, не полностью, а выборочно - в тех случаях, когда применение лишения свободы за преступление небольшой тяжести невозможно, но имеются такие исключительные обстоятельства, не противоречило бы его природе.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17064
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 669 раз
Поблагодарили: 7781 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 29 мар 2018, 17:09 #454

Постановление Конституционного Суда РФ от 27.03.2018 N 13-П
"По делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 1 Закона Ставропольского края "О признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Ставропольского края" в связи с жалобой гражданки М.С. Колесниковой"


При изменении или отмене ранее установленных мер социальной поддержки законодатель субъекта РФ обязан максимально смягчить негативные последствия для лиц, имевших основанные на законодательном регулировании ожидания и рассчитывавших на получение соответствующих мер социальной поддержки

Показать текст
Конституционный Суд РФ признал пункт 3 статьи 1 Закона Ставропольского края "О признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Ставропольского края":

соответствующим Конституции РФ в той мере, в какой установленное им правовое регулирование принято в рамках дискреционных полномочий законодателя субъекта РФ и согласуется с правовой природой материнского (семейного) капитала как дополнительной меры социальной поддержки, предоставляемой многодетным семьям за счет собственных средств субъекта РФ;

не соответствующим Конституции РФ в той мере, в какой он, исключая материнский (семейный) капитал из числа мер социальной поддержки, предоставляемых многодетным семьям Ставропольского края, не предусматривает какой-либо компенсаторный механизм, позволяющий смягчить неблагоприятные последствия отмены данной выплаты для тех семей, в которых третий ребенок или последующие дети родились в период с 1 января 2011 года по 31 декабря 2015 года.

Конституционный Суд РФ, в частности, отметил следующее.

Устанавливая полномочия органов государственной власти субъектов РФ в сфере социальной защиты семей, имеющих детей (в том числе многодетных семей), федеральный законодатель предоставил субъектам РФ право вводить для таких семей за счет средств собственных бюджетов дополнительные меры социальной помощи и социальной поддержки, которые могут дополнять льготы, гарантии и иные социальные меры, предоставляемые им в соответствии с федеральным законодательством.

Законодатель Ставропольского края, наряду с иными мерами социальной поддержки многодетных семей, предусмотрел предоставление им материнского (семейного) капитала при рождении третьего ребенка или последующих детей в размере 100 000 рублей. Как следует из пункта 1 части 1 статьи 3 и статьи 5 Закона Ставропольского края "О мерах социальной поддержки многодетных семей", материнский (семейный) капитал должен был предоставляться многодетной семье по достижении ребенком (детьми), на которого (которых) он подлежал выплате, трехлетнего возраста независимо от наличия права на дополнительные меры государственной поддержки в соответствии с федеральным законодательством и мог использоваться многодетной семьей в полном объеме или по частям по определенным направлениям (улучшение жилищных условий многодетной семьи на территории Ставропольского края, получение образования ребенком (детьми), получение образования родителями (одним из них) ребенка (детей). По буквальному смыслу названных законоположений, возникновение права на материнский (семейный) капитал не обусловливалось уровнем дохода семьи, ее нуждаемостью в социальной помощи и поддержке, т.е. данная выплата имела как социальное, так и стимулирующее предназначение и, соответственно, носила комплексный характер. Следовательно, по своей правовой природе она является дополнительной мерой социальной поддержки многодетных семей, введенной субъектом РФ, право на которую непосредственно из Конституции РФ не вытекает, а ее установление, будучи направлено на создание благоприятных условий для воспитания детей в многодетных семьях с учетом задач социально-экономической политики государства, включая улучшение демографической ситуации, зависит от финансовых возможностей конкретного субъекта РФ.

Действие положений Закона Ставропольского края "О мерах социальной поддержки многодетных семей", предусматривавших выплату многодетным семьям материнского (семейного) капитала, с 1 января 2014 года было приостановлено.

Поскольку в силу пункта 3 части 1 статьи 5 Закона Ставропольского края "О мерах социальной поддержки многодетных семей" материнский (семейный) капитал должен был предоставляться лишь по достижении ребенком (детьми), на которого (которых) он подлежал выплате, трехлетнего возраста, при рождении третьего ребенка или последующих детей с 1 января 2011 года право на материнский (семейный) капитал могло быть реализовано не ранее 1 января 2014 года. Между тем именно с этой даты действие соответствующих положений названного Закона было приостановлено, а затем, с 1 января 2016 года, они были отменены. В результате такого регулирования ни одна многодетная семья данной дополнительной меры социальной поддержки получить не смогла.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, при изменении или отмене ранее установленных мер социальной поддержки законодатель субъекта РФ обязан соблюдать принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который предполагает его ответственность за качество принимаемых решений, сохранение присущей природе законодательных актов разумной стабильности правового регулирования, обеспечение надлежащей правовой определенности, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм, предсказуемость законодательной политики в социальной сфере.

В силу указанного принципа, который распространяется не только на права, закрепленные непосредственно в Конституции РФ, но и на права, приобретаемые на основании закона, наделение законодателя субъекта РФ полномочием устанавливать и отменять дополнительные меры социальной поддержки отдельных категорий граждан не означает, что он обладает неограниченной свободой усмотрения и может произвольно отказываться от взятых на себя ранее публично-правовых обязательств. Напротив, он должен, предпринимая все усилия к их сохранению, находить баланс конституционно значимых ценностей, публичных и частных интересов, а если, с учетом состояния бюджета субъекта РФ, это оказывается объективно невозможным - по крайней мере, максимально смягчить негативные последствия для лиц, имевших основанные на законодательном регулировании ожидания и рассчитывавших на получение соответствующих мер социальной поддержки.

Между тем законодатель Ставропольского края, отменяя меру социальной поддержки многодетных семей в виде материнского (семейного) капитала, не предусмотрел какого-либо компенсаторного механизма, направленного на смягчение неблагоприятных последствий такой отмены для семей, которые в связи с рождением третьего ребенка или последующих детей приобрели право на получение данной выплаты на основании ранее действовавшего правового регулирования. Тем самым были нарушены принципы социального государства и поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, а также требования справедливости и соразмерности, которые должны соблюдаться при осуществлении правового регулирования в этой сфере.

Законодателю Ставропольского края, исходя из требований Конституции РФ и основанных на них правовых позиций Конституционного Суда РФ, выраженных в настоящем Постановлении, надлежит в шестимесячный срок внести в правовое регулирование изменения, направленные на его совершенствование в части, касающейся установления соответствующего компенсаторного механизма. При осуществлении необходимого правового регулирования законодатель Ставропольского края вправе учитывать как свои финансовые возможности (поскольку в противном случае нарушался бы принцип бюджетной сбалансированности), так и материальное положение многодетных семей, утративших возможность реализовать право на предоставление материнского (семейного) капитала, с тем чтобы в рамках действующей в Ставропольском крае системы социальной защиты обеспечить в первую очередь основанную на объективных критериях адресную поддержку тех многодетных семей, которые в силу малообеспеченности нуждаются в ней в большей степени.

http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

LUTIKS
Заслуженный участник
Сообщения: 4553
Зарегистрирован: 23 авг 2007, 11:43
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 755 раз
Поблагодарили: 1640 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение LUTIKS » 03 апр 2018, 15:14 #455

Определение КС № 157-О от 25 января 2018 года об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина на нарушение его конституционных прав положением пункта 1 статьи 29 Положения о порядке прохождения военной службы.
Заявитель просил признать выше указанную норму права не соответствующей Конституции, как позволяющей на её основании считать отпуск предоставленным военнослужащему на основании приказа изданного директором ресторана, бара, казино, цирка и других увеселительных заведений, военная служба в которых не предусмотрена законом, а также на основании отпускного билета, выданного все теми же директорами ресторанов, баров, казино, цирков и других увеселительных заведений, военная служба в которых не предусмотрена законом.

Поразительный ответ КС:
Пункт 1 статьи 29 Положения о порядке прохождения военной службы полностью соответствует Конституции РФ, так как Винни Пух шел в гости не к Кролику, а к Сове, а Пятачок вообще не свинья, а Носорог!
Вот и где они такую дурь забористую берут???? :shock: :shock: :shock:
КС по отпуску Поляцкий.pdf
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
За это сообщение автора LUTIKS поблагодарил:
евгений 76 (07 апр 2018, 22:06)

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17064
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 669 раз
Поблагодарили: 7781 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 19 апр 2018, 18:25 #456

Постановление Конституционного Суда РФ от 17.04.2018 N 15-П
"По делу о проверке конституционности положений подпункта "а" пункта 2 статьи 24 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" в связи с жалобой гражданина П.А. Спиридонова и запросом Бугульминского городского суда Республики Татарстан"

Конституционный Суд РФ предоставил гражданам возможность завершить высшее образование вне зависимости от числа отсрочек от призыва на военную службу, которыми гражданин может последовательно воспользоваться


Конституционный Суд РФ признал не соответствующими Конституции РФ положения подпункта "а" пункта 2 статьи 24 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования эти положения, устанавливая систему отсрочек от призыва на военную службу для граждан, обучающихся по очной форме обучения, обусловливают предоставление отсрочки от призыва на военную службу гражданам, которые не имеют диплома специалиста или диплома магистра и поступили на обучение в образовательные организации или научные организации по имеющим государственную аккредитацию программам магистратуры в год получения высшего образования по программам бакалавриата, тем, воспользовались ли такие граждане отсрочкой от призыва на военную службу при обучении в организации, осуществляющей образовательную деятельность по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам среднего общего образования, и лишают возможности получить отсрочку от призыва на военную службу в связи с обучением по программам магистратуры тех из них, кто освоил образовательные программы среднего общего образования в пределах сроков его получения, установленных федеральными государственными образовательными стандартами, но вынужден был воспользоваться соответствующей отсрочкой для завершения обучения в общеобразовательной организации и прохождения итоговой аттестации, завершающей освоение образовательных программ среднего общего образования.

Конституционный Суд РФ, в частности, отметил следующее.

Как следует из подпункта "а" пункта 2 статьи 24 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", в случае если первая отсрочка была предоставлена гражданину, достигшему совершеннолетия в период обучения в организации, осуществляющей образовательную деятельность по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам среднего общего образования, на время освоения указанных образовательных программ, но не свыше сроков получения среднего общего образования, установленных федеральными государственными образовательными стандартами, то повторно он может воспользоваться правом на отсрочку в период обучения в образовательной организации или научной организации по очной форме обучения по имеющим государственную аккредитацию программам бакалавриата на время освоения указанных образовательных программ, но не свыше установленных федеральными государственными образовательными стандартами, образовательными стандартами сроков получения высшего образования по программам бакалавриата; если первая отсрочка была предоставлена гражданину в связи с обучением по программам бакалавриата на время их освоения, но не свыше сроков получения высшего образования по этим образовательным программам, то повторно он вправе воспользоваться отсрочкой для обучения по очной форме обучения в образовательной или научной организации по имеющим государственную аккредитацию программам магистратуры, если он не имеет диплома специалиста или диплома магистра и поступил на обучение по программам магистратуры в год получения высшего образования по программам бакалавриата.

Соответственно, граждане, которые относятся к одной и той же категории, а именно реализовавшие право на получение среднего общего образования в соответствии с установленным порядком (т.е. с учетом возрастного критерия для поступления в общеобразовательную организацию и сроков освоения соответствующих образовательных программ общего образования), оказываются в неравных условиях с точки зрения возможности получения высшего образования по программам магистратуры, если до завершения обучения в общеобразовательной организации и освоения образовательной программы среднего общего образования одни из них достигли восемнадцатилетнего возраста, в связи с чем были вынуждены воспользоваться отсрочкой от призыва на военную службу, а другие этого возраста не достигли и потому в такой отсрочке не нуждались.

Отсутствие у граждан, получивших отсрочку от призыва на военную службу, предусмотренную абзацем вторым подпункта "а" пункта 2 статьи 24 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", в связи с достижением ими восемнадцатилетнего возраста до окончания освоения образовательной программы среднего общего образования в общеобразовательной организации в пределах сроков, установленных федеральными государственными образовательными стандартами, возможности получить повторную отсрочку от призыва на военную службу в связи с обучением по программам магистратуры - притом что такая возможность предоставлена гражданам одной с ними категории в сфере реализации права на высшее образование - не имеет объективного и разумного оправдания, ставит граждан, относящихся к этой категории, при реализации данного права в неравное положение применительно к исполнению воинской обязанности, что не согласуется с конституционными принципами равенства и справедливости и вытекающими из них критериями соразмерности (пропорциональности) допустимых ограничений прав и свобод.

Федеральному законодателю надлежит внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения, принимая при этом во внимание, что настоящее Постановление само по себе не может расцениваться как ориентирующее на использование в качестве правового средства его исполнения отмены отсрочки от призыва на военную службу в связи с получением высшего образования по имеющим государственную аккредитацию программам магистратуры.

Впредь до внесения в правовое регулирование надлежащих изменений, вытекающих из настоящего Постановления, правоприменительные органы не должны учитывать факт предоставления отсрочки от призыва на военную службу в соответствии с абзацем вторым подпункта "а" пункта 2 статьи 24 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" гражданину, обучающемуся по очной форме обучения в образовательной организации или научной организации по имеющим государственную аккредитацию программам магистратуры, если он не имеет диплома специалиста или диплома магистра и поступил на обучение по программам магистратуры в год получения высшего образования по программам бакалавриата.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body
За это сообщение автора Знак поблагодарил:
alex-asta (20 апр 2018, 01:17)

Аватара пользователя
евгений 76
Заслуженный участник
Сообщения: 10136
Зарегистрирован: 13 мар 2010, 09:24
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 1272 раза
Поблагодарили: 2845 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение евгений 76 » 22 апр 2018, 08:45 #457

Военные прокуроры и следователи не останутся без крыши над головой, а неопределённость в законах поправят. Об этом сказано в постановлении, которое опубликовал Конституционный суд РФ. Дело рассматривалось без публичных слушаний, а решение КС основано на ранее вынесенных правовых позициях суда.
Проверить конституционность части 5 статьи 36 ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам военной службы в органах военной прокуратуры и военных следственных органах Следственного комитета РФ" просил Северо-Кавказский окружной военный суд. Этот запрос ставил под вопрос положение, по которому военные прокуроры и следователи должны были быть до 1 января 2017 года обеспечены Министерством обороны служебным жильем.
По мнению суда, существуют противоречия между оспариваемой нормой и законодательством "О Следственном комитете РФ". Дело в том, что военные прокуроры и следователи раньше относились к военному ведомству и вставали на "жилищный учет" по линии Министерства обороны. Но позже их вывели из министерства и включили в состав Прокуратуры РФ и Следственного комитета РФ. С января прошлого года эти военнослужащие обеспечиваются жильем из фондов "своих" федеральных государственных органов. Однако какой орган должен позаботиться о тех, кто остался без жилья на 1 января 2017, не ясно.
КС РФ подтвердил, что оспариваемое положение сформулировано так, что не может считаться ясным и недвусмысленным, а также создает предпосылки для административного произвола и избирательного правосудия, ослабляя тем самым конституционные права, а значит, является неконституционной.
Конституционный суд решил, что федеральному законодателю надо незамедлительно устранить эту неопределенность. До внесения нужных изменений военные прокуроры и следователи, вставшие на "жилищный учет" до 1 января 2017 года, не могут быть сняты с него. По решению суда оно должно быть выделено Министерством обороны, раз военнослужащие вставали на учет именно там. Те же федеральные государственные органы, в которых военнослужащие проходят службу сейчас, также могут решить квартирный вопрос.
Отмечается, что постановление КС РФ не влечет пересмотр ранее принятых решений, по которым служебное жилье уже было предоставлено. https://rg.ru/2018/04/20/ks-zashchitil- ... zhile.html

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17064
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 669 раз
Поблагодарили: 7781 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 23 апр 2018, 15:52 #458

Постановление Конституционного Суда РФ от 19.04.2018 N 16-П
"По делу о проверке конституционности части 5 статьи 36 Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам военной службы в органах военной прокуратуры и военных следственных органах Следственного комитета Российской Федерации" в связи с запросом Северо-Кавказского окружного военного суда"


Изменение юридического статуса органов военной прокуратуры и военных следственных органов, предпринятое в целях оптимизации их деятельности, не должно влечь прекращения обязательств, возникших перед гражданином в связи с прохождением им государственной службы и вытекающих из его законодательно установленного статуса

Конституционный Суд РФ признал не соответствующей Конституции РФ часть 5 статьи 36 Федерального закона от 4 июня 2014 года N 145-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам военной службы в органах военной прокуратуры и военных следственных органах Следственного комитета Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 145-ФЗ) в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования данная норма в силу неопределенности своего нормативного содержания не дает однозначного ответа на вопрос, какой именно государственный орган - федеральный орган исполнительной власти, федеральный государственный орган - обязан обеспечить служебными жилыми помещениями военнослужащих органов военной прокуратуры и военных следственных органов Следственного комитета РФ, принятых на учет для предоставления служебных жилых помещений до 1 января 2017 года.

Конституционный Суд РФ отметил, в частности, следующее.

Согласно части 5 статьи 36 Федерального закона N 145-ФЗ Минобороны России, МВД России, ФСБ России, иными федеральными органами исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, завершается до 1 января 2017 года исполнение возникших до дня вступления в силу данного Федерального закона обязательств финансово-экономического и социального характера перед военнослужащими органов военной прокуратуры и военных следственных органов СК России, в том числе по обеспечению их жилыми помещениями.

Федеральный законодатель, указывая федеральным органам исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, на завершение до 1 января 2017 года исполнения возникших до дня вступления в силу Федерального закона N 145-ФЗ обязательств перед военнослужащими органов военной прокуратуры и военных следственных органов по обеспечению жилыми помещениями, в своем намерении не мог не исходить из того, что обязательства должны исполняться надлежащим образом.

В силу общего правила, вытекающего из положений Жилищного кодекса РФ, предоставление гражданам служебных жилых помещений по месту службы, как непосредственно связанное с осуществлением ими своих служебных обязанностей, возлагается на органы, в которых эти граждане проходят службу. Вместе с тем - учитывая, что служебные жилые помещения предоставляются военнослужащим из состава специализированного жилищного фонда, находящегося в федеральной собственности, - из этого общего правила федеральным законодателем может быть сделано исключение. Такое исключение должно быть в достаточной степени определенным, не вызывающим сомнений и не допускающим двоякого толкования, с тем чтобы сохранялось внутреннее содержание и единство правового регулирования, как это предусмотрено, например, для военнослужащих органов военной прокуратуры и военных следственных органов на период прохождения ими военной службы в закрытых и обособленных военных городках, за пределами территории РФ: таким военнослужащим и членам их семей жилые помещения специализированного жилищного фонда предоставляются Минобороны России, иными федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, с осуществлением взаимных расчетов в порядке, установленном Правительством РФ.

Что касается части 5 статьи 36 Федерального закона N 145-ФЗ, то она сформулирована таким образом, что не обеспечивает понимание и применение содержащегося в ней положения в качестве законодательно закрепленного исключения из общего правила о предоставлении служебных жилых помещений по месту службы по отношению к не исполненным до 1 января 2017 года обязательствам.

В этой связи Конституционный Суд РФ указал, что федеральному законодателю надлежит незамедлительно принять меры по устранению неопределенности нормативного содержания части 5 статьи 36 Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам военной службы в органах военной прокуратуры и военных следственных органах Следственного комитета Российской Федерации", в том числе имея в виду необходимость создания надлежащих организационно-правовых механизмов, обеспечивающих своевременное предоставление служебных жилых помещений нуждающимся в них военнослужащим.

Впредь до внесения в федеральное законодательство, регулирующее вопросы обеспечения служебными жилыми помещениями военнослужащих органов военной прокуратуры и военных следственных органов Следственного комитета РФ, изменений, вытекающих из настоящего Постановления, те из них, кто был принят на учет для предоставления служебных жилых помещений до 1 января 2017 года, не могут быть сняты с такого учета, а если имело место явное и необоснованное превышение срока предоставления военнослужащему служебного жилья - по решению суда обеспечиваются служебными жилыми помещениями тем федеральным органом исполнительной власти, в котором они были поставлены на такой учет. Соответствующие государственные органы, в которых указанные военнослужащие проходят военную службу в настоящее время, вправе при наличии возможности самостоятельно решить вопрос о предоставлении им служебного жилья. В любом случае указанным военнослужащим до обеспечения их служебными жилыми помещениями предоставляются гарантии, предусмотренные пунктом 3 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих".
http://www.consultant.ru/law/review/lin ... ntent=body

Аватара пользователя
globus
Заслуженный участник
Сообщения: 5639
Зарегистрирован: 29 май 2008, 16:34
Откуда: SIBERIAN GUBERNIA
Благодарил (а): 6835 раз
Поблагодарили: 3076 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение globus » 25 апр 2018, 23:46 #459

КС РФ велел устранить законодательный пробел, которым пользуются пьяные водители, попавшие в ДТП
Конституционный суд (КС) РФ признал законодательный пробел, дающий возможность уходить от серьезного наказания нетрезвым водителям, покинувшим место аварии. Теперь в течение года Госдума должна найти решение этой проблемы и принять необходимые поправки к законам, пишет "Коммерсант". Председатель КС Валерий Зорькин уже предложил варианты, среди которых - установление уголовной ответственности за оставление места ДТП, пишет издание.

25 апреля КС огласил постановление по делу о проверке конституционности примечания к статье 264 Уголовного кодекса РФ, устанавливающей уголовную ответственность для водителей, спровоцировавших аварию с жертвами. Запрос в КС с просьбой изучить содержание этой статьи направил Ивановский областной суд. Поводом стало дело жителя Иваново Сергея Журавлева: он спровоцировал аварию с погибшими, скрылся с места ДТП, но явился с повинной через год, когда уже невозможно было провести проверку на возможное опьянение.

Суд первой инстанции приговорил виновника аварии к лишению свободы, признав доказательствами его опьянения в момент происшествия видеозапись, на которой видно, как водитель за рулем пьет шампанское, свидетельские показания и пр. Адвокаты Журавлева обжаловали приговор, дело дошло до Верховного суда (ВС), затем вернулось в президиум Ивановского облсуда, который и обратился в КС за разъяснением.
Зорькин, зачитывая постановление КС, заявил следующее: устанавливать состояние опьянения возможно только на основе данных освидетельствования, остальные же доказательства "могут быть приняты во внимание". По словам председателя КС, такая конструкция "направлена на создание правовой гарантии от необоснованного привлечения к ответственности", а скрытие с места ДТП "недопустимо" приравнивать к отказу от медосвидетельствования, поскольку это нарушило бы принцип презумпции невиновности.

Вместе с тем, пояснил Зорькин, существует проблема, связанная с тем, что граждане, которые спровоцировали аварию с пострадавшими и скрылись с места ДТП, ставятся в неравное, более выгодное, положение по сравнению с теми, кто остался на месте аварии. Неравенство заключается в том, что первых невозможно направить на освидетельствование и проверить наличие алкоголя в организме (и если он обнаружен, то применить к ним более жесткие санкции по ст. 264 УК), а вторых - можно. Такое регулирование не отвечает целям "противодействия преступлений", отметил Зорькин, в связи с чем данный пробел приобретает "конституционную значимость и входит в противоречие с конституционными принципами равенства и справедливости".
Способ решения этой проблемы должен определить "федеральный законодатель", заявил Зорькин и предложил несколько вариантов. Например, можно вернуться к старой редакции ст. 264 УК, когда в ней отсутствовали отдельные составы, связанные с управлением автомобилем в состоянии опьянения (они были введены в кодекс по инициативе МВД в 2009 году). В этом случае решение об усиленной ответственности в связи с употреблением алкоголя за рулем будет определять суд на свое усмотрение, отмечает газета.
Другой вариант, предложенный Зорькиным, - ввести уголовную ответственность за оставление места ДТП. Сейчас за это предусмотрена административная ответственность по ч. 1 ст. 12.27 КоАП, предусматривающей лишение прав до полутора лет или административный арест на 15 суток.
Юридическая конструкция для решения обозначенной проблемы должна быть выработана и закреплена в законе в течение года, то есть до 25 апреля 2019 года. В течение этого срока ст. 264 УК будет действовать в нынешней редакции. Если же необходимые поправки внесены не будут, то примечание к ст. 264 УК утратит силу, пояснил Зорькин.
В этом примечании прописано, что пьяным считается водитель, у которого в выдохе выявлено 0,16 мг алкоголя (или 0,3 грамма абсолютного этилового спирта на литр крови - эта норма вступит в силу с 3 июля), либо отказавшийся от освидетельствования. Очевидно, что исключение этого примечания серьезно затруднит процесс наказания водителей, которые сели за руль в пьяном виде и спровоцировали аварию, резюмирует издание.
За это сообщение автора globus поблагодарили (всего 2):
alex-asta (26 апр 2018, 01:12) • VESKAIMA (26 апр 2018, 07:28)

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17064
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 669 раз
Поблагодарили: 7781 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 28 апр 2018, 19:28 #460

Постановление Конституционного Суда РФ от 26.04.2018 N 18-П
"По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 11 Федерального закона "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации" в связи с жалобой гражданина И.В. Матросова"


Показать текст
Предоставление выгодоприобретателем страховщику всех необходимых для принятия решения о выплате страховой суммы документов - притом что страховая сумма заранее установлена, размер этой суммы не подлежит определению страховщиком и вынесения относительно него специального решения не требуется - является основанием для выплаты страховых сумм

Конституционный Суд РФ признал не противоречащим Конституции РФ пункт 4 статьи 11 Федерального закона "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации", поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования содержащееся в нем положение не предполагает отказ выгодоприобретателю в выплате неустойки за необоснованную задержку страховщиком выплаты страховых сумм по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья в соответствии с названным Федеральным законом за период после истечения 15-дневного срока со дня получения им от выгодоприобретателя документов для принятия решения о выплате страховых сумм со ссылкой на наличие между ними судебного спора о выплате страховых сумм, решение по которому принято в пользу выгодоприобретателя, если из состава и содержания полученных от выгодоприобретателя документов следовало, что право на получение страховых сумм возникло у выгодоприобретателя до его обращения за судебной защитой.

Конституционный Суд РФ, в частности, отметил следующее.

Если само страховое обязательство, включая основания для выплаты страховых сумм и ее условия, при необходимом составе подтвержденных представленными страховщику документами юридически значимых обстоятельств имело место до возникновения спора о праве, а суд при его разрешении лишь установил эти обстоятельства и содержание страхового обязательства, права и обязанности сторон договора, заключенного в пользу застрахованного лица (выгодоприобретателя), вынесенный им судебный акт будет лишь подтверждением права выгодоприобретателя на получение страховой суммы и обязанности страховщика осуществить ее выплату. Поскольку таким судебным актом не изменяется ни содержание страхового обязательства, ни основание его возникновения, каковым является договор обязательного государственного страхования, заключенный ранее и не измененный (не прекращенный) по законным основаниям, вступление разрешившего спор судебного акта в законную силу не может заново определять и момент возникновения у страховщика обязанности выплатить страховую сумму, равно как и надлежащий срок ее исполнения, которое исчерпывающе определяют фактические и юридические обстоятельства, с которыми гражданское законодательство связывает возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей. Соответственно, и просрочка в выплате страховых сумм определяется в таких случаях не моментом вступления судебного акта в законную силу, а моментом, с которого право выгодоприобретателя на получение страховой выплаты было нарушено вследствие неисполнения страховщиком своих обязанностей в срок, установленный законом, - иное расходилось бы с конституционным смыслом правосудия, предназначенного обеспечивать защиту прав и законных интересов граждан, а не сокращать в объеме ни сами эти права и законные интересы, ни установленные законом средства их защиты, включая неустойку за необоснованную задержку выплаты страховых сумм.

Вместе с тем в некоторых случаях возникновение у страховщика обязанности уплатить страховое возмещение и (или) срок ее исполнения могут обусловливаться принятием судебного акта и его вступлением в законную силу, если при обращении заинтересованного лица в суд обстоятельства, с которыми связано возникновение у сторон страхового обязательства прав и обязанностей (наступление сроков), еще не наступили, например если документы для выплаты страховых сумм поступили страховщику в неполном составе или с какими-либо дефектами (упущениями). В таких случаях суд на основании полученных от сторон или дополнительно истребованных у иных лиц доказательств либо устанавливает обстоятельства страхового случая в полном составе образующих его признаков (условий), либо констатирует отсутствие документов, необходимых (и достаточных) для возникновения у страховщика обязанности выплатить страховые суммы. В итоге именно суд выносит решение, которое в данном случае носит правоустанавливающий характер и с которым связаны непосредственно как возникновение указанной обязанности, так и срок ее исполнения. Соответственно, если судебный акт принимается в пользу выгодоприобретателя, 15-дневный срок ее исполнения страховщиком начинает течь с момента вступления данного судебного акта в законную силу и до истечения этого срока неустойка начисляться не может.

Однако возникновение обязанности по выплате страховых сумм не может быть обусловлено решением, которое суд принимает по спору в защиту уже существующего права, нарушенного отказом в его признании и (или) отказом от исполнения обязанностей со стороны страховщика. Так, если суд придет к выводу, что наступление страхового случая подтверждается представленными выгодоприобретателем документами, предусмотренными законом, и надлежаще оформленным договором, то он квалифицирует отказ страховщика выплатить страховые суммы как неправомерный (необоснованный) отказ в признании самого права или в исполнении обязанностей страховщика, т.е. своим решением дает защиту нарушенному праву по ранее возникшему гражданско-правовому обязательству и силой судебной власти понуждает страховщика к исполнению его обязанностей.

Отказ страховщика в выплате страховых сумм, вызванный сомнениями относительно наступления страхового случая или его ошибкой, не может в таком случае повлиять на изменение срока исполнения им соответствующей обязанности, поскольку как лицо, вступающее в гражданско-правовые отношения не только в качестве коммерческой организации, осуществляющей соответствующую деятельность на свой риск (абзац третий пункта 1 статьи 2 ГК РФ), но и в качестве профессионального участника экономического оборота, обладающего необходимыми знаниями, средствами и опытом, подкрепленными обязанностью организаций страхователя сообщать по его запросу необходимые сведения о наступлении страхового случая и направлять ему сведения об обстоятельствах наступления этих случаев, страховщик имеет все необходимые средства для устранения подобных сомнений и недопущения ошибок, в том числе в части проверки представляемых ему выгодоприобретателем документов по их составу и содержанию, и обязан предпринять для этого все надлежащие меры.

Поскольку срок, за который подлежит добровольной уплате либо взысканию неустойка, связан именно с моментом нарушения права на получение страховых сумм, то он может быть связан и со вступлением в законную силу судебного акта, которым подтверждается наличие у заинтересованного лица данного права (например, на основании обосновывающих соответствующие юридические факты документов, которые ранее страховщику не предоставлялись) и признано его нарушение. Если же суд установит, что право на получение страховых сумм возникло у выгодоприобретателя до его обращения за судебной защитой (т.е. представленные страховщику документы свидетельствовали о наличии у него данного права), то и срок, за который подлежит взысканию неустойка, сам по себе не может быть обусловлен собственно вступлением в законную силу судебного акта.

Пункт 4 статьи 11 Федерального закона "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации" связывает обязанность по выплате страховщиком неустойки с необоснованной задержкой выплаты им выгодоприобретателю страховых сумм. Это означает, что если суд признает такую задержку обоснованной, т.е. если им будет установлено, что выгодоприобретатель не приобрел право на выплату страховых сумм, поскольку не представил страховщику все необходимые документы или они были оформлены ненадлежащим образом, обязанность страховщика по выплате страховых сумм не наступила и, соответственно, он освобождается от выплаты неустойки.

Следовательно, при возникновении спора о праве выгодоприобретателя на получение страховых сумм обоснованность задержки выплаты ему этих сумм страховщиком относится к обстоятельствам, которые подлежат оценке рассматривающим спор судом, а обязанность по ее доказыванию лежит на страховщике, который, как профессиональный участник рынка страховых услуг, должен избегать принятия необоснованных решений, касающихся выплаты страховых сумм. Если же страховщик в ходе судебного разбирательства не докажет, что состав и содержание полученных им от выгодоприобретателя документов давали ему основания полагать, что выгодоприобретатель не имеет права на получение страховой суммы, то принятие судебного акта, которым это право было подтверждено, влечет для него неблагоприятные последствия в виде возложения обязанности по выплате выгодоприобретателю неустойки за период после истечения 15-дневного срока со дня получения страховщиком документов, необходимых для принятия решения о выплате страховых сумм (что не препятствует суду при наличии заслуживающих внимания обстоятельств уменьшить сумму подлежащей выплате неустойки при образовании задолженности, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства по выплате страховых сумм).

Иное понимание момента, с которого начинается течение срока исполнения обязанности страховщика перед выгодоприобретателем, и момента, с которого подлежит исчислению неустойка за необоснованную задержку выплаты страховых сумм, давало бы страховщику, являющемуся более сильной стороной в договоре обязательного государственного страхования, неоправданные преимущества в его взаимоотношениях с выгодоприобретателем, несоразмерно ограничивая его права, что приводило бы к нарушению баланса прав и обязанностей участников соответствующего гражданско-правового договора.

http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17064
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 669 раз
Поблагодарили: 7781 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 23 май 2018, 15:51 #461

Решение Конституционного Суда РФ от 14.05.2018
"Об утверждении Обзора практики Конституционного Суда Российской Федерации за первый квартал 2018 года"


Конституционным Судом РФ обобщены наиболее важные решения, принятые им в первом квартале 2018 года

В представленном обзоре приводятся в числе прочего решения по конституционным основам:

- публичного права (в частности, дана оценка конституционности части 1 статьи 46 Федерального закона "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" и статьи 20 Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с передачей налоговым органам полномочий по администрированию страховых взносов на обязательное пенсионное, социальное и медицинское страхование". Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку на их основании решается вопрос о привлечении с 1 января 2017 года плательщиков страховых взносов к ответственности за непредставление в установленный срок расчета по начисленным и уплаченным страховым взносам в ПФР, ФСС РФ, подлежащим уплате за отчетные (расчетные) периоды, истекшие до 1 января 2017 года.

Конституционный Суд признал оспоренные нормы не противоречащими Конституции РФ, поскольку они предполагают, что применение части 1 статьи 46 Федерального закона "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" с 1 января 2017 года к деяниям, совершенным до этой даты, т.е. во время действия данного законоположения, допустимо только в том случае, если исчисленный в соответствии с названным законоположением размер штрафа меньше или равен размеру штрафа, исчисленному в соответствии с пунктом 1 статьи 119 НК РФ. В ином случае применению к соответствующим деяниям подлежит пункт 1 статьи 119 НК РФ);

- трудового законодательства и социальной защиты (в том числе дана оценка конституционности пунктов 1 и 2 статьи 25 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", статей 1102 и 1109 ГК РФ. Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку на их основании решается вопрос о взыскании с гражданина, признанного инвалидом, полученных им сумм пенсии по инвалидности и ежемесячной денежной выплаты в случае, когда представленные для получения соответствующих мер социальной защиты справки, составленные по итогам медико-социальной экспертизы, признаны недействительными вследствие процедурных нарушений, допущенных при проведении такой экспертизы.

Конституционный Суд признал оспоренные положения не противоречащими Конституции РФ, поскольку они не могут служить основанием для взыскания с гражданина, признанного инвалидом, названных выплат в случае, если представленная им справка об установлении инвалидности признана недействительной вследствие наличия лишь формальных (процедурных) нарушений, допущенных при проведении медико-социальной экспертизы, притом что такие нарушения не повлияли (не могли повлиять) на оценку ограничений жизнедеятельности освидетельствуемого гражданина и не обусловлены недобросовестностью (противоправностью) с его стороны.

Конституционный Суд указал, что судебные органы, рассматривая в каждом конкретном деле вопрос о наличии оснований для взыскания денежных сумм в связи с перерасходом средств ПФР, обусловленным выплатой пенсии по инвалидности, назначенной на основе решения уполномоченной организации, признанного впоследствии недействительным ввиду допущенных при его принятии процедурных нарушений, обязаны, не ограничиваясь установлением одних лишь формальных условий применения взыскания, исследовать по существу фактические обстоятельства данного дела, свидетельствующие о наличии либо отсутствии признаков недобросовестности (противоправности) в действиях лица, которому была назначена пенсия);

- частного права (в частности, дана оценка конституционности пункта 3 части 2 статьи 57 ЖК РФ. Оспоренное положение являлось предметом рассмотрения постольку, поскольку на его основании решается вопрос о предоставлении жилого помещения по договору социального найма несовершеннолетнему, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, указанного в перечне, установленном уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти, в случае, когда члены его семьи, с которыми он совместно проживает, состоят на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

Конституционный Суд признал оспоренное положение не противоречащим Конституции РФ, поскольку оно:

предполагает вынесение решения о внеочередном предоставлении жилого помещения по договору социального найма несовершеннолетнему гражданину, страдающему соответствующим заболеванием, с учетом площади, необходимой для проживания в нем также по крайней мере одного взрослого члена семьи, осуществляющего уход за этим несовершеннолетним;

само по себе не может служить основанием для отказа в предоставлении жилого помещения несовершеннолетнему гражданину, страдающему соответствующим заболеванием, с учетом необходимости проживания в нем также его родителей и других членов семьи, если, исходя из обстоятельств конкретного дела, их совместное проживание является определяющим для состояния здоровья несовершеннолетнего, его развития и интеграции в общество и при наличии у публичного образования фактических возможностей для предоставления жилого помещения соответствующей площади);

- уголовной юстиции (в числе прочего, дана оценка конституционности частей первой и третьей статьи 107 УПК РФ. Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку на их основании решается вопрос об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести.

Конституционный Суд признал оспоренные положения не противоречащими Конституции РФ, поскольку они предполагают, что избрание меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении указанного лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, допускается лишь в случае, если за это преступление в соответствии с положениями Общей и Особенной частей УК РФ, в том числе с частью первой его статьи 56, в качестве наиболее строгого вида наказания может быть назначено лишение свободы, либо при наличии предусмотренных частью первой статьи 108 того же Кодекса исключительных случаев для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, при которых домашний арест в принципе может быть применим.

При этом судебное решение о применении к подозреваемому или обвиняемому меры пресечения не предопределяет выводы суда по основному вопросу уголовного дела - о виновности подсудимого и о его наказании).
http://www.consultant.ru/law/review/lin ... ntent=body

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17064
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 669 раз
Поблагодарили: 7781 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 24 май 2018, 15:50 #462

Постановление Конституционного Суда РФ от 22.05.2018 N 19-П
"По делу о проверке конституционности абзацев второго, третьего, десятого и двенадцатого подпункта "а" пункта 2 статьи 24 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" в связи с запросом Ленинского районного суда города Санкт-Петербурга"


Отсрочка от призыва, предоставленная гражданину в период обучения по программе среднего общего образования, не должна учитываться при его поступлении на обучение по программе среднего профессионального образования в год получения среднего общего образования

Конституционный Суд РФ признал не соответствующими Конституции РФ положения абзацев второго, третьего и десятого подпункта "а" пункта 2 статьи 24 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования эти положения, устанавливая основания, условия и порядок предоставления отсрочек от призыва на военную службу гражданам, обучающимся по очной форме обучения, обусловливают предоставление отсрочки от призыва на военную службу гражданам, которые поступили на обучение в образовательные организации по имеющим государственную аккредитацию программам среднего профессионального образования в год получения среднего общего образования, тем обстоятельством, воспользовались ли такие граждане отсрочкой от призыва на военную службу при обучении в организациях, осуществляющих образовательную деятельность по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам среднего общего образования, и лишают возможности получить отсрочку от призыва на военную службу в связи с обучением по имеющим государственную аккредитацию программам среднего профессионального образования тех из них, кто освоил имеющие государственную аккредитацию образовательные программы среднего общего образования в пределах сроков его получения, установленных федеральными государственными образовательными стандартами, но вынужден был воспользоваться соответствующей отсрочкой для завершения обучения в общеобразовательной организации и прохождения итоговой аттестации, завершающей освоение образовательных программ среднего общего образования.

Конституционный Суд РФ отметил, что в своем Постановлении от 17 апреля 2018 года N 15-П он уже обращался к вопросам, связанным с установленным Федеральным законом "О воинской обязанности и военной службе" правом граждан на отсрочку от призыва на военную службу в связи с обучением по очной форме обучения по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам общего и профессионального образования.

Правовые позиции Конституционного Суда РФ по этим вопросам, изложенные в указанном Постановлении, сводятся, в частности, к следующему:

конституционный принцип равенства всех перед законом, который распространяется не только на права, непосредственно закрепленные Конституцией РФ, но и на связанные с ними другие права, приобретаемые на основании закона, в том числе право на отсрочку от призыва на военную службу в связи с получением профессионального образования, гарантирует одинаковые права и обязанности для субъектов, относящихся к одной категории, и не исключает установление различных условий для различных категорий субъектов права; такие различия, однако, не могут носить произвольный характер, они должны основываться на объективных характеристиках соответствующих субъектов; иное означало бы нарушение принципа равного исполнения гражданами РФ своих конституционных обязанностей, в том числе конституционной обязанности гражданина РФ по защите Отечества посредством несения военной службы по призыву;

осуществляя дифференциацию в правовом положении граждан в зависимости от такого критерия, как достижение определенного возраста, федеральный законодатель вправе использовать этот критерий только в случае, если он позволяет разделить граждан на объективно разные категории;

граждане, поступившие на обучение в образовательные организации по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам среднего общего образования в возрасте от шести лет и шести месяцев до восьми лет и завершившие освоение указанных образовательных программ в пределах сроков получения среднего общего образования, установленных федеральными государственными образовательными стандартами, должны рассматриваться как одна категория для целей правового регулирования отсрочек от призыва на военную службу в связи с получением гражданином образования по очной форме обучения;

отсутствие у граждан, получивших отсрочку от призыва на военную службу в связи с достижением ими восемнадцатилетнего возраста до окончания освоения образовательных программ среднего общего образования в общеобразовательных организациях в пределах сроков, установленных федеральными государственными образовательными стандартами, возможности получить повторную отсрочку от призыва на военную службу в связи с обучением по программам магистратуры - притом что такая возможность предоставлена гражданам одной с ними категории в сфере реализации права на высшее образование - не имеет объективного и разумного оправдания, ставит граждан, относящихся к этой категории, при реализации данного права в неравное положение применительно к исполнению воинской обязанности, что не согласуется с конституционными принципами равенства и справедливости и вытекающими из них критериями соразмерности (пропорциональности) допустимых ограничений прав и свобод.

Приведенные правовые позиции Конституционного Суда РФ, сохраняющие свою силу и являющиеся общеобязательными и подлежащими учету прежде всего всеми представительными, исполнительными и судебными органами государственной власти, органами местного самоуправления, их должностными лицами, в полной мере применимы и к правовому регулированию условий предоставления гражданам отсрочки от призыва на военную службу в связи с получением среднего профессионального образования.

Отсутствие у граждан, получивших отсрочку от призыва на военную службу, предусмотренную абзацем вторым подпункта "а" пункта 2 статьи 24 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", в связи с достижением ими восемнадцатилетнего возраста до окончания освоения по очной форме обучения имеющих государственную аккредитацию образовательных программ среднего общего образования в общеобразовательных организациях в пределах сроков, установленных федеральными государственными образовательными стандартами, возможности получить отсрочку от призыва на военную службу в связи с обучением по очной форме обучения по имеющим государственную аккредитацию программам среднего профессионального образования - притом что такая возможность предоставлена гражданам одной с ними категории в сфере реализации права на среднее профессиональное образование - не имеет, как это следует из правовых позиций Конституционного Суда РФ, сформулированных в Постановлении от 17 апреля 2018 года N 15-П, объективного и разумного оправдания, ставит граждан, относящихся к этой категории, при реализации данного права в неравное положение применительно к исполнению воинской обязанности, что не согласуется с конституционными принципами равенства и справедливости и вытекающими из них критериями соразмерности (пропорциональности) допустимых ограничений прав и свобод.

С учетом правовых позиций, выраженных в настоящем Постановлении, федеральному законодателю надлежит внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения.

Впредь до внесения в правовое регулирование надлежащих изменений, вытекающих из настоящего Постановления, правоприменительные органы не должны учитывать факт предоставления отсрочки от призыва на военную службу в соответствии с абзацем вторым подпункта "а" пункта 2 статьи 24 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" гражданину, обучающемуся по очной форме обучения в образовательной организации по имеющей государственную аккредитацию программе среднего профессионального образования, если он поступил на обучение по программе среднего профессионального образования в год получения среднего общего образования.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17064
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 669 раз
Поблагодарили: 7781 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 25 май 2018, 16:22 #463

Постановление Конституционного Суда РФ от 24.05.2018 N 20-П
"По делу о проверке конституционности статьи 435 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Д. и К."


Срок, на который лицо помещается в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, не может быть неопределенным либо продлеваться вне рамок судебного контроля

Конституционный Суд РФ признал часть первую статьи 435 УПК РФ не противоречащей Конституции РФ в той мере, в какой она предполагает, что:

в случае выявления факта психического заболевания у лица, к которому в качестве меры пресечения применено содержание под стражей, суд, принимая решение о его переводе в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, - при наличии для этого медицинских показаний, зафиксированных в заключении экспертов, участвующих в производстве судебно-психиатрической экспертизы, и, при необходимости, в медицинском заключении соответствующей медицинской организации, - обязан установить срок, на который данное лицо помещается в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в том числе календарную дату его истечения;

продление срока нахождения такого лица в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, должно осуществляться с учетом положений УПК РФ, определяющих порядок продления срока содержания под стражей, и при обеспечении ему права осуществлять предусмотренные статьями 46 и 47 УПК РФ процессуальные права подозреваемого, обвиняемого лично (если его психическое состояние позволяет осуществлять такие права самостоятельно), а также с помощью защитника и законного представителя;

установленный судом срок, на который лицо помещается в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, во всяком случае не может рассматриваться в качестве препятствия для прекращения его нахождения в такой медицинской организации, как только отсутствие для этого оснований будет констатировано уполномоченными должностными лицами соответствующей медицинской организации;

прекращение нахождения в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, лица, в отношении которого решение о переводе в такую медицинскую организацию было принято в период применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, предполагает - если на момент отпадения оснований для нахождения этого лица в соответствующей медицинской организации срок, на который была назначена данная мера пресечения, уже истек - решение вопроса о необходимости применения к этому лицу той же или иной меры пресечения с учетом осуществляемого в отношении него уголовного преследования, с тем чтобы обеспечить выполнение задач, стоящих перед уголовным судопроизводством.

Конституционный Суд РФ, в частности, отметил следующее.

Суд, принимая решение, предусмотренное частью первой статьи 435 УПК РФ, при наличии для этого медицинских показаний, зафиксированных в заключении экспертов, участвующих в производстве судебно-психиатрической экспертизы, и, при необходимости, в медицинском заключении медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, обязан указать срок, на который лицо помещается в соответствующую медицинскую организацию, в том числе указать календарную дату его истечения, а продление этого срока должно осуществляться с учетом положений данного Кодекса, определяющих порядок продления срока содержания под стражей.

Вместе с тем, поскольку нахождение лица в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, на условиях недобровольной госпитализации, как следует из статьи 36 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", допускается только в течение времени сохранения оснований, по которым была проведена госпитализация (притом что это лицо в течение первых шести месяцев не реже одного раза в месяц подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров указанной медицинской организации для решения вопроса о продлении госпитализации), установление судом срока, на который лицо помещается в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в порядке части первой статьи 435 УПК РФ, во всяком случае не может рассматриваться в качестве препятствия для прекращения его пребывания в такой медицинской организации.

Соответственно, если психическое состояние лица улучшилось настолько, что необходимость в его нахождении в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, отпадает, а срок (в том числе продленный), на который это лицо было по решению суда помещено в такую медицинскую организацию, еще не истек, ее уполномоченные должностные лица должны незамедлительно информировать об этом органы предварительного расследования, на основании ходатайства которых суд отменяет данную процессуальную меру и одновременно (с учетом осуществляемого в отношении лица уголовного преследования) - при наличии предусмотренных законом оснований - решает вопрос о необходимости применения к нему содержания под стражей или иной меры пресечения. До принятия судом того или иного решения по ходатайству органов предварительного расследования лицо остается в той медицинской организации, куда оно было помещено ранее. При этом, если на момент отпадения оснований (медицинских показаний) для нахождения такого лица в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, срок избранной до его перевода в данную медицинскую организацию меры пресечения в виде заключения под стражу не истек, судебного решения для ее применения до истечения ранее установленного судом срока (в который засчитывается время нахождения в такой медицинской организации по решению суда) не требуется.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

LUTIKS
Заслуженный участник
Сообщения: 4553
Зарегистрирован: 23 авг 2007, 11:43
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 755 раз
Поблагодарили: 1640 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение LUTIKS » 29 май 2018, 17:54 #464

Истец не был извещен о времени судебного заседания апелляционной инстанции, однако все суды вплоть до ВС посчитали, что так как на его адрес было направлено извещение о дате и месте судебного заседания, то в соответствии со ст. 118 ГПК РФ он считается извещенным надлежащим образом. То, что истец не менял адрес и не получал никаких извещений - проблемы истца.
С данной наглостью судил не согласился и обратился в КС с жалобой.
КС вынес Определение № 1034-О от 24 апреля 2018 года о проверке конституционности ст. 118 ГПК РФ, в котором, если я правильно перевел его с русского на русский, КС указывает на то, что ст. 118 ГПК РФ не допускает её произвольного применения и следовательно не может применяться в отношении участников судебного разбирательства НЕ ИЗМЕНЯВШИХ своего адреса во время судебного производства. Соответственно, граждане не изменявшие своего адреса во время судебного производства и которым было направлено судебное извещение о времени и месте судебного заседания и не получившие его по неизвестным причинам не могут считаться надлежащим образом извещенными о судебном заседании. :D Но это только мой перевод. Может ошибаюсь???

КС ст.118 ГПК.pdf
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
За это сообщение автора LUTIKS поблагодарили (всего 2):
Конституция (30 май 2018, 11:13) • Тунгусс (01 июн 2018, 16:45)

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17064
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 669 раз
Поблагодарили: 7781 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 01 июн 2018, 19:17 #465

Постановление Конституционного Суда РФ от 31.05.2018 N 22-П
"По делу о проверке конституционности положений статьи 217 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с запросом Новочеркасского гарнизонного военного суда"

Конституционный Суд РФ выявил неопределенность нормативного содержания статьи 217 НК РФ при решении вопроса об обложении налогом на доходы физических лиц денежной компенсации, выплачиваемой военнослужащим по их просьбе за каждые положенные дополнительные сутки отдыха


Конституционный Суд РФ признал положения пунктов 1 и 3 статьи 217 Налогового кодекса РФ не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой они не позволяют однозначно решить вопрос об обложении налогом на доходы физических лиц денежной компенсации, выплачиваемой военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, за каждые положенные дополнительные сутки отдыха в соответствии с пунктом 3 статьи 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих".

Конституционный Суд РФ в частности, отметил следующее.

В соответствии с абзацем вторым пункта 3 статьи 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, участвующим в мероприятиях, которые проводятся при необходимости без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени, по их просьбе вместо предоставления дополнительных суток отдыха может выплачиваться денежная компенсация в размере денежного содержания за каждые положенные дополнительные сутки отдыха; порядок и условия выплаты денежной компенсации устанавливаются руководителем федерального органа исполнительной власти или федерального государственного органа, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба.

Приказом Министра обороны РФ от 10 ноября 1998 года N 492 был утвержден Перечень мероприятий, которые проводятся при необходимости без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени военнослужащих.

Согласно Приказу Министра обороны РФ от 14 февраля 2010 года N 80 "О порядке и условиях выплаты военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту, денежной компенсации вместо предоставления дополнительных суток отдыха" выплата денежной компенсации, предусмотренной пунктом 3 статьи 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих", производится за счет и в пределах бюджетных средств, выделенных на денежное довольствие военнослужащих, и отражается в расчетно-платежной (платежной) ведомости в отдельной графе одновременно с выплатой денежного довольствия за месяц, следующий за месяцем окончания мероприятий; исчисление размера денежной компенсации производится путем деления суммы оклада по воинской должности и оклада по воинскому званию, установленных военнослужащим на день издания приказов о выплате указанной компенсации, на 30 и умножения на количество компенсируемых дополнительных суток отдыха.

Таким образом, выплачиваемая военнослужащим, участвующим в мероприятиях, которые проводятся при необходимости без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени, денежная компенсация вместо предоставления дополнительных суток отдыха связана с прохождением службы за пределами установленного служебного времени, что может свидетельствовать в пользу ее отнесения к облагаемым налогом на доходы физических лиц выплатам, и как таковая во многом сходна с регулируемой трудовым законодательством компенсацией сверхурочной работы оплатой труда в повышенном размере.

Вместе с тем данная компенсация, хотя и выплачивается в пределах бюджетных средств, выделенных на денежное довольствие военнослужащих, и одновременно с его выплатой, непосредственно в структуру денежного довольствия, как она определена Федеральным законом от 7 ноября 2011 года N 306-ФЗ "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат", прямо не включена, т.е. - в отличие от компенсационных выплат (доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных), которые часть первая статьи 129 ТК РФ относит к заработной плате, - она не интегрирована с очевидностью в состав оплаты труда, в отношении которой необходимость налогообложения не вызывает сомнений.

Следовательно, в действующем нормативном регулировании сохраняется неопределенность в вопросе об обложении денежной компенсации, выплачиваемой военнослужащим, участвующим в мероприятиях, которые проводятся при необходимости без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени, налогом на доходы физических лиц, что подтверждается и динамикой позиции по этому вопросу Минфина России, письменными разъяснениями которого по вопросам применения законодательства о налогах и сборах обязаны руководствоваться налоговые органы.

Согласно разъяснениям, содержащимся в письмах Минфина России от 4 июня 2009 года N 03-04-07-01/190 и от 29 июня 2012 года N 03-04-06/6-186, освобождение от налогообложения каких-либо иных видов выплат, прямо не указанных в статье 217 НК РФ, в частности в ее пункте 1, возможно только путем дополнения перечня таких освобождаемых от налогообложения доходов; на основании пункта 1 данной статьи не подлежат обложению налогом на доходы физических лиц только выплаты и компенсации, имеющие характер возмещения утраты гражданами источника доходов (в случае безработицы, беременности и рождения ребенка).

В письме же от 18 января 2017 года N 03-04-09/1802 со ссылкой на правовую позицию, изложенную в Постановлении Конституционного Суда РФ от 13 апреля 2016 года N 11-П, в части отсутствия в действующем законодательстве системной классификации выплат и компенсаций, производимых физическим лицам, а также неопределенности положений статьи 217 НК РФ, содержащей перечень доходов, освобождаемых от обложения налогом на доходы физических лиц, разъясняется, что до внесения соответствующих изменений в законодательство о налогах и сборах неопределенность положений данной статьи не может служить основанием для обложения налогом на доходы физических лиц денежной компенсации, выплачиваемой военнослужащим по их просьбе за каждые положенные дополнительные сутки отдыха в соответствии с пунктом 3 статьи 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих".

Таким образом, Конституционный Суд РФ констатирует наличие неопределенности нормативного содержания статьи 217 НК РФ и неоднозначность понимания ее положений при решении вопроса об обложении налогом на доходы физических лиц денежной компенсации, выплачиваемой военнослужащим по их просьбе за каждые положенные дополнительные сутки отдыха.

Федеральному законодателю надлежит внести в статью 217 НК РФ необходимые изменения в соответствии с настоящим Постановлением.

Впредь до внесения в статью 217 НК РФ изменений ее положения не могут служить основанием для обложения налогом на доходы физических лиц денежной компенсации в размере денежного содержания, выплачиваемой военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, по их просьбе за каждые положенные дополнительные сутки отдыха в соответствии с пунктом 3 статьи 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих". При этом настоящее Постановление не является основанием для возврата удержанных (уплаченных) ранее сумм налога на доходы физических лиц, за исключением возврата по результатам рассмотрения конкретного дела, в связи с которым Новочеркасский гарнизонный военный суд обратился в Конституционный Суд РФ, если для этого нет иных препятствий.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

LUTIKS
Заслуженный участник
Сообщения: 4553
Зарегистрирован: 23 авг 2007, 11:43
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 755 раз
Поблагодарили: 1640 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение LUTIKS » 14 июн 2018, 10:34 #466

По моей просьбе КС очередное определение вынес об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина на нарушение его конституционных прав рядом норм Закона Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу,
службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом
наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, войсках национальной
гвардии Российской Федерации, и их семей» и абзацем седьмым пункта 18 постановления Правительства Российской Федерации «О
порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в
качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов,
сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, федеральной противопожарной службе Государственной
противопожарной службы, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, войсках национальной гвардии
Российской Федерации, и их семьям в Российской Федерации».

Пока удалось перевести с русского на русский только вот эту фразу: "Часть двенадцатая статьи 56 Закона Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, войсках национальной гвардии Российской Федерации, и их семей» направлена на обеспечение сохранности средств бюджетов соответствующих пенсионных органов и предотвращение их перерасхода вследствие необоснованной выплаты пенсионного обеспечения, не предполагает произвольного применения, а потому не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя".

В переводе на русский язык это означает, что СОЮ не вправе применять данную норму как им вздумается и на её основании считать законным отбор у военпенса ЗАКОННО ПОЛУЧЕННОЙ ИМ ПЕНСИИ в случае, если приказ о его увольнении был признан незаконным, он был восстановлен в списках части и ему было выплачено ДД за период незаконного увольнения.
Вот как-то так. Поправьте если не правильно перевел.

Конституцилнный суд от 29 мая 2018.pdf
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
За это сообщение автора LUTIKS поблагодарил:
Конституция (14 июн 2018, 17:32)

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17064
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 669 раз
Поблагодарили: 7781 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 28 июн 2018, 11:16 #467

Постановление Конституционного Суда РФ от 18.06.2018 N 24-П
"По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 7 Федерального закона "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации" в связи с жалобой гражданина А.П. Звягинцева"


Страхователь, не осуществивший обязательное государственное страхование, при наступлении страхового случая несет ответственность перед выгодоприобретателем на тех же условиях, на каких должна быть выплачена страховая сумма при надлежащем страховании

Конституционный Суд РФ признал пункт 1 статьи 7 Федерального закона "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации":

- соответствующим Конституции РФ - в той мере, в какой им предусматриваются дополнительные гарантии выплаты сумм в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащих и приравненных к ним лиц, в случае ненадлежащего исполнения страхователем обязанностей по обязательному государственному страхованию на основании названного Федерального закона;

- не соответствующим Конституции РФ - в той мере, в какой содержащееся в нем положение допускает отказ выгодоприобретателю, представившему в страховую организацию, уполномоченную, по имеющейся у него (сообщенной ему страхователем) информации, на осуществление страховой выплаты, а при отсутствии такой информации - страхователю необходимые для принятия решения об этой выплате документы, в выплате неустойки за необоснованную задержку выплаты суммы в возмещение вреда, причиненного его жизни или здоровью, при наступлении страхового случая, предусмотренного названным Федеральным законом, если договор обязательного государственного страхования со страховой организацией своевременно не заключен.

Конституционный Суд РФ, в частности, указал, что выплата выгодоприобретателю соответствующей суммы при отсутствии заключенного договора обязательного государственного страхования направлена на обеспечение гарантированного законом страхового возмещения, причем в том же размере, в каком страховщик должен был выплатить страховую сумму по своевременно заключенному договору страхования, включая неустойку за ее необоснованную задержку. Такое понимание ответственности перед выгодоприобретателем по договору обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним лиц не расходится с предписаниями статьи 969 ГК РФ, в силу которых обязательное государственное страхование жизни, здоровья и имущества государственных служащих определенных категорий может осуществляться как на основании договоров страхования, заключаемых страховщиками и страхователями, так и непосредственно на основании законов и иных правовых актов.

Само по себе отсутствие договора страхования не отменяет указанную конституционно-правовую обязанность, а, напротив, предполагает необходимость ее надлежащего исполнения в специально предусмотренном законом порядке, что согласуется со статьей 8 ГК РФ, в силу которой гражданские права и обязанности возникают не только из договоров, но и, в частности, из актов государственных органов, предусмотренных законом в качестве основания возникновения этих прав и обязанностей, вследствие действий или событий, с которыми закон либо иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий. Не отменяется при этом и действие общих гражданско-правовых оснований ответственности за нарушение обязательства, включая вину, с тем условием, что бремя доказывания отсутствия вины несет, по общему правилу, лицо, нарушившее обязательство (пункты 1 и 2 статьи 401 ГК РФ).

Федеральному законодателю надлежит внести в действующее правовое регулирование изменения, направленные на исключение отказа в выплате неустойки за необоснованную задержку выплаты суммы в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, выгодоприобретателю, представившему необходимые для принятия решения о такой выплате документы, при наступлении страхового случая, предусмотренного Федеральным законом "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, сотрудников войск национальной гвардии Российской Федерации", если договор обязательного государственного страхования со страховой организацией своевременно не заключен, вне зависимости от времени заключения такого договора в дальнейшем.

Впредь до внесения в правовое регулирование надлежащих изменений, вытекающих из настоящего Постановления:

пункт 1 статьи 7 названного Федерального закона подлежит применению в истолковании, не допускающем отказ в присуждении и (или) в выплате выгодоприобретателям неустойки за время необоснованной задержки выплаты им сумм в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, если таковая возникла или продолжается вследствие отсутствия на момент наступления страхового случая как основания для обращения за страховой выплатой заключенного договора обязательного государственного страхования после вступления настоящего Постановления в силу;

если договор обязательного государственного страхования не был своевременно заключен, период, за который при наступлении страхового случая, предусмотренного названным Федеральным законом, соответствующая неустойка подлежит выплате (с учетом 15-дневного срока, в течение которого должна быть произведена выплата страховой суммы), следует исчислять исходя из момента получения страховщиком, уполномоченным, по имеющейся у выгодоприобретателя информации (полученной им от страхователя), осуществлять страховую выплату, а при отсутствии такой информации - страхователем документов, необходимых для принятия решения о выплате суммы в возмещение вреда;

если неисполнение (ненадлежащее исполнение) страхователем предусмотренных пунктом 2 той же статьи обязанностей по информированию лиц, подлежащих обязательному государственному страхованию, о порядке и условиях осуществления обязательного государственного страхования и о страховщиках, а также по поддержанию этой информации в актуальном состоянии повлекло представление выгодоприобретателем необходимых для принятия решения о выплате ему суммы в возмещение вреда документов в страховую организацию, срок действия договора обязательного государственного страхования с которой истек к моменту наступления страхового случая, предусмотренного названным Федеральным законом, период, за который подлежит выплате неустойка (с учетом 15-дневного срока, в течение которого должна быть произведена выплата страховой суммы), следует исчислять исходя из момента получения необходимых для принятия такого решения документов страховой организацией, являющейся, по имеющейся у выгодоприобретателя (сообщенной ему страхователем) информации, страховщиком.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 14882
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Благодарил (а): 1201 раз
Поблагодарили: 14430 раз
Контактная информация:

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 29 июн 2018, 22:13 #468

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28.06.2018 № 26-П

по делу о проверке конституционности части первой статьи 153 Трудового кодекса Российской Федерации

Дело Апухтина, Багирова и других:
Показать текст
При привлечении работников, замещающих должности гражданского персонала воинских частей и организаций Вооруженных Сил РФ, наряду с тарифной частью в размере не менее двойной ставки, должны входить все компенсационные и стимулирующие выплаты.

http://publication.pravo.gov.ru/File/Ge ... 0?type=pdf

LUTIKS
Заслуженный участник
Сообщения: 4553
Зарегистрирован: 23 авг 2007, 11:43
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 755 раз
Поблагодарили: 1640 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение LUTIKS » 02 июл 2018, 11:57 #469

Обратились в КС с требованием проверить соотствуют ли часть 1 ст. 1102 и пункт 3 статьи 1109 ГК РФ Конституции в связи с тем что, данные нормы возлагают на граждан обязанность возвратить как неосновательное обогащение, предоставленные им в качестве средства к существованию пенсии, не только в случае, если данные пенсии были им предоставлены БЕЗ установленных законом оснований, но и в случае, если указанные пенсии были им предоставлены НА установленных законом основаниях; возлагают на граждан обязанность возвратить как неосновательное обогащение, предоставленные им в качестве средства к существованию пенсии не только в случае если указанные пенсии были выплачены им в результате счетной ошибки или в результате их недобросовестности, но и в случае отсутствия счетной ошибки и недобросовестности граждан; как устанавливающие, что данные нормы права применяются только в случае, если выплаченные гражданам пенсии являлись ЕДИНСТВЕННЫМ средством к их существованию, а также в силу того, что обжалуемые нормы права не подлежат применению в отношении граждан, ранее проходивших военную службу по контракту, которым назначена и выплачивается пенсия за выслугу лет,

Как обычно КС забил на жалобу и ответил ни о чем: "Рассматриваемая с нею в системной связи норма, содержащаяся в подпункте 3 статьи 1109 данного Кодекса и устанавливающая, что не подлежат возврату прямо перечисленные в ней виды денежных выплат, а также иные денежные средства, предоставленные гражданину в качестве средств к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки, направлена на защиту имущественных прав граждан и тем самым служит реализации предписаний статей 17 (часть 3), 35, 46 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2011 года № 896-О-О, от 28 сентября 2017 года № 1905-О и др.)."
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
За это сообщение автора LUTIKS поблагодарили (всего 4):
трындец (02 июл 2018, 14:07) • евгений 76 (02 июл 2018, 20:41) • Никола (22 июл 2018, 10:31) • Евгений Мартов (12 авг 2018, 12:35)

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17064
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 669 раз
Поблагодарили: 7781 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 05 июл 2018, 16:44 #470

Постановление Конституционного Суда РФ от 02.07.2018 N 27-П
"По делу о проверке конституционности абзаца второго части 6 статьи 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с запросом Законодательного Собрания Ростовской области"


Конституционный Суд РФ подтвердил правомерность составления должностными лицами органов внутренних дел (полиции) протоколов о посягающих на общественный порядок и общественную безопасность административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов РФ

Конституционный Суд РФ признал абзац второй части 6 статьи 28.3 КоАП РФ не противоречащим Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ, в частности, указал следующее. Установив в абзаце втором части 6 статьи 28.3 КоАП РФ, что составление протоколов об административных правонарушениях, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, предусмотренных законами субъектов РФ, должностными лицами органов внутренних дел (полиции) возможно исключительно в случае передачи им соответствующих полномочий соглашениями, заключенными между органами исполнительной власти субъектов РФ и компетентным федеральным органом исполнительной власти, федеральный законодатель, соблюдая конституционное разграничение полномочий федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ по предметам совместного ведения Российской Федерации и образующих ее субъектов, не допустил каких-либо отступлений от конституционных принципов федеративного правового государства, верховенства закона, разделения властей и юридического равенства и не вышел за пределы своих дискреционных полномочий.

Соответственно, абзац второй части 6 статьи 28.3 КоАП РФ не может быть признан противоречащим Конституции РФ, поскольку по своему нормативному содержанию в системе действующего правового регулирования он предполагает, что:

заключение соглашений о передаче осуществления полномочий по составлению протоколов о предусмотренных законами субъектов РФ административных правонарушениях, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, должностным лицам органов внутренних дел (полиции) направлено на обеспечение сбалансированного сочетания интересов образующих единую систему исполнительной власти Российской Федерации федеральных и региональных органов исполнительной власти, отвечающего задачам эффективной административно-правовой защиты прав и свобод граждан;

инициатива заключения таких соглашений должна исходить от органов исполнительной власти субъектов РФ, которые не могут быть принуждены к их подписанию на неприемлемых для себя организационно-правовых, финансовых или иных условиях, а федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, не вправе произвольно отказывать органам исполнительной власти субъектов РФ в их заключении в случаях, когда проекты соответствующих соглашений отвечают требованиям, установленным федеральными законами и принятыми в соответствии с ними законами субъектов РФ;

должностные лица органов внутренних дел (полиции) обязаны - в рамках полномочий, возложенных на них КоАП РФ и Федеральным законом "О полиции", - оказывать содействие в привлечении виновных в совершении предусмотренных законами субъектов РФ административных правонарушений, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, и при отсутствии соответствующих соглашений, заключенных между органами исполнительной власти субъектов РФ и МВД России.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17064
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 669 раз
Поблагодарили: 7781 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 10 июл 2018, 15:35 #471

Постановление Конституционного Суда РФ от 06.07.2018 N 29-П
"По делу о проверке конституционности пункта 1 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "Альбатрос"

Признание судом нормативного правового акта недействующим с момента его принятия расценивается в качестве основания для пересмотра судебного решения, поскольку в этом случае положенный в основу решения суда нормативный правовой акт не подлежал применению судом уже на момент рассмотрения дела


Конституционный Суд РФ признал пункт 1 части 3 статьи 311 АПК РФ не противоречащим Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу он не препятствует пересмотру по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного акта арбитражного суда по заявлению лица, в связи с административным иском которого положенный в основу этого судебного акта нормативный правовой акт признан недействующим судом общей юрисдикции, вне зависимости от того, с какого момента данный нормативный правовой акт признан недействующим.

Конституционный Суд РФ, в частности, отметил следующее.

В силу устоявшегося понимания положений статьи 311 АПК РФ правоприменительной практикой судебная защита прав лица, которое одновременно выступает и участником гражданского дела, и административным истцом, не является действенной в тех случаях, когда арбитражный суд счел возможным применить к этому лицу нормативный правовой акт, а впоследствии по его административному иску суд общей юрисдикции признал данный акт недействующим с момента вступления своего решения в силу. То обстоятельство, что арбитражные суды не рассматривают в качестве основания пересмотра судебного акта по новым обстоятельствам признание в порядке административного судопроизводства по требованию заинтересованного лица судом общей юрисдикции нормативного правового акта, примененного арбитражным судом в деле с участием этого лица, недействующим с момента вступления решения об этом в законную силу, препятствует восстановлению нарушенных прав, хотя это лицо и предприняло комплексные меры по их защите, прибегнув к параллельному использованию различных ее форм, и подтвердило посредством правосудия правоту своей позиции о противоречии нормативного правового акта меньшей юридической силы нормативному правовому акту большей юридической силы.

При этом, несмотря на то что вышестоящие суды должны учитывать факт признания нормативного правового акта недействующим при рассмотрении жалоб на судебные решения по делам, в которых он применялся (именно на судах апелляционной, кассационной и надзорной инстанций лежит обязанность по устранению судебных ошибок, связанных с нарушениями норм права, что корреспондирует положениям статьи 120 Конституции РФ, согласно которым суд обязан руководствоваться законом и не применять незаконные правовые акты), сам по себе данный факт не предопределяет эффективность судебной защиты в судах вышестоящих инстанций.

Тем самым в случае, когда нарушение прав лица применением нормативного правового акта в гражданском деле уже имело место, невозможность для него извлечь благоприятные правовые последствия из судебного решения, которым удовлетворено его административное исковое заявление, но этот акт признан недействующим на будущее время, обесценивала бы само право на обращение в суд с административным иском, лишала бы стимулов к защите своих прав всеми не запрещенными законом способами, подрывала бы доверие к судебной системе и правосудию в целом, а также ставила бы такое лицо в неравное положение по сравнению с теми, кто будет испытывать на себе положительное воздействие указанного решения в дальнейшем, не приложив собственных усилий к устранению из правового поля незаконного нормативного правового акта.

Принимая во внимание необходимость использовать эффективные, соразмерные и адекватные природе нарушенных прав средства их защиты и восстановления, при оценке правовых последствий признания судом общей юрисдикции незаконности нормативного правового акта, послужившего основанием для принятия арбитражным судом решения по конкретному гражданскому делу, следует учитывать правовую модель, востребованную для регулирования не тождественных, но сходных правоотношений, связанных с осуществлением конституционного правосудия.

Признание Конституционным Судом РФ норм, положенных в основу правоприменительных решений, неконституционными, а равно выявление их конституционно-правового смысла влекут пересмотр этих решений, включая вступившие в законную силу судебные акты, по делам заявителей, обратившихся в Конституционный Суд РФ, как того требуют часть третья статьи 79 и часть вторая статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", развивающие предписания статей 15 (часть 1) и 125 (часть 6) Конституции РФ, согласно которым законы и иные правовые акты не должны ей противоречить, акты же или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. В таких случаях пересмотр осуществляется безотносительно к истечению пресекательных сроков обращения в компетентный орган и независимо от наличия предусмотренных иными, помимо названного Федерального конституционного закона, актами оснований для пересмотра дела, благодаря чему разные судебные органы, исходя из разграничения их компетенции, обеспечивают правосудием права и свободы человека и гражданина.

Подход, предусматривающий пересмотр конкретного дела, по крайней мере, лица, обратившегося в Конституционный Суд РФ, хотя не исключающий, с учетом предназначения конституционного правосудия, при соблюдении некоторых условий пересмотр и других ранее вынесенных судебных решений, обусловлен, как отмечал Конституционный Суд РФ, целями соблюдения баланса принципов правовой определенности в спорных материальных правоотношениях, стабильности гражданского оборота, с одной стороны, а с другой - справедливого судебного разбирательства, не совместимого с ошибочным судебным актом.

Баланс указанных конституционных ценностей не нарушается и в случае пересмотра по новым обстоятельствам арбитражным судом того конкретного дела, в связи с принятием решения по которому лицо - сторона спорного материального правоотношения обратилось в суд с административным исковым заявлением об оспаривании примененного арбитражным судом в этом деле нормативного правового акта. Основания же и пределы пересмотра судебных решений в связи с признанием судом нормативного правового акта, послужившего основой для их принятия, недействующим должны устанавливаться - поскольку это сопряжено с применением резервных (субсидиарных) процедур преодоления окончательных судебных актов - в рамках дискреции федерального законодателя, который не может не учитывать при этом как общие начала конституционного и административного нормоконтроля, так и различия данных правовых институтов. Однако, если специальное законодательное регулирование таких ситуаций отсутствует, а судебная практика не согласуется с конституционными принципами полноценной судебной защиты прав и свобод, обеспечение надлежащего уровня гарантий права на судебную защиту возможно посредством конституционно-судебного истолкования соответствующих процессуальных положений.

Таким образом, пункт 1 части 3 статьи 311 АПК РФ - в системе действующего правового регулирования, не предусматривающего специальных правовых последствий признания судом общей юрисдикции нормативного правового акта недействующим по административному исковому заявлению лица применительно к судебному акту арбитражного суда, вынесенному по делу с участием этого лица на основании данного нормативного правового акта, - не может рассматриваться как препятствующий пересмотру по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного акта арбитражного суда по требованию лица, в связи с административным иском которого положенный в основу этого судебного акта нормативный правовой акт признан недействующим судом общей юрисдикции, притом что арбитражный суд должен исходить из того, что в деле обратившегося за таким пересмотром лица данный нормативный правовой акт в части, признанной не соответствующей иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, применяться не может - вне зависимости от того, с какого момента он признан недействующим.

Конституционный Суд РФ указал, что федеральный законодатель вправе уточнить условия, касающиеся, в частности, сроков обращения лица, в деле с участием которого был применен нормативный правовой акт, с административным исковым заявлением о признании его недействующим, при соблюдении которых удовлетворение такого административного искового заявления может повлечь пересмотр судебного акта по новым обстоятельствам.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

LUTIKS
Заслуженный участник
Сообщения: 4553
Зарегистрирован: 23 авг 2007, 11:43
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 755 раз
Поблагодарили: 1640 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение LUTIKS » 18 июл 2018, 19:29 #472

В очередной раз обратились в КС с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод статьями 176 (часть 1) КАС РФ, абзацем 2 пункта 1 ст. 23, пунктом 14 ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих» и пунктом 17 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, как позволяющих государству на их основании отказываться от взятых на себя публичных правовых обязательств предоставления военнослужащим - гражданам, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями и признанных нуждающимися в жилых помещениях, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, жилищных субсидий или жилых помещений, находящихся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно или по договору социального найма с указанным федеральным органом исполнительной власти по избранному постоянному месту жительства, а также позволяя судам общей юрисдикции выносить судебные решения основанные не на законе, а на основании отсутствия закона, запрещающего увольнять с военной службы выше указанных военнослужащих, до реализации ИХ ПРАВА, предусмотренного абзацем 12 пункта 1 статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих», а также отказывать в удовлетворении заявленных административным истцом требований ВООБЩЕ без каких-либо обоснований, чем нарушаются конституционные гарантии государственной, в том числе судебной, защиты моих прав и свобод, а также равенство всех перед законом и судом.

А в ответ сплошное бла-бла-бла. Жопашники одним словом.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 14882
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Благодарил (а): 1201 раз
Поблагодарили: 14430 раз
Контактная информация:

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 20 июл 2018, 19:52 #473

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20.07.2018 № 34-П

По делу о проверке конституционности пункта 15 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" в связи с жалобой гражданина А.В.Удовиченко

Не соответствует Конституции РФ исключение военнослужащего из списка нуждающихся в жилом помещении в связи с участием супруги в ипотечной системе обеспечения жильем.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
За это сообщение автора Владимир Черных поблагодарили (всего 3):
евгений 76 (23 июл 2018, 19:21) • Знак (24 июл 2018, 12:18) • danko (16 авг 2018, 16:29)

Аватара пользователя
евгений 76
Заслуженный участник
Сообщения: 10136
Зарегистрирован: 13 мар 2010, 09:24
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 1272 раза
Поблагодарили: 2845 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение евгений 76 » 23 июл 2018, 19:23 #474

Владимир Черных писал(а):Источник цитаты По делу о проверке конституционности пункта 15 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" в связи с жалобой гражданина А.В.Удовиченко

В Текстовом формате
Показать текст
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
 
Именем Российской Федерации
 
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 20 июля 2018 г. N 34-П
 
ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
ПУНКТА 15 СТАТЬИ 15 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О СТАТУСЕ
ВОЕННОСЛУЖАЩИХ" В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ
ГРАЖДАНИНА А.В. УДОВИЧЕНКО
 
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 47.1, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности пункта 15 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих".
Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина А.В. Удовиченко. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителем законоположение.
Заслушав сообщение судьи-докладчика А.Н. Кокотова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации
 
установил:
 
1. Заявитель по настоящему делу гражданин А.В. Удовиченко оспаривает конституционность пункта 15 статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", согласно которому военнослужащим - гражданам, проходящим военную службу по контракту и в соответствии с Федеральным законом от 20 августа 2004 года N 117-ФЗ "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих" являющимся участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, выделяются денежные средства на приобретение или строительство жилых помещений в порядке и на условиях, которые установлены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (абзац первый); на указанных военнослужащих-граждан и членов их семей не распространяется действие абзаца двенадцатого пункта 1, пунктов 13, 14, 16 - 19 данной статьи, а также абзацев второго и третьего пункта 1 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих", устанавливающих иные виды жилищных гарантий для военнослужащих и членов их семей (абзац второй).
1.1. Как следует из представленных Конституционному Суду Российской Федерации материалов, А.В. Удовиченко, проходивший военную службу по контракту во внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации с 3 августа 1993 года, и члены его семьи (супруга и несовершеннолетний ребенок) решением жилищной комиссии воинской части от 30 апреля 2014 года были признаны нуждающимися в жилом помещении для постоянного проживания. Приказом командующего войсками Северо-Западного регионального командования внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации от 17 мая 2014 года заявитель был уволен с военной службы по основанию, предусмотренному подпунктом "б" пункта 3 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" (по состоянию здоровья - в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе), общая продолжительность его военной службы на момент увольнения составила 20 лет 7 месяцев 28 дней; 21 июля 2014 года он был исключен из списков личного состава воинской части.
Решением жилищной комиссии воинской части от 1 августа 2015 года А.В. Удовиченко и члены его семьи были исключены из списков нуждающихся в жилом помещении, поскольку супруга заявителя, проходящая военную службу по контракту в звании прапорщика, в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 9 Федерального закона "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих" является участником накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих.
Решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 2 марта 2017 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 19 июля 2017 года, А.В. Удовиченко было отказано в удовлетворении исковых требований в том числе об оспаривании указанного решения жилищной комиссии, обязании включить в список нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, и предоставить жилое помещение по договору социального найма. При этом со ссылкой на пункт 15 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" суды указали, что А.В. Удовиченко, являясь членом семьи лица, проходящего военную службу по контракту и включенного в реестр участников накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, не может быть обеспечен жилым помещением иным способом, нежели путем приобретения или строительства жилых помещений по программе накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих. На момент вступления в силу указанных судебных постановлений право супруги заявителя на обеспечение ее и членов ее семьи жилым помещением по накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих не реализовано.
По мнению заявителя, оспариваемое законоположение противоречит статьям 19 и 40 Конституции Российской Федерации, поскольку лишает его приобретенного им на основании Федерального закона "О статусе военнослужащих" права на получение от государства жилого помещения для постоянного проживания, предусматривая лишь возможность обеспечения его в будущем жилым помещением в рамках накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих как супруга военнослужащего - участника накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, тем самым существенно ухудшая его положение как адресата установленных законом жилищных гарантий.
1.2. В силу статей 36, 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", конкретизирующих статью 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации принимает к рассмотрению жалобу гражданина на нарушение его конституционных прав и свобод законом, примененным в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, если придет к выводу, что оспариваемые законоположения затрагивают конституционные права и свободы и что имеется неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли эти законоположения Конституции Российской Федерации; Конституционный Суд Российской Федерации принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению, оценивая как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм.
Таким образом, пункт 15 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" является предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу в той мере, в какой на его основании разрешается вопрос о прекращении права военнослужащего, проходящего военную службу по контракту или уволенного с нее, на предоставление ему жилого помещения согласно положениям данного Федерального закона в связи с участием супруги (супруга) этого военнослужащего в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих.
2. Конституция Российской Федерации, закрепляя право каждого на жилище и обязывая органы государственной власти создавать условия для осуществления данного права (статья 40, части 1 и 2), предусматривает, что малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами (статья 40, часть 3).
Относя к лицам, которые обеспечиваются жильем бесплатно или за доступную плату, в частности, военнослужащих, федеральный законодатель исходил из того, что военная служба, по смыслу статей 32 (часть 4), 37 (часть 1) и 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 71 (пункт "м"), 72 (пункт "б" части 1) и 114 (пункты "д", "е" части 1), представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах, а лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции; этим, а также самим характером военной службы, предполагающей выполнение военнослужащими задач, которые сопряжены с опасностью для их жизни и здоровья и иными специфическими условиями прохождения службы, определяется особый правовой статус военнослужащих, содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним и их обязанностей по отношению к государству, что требует от федерального законодателя установления для данной категории граждан дополнительных мер социальной защиты, в том числе в сфере жилищных отношений (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 апреля 2007 года N 5-П, от 3 февраля 2010 года N 3-П, от 27 февраля 2012 года N 3-П, от 15 октября 2012 года N 21-П, от 5 июня 2013 года N 12-П, от 22 ноября 2013 года N 25-П, от 16 ноября 2017 года N 29-П и от 19 апреля 2018 года N 16-П).
Особое место в конкретизации конституционных гарантий жилищных прав военнослужащих занимают федеральные законы "О статусе военнослужащих" (вступил в силу в части закрепления жилищных прав военнослужащих с 1 января 1998 года) и "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих" (вступил в силу с 1 января 2005 года), которые устанавливают порядок обеспечения жилищных прав военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей.
3. В соответствии с Федеральным законом "О статусе военнослужащих" военнослужащим - гражданам, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями и признанным нуждающимися в жилых помещениях, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, предоставляются жилищная субсидия или жилые помещения, находящиеся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно или по договору социального найма с указанным федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом по избранному постоянному месту жительства и в соответствии с нормами предоставления площади жилого помещения, предусмотренными статьей 15.1 данного Федерального закона (абзац двенадцатый пункта 1 статьи 15).
При этом граждане, уволенные с военной службы, общая продолжительность военной службы которых составляет 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более, не обеспеченные на момент увольнения с военной службы жилищной субсидией или жилыми помещениями, не могут быть без их согласия сняты с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях по последнему перед увольнением месту военной службы и обеспечиваются жилищной субсидией или жилыми помещениями в порядке, предусмотренном данным Федеральным законом для военнослужащих (пункт 13 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих").
Согласно Федеральному закону "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих" реализация права на жилище участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих осуществляется посредством: формирования накоплений для жилищного обеспечения на именных накопительных счетах участников и последующего использования этих накоплений; предоставления целевого жилищного займа; выплаты по решению федерального органа исполнительной власти и федерального государственного органа, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета, выделяемых соответствующим федеральному органу исполнительной власти и федеральному государственному органу, в размере и в порядке, которые устанавливаются Правительством Российской Федерации, денежных средств, дополняющих накопления для жилищного обеспечения, учтенные на именном накопительном счете участника, до расчетного размера денежных средств, которые мог бы накопить участник накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих в период от даты предоставления таких средств до даты, когда общая продолжительность его военной службы в календарном исчислении могла бы составить двадцать лет (без учета дохода от инвестирования) (часть 1 статьи 4); накопления для жилищного обеспечения формируются за счет учитываемых на именных накопительных счетах участников накопительных взносов за счет средств федерального бюджета; доходов от инвестирования накоплений для жилищного обеспечения; иных не запрещенных законодательством Российской Федерации поступлений (часть 1 статьи 5); накопительные взносы, перечисляемые ежеквартально из федерального бюджета на одного участника накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, учитываются на именном накопительном счете участника в течение всего периода его военной службы в соответствии с утверждаемыми Правительством Российской Федерации правилами функционирования накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих (часть 3 статьи 5).
К участникам накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих относятся: лица, окончившие военные профессиональные образовательные организации или военные образовательные организации высшего образования и получившие в связи с этим первое воинское звание офицера начиная с 1 января 2005 года, при этом указанные лица, заключившие первые контракты о прохождении военной службы до 1 января 2005 года, могут стать участниками, изъявив такое желание; офицеры, призванные на военную службу из запаса или поступившие в добровольном порядке на военную службу из запаса и заключившие первый контракт о прохождении военной службы начиная с 1 января 2005 года; прапорщики и мичманы, общая продолжительность военной службы по контракту которых составит три года начиная с 1 января 2005 года, при этом указанные лица, которые заключили первые контракты о прохождении военной службы до 1 января 2005 года и общая продолжительность военной службы по контракту которых по состоянию на 1 января 2005 года составляла не более трех лет, могут стать участниками, изъявив такое желание; сержанты и старшины, солдаты и матросы, заключившие второй контракт о прохождении военной службы не ранее 1 января 2005 года, изъявившие желание стать участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих; лица, окончившие военные образовательные учреждения профессионального образования в период после 1 января 2005 года до 1 января 2008 года и получившие первое воинское звание офицера в процессе обучения, могут стать участниками, изъявив такое желание; лица, получившие первое воинское звание офицера в связи с поступлением на военную службу по контракту на воинскую должность, для которой штатом предусмотрено воинское звание офицера, начиная с 1 января 2005 года, при этом указанные лица, получившие первое воинское звание офицера до 1 января 2008 года, могут стать участниками, изъявив такое желание; военнослужащие, получившие первое воинское звание офицера в связи с назначением на воинскую должность, для которой штатом предусмотрено воинское звание офицера, начиная с 1 января 2005 года, общая продолжительность военной службы по контракту которых составляет менее трех лет, при этом указанные лица, получившие первое воинское звание офицера до 1 января 2008 года, могут стать участниками, изъявив такое желание; военнослужащие, окончившие курсы по подготовке младших офицеров и получившие в связи с этим первое воинское звание офицера начиная с 1 января 2005 года, общая продолжительность военной службы по контракту которых составляет менее трех лет, при этом указанные лица, получившие первое воинское звание офицера до 1 января 2008 года, могут стать участниками, изъявив такое желание (часть 1 статьи 9 Федерального закона "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих").
Данный Федеральный закон предусматривает, что основанием возникновения права на использование накоплений, учтенных на именном накопительном счете участника, является: общая продолжительность военной службы, в том числе в льготном исчислении, двадцать лет и более; увольнение военнослужащего, общая продолжительность военной службы которого составляет десять лет и более: по достижении предельного возраста пребывания на военной службе; по состоянию здоровья - в связи с признанием его военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе; в связи с организационно-штатными мероприятиями; по семейным обстоятельствам, предусмотренным законодательством Российской Федерации о воинской обязанности и военной службе; исключение участника накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих из списков личного состава воинской части в связи с его гибелью или смертью, признанием его в установленном законом порядке безвестно отсутствующим или объявлением его умершим; увольнение военнослужащего по состоянию здоровья - в связи с признанием его военно-врачебной комиссией не годным к военной службе (статья 10).
Таким образом, с 1 января 2005 года в Российской Федерации действуют одновременно две основные модели обеспечения военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, жилыми помещениями, предусмотренные соответственно Федеральным законом "О статусе военнослужащих" и Федеральным законом "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих". Военнослужащие - граждане, заключившие первый контракт о прохождении военной службы до 1 января 2005 года, независимо от даты их увольнения с военной службы обеспечиваются жилыми помещениями в порядке, установленном Федеральным законом "О статусе военнослужащих", притом что определенные категории таких военнослужащих вправе стать участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих. В соответствии с частью 1 статьи 9 Федерального закона "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих" для большинства военнослужащих, на которых распространяется накопительно-ипотечная система жилищного обеспечения военнослужащих, участие в ней является обязательным.
4. В целях реализации положений Федерального закона "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих" подпунктом "г" пункта 1 Федерального закона от 8 мая 2006 года N 66-ФЗ "О внесении изменений в статьи 15 и 24 Федерального закона "О статусе военнослужащих" статья 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" была дополнена пунктом 15, согласно абзацу второму которого на военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, являющихся участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, и членов их семей не распространяется действие абзаца двенадцатого пункта 1, пунктов 13, 14, 16 - 19 данной статьи, а также абзацев второго и третьего пункта 1 статьи 23 данного Федерального закона, регламентирующих иные виды жилищных гарантий для военнослужащих (в редакции Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 405-ФЗ).
Само по себе такое ограничение, принятое в рамках дискреции федерального законодателя, основано, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, на вытекающем из Конституции Российской Федерации принципе социальной справедливости и направлено на предотвращение необоснованного сверхнормативного предоставления военнослужащим (и членам их семей) жилищных гарантий, установленных Федеральным законом "О статусе военнослужащих" (определения от 23 декабря 2014 года N 2893-О, от 29 января 2015 года N 117-О, от 9 июня 2015 года N 1223-О и др.).
Вместе с тем, как из буквального смысла оспариваемого пункта 15 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", так и смысла, придаваемого ему правоприменительной практикой, следует, что в случае, когда военнослужащий, заключивший первый контракт о прохождении военной службы до 1 января 2005 года, продолжающий прохождение службы или уволенный с нее после указанной даты, имеет супругу (супруга), проходящую (проходящего) военную службу по контракту, участие которой (которого) в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих является обязательным в силу части 1 статьи 9 Федерального закона "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих", на такого военнослужащего не распространяются жилищные гарантии, установленные абзацем двенадцатым пункта 1, пунктами 13, 14, 16 - 19 статьи 15, а также абзацами вторым и третьим пункта 1 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих".
Это означает, что с момента вступления супруги (супруга) военнослужащего в накопительно-ипотечную систему жилищного обеспечения военнослужащих такой военнослужащий утрачивает независимо от своего волеизъявления ранее возникшее на основании Федерального закона "О статусе военнослужащих" право на предоставление жилого помещения и реализация его потребностей в жилье зависит от реализации жилищных прав супруги (супруга) в соответствии с Федеральным законом "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих". При этом действующее законодательство (часть 3 статьи 9 Федерального закона "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих") не предусматривает такого основания исключения военнослужащего, участвующего в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих, из реестра ее участников, как обеспечение его жилым помещением в качестве члена семьи военнослужащего в соответствии с Федеральным законом "О статусе военнослужащих". Между тем само по себе признание военнослужащего участником накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих и включение его в соответствующий реестр не свидетельствует о реализации им указанного вида жилищной гарантии, поскольку, по общему правилу, право на использование накоплений, учтенных на именном накопительном счете участника, возникает при достижении общей продолжительности военной службы двадцать лет и более или при наличии определенных оснований для увольнения со службы в случае достижения общей продолжительности военной службы десять лет и более (пункт 2 статьи 3, статьи 9 и 10 Федерального закона "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих").
Такое правовое регулирование не имеет объективного и разумного оправдания, ставит военнослужащих, заключивших первый контракт на прохождение военной службы до 1 января 2005 года, продолжающих проходить военную службу или уволенных с нее после этой даты и имеющих супругу (супруга), участвующую (участвующего) в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих, в неравное положение с военнослужащими этой же категории, не состоящими в супружеских отношениях с военнослужащими - участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих, что не согласуется с конституционными принципами равенства и справедливости и вытекающими из них критериями соразмерности (пропорциональности) допустимых ограничений прав и свобод (статья 17, часть 3; статья 19, части 1 и 2; статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации).
Указанное правовое регулирование нарушает также принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который, помимо прочего, предполагает, что приобретенное гражданами на основе ранее действовавшего правового регулирования право будет уважаться властями и будет реализовано (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24 мая 2001 года N 8-П, от 20 апреля 2010 года N 9-П, от 25 июня 2015 года N 17-П и от 19 апреля 2018 года N 16-П).
Таким образом, пункт 15 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 40 (части 1 и 3) и 55 (части 2 и 3), в той мере, в какой он в системе действующего правового регулирования препятствует реализации возникшего права военнослужащего, заключившего первый контракт о прохождении военной службы до 1 января 2005 года, продолжающего прохождение военной службы или уволенного с нее после указанной даты, на предоставление ему и членам его семьи, включая супругу (супруга), жилого помещения согласно положениям данного Федерального закона в связи с участием супруги (супруга) этого военнослужащего в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих, независимо от волеизъявления военнослужащего и его супруги (супруга) воспользоваться таким способом осуществления права на обеспечение жилым помещением вместо участия супруги (супруга) военнослужащего в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих.
Федеральному законодателю надлежит - исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в настоящем Постановлении, - внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения.
Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 47.1, 71, 72, 74, 75, 78, 79, 80 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
 
постановил:
 
1. Признать пункт 15 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 40 (части 1 и 3) и 55 (части 2 и 3), в той мере, в какой он в системе действующего правового регулирования препятствует реализации возникшего права военнослужащего, заключившего первый контракт о прохождении военной службы до 1 января 2005 года, продолжающего прохождение военной службы или уволенного с нее после указанной даты, на предоставление ему и членам его семьи, включая супругу (супруга), жилого помещения согласно положениям данного Федерального закона в связи с участием супруги (супруга) этого военнослужащего в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих, независимо от волеизъявления военнослужащего и его супруги (супруга) воспользоваться таким способом осуществления права на обеспечение жилым помещением вместо участия супруги (супруга) военнослужащего в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих.
2. Правоприменительные решения по делу гражданина Удовиченко Анатолия Владимировича, основанные на пункте 15 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", признанном настоящим Постановлением не соответствующим Конституции Российской Федерации, подлежат пересмотру в установленном порядке.
3. Федеральному законодателю надлежит - исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в настоящем Постановлении, - внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения, вытекающие из настоящего Постановления.
4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
5. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru). Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".
 
Конституционный Суд

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17064
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 669 раз
Поблагодарили: 7781 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 24 июл 2018, 17:12 #475

Постановление Конституционного Суда РФ от 23.07.2018 N 35-П
"По делу о проверке конституционности части первой статьи 208 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Т.В. Ивановой, И.М. Митина и Е.В. Шкотова"

Отсутствие необходимого правового механизма не может приостанавливать реализацию вытекающих из Конституции РФ прав и законных интересов граждан


Конституционный Суд РФ признал не соответствующей Конституции РФ часть первую статьи 208 ГПК РФ, в той мере, в какой содержащееся в ней положение - при отсутствии в системе действующего правового регулирования механизма индексации взысканных судом денежных сумм, с необходимостью признаваемого судебной практикой в качестве применимого, - не содержит критериев, в соответствии с которыми должна осуществляться предусмотренная им индексация.

Конституционный Суд РФ отметил, в частности, следующее.

На сегодняшний день возможность использования индекса потребительских цен в качестве критерия индексации, ранее предусмотренная Законом РСФСР "Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР", отсутствует, поскольку данный закон утратил силу с 1 января 2005 года. При этом суды не приняли во внимание, что индекс потребительских цен, являющийся одним из важнейших показателей, характеризующих инфляционные процессы в стране, и используемый, в частности, в целях разрешения отдельных правовых споров (раздел II приказа Федеральной службы государственной статистики от 30 декабря 2014 года N 734, которым утверждена Официальная статистическая методология организации статистического наблюдения за потребительскими ценами на товары и услуги и расчета индексов потребительских цен; аналогичные положения содержались в ранее действовавшем постановлении Федеральной службы государственной статистики от 30 декабря 2005 года N 110, утвердившем Методологические положения по наблюдению за потребительскими ценами на товары и услуги и расчету индексов потребительских цен), широко применялся в целях восстановления покупательной способности взысканных судом сумм и после 1 января 2005 года и что правомерность такой практики неоднократно подтверждалась Верховным Судом РФ (пункт 17 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2009 года, утвержденного Постановлением его Президиума от 3 июня 2009 года; определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 марта 2008 года N 74-Г08-11 и от 29 декабря 2009 года N 80-Г09-9).

Сформировавшаяся же в настоящее время судебная практика свидетельствует о том, что при отсутствии урегулированного механизма индексации присужденных денежных средств действие части первой статьи 208 ГПК РФ, по сути, блокируется, что позволяет судам, ссылаясь на пробел в правовом регулировании, отказывать в индексации, уклоняясь при этом от исследования вопроса о наличии применимых ее критериев. Между тем Конституционный Суд РФ неоднократно обращал внимание судов на то, что при рассмотрении конкретных дел они обязаны исследовать по существу фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, а отсутствие необходимого правового механизма не может приостанавливать реализацию вытекающих из Конституции РФ прав и законных интересов граждан.

Подход, при котором невозможность индексации взысканных судом денежных сумм, предусмотренной частью первой статьи 208 ГПК РФ, обосновывается отсутствием в действующем правовом регулировании критериев такой индексации (притом что суды, отклоняя возможность применения индекса потребительских цен в качестве критерия индексации, не предлагают альтернативные механизмы, использование которых позволило бы восстановить покупательную способность присужденных сумм), противоречит правовым позициям Конституционного Суда РФ и приводит к тому, что право на судебную защиту, гарантированное каждому Конституцией РФ, оказывается существенно ущемленным.

В этой связи Конституционный Суд РФ указал, что федеральному законодателю надлежит внести в действующее правовое регулирование изменения, направленные на установление возможных критериев осуществления предусмотренной частью первой статьи 208 ГПК РФ индексации взысканных судом денежных сумм.

Впредь до внесения в действующее правовое регулирование изменений, вытекающих из настоящего Постановления, судам в целях реализации части первой статьи 208 ГПК РФ надлежит использовать в качестве критерия осуществления предусмотренной ею индексации утверждаемый Федеральной службой государственной статистики (Росстатом) индекс потребительских цен, являющийся официальной статистической информацией, характеризующей инфляционные процессы в стране и публикуемой на официальном сайте Росстата в сети Интернет (разделы I и II приказа Росстата от 30 декабря 2014 года N 734).
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17064
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 669 раз
Поблагодарили: 7781 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 09 окт 2018, 15:57 #476

"Обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, принятых в третьем квартале 2018 года по вопросам налогообложения, а также по вопросам применения норм процессуального права"

Обобщены правовые позиции КС РФ и ВС РФ, принятые в третьем квартале 2018 года по вопросам налогообложения, а также по вопросам применения норм процессуального права

Сообщается, в частности, следующее:

- в отношении дохода, не связанного с ведением иностранной организацией деятельности в Российской Федерации (совершением операций по продаже товаров (работ, услуг), имущественных прав), налоговая юрисдикция Российской Федерации по общему правилу распространяется на все доходы, экономическим источником возникновения которых является территория государства, в связи с чем такой доход может облагаться в Российской Федерации на основании пункта 1 статьи 309 Налогового кодекса РФ;

- представление документов об исполнении обязанности по уплате налога с дивидендов в полном объеме в иностранном государстве не освобождает налогового агента от обязанности удержания и перечисления налога в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 309 Налогового кодекса РФ;

- исходя из пункта 1 статьи 54 Налогового кодекса РФ, финансово-хозяйственные операции учитываются в целях налогообложения при условии их документального подтверждения, то есть при отсутствии неопределенности в том, имеются ли в действительности соответствующие факты хозяйственной деятельности налогоплательщика;

- пункт 6 статьи 346.25 Налогового кодекса РФ предусматривает возможность для лиц, применявших упрощенную систему налогообложения, при переходе на общий режим налогообложения принять к вычету суммы налога на добавленную стоимость, предъявленные им контрагентами, в случае если эти суммы в соответствии с Налоговым кодексом РФ не были отнесены к расходам, вычитаемым из налоговой базы при применении упрощенной системы налогообложения;

- пропуск срока подачи первичной декларации и последующие действия по представлению дополнительных документов не могут быть признаны основаниями для лишения соответствующей налоговой льготы;

- если амортизируемое имущество, которое получено унитарным предприятием в оперативное управление или хозяйственное ведение, было приобретено (создано) за счет средств целевого бюджетного финансирования, то амортизация по такому имуществу не начисляется;

- если объекты недвижимости не предназначены для использования в личных, семейных или домашних нуждах и в результате деятельности физического лица по сдаче этих помещений в аренду происходит увеличение его экономической выгоды (прибыли), полученные доходы от сделок квалифицируются как прибыль от предпринимательской деятельности;

- документально подтвержденный фактический снос (разрушение) здания свидетельствует о выбытии основного средства (имущества, признаваемого объектом налогообложения), и, следовательно, об отсутствии оснований для доначисления налога на имущество организаций.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body


Вернуться в «КОЛЛЕКЦИЯ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 14 гостей