Конституционный Суд РФ

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 14445
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Благодарил (а): 1165 раз
Поблагодарили: 13547 раз
Контактная информация:

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 17 сен 2017, 21:51 #421

Определение Конституционного Суда РФ от 18.07.2017 N 1563-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Курако Юрия Александровича на нарушение его конституционных прав пунктом 11 статьи 38 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", пунктом 18 статьи 29 и пунктом 16 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, а также частью 1 статьи 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации"

Установление 3-х месячного срока для оспаривания в порядке административного производства не нарушает конституционных прав заявителя.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 14445
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Благодарил (а): 1165 раз
Поблагодарили: 13547 раз
Контактная информация:

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 21 сен 2017, 22:07 #422

Определение Конституционного Суда РФ от 18.07.2017 N 1564-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Пухарева Игоря Валериевича на нарушение его конституционных прав пунктом 13 статьи 45 Федерального закона "О военной службе и воинской обязанности"

Срок приостановления военной службы засчитывается в стаж на пенсию только в случае последующего прохождения службы.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 14445
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Благодарил (а): 1165 раз
Поблагодарили: 13547 раз
Контактная информация:

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 21 сен 2017, 22:08 #423

Определение Конституционного Суда РФ от 18.07.2017 N 1566-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Кузнецова Юрия Сергеевича на нарушение его конституционных прав подпунктом "в" пункта 2 и пунктом 2.2 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", подпунктами 4 и 5 пункта 5 статьи 18 Федерального закона "О государственной охране"

Увольнение военнослужащего в связи с невыполнением им условий контракта, не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
За это сообщение автора Владимир Черных поблагодарил:
alex75 (22 сен 2017, 21:25)

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 14445
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Благодарил (а): 1165 раз
Поблагодарили: 13547 раз
Контактная информация:

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 21 сен 2017, 22:18 #424

Определение Конституционного Суда РФ от 18.07.2017 N 1623-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Кий Натальи Владимировны на нарушение ее конституционных прав частью 1 статьи 31 и частью 2 статьи 51 Жилищного кодекса Российской Федерации"

При определении нуждаемости военнослужащего в жилом помещении учитывается обеспеченность всех членов его семьи.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17350
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 672 раза
Поблагодарили: 7786 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 23 окт 2017, 15:56 #425

Постановление Конституционного Суда РФ от 17.10.2017 N 24-П
"По делу о проверке конституционности пункта 5 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Д.А. Абрамова, В.А. Ветлугаева и других"

Конституционный Суд РФ запретил пересматривать вступившие в силу решения судов на основании определений судебных коллегий Верховного Суда РФ


Конституционный Суд РФ признал пункт 5 части четвертой статьи 392 ГПК РФ не противоречащим Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования он не предполагает возможности отмены вступивших в законную силу судебных постановлений по новым обстоятельствам в связи с определением (изменением) практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в определении судебной коллегии Верховного Суда РФ, вынесенном по итогам рассмотрения другого дела в кассационном порядке.

Конституционный Суд РФ указал, в частности, следующее.

Если постановления Президиума Верховного Суда РФ являются окончательными, принимаются в составе, представляющем Верховный Суд РФ в целом, и только в случаях, имеющих особое значение, в частности для формирования единообразной правоприменительной практики, то определения, выносимые судебными коллегиями Верховного Суда РФ при пересмотре конкретных дел в кассационном порядке, указанным критериям не отвечают.

Во-первых, такие определения, если ими нарушены права, свободы и законные интересы лиц, участвующих в деле, и других лиц, могут быть по их жалобам пересмотрены в порядке надзора Президиумом Верховного Суда РФ; при этом определение судебной коллегии Верховного Суда РФ подлежит отмене или изменению, если при рассмотрении дела в порядке надзора Президиум Верховного Суда РФ установит, что оно нарушает либо права и свободы человека и гражданина, гарантированные Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации, либо права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы, либо единообразие в толковании и применении судами норм права.

Во-вторых, согласно Федеральному конституционному закону "О Верховном Суде Российской Федерации" судебные коллегии Верховного Суда РФ формируются в составе заместителей Председателя Верховного Суда РФ - председателей судебных коллегий Верховного Суда РФ и судей этих коллегий; в судебных коллегиях Верховного Суда РФ формируются судебные составы из числа судей, входящих в состав соответствующей судебной коллегии. Из этого следует, что судебные акты, выносимые в таком судебном составе, в силу самого порядка его формирования не могут рассматриваться как отражающие позицию Верховного Суда РФ в целом и не обладают свойствами, присущими постановлениям Президиума Верховного Суда РФ по конкретным делам, а потому не могут являться основанием для отмены по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных актов, тем более по делам, которые не были предметом рассмотрения судебной коллегии Верховного Суда РФ.

Иное приводило бы, по сути, к нарушению конституционного права на судебную защиту: если бы судебный акт одной из судебных коллегий Верховного Суда РФ по конкретному делу, в том числе вынесенный в кассационном порядке некоторым числом судей (обычно тремя), входящих в состав этой судебной коллегии, мог служить основанием для отмены нескольких (многих) судебных актов, вынесенных ранее по другим делам, не исключались бы ситуации, при которых пересмотр вступивших в законную силу и подлежащих исполнению судебных актов становился бы результатом не носящих фундаментальный характер нарушений в применении норм права. Между тем, как отмечал Европейский Суд по правам человека, полномочия вышестоящих судов по отмене окончательных и подлежащих исполнению судебных решений или по внесению в них изменений должны осуществляться в целях исправления существенных ошибок.

В сложившейся судебной практике придание определению судебной коллегии Верховного Суда РФ, вынесенному в кассационном порядке по другому делу, такого же правового значения, как постановлению Президиума Верховного Суда РФ, фактически приводит к выведению соответствующих процессуальных правоотношений из-под действия конституционно-правового истолкования регулирования, являвшегося предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации в постановлении от 21 января 2010 года N 1-П, в соответствии с которым в самом акте судебной власти, определившем (изменившем) практику применения правовой нормы, должно содержаться указание на возможность пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений, при вынесении которых правовая норма была применена судом иначе, а пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений допускается, если в результате нового толкования правовых норм не ухудшается положение подчиненной (слабой) стороны в правоотношении. Между тем, это конституционно-правовое истолкование в полной мере относится к постановлениям Президиума Верховного Суда РФ или Пленума Верховного Суда РФ, поскольку придание такого же значения с точки зрения пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся и новым обстоятельствам какому-либо иному судебному акту помимо постановления Президиума Верховного Суда РФ или постановления Пленума Верховного Суда РФ не рассматривалось Конституционным Судом РФ как допустимое с конституционной точки зрения.

В этой связи Конституционный Суд РФ указал, что федеральному законодателю надлежит внести в гражданское процессуальное законодательство следующие изменения, касающиеся пересмотра по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного постановления по основанию, указанному в пункте 5 части четвертой статьи 392 ГПК РФ:

предусмотреть возможность такого пересмотра только при условии, что в соответствующем постановлении Пленума Верховного Суда РФ или Президиума Верховного Суда РФ содержится прямое указание на придание сформулированной в нем правовой позиции обратной силы применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами;

закрепить недопустимость придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение граждан в их правоотношениях (пенсионных, жилищных, по предоставлению обеспечения в порядке обязательного социального страхования и др.) с органами государственной власти, органами местного самоуправления или организациями, наделенными отдельными государственными или иными публичными полномочиями (их должностными лицами), по сравнению с тем, как оно было определено в пересматриваемом судебном постановлении;

установить процессуальный срок, в течение которого допускается пересмотр вынесенного по конкретному делу и вступившего в законную силу судебного постановления в связи с таким новым обстоятельством, как определение (изменение) практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ или в постановлении Президиума Верховного Суда РФ, принятом по итогам рассмотрения другого дела в порядке надзора.
http://www.consultant.ru/law/review/lin ... ntent=body
За это сообщение автора Знак поблагодарили (всего 2):
VESKAIMA (23 окт 2017, 17:34) • alex-asta (15 ноя 2017, 09:52)

Аватара пользователя
евгений 76
Заслуженный участник
Сообщения: 10103
Зарегистрирован: 13 мар 2010, 09:24
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 1224 раза
Поблагодарили: 2686 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение евгений 76 » 27 окт 2017, 13:28 #426

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РЕШЕНИЕ
от 10 октября 2017 года
1. Внести в Регламент Конституционного Суда Российской Федерации следующие изменения:
1.1. Главу 4 дополнить параграфом 34.1 следующего содержания:
"§ 34.1. Инициативные научные заключения
1. Научные организации, осуществляющие деятельность в сфере права, граждане, осуществляющие научную деятельность в сфере права, могут представить в Конституционный Суд инициативное научное заключение по делу, рассматриваемому Конституционным Судом. При этом научная организация или гражданин не могут требовать предоставления Конституционным Судом материалов дела для подготовки ими инициативного научного заключения.
2. Инициативное научное заключение должно отвечать требованиям объективности и содержать правовую позицию, свободную от политических пристрастий. Инициативное научное заключение, за исключением случаев, если оно, по мнению судьи-докладчика или Конституционного Суда, не обладает информационной и аналитической ценностью, приобщается к материалам дела, направляется судьей-докладчиком судьям Конституционного Суда и сторонам.
3. Конституционный Суд может принять решение о размещении инициативного научного заключения на сайте Конституционного Суда.".
1.2. Пункт 2 параграфа 36 после слова "экспертов" дополнить словами ", инициативные научные заключения".
1.3. Параграф 75 главы 8 дополнить пунктом 1.1 следующего содержания:
"1.1. На сайте Конституционного Суда может размещаться перечень научных организаций, граждан, осуществляющих научную деятельность, регулярно направляющих в Конституционный Суд инициативные научные заключения, которые используются при рассмотрении Конституционным Судом дел, а также регулярно готовящих заключения по требованию Конституционного Суда. Включение в указанный перечень осуществляется по решению Конституционного Суда.".
2. Изменения в Регламент Конституционного Суда Российской Федерации, внесенные настоящим Решением, вступают в силу со дня принятия настоящего Решения.
3. Изменения в Регламент Конституционного Суда Российской Федерации, внесенные настоящим Решением, подлежат официальному опубликованию в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".
4. Регламент Конституционного Суда Российской Федерации в актуальной редакции (с учетом изменений, внесенных настоящим Решением) подлежит размещению на официальном интернет-портале Конституционного Суда Российской Федерации.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

LUTIKS
Заслуженный участник
Сообщения: 4654
Зарегистрирован: 23 авг 2007, 11:43
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 771 раз
Поблагодарили: 1667 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение LUTIKS » 29 окт 2017, 19:21 #427

Определение КС № 1829-О от 28 сентября 2017 года об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Пупкина на нарушение его
конституционных прав частями 1, 3 и 4 статьи 96, частью 1 статьи 98, статьями 100 и 101 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации

Как оказалось, административное дело не должно рассматриваться без истца, в случае если отсутствуют сведения о его извещении. По данному административному делу суд первой и апелляционной инстанций, применив указивку Пленума Верховного Суда РФ, изложенную в п. 39 его постановлении от 27 сентября 2016 года № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного производства Российской Федерации», и ст.ст. 96, 98, 100-102 КАС РФ, посчитал административного истца извещенным надлежащим образом, так как на его абонентский ящик была направлена телеграмма о дате судебного заседания. :lol:


Однако КС (по нашей просьбе) вынес определение о том, что оказывается:
"Оспариваемые заявителем части 1, 3 и 4 статьи 96, часть 1 статьи 98, статьи 100 и 101 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации не позволяют суду рассматривать дело без надлежащего уведомления лиц, в нем участвующих, поскольку прямо устанавливают, что этим лицам судебные извещения и вызовы должны быть вручены с таким расчетом, чтобы они имели достаточный срок для подготовки к делу и своевременной явки в суд, указанные лица извещаются или вызываются в суд с использованием средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату, а согласно пункту 1 части 1 статьи 150 того же Кодекса в случае неявки в судебное заседание кого-либо из лиц, участвующих в деле, в отношении которых отсутствуют сведения об их извещении о времени и месте судебного заседания, судебное разбирательство административного дела откладывается. При этом данные законоположения устанавливают ряд правил, направленных на предотвращение уклонения лиц, участвующих в деле, от получения судебных извещений и вызовов и необоснованного затягивания сроков судебного разбирательства.
Таким образом, данные законоположения по своему смыслу направлены на реализацию таких задач административного судопроизводства, как правильное и своевременное рассмотрение и разрешение административных дел, выступают процессуальной гарантией реализации прав граждан на судебную защиту, не дают оснований для их произвольного применения и не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя в обозначенном им аспекте!"

Определение КС по извещениям.pdf
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
За это сообщение автора LUTIKS поблагодарил:
этолето (01 ноя 2017, 17:40)

VESKAIMA
Заслуженный участник
Сообщения: 13544
Зарегистрирован: 16 июн 2012, 13:41
Откуда: Санкт-Петербург (Славянка)
Благодарил (а): 2285 раз
Поблагодарили: 3451 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение VESKAIMA » 29 окт 2017, 20:16 #428

LUTIKS писал(а):Источник цитаты Однако КС (по нашей просьбе) вынес определение о том, что оказывается:

Не могу не удержаться от ком. КС РФ послал Вас также как и нас ВС РФ в аналогичной ситуации. Прошли судью ВС РФ и я уже решил нет смысла бороться дальше. Вдруг приходит практика ЕСПЧ где "С учетом исследованных обстоятельств дела Суд пришел к выводу, что "...факт того, что внутригосударственный суд не удостоверился в своевременном получении заявителем повестки, а в случае, если он ее не получал, в необходимости переноса слушания, сам по себе не имеет ничего общего с подлинным соблюдением принципа справедливого судебного разбирательства и позволяет Европейскому Суду прийти к выводу о нарушении пункта 1 статьи 6 Конвенции" (п. 42 постановления)." из дела против РФ. Один в один как у нас в деле суд говорит отправлял, почта же извещение не приносила. Ну думаю тут то победа точно. Практически весь текст ЕСПЧ Председателю ВС РФ и просьбу отменить определение судьи ВС РФ. Председатель послал нас туда же куда и судья раньше.

LUTIKS
Заслуженный участник
Сообщения: 4654
Зарегистрирован: 23 авг 2007, 11:43
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 771 раз
Поблагодарили: 1667 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение LUTIKS » 29 окт 2017, 20:23 #429

VESKAIMA писал(а):Источник цитаты Не могу не удержаться от ком. КС РФ послал Вас также как и нас ВС РФ в аналогичной ситуации.

В чем конкретно Вы видите, что КС послал ??? :shock:

VESKAIMA
Заслуженный участник
Сообщения: 13544
Зарегистрирован: 16 июн 2012, 13:41
Откуда: Санкт-Петербург (Славянка)
Благодарил (а): 2285 раз
Поблагодарили: 3451 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение VESKAIMA » 29 окт 2017, 20:35 #430

LUTIKS писал(а):Источник цитаты В чем конкретно Вы видите, что КС послал ???

В том что толку от таких определений нет.

Аватара пользователя
Ворчун
Заслуженный участник
Сообщения: 8734
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 10:11
Откуда: Ростов
Благодарил (а): 858 раз
Поблагодарили: 2635 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Ворчун » 29 окт 2017, 22:46 #431

VESKAIMA писал(а):Источник цитаты В том что толку от таких определений нет.

Согласен.
Не является основанием для пересмотра по новым обстоятельствам.
За это сообщение автора Ворчун поблагодарил:
VESKAIMA (30 окт 2017, 10:24)

LUTIKS
Заслуженный участник
Сообщения: 4654
Зарегистрирован: 23 авг 2007, 11:43
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 771 раз
Поблагодарили: 1667 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение LUTIKS » 30 окт 2017, 19:16 #432

Ворчун писал(а):Источник цитаты Не является основанием для пересмотра по новым обстоятельствам.

СОЮ говорит, что достаточно отправить телеграмму о назначении заседания - а дальше хоть не расцветай. А КС говорит - нифига подобного - нет сведений о получении адресатом извещения - нужно откладывать дело. Это как раз новыми обстоятельствами и является (а не только признание КСом закона не соответствующим Конституции).
Но мне не для пересмотра - я просто данное определение в кассачку уже воткнул - пускай распишут, чего они там на определения КС клали. :)

slave179
Участник
Сообщения: 31
Зарегистрирован: 03 сен 2013, 17:27
Откуда: Москва
Благодарил (а): 5 раз
Поблагодарили: 5 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение slave179 » 01 ноя 2017, 13:18 #433

Определение Конституционного Суда РФ от 28.09.2017 N 1955-О

Касается тех военнослужащих, кто обеспечен по месту службы служебным жильем и избрал место жительства совпадающее с местом службы.

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Дружинина Вячеслава Евгеньевича на нарушение ее конституционных прав абз. 2 пункта 1 ст. 23 Федерального закона “О статусе военнослужащих."

Норма не может рассматриваться как нарушающая
конституционные права заявителя, поскольку, как указали суды, он обеспечен служебным жилым помещением в избранном месте жительства, из
которого не может быть выселен до предоставления ему жилья в собственность.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.

Аватара пользователя
Ворчун
Заслуженный участник
Сообщения: 8734
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 10:11
Откуда: Ростов
Благодарил (а): 858 раз
Поблагодарили: 2635 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Ворчун » 02 ноя 2017, 02:02 #434

LUTIKS писал(а):Источник цитаты Но мне не для пересмотра - я просто данное определение в кассачку уже воткнул - пускай распишут, чего они там на определения КС клали

Лютикс, а вы не могли бы сбросить свои доки, которые вы отправляли в КС? Хочу попробовать себя на этом поприще...

LUTIKS
Заслуженный участник
Сообщения: 4654
Зарегистрирован: 23 авг 2007, 11:43
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 771 раз
Поблагодарили: 1667 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение LUTIKS » 02 ноя 2017, 02:24 #435

Без проблем. В личку закину как дома буду.

Аватара пользователя
евгений 76
Заслуженный участник
Сообщения: 10103
Зарегистрирован: 13 мар 2010, 09:24
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 1224 раза
Поблагодарили: 2686 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение евгений 76 » 16 ноя 2017, 20:26 #436

Конституционный суд пресек прокурорский произвол

Конституционный суд огласил постановление по жалобе Максима Бондаренко, который с 2007 по 2017 год находится в постоянных судебных тяжбах с государством. КС на его примере выявил, что некоторые положения Уголовно-процессуального кодекса противоречат основному закону.
Максим Бондаренко с середины 2007 года был подозреваемым по уголовному делу о кредитном мошенничестве. Сначала Октябрьский районный суд Краснодара вынес ему оправдательный приговор, который позднее отменил Краснодарский краевой суд и отправил дело на новое рассмотрение, а затем следствие прекратило уголовное преследование за отсутствием состава преступления. За Бондаренко признали право на реабилитацию. Он обратился в суды с двумя заявлениями в рамках уголовного и одним заявлением в рамках гражданского судопроизводства о возмещении материального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием. Впрочем, Бондаренко до сих пор не смог добиться возмещения – прокурор несколько раз возобновлял уголовное преследование, в связи с чем основания для реабилитации отпадали. Это и послужило поводом для обращения в КС с жалобой, в которой Бондаренко пытается признать несоответствующими основному закону ряд положений УПК.
Конституционный суд напомнил – возмещение вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования, гарантируется конституционной обязанностью государства обеспечивать судебную защиту прав и свобод человека и гражданина.
Суд пришел к выводу, что положения ч. 1 ст. 214 УПК противоречат Конституции, так как позволяют прокурору в течение неопределенного срока отменять вынесенное по реабилитирующим основаниям постановление о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования без предоставления лицу, в отношении которого оно вынесено, эффективных гарантий защиты. КС поручил законодателю внести соответствующие изменения в данную статью, при этом не исключая возможность отмены принятого постановления о прекращении уголовного дела.
На период, пока соответствующие изменения не будут внесены, Конституционный суд ввел временный порядок отмены постановления о прекращении уголовного дела – она допускается в срок, не превышающий одного года со дня вынесения такого постановления. Через год постановление может быть отменено только судом по заявлению прокурора или потерпевшего с обязательным предоставлением лицу, уголовное преследование которого было прекращено, возможности участия в судебном заседании.
В других положениях УПК, оспоренных Бондаренко, – об участии прокурора в процессе о возмещении вреда, о принесении прокурором извинений за уголовное преследование – суд противоречий основному закону не нашел. Впрочем, КС постановил пересмотреть правоприменительные решения в отношении Бондаренко с учетом настоящего постановления. https://pravo.ru/news/view/145817/?cl=DT
За это сообщение автора евгений 76 поблагодарили (всего 2):
Ворчун (17 ноя 2017, 00:57) • VESKAIMA (17 ноя 2017, 10:11)

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17350
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 672 раза
Поблагодарили: 7786 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 20 ноя 2017, 15:57 #437

Постановление Конституционного Суда РФ от 16.11.2017 N 29-П
"По делу о проверке конституционности абзаца первого пункта 2 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" в связи с жалобой гражданина М.В. Фокина"


Отсутствие различий в правовом статусе военнослужащих - преподавателей учебных военных центров и военнослужащих - преподавателей военных кафедр при государственных образовательных организациях высшего образования предполагает и предоставление им одинакового объема социальных гарантий, в том числе в области жилищного обеспечения

Конституционный Суд РФ признал не соответствующим Конституции РФ абзац первый пункта 2 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" в той мере, в какой содержащаяся в нем норма, связывая право военнослужащих - преподавателей, направляемых в установленном порядке без приостановления им военной службы в государственные образовательные организации высшего образования для обеспечения реализации программ военной подготовки граждан РФ, обучающихся в указанных образовательных организациях по очной форме обучения, на дополнительную общую площадь жилого помещения с замещением должности преподавательского состава исключительно на военной кафедре, лишает данного права военнослужащих - преподавателей учебных военных центров и ставит их тем самым в неравное положение с относящимися к той же категории военнослужащими - преподавателями военных кафедр.

Конституционный Суд РФ, в частности, указал, что различие в таких формах организации добровольной подготовки к военной службе граждан РФ, обучающихся в государственных образовательных организациях высшего образования, как обучение в учебных военных центрах и обучение на военных кафедрах, само по себе не предполагает различий в правовом статусе военнослужащих, направленных в установленном порядке без приостановления им военной службы в указанные образовательные организации на должности преподавательского состава учебных военных центров и военных кафедр.

Сохранив право на дополнительную общую площадь жилого помещения в пределах от 15 до 25 квадратных метров лишь за теми военнослужащими - преподавателями государственных образовательных организаций высшего образования, которые замещают должности преподавательского состава военных кафедр, созданных при такого рода образовательных организациях, федеральный законодатель фактически поставил приобретение этого права в зависимость исключительно от формы организации добровольной подготовки к военной службе, в реализации которой принимает участие военнослужащий-преподаватель, что - в условиях единства правового статуса военнослужащих - преподавателей, направляемых в установленном порядке без приостановления им военной службы в государственные образовательные организации высшего образования на должности преподавательского состава учебных военных центров и военных кафедр, - приводит к необоснованным различиям при реализации указанными гражданами права на жилище, т.е. порождает такую дифференциацию в правовом положении лиц, относящихся к одной и той же категории, которая не имеет объективного и разумного оправдания, несовместима с требованиями Конституции РФ.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17350
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 672 раза
Поблагодарили: 7786 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 24 ноя 2017, 15:33 #438

Постановление Конституционного Суда РФ от 22.11.2017 N 31-П
"По делу о проверке конституционности частей 1, 5, 10 и 11 статьи 33 Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции", статей 17, 19 и 20 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", а также подпункта "б" пункта 4 Указа Президента Российской Федерации "О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции" в связи с запросом Верховного Суда Республики Дагестан и жалобой гражданина С.Ю. Базаленко"


Правовое регулирование отношений, связанных с прекращением службы в органах наркоконтроля, не предполагает отказ в приеме сотрудников данных органов на службу в органы внутренних дел в упрощенном порядке в течение трех месяцев с момента увольнения

Конституционный Суд РФ признал не противоречащими Конституции РФ положения частей 1 и 5 статьи 33 Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции" и подпункта "б" пункта 4 Указа Президента РФ "О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции", поскольку по своему конституционно-правовому смыслу они в системе действующего правового регулирования:

не предполагают отказ сотрудникам органов наркоконтроля, которые при упразднении Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков изъявили желание продолжить службу в органах внутренних дел и были уволены в связи с переводом в другой государственный орган, в приеме на службу в органы внутренних дел в упрощенном порядке - без испытательного срока, переаттестации, прохождения военно-врачебной экспертизы и профессионального психологического отбора - в течение трех месяцев с момента увольнения при отсутствии у них другой работы (службы) в указанный период и при условии, что в отношении этих лиц не было установлено предусмотренных законом обстоятельств, исключающих возможность их поступления на службу в органы внутренних дел;

не препятствуют поступлению данных лиц на службу в органы внутренних дел в упрощенном порядке и по истечении трех месяцев с момента их увольнения из органов наркоконтроля при условии, что такие лица своевременно (т.е. не позднее трех месяцев со дня увольнения) направили в соответствующий орган внутренних дел заявление с просьбой о поступлении на службу;

не лишают сотрудников органов наркоконтроля, уволенных в связи с переводом в другой государственный орган и не принятых на службу в органы внутренних дел, права на изменение основания увольнения и получение единовременного пособия и иных выплат, предусмотренных законодательством РФ, по заявлению, поданному в ликвидационную комиссию Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков или соответствующую ликвидационную комиссию ее территориального органа в случаях, когда решение об отказе в приеме на службу в органы внутренних дел было принято по истечении трех месяцев со дня увольнения.

Конституционный Суд РФ указал, что федеральному законодателю надлежит установить правовой механизм, позволяющий обеспечить учет периода ожидания сотрудниками органов наркоконтроля, уволенными в связи с переводом в другой государственный орган, принятия решения о приеме на службу в органы внутренних дел при исчислении стажа службы (выслуги лет).
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17350
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 672 раза
Поблагодарили: 7786 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 29 ноя 2017, 16:17 #439

Постановление Конституционного Суда РФ от 27.11.2017 N 33-П
"По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 1 и части второй статьи 3 Федерального закона "Об особенностях пенсионного обеспечения отдельных категорий граждан Российской Федерации, проживающих на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя" в связи с жалобой гражданина Ю.И. Шокура"


Лица, получавшие в период до 31 декабря 2014 года пенсию, назначенную в соответствии с законодательством, действовавшим на территории Республики Крым и Севастополя до 1 января 2015 года, при увольнении со службы вправе либо оформить пенсию за выслугу лет, полагающуюся им по последнему месту службы, либо получать ранее назначенную им пенсию за выслугу лет

Конституционный Суд РФ признал не противоречащими Конституции РФ пункт 1 статьи 1 и часть вторую статьи 3 Федерального закона "Об особенностях пенсионного обеспечения отдельных категорий граждан Российской Федерации, проживающих на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя", поскольку содержащиеся в них положения не предполагают лишения граждан РФ, которые до поступления на службу в учреждения или органы Федеральной службы исполнения наказаний на территории Республики Крым или на территории города федерального значения Севастополя были уволены со службы из органов Государственной пенитенциарной службы Украины и в течение переходного периода реализовали право на получение пенсии в соответствии с законодательством, действовавшим на указанных территориях до 1 января 2015 года, права выбора наиболее предпочтительного варианта пенсионного обеспечения и, следовательно, права на получение пенсии при увольнении со службы в том же размере, в каком он был им установлен в связи с увольнением из органов Государственной пенитенциарной службы Украины в соответствии с законодательством, действовавшим на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя до 1 января 2015 года, с учетом ежемесячной выплаты к ней, установленной Указом Президента РФ "О мерах государственной поддержки граждан, являющихся получателями пенсий на территориях Республики Крым и города Севастополя".
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 14445
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Благодарил (а): 1165 раз
Поблагодарили: 13547 раз
Контактная информация:

ТехСообщения

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 03 дек 2017, 14:19 #440

Постановление Конституционного Суда РФ от 16.11.2017 N 29-П
"По делу о проверке конституционности абзаца первого пункта 2 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" в связи с жалобой гражданина М.В. Фокина"

О праве преподавателей учебных центров при ВУЗе
Суть Постановления:
О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ АБЗАЦА ПЕРВОГО ПУНКТА 2 СТАТЬИ 15.1 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О СТАТУСЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ" В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ ГРАЖДАНИНА М.В. ФОКИНА

Конституционный Суд Российской Федерации рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности абзаца первого пункта 2 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих".
Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина М.В. Фокина.
Конституционный Суд Российской Федерации установил:
1. В соответствии с абзацем первым пункта 2 статьи 15.1 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" военнослужащий, имеющий воинское звание полковник, ему равное и выше, проходящий военную службу либо уволенный с военной службы по достижении им предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, командир воинской части, военнослужащий, имеющий почетное звание Российской Федерации, военнослужащий - преподаватель военной профессиональной образовательной организации или военной образовательной организации высшего образования, военной кафедры при государственной образовательной организации высшего образования, военнослужащий - научный работник, имеющий ученую степень и (или) ученое звание, при предоставлении им жилого помещения, в том числе служебного жилого помещения, имеют право на дополнительную общую площадь жилого помещения в пределах от 15 до 25 квадратных метров.
1.1. Конституционность приведенного законоположения оспаривает гражданин М.В. Фокин, который проходит военную службу по контракту на должности старшего преподавателя учебного военного центра при федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего образования "Рязанский государственный радиотехнический университет", при этом общая продолжительность военной службы М.В. Фокина составляет более 20 лет. Решением заместителя начальника федерального государственного казенного учреждения "Западное региональное управление жилищного обеспечения" Министерства обороны Российской Федерации от 5 декабря 2016 года заявителю была предоставлена жилищная субсидия на приобретение (строительство) жилого помещения из расчета на семью в составе пяти человек без учета права на дополнительную площадь.
Несоответствие абзаца первого пункта 2 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" Конституции Российской Федерации, М.В. Фокин усматривает в том, что данное законоположение по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, лишает военнослужащих - преподавателей учебных военных центров при государственных образовательных организациях высшего образования права на дополнительную общую площадь жилого помещения и, притом что военнослужащим - преподавателям военных кафедр таких образовательных организаций соответствующее право предоставлено, допускает необоснованные различия в жилищных правах военнослужащих - преподавателей военной кафедры и учебного военного центра, созданных при одной и той же государственной образовательной организации высшего образования.
Сохранив право на дополнительную общую площадь жилого помещения в пределах от 15 до 25 квадратных метров лишь за теми военнослужащими - преподавателями государственных образовательных организаций высшего образования, которые замещают должности преподавательского состава военных кафедр, созданных при такого рода образовательных организациях, федеральный законодатель фактически поставил приобретение этого права в зависимость исключительно от формы организации добровольной подготовки к военной службе, в реализации которой принимает участие военнослужащий-преподаватель, что - в условиях единства правового статуса военнослужащих - преподавателей, направляемых в установленном порядке без приостановления им военной службы в государственные образовательные организации высшего образования на должности преподавательского состава учебных военных центров и военных кафедр, - приводит к необоснованным различиям при реализации указанными гражданами права на жилище (статья 40, часть 1, Конституции Российской Федерации), т.е. порождает такую дифференциацию в правовом положении лиц, относящихся к одной и той же категории, которая не имеет объективного и разумного оправдания, несовместима с требованиями статьи 19 (часть 2) Конституции Российской Федерации.
Таким образом, абзац первый пункта 2 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 2) и 40 (часть 1), в той мере, в какой содержащаяся в нем норма, связывая право военнослужащих - преподавателей, направляемых в установленном порядке без приостановления им военной службы в государственные образовательные организации высшего образования для обеспечения реализации программ военной подготовки граждан Российской Федерации, обучающихся в указанных образовательных организациях по очной форме обучения, на дополнительную общую площадь жилого помещения с замещением должности преподавательского состава исключительно на военной кафедре, лишает данного права военнослужащих - преподавателей учебных военных центров и ставит их тем самым в неравное положение с относящимися к той же категории военнослужащими - преподавателями военных кафедр.

Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

1. Признать абзац первый пункта 2 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 2) и 40 (часть 1), в той мере, в какой содержащаяся в нем норма, связывая право военнослужащих - преподавателей, направляемых в установленном порядке без приостановления им военной службы в государственные образовательные организации высшего образования для обеспечения реализации программ военной подготовки граждан Российской Федерации, обучающихся в указанных образовательных организациях по очной форме обучения, на дополнительную общую площадь жилого помещения с замещением должности преподавательского состава исключительно на военной кафедре, лишает данного права военнослужащих - преподавателей учебных военных центров и ставит их тем самым в неравное положение с относящимися к той же категории военнослужащими - преподавателями военных кафедр.
2. Правоприменительные решения по делу гражданина Фокина Михаила Владимировича, основанные на абзаце первом пункта 2 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих", признанном настоящим Постановлением не соответствующим Конституции Российской Федерации, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17350
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 672 раза
Поблагодарили: 7786 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 07 дек 2017, 15:37 #441

Постановление Конституционного Суда РФ от 05.12.2017 N 36-П
"По делу о проверке конституционности пункта 1 части 2 статьи 10 Федерального закона "О страховых пенсиях" в связи с запросом Кузнецкого районного суда Пензенской области"

Право на получение пенсии по случаю потери кормильца не должно находиться в зависимости от способа поступления в иностранную образовательную организацию


Конституционный Суд РФ признал пункт 1 части 2 статьи 10 Федерального закона "О страховых пенсиях" не соответствующим Конституции РФ в той мере, в какой он служит основанием для отказа в назначении страховой пенсии по случаю потери кормильца его детям, самостоятельно (без направления на учебу в соответствии с международным договором Российской Федерации) поступившим в иностранные образовательные организации и обучающимся в них по очной форме обучения по образовательным программам, которые могут быть отнесены к категории основных, на период до окончания ими такого обучения, но не дольше чем до достижения ими возраста 23 лет.

Конституционный Суд РФ, в частности, отметил следующее.

Конституционный принцип равенства означает помимо прочего обеспечение равных условий для реализации лицами, относящимися к одной и той же категории (в данном случае - к категории детей умершего кормильца, обучающихся по очной форме обучения по основным образовательным программам в организациях, осуществляющих образовательную деятельность), своих пенсионных прав вне зависимости от места расположения образовательной организации (на территории РФ или за ее пределами), в которой они обучаются, а если в качестве таковой выступает иностранная образовательная организация, расположенная за пределами территории РФ, - вне зависимости от способа поступления в нее. Соответственно, условия назначения страховой пенсии по случаю потери кормильца его детям, обучающимся по очной форме обучения по основным образовательным программам в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, должны определяться таким образом, чтобы обеспечить ее выплату всем лицам, относящимся к данной категории, включая тех из них, кто обучается по очной форме обучения в расположенных за пределами территории РФ иностранных образовательных организациях по образовательным программам, которые могут быть отнесены к категории основных, - причем независимо от способа поступления таких лиц в иностранные образовательные организации (самостоятельно либо по направлению в соответствии с международными договорами РФ) - до окончания ими такого обучения, но не дольше чем до достижения ими возраста 23 лет.

Между тем пункт 1 части 2 статьи 10 Федерального закона "О страховых пенсиях" напрямую связывает право детей умершего кормильца, обучающихся в иностранных образовательных организациях, расположенных за пределами территории РФ, на получение пенсии по случаю потери кормильца с фактом направления на обучение в соответствии с международными договорами РФ и тем самым, в нарушение конституционного принципа равенства, порождает не согласующуюся с конституционно значимыми целями дифференциацию правового положения детей умершего кормильца, обучающихся в иностранных образовательных организациях, единственным основанием которой выступает способ поступления в соответствующее учебное заведение, что приводит к необоснованным различиям при реализации указанными лицами конституционного права на социальное обеспечение в случае потери кормильца.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17350
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 672 раза
Поблагодарили: 7786 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 08 дек 2017, 16:50 #442

Постановление Конституционного Суда РФ от 06.12.2017 N 37-П
"По делу о проверке конституционности абзаца тринадцатого статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации и части 2 статьи 13 и пункта 1.1 части 1 статьи 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.Г. Жукова"


Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа (в том числе утратившего силу) акту большей юридической силы, принимает решение в соответствии с последним

Конституционный Суд РФ признал положения абзаца тринадцатого статьи 12 ГК РФ и части 2 статьи 13 АПК РФ не противоречащими Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу эти положения предполагают обязанность арбитражного суда, рассматривающего гражданское дело, проверить нормативный правовой акт, подлежащий применению в данном гражданском деле (включая утративший юридическую силу), на соответствие иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, в том числе если о противоречии между ними заявляет лицо, участвующее в деле, и в случае установления такого противоречия - вынести решение в соответствии с нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу.

Конституционный Суд РФ, в частности, отметил, что если подлежащий применению арбитражным судом в гражданском деле нормативный правовой акт отменен до начала или в период производства по административному исковому заявлению о признании его недействующим, поданному лицом, участвующим в данном гражданском деле, и по этой причине не может быть признан недействующим, отказ арбитражного суда оценить в ходе рассмотрения дела такой акт на предмет его соответствия нормативному правовому акту большей юридической силы означал бы не только отступление от требования статьи 120 (часть 2) Конституции РФ, но и неприемлемый в правовом государстве отказ в праве на судебную защиту, которое не подлежит ограничению.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17350
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 672 раза
Поблагодарили: 7786 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 14 дек 2017, 16:28 #443

Постановление Конституционного Суда РФ от 13.12.2017 N 40-П
"По делу о проверке конституционности пункта 6 части первой статьи 13 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" в связи с жалобой гражданки Т.С. Овечкиной"

Радиационный риск, которому подверглись дети, находившиеся на территории зоны отселения в период после аварии на Чернобыльской АЭС в состоянии внутриутробного развития, и граждане, проживавшие на указанной территории в соответствующий хронологический период, признается одинаковым


Конституционный Суд РФ признал пункт 6 части первой статьи 13 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" не противоречащим Конституции РФ, поскольку он не предполагает возможности лишения граждан из числа детей, находившихся в состоянии внутриутробного развития на момент выезда их матерей из населенных пунктов зоны отселения, откуда население подлежало обязательному переселению, в период до завершения такого переселения, статуса лиц, пострадавших вследствие чернобыльской катастрофы, если он раньше был им предоставлен, и, соответственно, права на возмещение вреда и меры социальной поддержки, установленные данным Законом.

Конституционный Суд РФ, в частности, указал следующее.

Дети, находившиеся в состоянии внутриутробного развития на момент эвакуации, не выделены законодателем в отдельную категорию пострадавших вследствие чернобыльской катастрофы, а отнесены к лицам, покинувшим территории зоны отчуждения или зоны отселения. В отличие от детей первого и последующих поколений граждан, получивших или перенесших лучевую болезнь или другие радиационно обусловленные заболевания, либо признанных инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, либо принимавших участие в работах по ликвидации ее последствий в 1986 - 1987 годах, либо выехавших из зоны отчуждения или зоны отселения, а также детей, страдающих болезнями вследствие чернобыльской катастрофы или обусловленными генетическими последствиями радиоактивного облучения одного из родителей, дети, находившиеся в состоянии внутриутробного развития на территории указанных зон, подверглись непосредственному радиационному воздействию, что дает им право на возмещение вреда и меры социальной поддержки.

Проживание беременной женщины на территории, загрязнение которой радионуклидами превышает установленные значения, в силу наличия биологической связи между организмом матери и плодом обусловливает радиационное воздействие на плод, равное радиационному воздействию на организм матери. Следовательно, статус ребенка, в состоянии внутриутробного развития находившегося на территории, загрязнение которой радионуклидами превышает установленные значения, не может отличаться от статуса матери, в том числе в случае ее выезда с данной территории в целях минимизации последствий радиационного риска. В полной мере это относится к детям, которые находились в состоянии внутриутробного развития на момент выезда их матерей не только из зоны отчуждения, но и из тех населенных пунктов зоны отселения, проживание в которых вследствие высокого радиационного риска было запрещено и где не могли быть обеспечены условия, безопасные для здоровья беременных женщин и нормального развития плода.

Будучи прямо обусловленным невозможностью безопасного для здоровья проживания на указанной территории зоны отселения, переселение на новое место жительства из расположенных там населенных пунктов, так же как и эвакуация из зоны отчуждения, имело вынужденный характер. Поскольку переселение из населенных пунктов зоны отселения, в которых проживание было запрещено, осуществлялось в силу тех же оснований, что и эвакуация из населенных пунктов, отнесенных к зоне отчуждения на территории РФ, постольку правовые последствия такого переселения должны быть аналогичны правовым последствиям эвакуации из зоны отчуждения - с учетом различий в номинальных показателях радиационного риска, обусловливающих как применение различного порядка организации выезда с данных территорий, так и дифференциацию объема социальной защиты, предоставляемой названным категориям граждан.

Соответственно, использование законодателем в пункте 6 части первой статьи 13 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" термина "эвакуация" для обозначения способа выезда с территории зоны отселения женщины, вынашивавшей ребенка, в целях решения вопроса о признании такого ребенка после его рождения гражданином, выехавшим из зоны отселения, не может исключать присвоения ему указанного статуса (а тем более возобновления такого статуса путем замены ранее выданного удостоверения) и в том случае, если его мать покинула зону отселения не в порядке эвакуации, а в порядке переселения.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

Аватара пользователя
евгений 76
Заслуженный участник
Сообщения: 10103
Зарегистрирован: 13 мар 2010, 09:24
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 1224 раза
Поблагодарили: 2686 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение евгений 76 » 16 янв 2018, 20:52 #444

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 
 ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 12 января 2018 г. N 2-П 
ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЕЙ 36 И 82 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О СЛУЖБЕ В ОРГАНАХ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ ГРАЖДАНКИ Н.В. КУРГАЕВОЙ
Показать текст
установил:
 
1. Заявительница по настоящему делу гражданка Н.В. Кургаева оспаривает конституционность частей 1 - 9 статьи 36 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", регулирующих правоотношения с сотрудником органов внутренних дел при сокращении его должности, и ряда положений статьи 82 того же Федерального закона, закрепляющей основания прекращения или расторжения контракта с сотрудником органов внутренних дел, а именно пункта 3 ее части 3, предусматривающей, что контракт подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел увольнению со службы в органах внутренних дел в связи с невозможностью перевода или отказом сотрудника от перевода на иную должность в органах внутренних дел (за исключением случаев отказа от перевода по основаниям, предусмотренным частью 3, пунктами 1, 3 и 6 части 5, пунктом 2 части 7 и частью 9 статьи 30 данного Федерального закона), а также части 6 данной статьи, устанавливающей, по каким основаниям расторжение контракта с сотрудником органов внутренних дел осуществляется по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя, и части 7, согласно которой расторжение контракта по основанию, предусмотренному, в частности, пунктом 11 ее части 2, т.е. в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником, осуществляется по инициативе одной из сторон контракта; при этом расторжение контракта по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя допускается только в случае невозможности перевода или отказа сотрудника органов внутренних дел от перевода на иную должность в органах внутренних дел.
1.1. Н.В. Кургаева, проходившая службу в органах внутренних дел в должности начальника отдела управления организации охраны общественного порядка и взаимодействия с органами исполнительной власти Республики Башкортостан и органами местного самоуправления Главного управления МВД России по Республике Башкортостан на основании контракта, заключенного на неопределенный срок, после сокращения замещаемой ею должности была зачислена в распоряжение Главного управления МВД России по Республике Башкортостан (приказы от 30 июля 2015 года и от 31 июля 2015 года). От замещения предлагавшихся ей вакантных должностей в территориальных и структурных подразделениях Главного управления МВД России по Республике Башкортостан она отказалась, в связи с чем была уволена со службы по основанию, предусмотренному пунктом 3 части 3 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (приказ от 28 января 2016 года).
Считая свое увольнение незаконным, Н.В. Кургаева обратилась в Ленинский районный суд города Уфы с иском к Главному управлению МВД России по Республике Башкортостан, требуя отмены приказов о сокращении ее должности и увольнении, восстановления на службе, выплаты денежного довольствия за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и т.д. В обоснование своих требований истица, в частности, указывала на то, что является одинокой матерью, самостоятельно воспитывающей малолетнего ребенка - дочь 2007 года рождения, а следовательно, на нее распространяется гарантия, установленная частью четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации для одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет, при увольнении по инициативе работодателя; кроме того, в период нахождения в распоряжении Главного управления МВД России по Республике Башкортостан ей не были предложены нижестоящие вакантные должности в ранее возглавляемом ею отделе.
Ленинский районный суд города Уфы, согласившись с доводами истицы, пришел к выводу, что в силу части 2 статьи 3 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" к правоотношениям, связанным с увольнением со службы в органах внутренних дел одинокой матери, воспитывающей малолетнего ребенка, применяется часть четвертая статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации, а потому Н.В. Кургаева не подлежит увольнению со службы в связи с сокращением замещаемой ею должности по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя. Решением от 25 июля 2016 года заявленные исковые требования были частично удовлетворены: приказ об увольнении Н.В. Кургаевой со службы в органах внутренних дел признан незаконным и отменен, она была восстановлена на службе с зачислением в распоряжение Главного управления МВД России по Республике Башкортостан, в ее пользу взыскано денежное довольствие за время вынужденного прогула и компенсация морального вреда.
Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 2 ноября 2016 года решение Ленинского районного суда города Уфы было отменено и принято новое решение, которым в удовлетворении требований Н.В. Кургаевой было отказано. По мнению суда апелляционной инстанции, вывод суда первой инстанции не соответствует обстоятельствам дела и основан на неправильном применении правовых норм: гарантия, установленная трудовым законодательством для одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет, в данном случае применяться не должна, поскольку увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 3 части 3 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", осуществляется в силу обязательного и безусловного предписания закона и не может рассматриваться как увольнение по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя; кроме того, истица имела возможность выбора основания увольнения - ей предлагалось подать рапорт об увольнении по основанию, предусмотренному пунктом 11 части 2 статьи 82 названного Федерального закона (в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником), однако она от этого предложения отказалась, указав, что для увольнения по данному основанию рапорт от нее не требуется.
Определением судьи Верховного суда Республики Башкортостан от 22 февраля 2017 года и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 3 мая 2017 года в передаче кассационных жалоб Н.В. Кургаевой для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано.
1.2. В соответствии со статьями 36, 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации принимает к рассмотрению жалобу гражданина на нарушение его конституционных прав и свобод законом, примененным в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, если придет к выводу, что оспариваемые законоположения затрагивают конституционные права и свободы заявителя и что имеется неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли эти законоположения Конституции Российской Федерации; Конституционный Суд Российской Федерации принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению, оценивая как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм.
Нарушение положениями статей 36 и 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" своих прав, гарантируемых статьями 7, 19 (части 1 и 2), 37 (часть 1), 38 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, Н.В. Кургаева усматривает в том, что эти положения не относят основание увольнения сотрудника органов внутренних дел, предусмотренное пунктом 3 части 3 статьи 82 названного Федерального закона, к основаниям увольнения по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя, препятствуя тем самым предоставлению сотруднику органов внутренних дел - одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет, гарантии, предусмотренной частью четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации, а также не обязывают руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя предлагать сотруднику, подлежащему увольнению в связи с проведением организационно-штатных мероприятий, влекущих сокращение замещаемой им должности, все имеющиеся вакантные должности, что позволяет производить увольнение из органов внутренних дел произвольно, по усмотрению соответствующего руководителя.
Между тем, как следует из представленных заявительницей судебных постановлений, пункт 2 части 1, части 2, 3 и 6 - 8 статьи 36 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" при разрешении ее дела не применялись. Что касается положений пункта 1 части 1, частей 4, 5, 9 статьи 36, частей 6 и 7 статьи 82 названного Федерального закона, то они определяют особенности прохождения службы сотрудниками органов внутренних дел, должности которых сокращаются, предусматривают заблаговременное уведомление таких сотрудников о предстоящих организационно-штатных мероприятиях и возможность освобождения их от замещаемой должности в органах внутренних дел и зачисления в распоряжение федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, обязывают руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя предлагать увольняемому сотруднику иные должности с учетом уровня его квалификации, образования и стажа службы в органах внутренних дел (выслуги лет) или стажа (опыта) работы по специальности, закрепляют, что при отказе сотрудника органов внутренних дел от замещения соответствующих должностей либо при их отсутствии он подлежит увольнению по основанию, предусмотренному пунктом 11 части 2 статьи 82 данного Федерального закона (в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником), а также перечисляют основания увольнения со службы в органах внутренних дел по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя. Как таковые указанные положения не содержат неопределенности применительно к обстоятельствам дела заявительницы и не могут расцениваться как нарушающие ее права и свободы, в связи с чем в этой части ее жалоба не является допустимой по смыслу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Соответственно, в силу предписаний пункта 2 статьи 43 и статьи 68 названного Федерального конституционного закона производство по настоящему делу в части, касающейся проверки конституционности частей 1 - 9 статьи 36 и частей 6 и 7 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", подлежит прекращению, что не препятствует Конституционному Суду Российской Федерации учитывать эти положения при оценке конституционности пункта 3 части 3 его статьи 82.
Таким образом, пункт 3 части 3 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" является предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу в той мере, в какой он служит основанием увольнения со службы сотрудника органов внутренних дел - одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет, в случае, когда в процессе осуществления организационно-штатных мероприятий и сокращения замещаемой ею должности она отказывается от перевода на иную должность в органах внутренних дел.
2. Согласно Конституции Российской Федерации труд свободен; каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (статья 37, часть 1); граждане Российской Федерации имеют равный доступ к государственной службе (статья 32, часть 4).
В силу приведенных конституционных положений во взаимосвязи с конкретизирующими их положениями федерального законодательства о государственной службе в Российской Федерации служба в органах внутренних дел, заключая контракт о прохождении которой гражданин реализует право на свободное распоряжение своими способностями к труду и на выбор рода деятельности, является одним из видов федеральной государственной службы и представляет собой профессиональную служебную деятельность граждан Российской Федерации по обеспечению безопасности, законности и правопорядка, по борьбе с преступностью, по защите прав и свобод человека и гражданина. Такая деятельность осуществляется в публичных интересах, а лица, которые проходят службу в органах внутренних дел, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их специальный правовой статус (совокупность прав и свобод, гарантируемых государством, а также обязанностей и ответственности), содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним и их обязанности по отношению к государству.
Спецификой профессиональной деятельности сотрудников органов внутренних дел предопределяется право федерального законодателя вводить особые правила поступления на службу в органы внутренних дел, ее прохождения и прекращения служебных отношений с учетом задач, стоящих перед органами внутренних дел, принципов их организации и функционирования, при условии обеспечения баланса между конституционно защищаемыми ценностями, публичными и частными интересами и с соблюдением вытекающих из Конституции Российской Федерации принципов справедливости, равенства и соразмерности.
Правовое регулирование отношений, связанных с прохождением государственной службы, в том числе в органах внутренних дел, - исходя из публичного характера профессиональной служебной деятельности и необходимости ее непрерывного осуществления - должно быть направлено, как подчеркивается в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 29 марта 2016 года N 8-П, на сохранение определенной стабильности служебных отношений, которая достигается, в частности, установлением гарантий от произвольного увольнения лиц, замещающих должности государственной службы, и предполагает не только возможность увольнения государственного служащего исключительно по основаниям, предусмотренным законом, но и использование правовых механизмов увольнения в строгом соответствии с их предназначением и обстоятельствами, которые являются предпосылкой для их применения.
Осуществляя в порядке статьи 71 (пункты "г", "м", "т") Конституции Российской Федерации правовое регулирование отношений, связанных с поступлением на службу в органы внутренних дел, ее прохождением и прекращением, федеральный законодатель обязан принимать во внимание и те ее положения, которые имеют общее значение и потому должны учитываться при регламентации различных видов профессиональной деятельности. Так, государственные гарантии, предоставляемые женщинам в связи с материнством и воспитанием детей, - в силу статей 7 и 38 (часть 1) Конституции Российской Федерации, закрепляющих социальный характер российского государства и необходимость защиты семьи, материнства и детства, в том числе в трудовых и государственно-служебных отношениях, а также требований международных актов (пункт 3 статьи 27 Конвенции о правах ребенка) - имеют целью как защиту интересов ребенка, создание условий, необходимых для его полноценного развития, так и обеспечение женщинам возможности сочетать семейные обязанности с профессиональной деятельностью, достижение фактического равенства в сфере труда (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 октября 2013 года N 21-П).
3. Мероприятия по сокращению должностей государственной службы в конкретном государственном органе, осуществляемые в целях оптимизации численности и состава государственных служащих, упорядочения распределения нагрузки на них, улучшения работы данного государственного органа, в итоге должны быть направлены на совершенствование организации и прохождения государственной службы в таком государственном органе и, как следствие, - на повышение эффективности его функционирования как неотъемлемой части механизма реализации публичных функций государства.
Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 29 марта 2016 года N 8-П, проведение такого рода организационно-штатных мероприятий, являющихся основной предпосылкой прекращения служебного контракта с государственным служащим по соответствующему основанию, должно сопровождаться соблюдением установленной законом процедуры, а высвобождаемым государственным служащим должны предоставляться гарантии, обеспечивающие справедливость и обоснованность их увольнения, а также защиту от произвольного прекращения служебного контракта.
3.1. Наряду с общими гарантиями, предоставляемыми всем сотрудникам органов внутренних дел, должности которых подлежат сокращению, на проходящих государственную службу женщин, являющихся одинокими матерями, воспитывающими детей в возрасте до 14 лет, распространяются специальные меры государственной защиты, включая гарантии, направленные на предотвращение потери ими работы (увольнения с государственной службы) и утраты заработка (денежного содержания).
Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 15 октября 2013 года N 21-П отметил, что в системе действующего правового регулирования гарантия, связанная с запретом увольнения одиноких матерей, воспитывающих детей в возрасте до 14 лет, по инициативе работодателя (представителя нанимателя) в связи с сокращением численности или штата (проведением организационно-штатных мероприятий), прямо либо косвенно распространяется на женщин, состоящих в трудовых отношениях, проходящих государственную, в том числе государственную гражданскую, службу либо являющихся муниципальными служащими. Для женщин, работающих по трудовому договору, гарантии при расторжении трудового договора прямо установлены статьей 261 Трудового кодекса Российской Федерации; гарантии защиты от увольнения для беременных женщин-военнослужащих, а также женщин-военнослужащих, исполняющих материнские обязанности, непосредственно закреплены пунктом 25 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237). Что касается женщин, реализующих свое право на труд путем прохождения государственной службы иного вида, то законодательство, определяющее их правовое положение как государственных служащих, не включает специальные гарантии, связанные с материнством и воспитанием детей, - такие гарантии предоставляются им на основании отсылочных норм, предусматривающих возможность применения трудового законодательства в части, не урегулированной законодательством о конкретном виде государственной службы.
Так, воспитывающим детей в возрасте до 14 лет одиноким матерям из числа прокурорских работников гарантии защиты от увольнения предоставляются на основании пункта 3 статьи 40.1 и статьи 43 Федерального закона от 17 января 1992 года N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации"; Федеральным законом от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ "О полиции" (часть 2 статьи 34) действие трудового законодательства распространено на сотрудников полиции в части, не урегулированной законодательством, регламентирующим вопросы прохождения службы в органах внутренних дел, и данным Федеральным законом; к правоотношениям, связанным со службой в органах внутренних дел, нормы трудового законодательства применяются в случаях, не урегулированных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и другими нормативными правовыми актами, регламентирующими данные правоотношения (часть 2 статьи 3 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации").
Положений, исключающих предоставление гарантий, которые установлены для женщин в связи с рождением и воспитанием детей на случай увольнения по инициативе работодателя (представителя нанимателя, уполномоченного руководителя), ни названные федеральные законы, ни законодательство о государственной службе в целом не содержат. Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 22 ноября 2011 года N 25-П, это свидетельствует о том, что само по себе введение повышенной защиты для указанных категорий государственных служащих рассматривается законодателем как совместимое с особенностями прохождения государственной службы соответствующего вида, а правовая природа таких гарантий, направленных наряду с другими мерами государственной поддержки на защиту материнства и детства, предопределяет широкую сферу их применения.
Избранный федеральным законодателем подход согласуется с принципом социального государства, обязывающего публичную власть надлежащим образом осуществлять государственную поддержку и защиту семьи, материнства, отцовства и детства, устанавливать гарантии социальной защиты на основе общепринятых в правовом и социальном государстве стандартов и гуманитарных ценностей и обеспечивать институту семьи эффективную защиту, адекватную целям социальной и экономической политики Российской Федерации (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2007 года N 4-П и от 15 декабря 2011 года N 28-П). При этом наличие определенной специфики прохождения государственной службы того или иного вида, по смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 15 октября 2013 года N 21-П, не может приводить к различиям в правовом положении женщин, совмещающих прохождение службы с выполнением материнских обязанностей, в зависимости от вида государственной службы; соответственно, прохождение государственной службы определенного вида само по себе не может служить оправданием для отмены в отношении избравших ее женщин - одиноких матерей, воспитывающих детей, не достигших 14-летнего возраста, правовых гарантий, имеющих целью их защиту от увольнения в связи с сокращением численности или штата сотрудников соответствующего государственного органа.
3.2. Федеральный закон "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", устанавливая возможность сокращения должностей, замещаемых сотрудниками органов внутренних дел, определяет для таких случаев и особенности прохождения службы сотрудниками, должности которых подлежат сокращению.
Так, пункт 1 части 1 статьи 36 данного Федерального закона предусматривает возможность продолжения службы сотрудником органов внутренних дел, должность которого сокращается, на иной должности, предоставленной ему с учетом уровня его квалификации, образования и стажа службы в органах внутренних дел (выслуги лет) или стажа (опыта) работы по специальности. При этом часть 7 его статьи 82, закрепляя правило, в силу которого увольнение по некоторым предусмотренным в ее части 2 основаниям, в том числе в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником (пункт 11), осуществляется по инициативе одной из сторон контракта, содержит и специальную гарантию, направленную на обеспечение сотруднику органов внутренних дел возможности продолжить службу: расторжение контракта с сотрудником органов внутренних дел по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя по данному основанию допускается только в случае невозможности перевода или отказа сотрудника органов внутренних дел от перевода на иную должность в органах внутренних дел. Тем самым, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 9 марта 2017 года N 357-О, в системе действующего правового регулирования обеспечивается возможность - при наличии соответствующих вакантных должностей - продолжения сотрудником органов внутренних дел, должность которого подлежит сокращению, службы на равноценной или нижестоящей должности, избранной с учетом его квалификации, образования и стажа (опыта) работы по специальности.
Кроме того, в ходе проведения организационно-штатных мероприятий может быть решен вопрос о переводе сотрудника, должность которого подлежит сокращению, и на вышестоящую должность. В таком случае, как это вытекает из взаимосвязанных положений части 3 статьи 30, подпункта "а" пункта 3 части 4 статьи 33 и части 6 статьи 36 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", по предложению уполномоченного руководителя проводится внеочередная аттестация сотрудника органов внутренних дел.
Что касается расторжения контракта с сотрудником органов внутренних дел в связи с сокращением замещаемой им должности по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя, то оно возможно только в двух случаях, один из которых - невозможность перевода на иную должность в органах внутренних дел, которая, по буквальному смыслу части 7 статьи 82 названного Федерального закона, обусловливается отсутствием вакантных должностей, соответствующих уровню квалификации, образования сотрудника и стажу службы в органах внутренних дел (выслуге лет) либо стажу (опыту) работы по специальности. Намерение федерального законодателя придать данной норме именно такой смысл подтверждается содержащимся в ней указанием на второй случай расторжения контракта по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя - отказ сотрудника органов внутренних дел от перевода на иную должность в органах внутренних дел. Таким образом, само по себе сокращение замещаемой сотрудником должности не влечет его безусловного увольнения, - оно выступает лишь предпосылкой расторжения служебного контракта.
То обстоятельство, что закон прямо не обязывает руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя предлагать сотруднику, чья должность подлежит сокращению, все без исключения вакантные должности, которые он с учетом уровня квалификации, образования и стажа службы в органах внутренних дел (выслуги лет) или стажа (опыта) работы по специальности может замещать, не означает, что при решении данного вопроса указанные должностные лица обладают неограниченной свободой усмотрения, могут действовать произвольно, выбирая вакантные должности, которые они считают возможным предложить сотруднику. В противном случае нарушался бы баланс публичных и частных интересов, а задача обеспечения эффективного функционирования органов внутренних дел, в том числе на основе максимально полного использования знаний и опыта сотрудников путем перевода их на иные должности, не была бы решена в полной мере.
Как следует из правовой позиции, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 1 марта 2017 года N 3-П, при наличии вакантных должностей в органах внутренних дел сотруднику, признанному ограниченно годным к службе или годным к службе с незначительными ограничениями, соответствующие должности (с учетом квалификационных требований по каждой из них) должны быть предложены; могут не предлагаться те вакантные должности, для замещения которых сотрудник не обладает необходимыми профессиональными качествами, либо имеются иные объективные обстоятельства, препятствующие его переводу на такие должности.
Приведенная правовая позиция в полной мере применима и к случаям сокращения должностей в органах внутренних дел, поскольку и в таких случаях сотрудник увольняется по основанию, не связанному с его виновным поведением: как прямо следует из части 7 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", ему должна быть предоставлена возможность перевода на другую должность. При этом предполагается, что сотрудник органов внутренних дел также ответственно подходит к принятию решения о согласии на перевод либо об отказе от перевода на предложенные ему вакантные должности, действует добросовестно, руководствуется намерением продолжить службу в органах внутренних дел, стремлением реализовать свои профессиональные навыки.
4. В случае сокращения должности в органах внутренних дел замещающий ее сотрудник, который отказался от предложенной вакантной равноценной или нижестоящей должности, увольняется, как предписывает часть 4 статьи 36 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", по основанию, указанному в пункте 11 части 2 его статьи 82, - в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником. Это означает, что и расторжение контракта с сотрудником - независимо от того, отсутствуют в органах внутренних дел вакантные должности либо он отказался от замещения предложенных вакантных должностей, - осуществляется по тому же основанию, связанному с проведением организационно-штатных мероприятий.
В то же время согласно пункту 3 части 3 данной статьи контракт о прохождении службы в органах внутренних дел подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел - увольнению со службы в органах внутренних дел в связи с невозможностью перевода или отказом сотрудника от перевода на иную должность в органах внутренних дел, за исключением случаев отказа от перевода по основаниям, предусмотренным в статье 30 того же Федерального закона, а именно ее частью 3 (перевод сотрудника на вышестоящую должность рядового состава, младшего, среднего или старшего начальствующего состава по результатам аттестации и (или) конкурса, а также из кадрового резерва), пунктами 1, 3 и 6 части 5 (перевод сотрудника на равнозначную должность в связи с необходимостью замещения другой должности в интересах службы либо в порядке ротации; перевод сотрудника на равнозначную должность по личным или семейным обстоятельствам; перевод сотрудника органов внутренних дел на равнозначную должность в связи с прекращением срочного контракта), пунктом 2 части 7 (перевод сотрудника на нижестоящую должность по личным или семейным обстоятельствам) и частью 9 (перевод сотрудника при его зачислении в образовательную организацию высшего образования федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел для обучения по очной форме либо для подготовки и защиты диссертации на соискание ученой степени доктора наук в образовательной организации или научной организации федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел).
Одновременно с установлением указанного специального основания увольнения со службы в органах внутренних дел федеральный законодатель предусмотрел в части 10 статьи 30 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" и условия его применения: при невозможности перевода сотрудника органов внутренних дел на иную должность в органах внутренних дел или его отказе от такого перевода сотрудник подлежит увольнению со службы в органах внутренних дел (за исключением перечисленных в той же статье случаев), и такое увольнение производится по основанию, предусмотренному пунктом 3 части 3 статьи 82 названного Федерального закона только в тех случаях, когда иное не предусмотрено данным Федеральным законом.
Кроме того, согласно части 8 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" сотрудник органов внутренних дел вправе выбрать основание увольнения со службы в органах внутренних дел, если он может быть уволен по каким-либо двум или более из перечисленных в данной норме основаниям: по истечении срока действия срочного контракта (пункт 1 части 1), по достижении предельного возраста пребывания на службе (пункт 2 части 1), по соглашению сторон (пункт 1 части 2), в связи с изменением условий контракта и отказом сотрудника от продолжения службы в органах внутренних дел (пункт 3 части 2), по выслуге лет, дающей право на получение пенсии (пункт 4 части 2), по состоянию здоровья - на основании заключения военно-врачебной комиссии об ограниченной годности к службе в органах внутренних дел и о невозможности выполнять служебные обязанности в соответствии с замещаемой должностью при отсутствии возможности перемещения по службе (пункт 8 части 2), в связи с восстановлением в должности в органах внутренних дел сотрудника, ранее замещавшего эту должность, в случае отказа сотрудника, замещающего эту должность, от перевода на другую должность (пункт 9 части 2), в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником (пункт 11 части 2), в связи с истечением срока нахождения сотрудника в распоряжении федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения (пункт 12 части 2), в связи с нарушением условий контракта уполномоченным руководителем (пункт 16 части 2), в связи с болезнью - на основании заключения военно-врачебной комиссии о негодности к службе в органах внутренних дел (пункт 1 части 3), в связи с невозможностью перевода или отказом сотрудника от перевода на иную должность в органах внутренних дел (пункт 3 части 3).
Следовательно, расторжение контракта с сотрудником органов внутренних дел и его увольнение со службы по основанию, предусмотренному пунктом 3 части 3 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", возможно, если только данным Федеральным законом не предусмотрены иные последствия невозможности перевода сотрудника органов внутренних дел на иную должность в органах внутренних дел (отказа от перевода), либо если отсутствуют иные, прямо предусмотренные им основания увольнения, в большей степени соответствующие обстоятельствам, послужившим причиной увольнения, либо если данное основание увольнения выбрано самим увольняемым со службы в органах внутренних дел сотрудником в порядке реализации права, предоставленного ему частью 8 той же статьи.
Поскольку, таким образом, увольнение сотрудника органов внутренних дел в связи с невозможностью перевода или его отказом от перевода на иную должность в органах внутренних дел может производиться в тех случаях, когда Федеральным законом "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" не предусмотрено специальное основание увольнения сотрудника, отказавшегося от перевода на иную должность, и осуществляется по объективным причинам (в случае отсутствия возможности перевести увольняемого сотрудника органов внутренних дел на иную равнозначную или нижестоящую должность) или по воле увольняемого сотрудника органов внутренних дел (при его отказе от замещения предложенных вакантных должностей либо в случае выбора им данного основания увольнения), данное основание увольнения обоснованно не включено в перечень оснований увольнения по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя, содержащийся в части 6 статьи 82 названного Федерального закона.
Соответственно, руководитель федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченный руководитель при решении вопроса об увольнении сотрудника органов внутренних дел, должность которого сокращается, связан требованиями Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", обязывающими его выбрать то основание увольнения, которое прямо предписано названным Федеральным законом для соответствующих обстоятельств увольнения (тем более если определенное основание увольнения или отнесение его к основаниям увольнения по инициативе указанных должностных лиц сопряжено с предоставлением специальных гарантий, в том числе обусловленных реализацией конституционных положений о защите материнства и детства), либо - если увольняемому сотруднику органов внутренних дел предоставлено право выбора основания увольнения со службы - волеизъявлением самого сотрудника. В противном случае - вопреки конституционным положениям о правовом и социальном государстве и в нарушение принципов справедливости и равенства - допускался бы произвольный выбор указанными должностными лицами основания увольнения сотрудника органов внутренних дел, должность которого сокращается, ущемлялись бы права сотрудников органов внутренних дел, а сам пункт 3 части 3 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" утрачивал бы качество определенности.
Между тем именно в силу принципа правовой определенности, выступающего одним из основных признаков верховенства права, избранное основание увольнения должно соответствовать тем фактическим обстоятельствам, которые послужили его причиной, что согласуется также с общим принципом реализации норм права, предполагающим, в свою очередь, соответствие имеющих место фактических обстоятельств сформулированному законодателем содержанию нормы (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2014 года N 2749-О, Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 марта 2016 года N 8-П).
Таким образом, пункт 3 части 3 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" не противоречит Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования содержащееся в нем положение не предполагает возможность применения предусмотренного им основания расторжения контракта по инициативе (по выбору) руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя в отношении сотрудника органов внутренних дел - одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет, и тем самым - лишения ее гарантий, предоставляемых при увольнении со службы в целях защиты материнства и детства, в случае, когда при сокращении замещаемой ею должности в процессе осуществления организационно-штатных мероприятий она отказывается от перевода на иную вакантную должность.
Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 6, 47.1, 71, 72, 74, 75, 78, 79 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
 
постановил:
 
1. Признать пункт 3 части 3 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования содержащееся в нем положение не предполагает возможность применения предусмотренного им основания расторжения контракта по инициативе (по выбору) руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя в отношении сотрудника органов внутренних дел - одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет, в случае, когда при сокращении замещаемой ею должности в процессе осуществления организационно-штатных мероприятий она отказывается от перевода на иную вакантную должность.
2. Конституционно-правовой смысл пункта 3 части 3 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным, что исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике.
3. Прекратить производство по настоящему делу в части, касающейся проверки конституционности частей 1 - 9 статьи 36, а также частей 6 и 7 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации".
4. Правоприменительные решения по делу гражданки Кургаевой Надежды Викторовны, основанные на пункте 3 части 3 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" в истолковании, расходящемся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке.
http://www.consultant.ru/cons/cgi/onlin ... 57618308#0

 

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17350
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 672 раза
Поблагодарили: 7786 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 24 янв 2018, 16:19 #445

Постановление Конституционного Суда РФ от 22.01.2018 N 4-П
"По делу о проверке конституционности пункта 3 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан А.А. Шакировой, М.М. Шакирова и А.М. Шакировой"

При предоставлении жилых помещений в связи с наличием у несовершеннолетнего тяжелых форм хронических заболеваний должен быть соблюден баланс прав такого несовершеннолетнего, его родителей, других членов его семьи, проживающих совместно с ним


Конституционный Суд РФ признал пункт 3 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса РФ не противоречащим Конституции РФ, поскольку содержащееся в нем положение по своему конституционно-правовому смыслу:

предполагает вынесение решения о внеочередном предоставлении жилого помещения по договору социального найма несовершеннолетнему гражданину, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, указанного в перечне, предусмотренном пунктом 4 части первой статьи 51 ЖК РФ, с учетом площади, необходимой для проживания в нем также по крайней мере одного взрослого члена семьи, осуществляющего уход за этим несовершеннолетним;

само по себе не может служить основанием для отказа в предоставлении жилого помещения несовершеннолетнему гражданину, страдающему соответствующим заболеванием, с учетом необходимости проживания в нем также его родителей и других членов семьи, если, исходя из обстоятельств конкретного дела, их совместное проживание является определяющим для состояния здоровья несовершеннолетнего, его развития и интеграции в общество и при наличии у публичного образования фактических возможностей для предоставления жилого помещения соответствующей площади.

Конституционный Суд РФ, в частности, отметил следующее.

Несовершеннолетние дети, страдающие заболеваниями, указанными в Перечне тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире (утвержден Постановлением Правительства РФ от 16 июня 2006 года N 378), в частности дети-инвалиды, нуждаются в том, чтобы им были обеспечены условия для полноценного развития и интеграции в общество. В этих целях при осуществлении правового регулирования общественных отношений с участием инвалидов необходимо учитывать их интересы и потребности как лиц, нуждающихся в повышенной социальной защите, что предполагает не только создание специальных правовых механизмов, предоставляющих инвалидам дополнительные преимущества и гарантирующих им право на равные с другими гражданами возможности при реализации конституционных прав, но и введение мер социальной поддержки для лиц, осуществляющих социально значимую функцию воспитания детей-инвалидов и ухода за ними, связанную с повышенными психологическими и эмоциональными нагрузками, физическими и материальными затратами, с тем чтобы определенным образом компенсировать таким лицам соответствующие обременения, возникающие в связи с необходимостью обеспечивать особые нужды и потребности детей-инвалидов, обусловленные их возрастом и состоянием здоровья.

Предоставление жилого помещения в порядке, предусмотренном пунктом 3 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса РФ, в расчете лишь на самого несовершеннолетнего, страдающего тяжелой формой хронического заболевания из числа указанных в перечне, предусмотренном пунктом 4 части 1 статьи 51 данного Кодекса, фактически приводило бы либо к отказу от использования данной льготы, либо - при ее использовании - к существенным затруднениям в реализации родителями прав и обязанностей, возлагаемых на них Конституцией РФ и законом, и тем самым поощряло бы нарушение прав как самих несовершеннолетних, так и их родителей, а следовательно, лишало бы смысла закрепление в жилищном законодательстве права на получение вне очереди жилого помещения по договору социального найма применительно к несовершеннолетним, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, делая его иллюзорным, что противоречило бы Конституции РФ.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17350
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 672 раза
Поблагодарили: 7786 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 09 фев 2018, 17:41 #446

Постановление Конституционного Суда РФ от 08.02.2018 N 7-П
"По делу о проверке конституционности пункта 15 части первой статьи 14 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", части первой статьи 2 Федерального закона от 12 февраля 2001 года N 5-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 26 апреля 2004 года N 31-ФЗ "О внесении изменений в статью 5 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" и в статью 2 Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" и положения пункта 8 статьи 3 Федерального закона от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" в связи с жалобой гражданина А.Я. Сизова"


Лица, приобретшие до 15 февраля 2001 года статус инвалидов-чернобыльцев и получавшие до этой даты возмещение вреда здоровью в размере, исчисленном из среднего заработка с учетом степени утраты профессиональной трудоспособности, наделены правом сохранить ранее установленный размер возмещения вреда безотносительно к тому, подлежали ли они переосвидетельствованию, и независимо от результатов такого переосвидетельствования

Конституционный Суд РФ признал не противоречащими Конституции РФ пункт 15 части первой статьи 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", часть первую статьи 2 Федерального закона от 12 февраля 2001 года N 5-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", пункт 1 статьи 2 Федерального закона от 26 апреля 2004 года N 31-ФЗ "О внесении изменений в статью 5 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" и в статью 2 Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" и положение пункта 8 статьи 3 Федерального закона от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", поскольку данные нормы в их взаимосвязи не предполагают возможность снижения исчисленного из среднего заработка с учетом степени утраты профессиональной трудоспособности размера ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью, установленной гражданам, которые до 15 февраля 2001 года были признаны инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы и которым при очередном переосвидетельствовании была установлена более низкая группа инвалидности без определения степени утраты профессиональной трудоспособности.

Конституционный Суд РФ, в частности, указал следующее.

Федеральным законом от 12 февраля 2001 года N 5-ФЗ, вступившим в силу 15 февраля 2001 года, был изменен подход к определению размеров возмещения вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации ее последствий, а пункт 25 части первой статьи 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" - изложен в новой редакции, предусматривающей выплату инвалидам-чернобыльцам ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, в твердом размере, дифференцированном в зависимости от группы инвалидности. При этом гражданам, которые получали возмещение вреда до вступления данного Федерального закона в силу, была предоставлена возможность по их выбору сохранить ежемесячные денежные выплаты в ранее определенном размере, либо получать их в твердой сумме.

Федеральный законодатель, сообразуясь с конституционными нормами и принципами, положил в основу преобразования системы возмещения вреда, причиненного здоровью воздействием радиации вследствие чернобыльской катастрофы, критерий равенства ценности жизни и здоровья всех граждан, пострадавших от нее. Это предполагает не только равный для всех граждан, получавших такое возмещение до 15 февраля 2001 года, запрет уменьшения признанного государством объема возмещения вреда независимо от результатов последующего переосвидетельствования, в том числе в отношении граждан, которым была установлена более низкая группа инвалидности, но и равную возможность выбора ежемесячной денежной компенсации в твердом размере, если он окажется выше ранее назначенного (например, в случае усиления группы инвалидности), на условиях, которые определены для граждан, впервые обратившихся за установлением данной выплаты после 15 февраля 2001 года.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17350
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 672 раза
Поблагодарили: 7786 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 16 фев 2018, 16:16 #447

Решение Конституционного Суда РФ от 13.02.2018
"Об утверждении Обзора практики Конституционного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2017 года"


Конституционным Судом РФ обобщены наиболее важные решения, принятые им в четвертом квартале 2017 года

В представленном Обзоре приводятся решения по конституционным основам:

публичного права (в частности, дана оценка конституционности пункта 5 статьи 2 Федерального закона "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", выявлен смысл положений пункта 3 статьи 17 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" и части 3 статьи 5.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях);

трудового законодательства и социальной защиты (в том числе, дана оценка конституционности пункта 1 статьи 1 и части второй статьи 3 Федерального закона "Об особенностях пенсионного обеспечения отдельных категорий граждан Российской Федерации, проживающих на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя");

частного права (в частности, дана оценка конституционности положений пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса РФ и пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса РФ, выявлен смысл положений пунктов 3 и 4 части 1 статьи 9 Федерального закона "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих");

уголовной юстиции (в числе прочего, дана оценка конституционности статей 21 и 21.1 Закона РФ "О государственной тайне").
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

mprkur0
Заслуженный участник
Сообщения: 5449
Зарегистрирован: 29 июн 2008, 17:39
Благодарил (а): 350 раз
Поблагодарили: 2010 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение mprkur0 » 27 фев 2018, 19:47 #448

КС запретил взыскивать ошибочные переплаты пенсий

Конституционный суд рассмотрел в закрытом заседании жалобу россиянки, которую заставили вернуть переплату по пенсии по инвалидности из-за возникшей не по ее вине ошибки в документах.
Показать текст
Поводом для рассмотрения стала жалоба жительницы Вологодской области Надежды Горностаевой. В 2010 году ее бессрочно признали инвалидом II группы, но спустя несколько лет выяснилось, что при установлении этого статуса были допущены нарушения – по не зависящим от женщины причинам. В связи с этим Вологодский городской суд в 2016 году взыскал с Горностаевой излишне уплаченные средства – более 400 000 руб.

В 2017 году Горностаевой вновь бессрочно установили II группу инвалидности. Однако оспорить взыскание "переплат" в судебном порядке ей не удалось, в связи с чем женщина обратилась с жалобой в Конституционный суд. Она оспорила конституционность положений ст. 25 закона о трудовых пенсиях, согласно которой физические лица несут ответственность за достоверность сведений, содержащихся в документах, представляемых ими для установления и выплаты трудовой пенсии.

КС указал – спорные нормы не могут служить основанием для взыскания с гражданина-инвалида спорных сумм в случае, если представленная им для получения названных выплат справка об установлении инвалидности, составленная по результатам медико-социальной экспертизы, признана недействительной вследствие наличия лишь формальных нарушений, допущенных при ее проведении. Рассматривая вопрос о взыскании переплат, суды должны рассмотреть по существу фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о наличие или об отсутствии злого умысла в действиях "пенсионеров".

Таким образом, дело Горностаевой подлежит пересмотру.

https://pravo.ru/news/view/148114/?cl=DT

Аватара пользователя
евгений 76
Заслуженный участник
Сообщения: 10103
Зарегистрирован: 13 мар 2010, 09:24
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарил (а): 1224 раза
Поблагодарили: 2686 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение евгений 76 » 28 фев 2018, 16:32 #449

mprkur0 писал(а):Источник цитаты КС запретил взыскивать ошибочные переплаты пенсий

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 26 февраля 2018 г. N 10-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
СТАТЬИ 7 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЕ ИНВАЛИДОВ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ", ПУНКТОВ 1 И 2 СТАТЬИ 25
ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ТРУДОВЫХ ПЕНСИЯХ В РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ", СТАТЕЙ 1102 И 1109 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ
ГРАЖДАНКИ Н.Н. ГОРНОСТАЕВОЙ
Показать текст
установил:

1. Согласно пунктам 1 и 2 статьи 25 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" физические и юридические лица несут ответственность за достоверность сведений, содержащихся в документах, представляемых ими для установления и выплаты трудовой пенсии, а работодатели, кроме того, - за достоверность сведений, представляемых для ведения индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования; в случае, если представление недостоверных сведений или несвоевременное представление сведений, предусмотренных пунктом 4 статьи 23 данного Федерального закона, повлекло за собой перерасход средств на выплату трудовых пенсий, виновные лица возмещают Пенсионному фонду Российской Федерации причиненный ущерб в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.
Статья 1102 ГК Российской Федерации предусматривает, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 данного Кодекса; правила, предусмотренные главой 60 данного Кодекса, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.
В соответствии со статьей 1109 ГК Российской Федерации не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения: имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное; имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности; заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки; денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.
Конституционность приведенных законоположений, а также статьи 7 Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" оспаривается в жалобе гражданки Н.Н. Горностаевой, которой решением бюро медико-социальной экспертизы по Вологодской области N 8 от 14 декабря 2009 года была установлена инвалидность III группы бессрочно, а решением того же бюро от 12 октября 2010 года - инвалидность II группы бессрочно и с которой в 2016 году по судебному решению были взысканы суммы пенсии по инвалидности и ежемесячной денежной выплаты, назначенной ей на основании выданных этим бюро справок об установлении инвалидности.
Противоречие оспариваемых законоположений Конституции Российской Федерации, ее статьям 15, 17 (часть 1), 19 (части 1 и 2), 21 (часть 1), 39, 45, 46 (часть 1), 49 (часть 1) и 55 (часть 3), заявительница усматривает в том, что по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, эти законоположения позволяют взыскивать с гражданина - без установления признаков недобросовестности или противоправности в его действиях - ранее полученные им суммы пенсии по инвалидности и ежемесячной денежной выплаты только на том основании, что при проведении повторной медико-социальной экспертизы выявлены допущенные в ходе ранее проведенной медико-социальной экспертизы процедурные нарушения и в связи с этим признаны недействительными выданные гражданину документы (справки) об установлении инвалидности, необходимые для назначения пенсии и выплат.
1.1. Из представленных в Конституционный Суд Российской Федерации материалов следует, что по итогам проведенной 28 марта 2014 года в связи с обращением следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Вологодской области повторной (в порядке контроля) медико-социальной экспертизы в отношении ряда граждан, включая Н.Н. Горностаеву, констатировавшей, что решения бюро медико-социальной экспертизы по Вологодской области N 8 от 14 декабря 2009 года и от 12 октября 2010 года приняты с нарушением процедуры проведения медико-социальной экспертизы, а именно положений пунктов 15, 16 и 29 Правил признания лица инвалидом (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 года N 95 "О порядке и условиях признания лица инвалидом"), эти решения были отменены, а выданные Н.Н. Горностаевой справки признаны недействительными с момента их выдачи.
Н.Н. Горностаева обратилась в Вологодский городской суд Вологодской области с административным иском о признании действий по проведению повторной медико-социальной экспертизы и решения от 28 марта 2014 года незаконными. При этом, как утверждала заявительница, тем же бюро медико-социальной экспертизы ей вновь была установлена инвалидность (решением от 14 июля 2014 года - II группы на один год, решением от 23 июля 2015 года - II группы также на один год).
Решением от 22 января 2016 года было отказано в удовлетворении ее требований в связи с пропуском срока для обращения в суд и отсутствием уважительных причин для его восстановления (это решение оставлено без изменения апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Вологодского областного суда от 18 мая 2016 года; определением судьи Вологодского областного суда от 16 августа 2016 года и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 21 сентября 2016 года Н.Н. Горностаевой отказано в передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании соответствующих судов кассационной инстанции).
Решением Вологодского городского суда Вологодской области от 30 августа 2016 года с Н.Н. Горностаевой взыскана излишне выплаченная сумма пенсии по инвалидности в размере 376 459,98 руб., сумма ежемесячной денежной выплаты в размере 82 999,28 руб., а также расходы по уплате госпошлины в размере 7 794,6 руб. Суд, опираясь на пункты 1 и 2 статьи 25 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", сделал вывод о незаконности получения Н.Н. Горностаевой указанных выплат.
Оставляя это решение без изменения, судебная коллегия по гражданским делам Вологодского областного суда в апелляционном определении от 16 ноября 2016 года констатировала, что изложенные в апелляционной жалобе доводы об отсутствии вины и недобросовестности со стороны Н.Н. Горностаевой несостоятельны, поскольку для назначения соответствующих выплат ею были представлены справки об установлении инвалидности, полученные с нарушением законной процедуры проведения медико-социальной экспертизы (отсутствие заявления о проведении экспертизы, а также направления на экспертизу по установленной форме). Определениями судьи Вологодского областного суда от 30 января 2017 года и судьи Верховного Суда Российской Федерации от 26 апреля 2017 года отказано в передаче кассационных жалоб Н.Н. Горностаевой для рассмотрения в судебных заседаниях соответствующих судов кассационной инстанции.
Решением бюро медико-социальной экспертизы по Вологодской области N 9 заявительнице с 1 августа 2017 года установлена II группа инвалидности бессрочно.
1.2. Из статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" следует, что граждане вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если закон применен в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, что должно быть подтверждено копией официального документа.
Между тем представленные заявительницей документы свидетельствуют о том, что статья 7 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" при разрешении ее дела не применялась. При этом, как ранее указывал Конституционный Суд Российской Федерации, федеральный законодатель, действуя в пределах предоставленных ему полномочий, в названной статье закрепил понятие медико-социальной экспертизы (часть первая) и общие принципы оценки состояния организма в целях решения вопроса о возможности признания лица инвалидом (часть вторая); данные законоположения, содержащие норму-дефиницию и объективные критерии для установления учреждениями медико-социальной экспертизы инвалидности, служат элементами правового механизма подтверждения оснований для предоставления гражданам социальной защиты в связи с инвалидностью и сами по себе не могут приводить к нарушению конституционных прав граждан (определения от 23 июня 2015 года N 1439-О и N 1480-О).
Соответственно, в силу предписаний пункта 2 статьи 43 и статьи 68 названного Федерального конституционного закона производство по настоящему делу в части, касающейся проверки конституционности статьи 7 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации", подлежит прекращению.
Положения же пунктов 1 и 2 статьи 25 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (который с 1 января 2015 года не применяется, за исключением норм, регулирующих исчисление размера трудовых пенсий и подлежащих применению в целях определения размеров страховых пенсий в части, не противоречащей Федеральному закону от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях") об ответственности за достоверность сведений, необходимых для установления и выплаты пенсии, воспроизведены в частях 1 и 2 статьи 28 Федерального закона "О страховых пенсиях", что позволяет Конституционному Суду Российской Федерации в этой части принять данную жалобу к рассмотрению.
1.3. В соответствии со статьями 36, 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации принимает к рассмотрению жалобы граждан на нарушение их конституционных прав и свобод законом, если придет к выводу, что оспариваемые законоположения затрагивают конституционные права и свободы граждан и что имеется неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли эти законоположения Конституции Российской Федерации; Конституционный Суд Российской Федерации принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению, оценивая как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм; при принятии решения Конституционный Суд Российской Федерации не связан основаниями и доводами, изложенными в жалобе.
Таким образом, пункты 1 и 2 статьи 25 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", статьи 1102 и 1109 ГК Российской Федерации являются предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу постольку, поскольку на основании содержащихся в них законоположений решается вопрос о взыскании с гражданина, признанного инвалидом, полученных им сумм пенсии по инвалидности и ежемесячной денежной выплаты в случае, когда представленные для получения соответствующих мер социальной защиты справки, составленные по итогам медико-социальной экспертизы, признаны недействительными вследствие процедурных нарушений, допущенных при проведении такой экспертизы.
2. Конституция Российской Федерации, признавая Россию социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (статья 7, часть 1), и определяя в качестве одного из основных направлений социальной защиты обеспечение государственной поддержки инвалидов (статья 7, часть 2), закрепляет в числе основ правового статуса личности право каждого на социальное обеспечение, в частности в случае инвалидности (статья 17, часть 1; статья 39, часть 1; статья 64), и относит определение условий и порядка реализации данного конституционного права к компетенции законодателя (статья 39, часть 2).
Одним из важнейших элементов социального обеспечения для инвалидов является пенсионное обеспечение, основное содержание которого заключается в предоставлении человеку средств к существованию. Это нашло отражение в Конвенции о правах инвалидов (принята 13 декабря 2006 года Резолюцией 61/106 Генеральной Ассамблеи ООН), которая признает права инвалидов на достаточный жизненный уровень для них самих и их семей и права на социальную защиту, включая меры по обеспечению инвалидам доступа к пенсионным пособиям и программам (пункт 1 и подпункт "e" пункта 2 статьи 28).
В силу неоднократно выраженной Конституционным Судом Российской Федерации правовой позиции Конституция Российской Федерации обязывает государство охранять достоинство личности как необходимую предпосылку и основу всех других неотчуждаемых прав и свобод человека, условие их признания и соблюдения и ничто не может быть основанием для умаления достоинства личности. В сфере пенсионного обеспечения это предполагает, в частности, установление такого правового регулирования, которое - в соответствии с вытекающими из взаимосвязанных положений статей 1 (часть 1), 2, 17 (часть 1), 18, 19 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации принципами правовой определенности и поддержания доверия граждан к закону и действиям государства - гарантировало бы гражданам, что решения о назначении пенсии принимаются уполномоченными государством органами на основе строгого исполнения законодательных предписаний, а также внимательного и ответственного подхода к оценке фактических обстоятельств, с которыми закон связывает возникновение права на пенсию, тщательности при оформлении документов, подтверждающих наличие условий, необходимых для назначения пенсии и определения ее размера, с тем чтобы гражданин как участник соответствующих правоотношений мог быть уверен в стабильности его официально признанного статуса и в том, что приобретенные в силу этого статуса права будут уважаться государством и будут реализованы (Постановление от 14 января 2016 года N 1-П; Определение от 7 декабря 2017 года N 2794-О и др.).
Притом что возможность пересмотра решения пенсионного органа о назначении пенсии, если оно принято при отсутствии законных оснований, в том числе в связи с представленными заинтересованным лицом недостоверными сведениями, не может быть поставлена под сомнение, правовой механизм, регламентирующий такой пересмотр, - в силу конституционных принципов правового государства и верховенства права, а также общеправовых принципов справедливости и юридического равенства - должен быть направлен на обеспечение баланса конституционно защищаемых ценностей, публичных и частных интересов на основе вытекающих из указанных принципов критериев разумности и соразмерности (пропорциональности).
Пенсионное обеспечение, а также предоставление мер социальной поддержки в связи с инвалидностью, способствующих преодолению, замещению (компенсации) ограничений жизнедеятельности и направленных на создание инвалидам равных с другими гражданами возможностей участия в жизни общества, осуществляются на основе признания лица инвалидом в порядке, предусмотренном законодательством, что предполагает проведение медико-социальной экспертизы (часть четвертая статьи 1, положения главы II Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации"). Проведение такой экспертизы составляет обязанность уполномоченной организации - учреждения медико-социальной экспертизы, от ошибок которого, в частности формально-процедурного характера, допущенных в том числе на стадии получения необходимых документов для проведения освидетельствования и не влияющих на результат оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма, не должен страдать гражданин, которому была назначена и выплачивалась пенсия по инвалидности - при условии отсутствия в его действиях признаков недобросовестности (противоправности). Иное приводило бы к сугубо формальному подходу в разрешении данного вопроса вопреки сути защищаемого права и, как следствие, к непропорциональному его ограничению в нарушение требований равенства и справедливости, как они выражены в Конституции Российской Федерации, ее статьях 19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3).
3. Федеральный законодатель, реализуя возложенные на него Конституцией Российской Федерации полномочия по социальному обеспечению инвалидов, предусмотрел в Федеральном законе "О страховых пенсиях" страховую пенсию по инвалидности (пункт 2 статьи 6) взамен трудовой пенсии по инвалидности (подпункт 2 пункта 1 статьи 5 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"), а также условия назначения такой пенсии, аналогичные условиям назначения трудовой пенсии по инвалидности: право на нее имеют граждане, признанные в установленном порядке инвалидами I, II или III группы, а признание гражданина инвалидом и установление группы инвалидности производятся федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы в порядке, предусмотренном Федеральным законом "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" (статья 9 Федерального закона "О страховых пенсиях", пункт 1 статьи 8 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации").
Согласно статье 18 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" назначение, перерасчет размеров и выплата трудовых пенсий (соответственно, и трудовых пенсий по инвалидности) производятся органом, осуществляющим пенсионное обеспечение в соответствии с Федеральным законом от 15 декабря 2001 года N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", - Пенсионным фондом Российской Федерации по месту жительства лица, обратившегося за трудовой пенсией (пункт 1); к обращению должны быть приложены необходимые для установления трудовой пенсии документы, перечень которых устанавливается в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации (пункт 2). Как ранее отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, гражданин не может реализовать свое субъективное право на пенсионное обеспечение без принятия уполномоченным органом решения о предоставлении ему пенсии конкретного вида и размера, которое и определяет содержание обязанностей органа, осуществляющего пенсионное обеспечение, и в силу такого решения у органа, осуществляющего пенсионное обеспечение, непосредственно перед этим лицом, являющимся участником (субъектом) данного вида правоотношений, возникает обязанность по своевременной и в полном объеме выплате ему сумм пенсии (Определение от 19 мая 2009 года N 541-О-О и др.).
В целях обеспечения добросовестного исполнения субъектами пенсионных отношений своих обязанностей и предупреждения злоупотребления правом на получение пенсии статьей 25 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" установлена ответственность физических и юридических лиц за представление недостоверных сведений и несвоевременное представление необходимых сведений, влекущих за собой изменение размера трудовой пенсии или прекращение ее выплаты, - возмещение ущерба, причиненного Пенсионному фонду Российской Федерации перерасходом средств на выплату трудовых пенсий (аналогичное правовое регулирование содержится в статье 28 Федерального закона "О страховых пенсиях" и в статье 15 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 424-ФЗ "О накопительной пенсии").
Из приведенных положений пенсионного законодательства следует, что привлечение к юридической ответственности в виде возмещения Пенсионному фонду Российской Федерации причиненного ущерба обусловлено наличием вины субъекта правонарушения. Это согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, в силу которой наличие вины является общим и общепризнанным принципом юридической ответственности во всех отраслях права, а всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т.е. закреплено непосредственно в законе (постановления от 25 января 2001 года N 1-П, от 17 июля 2002 года N 13-П, от 18 мая 2012 года N 12-П, от 14 февраля 2013 года N 4-П, от 9 июля 2013 года N 18-П, от 8 апреля 2014 года N 10-П и др.).
Таким образом, федеральный законодатель, закрепивший - в рамках своих дискреционных полномочий в сфере регулирования пенсионных отношений - в статье 25 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" специальный механизм защиты публичных имущественных интересов, связанных с использованием средств Пенсионного фонда Российской Федерации на выплату в определенном размере пенсий лицам, которые отвечают установленным требованиям, исходил из того, что пункты 1 и 2 данной статьи не предполагают возложение ответственности на гражданина, которому была назначена пенсия, если не установлена его вина в указанных в данной статье деяниях, а ущерб, причиненный Пенсионному фонду Российской Федерации перерасходом средств на выплату пенсии, не являлся следствием противоправных действий (или бездействия) гражданина, неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на него законом обязанностей.
При рассмотрении дел, связанных со взысканием излишне выплаченных сумм пенсий, в том числе если это обусловлено представлением признанной впоследствии недействительной справки об установлении инвалидности, правоприменители исходят из того (и об этом свидетельствуют материалы конкретного дела Н.Н. Горностаевой), что для целей защиты имущественных интересов Пенсионного фонда Российской Федерации существует возможность применения во взаимосвязи с положениями статьи 25 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" норм главы 60 ГК Российской Федерации об обязательствах вследствие неосновательного обогащения. Так, согласно статье 1102, относящейся к указанной главе, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 данного Кодекса; при этом соответствующие правила применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.
Содержащееся в главе 60 ГК Российской Федерации правовое регулирование обязательств вследствие неосновательного обогащения, согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, представляет собой, по существу, конкретизированное нормативное выражение лежащих в основе российского конституционного правопорядка общеправовых принципов равенства и справедливости в их взаимосвязи с получившим закрепление в Конституции Российской Федерации требованием о недопустимости осуществления прав и свобод человека и гражданина с нарушением прав и свобод других лиц (статья 17, часть 3); соответственно, данное правовое регулирование, как оно осуществлено федеральным законодателем, не исключает использование института неосновательного обогащения за пределами гражданско-правовой сферы и обеспечение с его помощью баланса публичных и частных интересов, отвечающего конституционным требованиям (Постановление от 24 марта 2017 года N 9-П).
3.1. Для назначения, перерасчета размера и выплаты Пенсионным фондом Российской Федерации трудовой (страховой) пенсии по инвалидности к заявлению в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации о назначении соответствующей пенсии заинтересованному лицу необходимо приложить документ об установлении инвалидности. Это предусмотрено пунктом 2 Перечня документов, необходимых для установления трудовой пенсии и пенсии по государственному пенсионному обеспечению в соответствии с федеральными законами "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" (утвержден постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации и Пенсионного фонда Российской Федерации от 27 февраля 2002 года N 16/19па), и подпунктом "а" пункта 8 аналогичного Перечня, касающегося страховых пенсий (утвержден приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 28 ноября 2014 года N 958н). Таким документом является справка об установлении инвалидности, выдаваемая учреждением медико-социальной экспертизы по результатам проведения медико-социальной экспертизы (статьи 7 и 8 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации"; пункт 36 Правил признания лица инвалидом).
Как следует из Правил признания лица инвалидом, медико-социальная экспертиза проводится бюро медико-социальной экспертизы по заявлению гражданина (его законного или уполномоченного представителя) с приложением медицинских документов, подтверждающих нарушение здоровья (пункт 24); заявление подается, по общему правилу, в связи с направлением гражданина на медико-социальную экспертизу медицинской организацией независимо от ее организационно-правовой формы, органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, либо органом социальной защиты населения (пункт 15); оно может быть также подано в бюро гражданином самостоятельно, если медицинская организация, орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, либо орган социальной защиты населения отказали ему в направлении на медико-социальную экспертизу, о чем выдается соответствующая справка (пункт 19); специалисты бюро обязаны ознакомить гражданина (его законного или уполномоченного представителя) с порядком и условиями признания гражданина инвалидом, а также давать разъяснения гражданам по вопросам, связанным с установлением инвалидности, что позволяет им информировать гражданина о необходимости представления для проведения медико-социальной экспертизы требующихся документов (в частности, направления на медико-социальную экспертизу или справки об отказе в его выдаче, соответствующего заявления); в случае отказа гражданина от представления необходимых документов решение о признании его инвалидом либо об отказе в признании его инвалидом принимается на основании имеющихся данных (пункты 4 и 33).
Правила признания лица инвалидом предусматривают также, что медико-социальная экспертиза проводится исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев, утверждаемых Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации (пункт 2), и предполагает обследование гражданина, изучение представленных им документов, анализ социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических и других данных гражданина (пункт 25); решение о признании гражданина инвалидом либо об отказе в признании его инвалидом принимается простым большинством голосов специалистов, проводивших медико-социальную экспертизу, на основе обсуждения результатов его медико-социальной экспертизы (пункт 28).
Состав бюро медико-социальной экспертизы, согласно Порядку организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы (утвержден приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 11 октября 2012 года N 310н), включает не менее трех специалистов и формируется из врачей по медико-социальной экспертизе, психологов, специалистов по реабилитации (при необходимости - специалистов по социальной работе), которые несут персональную ответственность за соблюдение порядка и условий признания лица инвалидом, соблюдение принципов профессиональной этики и деонтологии; персональная ответственность специалистов бюро закрепляется в их должностных регламентах в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации (пункт 4).
Следовательно, учреждение медико-социальной экспертизы несет ответственность как за существо принятого решения, так и за соблюдение предусмотренного законом порядка признания граждан инвалидами, включая проверку представления необходимых для проведения экспертизы документов. При этом его решение о признании гражданина инвалидом, оформленное справкой об установлении инвалидности, является обязательным для исполнения органами государственной власти, органами местного самоуправления и организациями независимо от организационно-правовых форм и форм собственности (часть четвертая статьи 8 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации").
Кроме того, нельзя не учитывать и то, что в соответствии как с прежним, так и действующим правовым регулированием порядка рассмотрения заявлений о назначении трудовой (страховой) пенсии территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации наделен полномочиями по проведению проверки и оценки достоверности представленных в целях пенсионного обеспечения документов на всех этапах пенсионного процесса (пункт 12 Правил обращения за пенсией, назначения пенсии и перерасчета размера пенсии, перехода с одной пенсии на другую в соответствии с федеральными законами "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", утвержденных постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации и Пенсионного фонда Российской Федерации от 27 февраля 2002 года N 17/19пб; пункт 22 Правил обращения за страховой пенсией, фиксированной выплатой к страховой пенсии с учетом повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии, накопительной пенсией, в том числе работодателей, и пенсией по государственному пенсионному обеспечению, их назначения, установления, перерасчета, корректировки их размера, в том числе лицам, не имеющим постоянного места жительства на территории Российской Федерации, проведения проверок документов, необходимых для их установления, перевода с одного вида пенсии на другой в соответствии с федеральными законами "О страховых пенсиях", "О накопительной пенсии" и "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", утвержденных приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 17 ноября 2014 года N 884н).
3.2. Схожее правовое регулирование было установлено и применительно к назначению другого вида социального обеспечения инвалидов - ежемесячной денежной выплаты, предусмотренной статьей 28.1 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" и также производимой территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации.
Так, Порядком осуществления ежемесячной денежной выплаты отдельным категориям граждан в Российской Федерации (утвержден приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 30 ноября 2004 года N 294), который действовал в период назначения и выплаты трудовой пенсии по инвалидности и ежемесячной денежной выплаты Н.Н. Горностаевой (в настоящее время утратил силу), было предусмотрено право территориального органа Пенсионного фонда Российской Федерации при осуществлении ежемесячной денежной выплаты давать оценку сведениям, содержащимся в документах, представленных гражданином для подтверждения права на ежемесячную денежную выплату, а также оценку правильности оформления этих документов; проверять в необходимых случаях обоснованность выдачи представленных документов (пункт 6).
Согласно ныне действующему Порядку осуществления ежемесячной денежной выплаты отдельным категориям граждан в Российской Федерации (утвержден приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 22 января 2015 года N 35н) Пенсионный фонд Российской Федерации и федеральные государственные учреждения медико-социальной экспертизы в целях установления, перерасчета и выплаты ежемесячной денежной выплаты осуществляют межведомственное информационное взаимодействие и несут ответственность за достоверность, полноту и своевременность представления сведений, необходимых для осуществления ежемесячной денежной выплаты, в соответствии с законодательством Российской Федерации (пункт 8).
Таким образом, правоприменительные органы, уполномоченные на вынесение решений, связанных с реализацией гражданами их пенсионных прав, обязаны основываться на всестороннем исследовании фактических обстоятельств, включая оценку достоверности соответствующих сведений, обеспечивая тем самым реализацию конституционного принципа поддержания доверия граждан к закону и действиям государства.
4. Гражданин, которому назначены пенсия по инвалидности и ежемесячная денежная выплата, не может ставиться перед безусловной необходимостью претерпевать всю полноту неблагоприятных последствий в случаях, если впоследствии выявляется незаконность принятого в отношении него решения, в том числе в связи с признанием представленной им справки об установлении инвалидности недействительной, - безотносительно к характеру нарушений, допущенных учреждением медико-социальной экспертизы, притом что сами эти нарушения не являются следствием противоправных действий гражданина.
Соответствующий подход нашел свое отражение и в положениях статьи 1109 ГК Российской Федерации, согласно подпункту 3 которой исключается возврат в качестве неосновательного обогащения сумм пенсии, предоставленных гражданину в качестве средства к существованию, при условии отсутствия недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.
Согласно неоднократно выраженной Конституционным Судом Российской Федерации правовой позиции в судебной практике должно обеспечиваться конституционное истолкование подлежащих применению нормативных положений; в тех случаях, когда в судебной практике допускается придание тем или иным законоположениям нормативно-правового смысла, влекущего нарушение реализуемых на их основе конституционных прав, возникает вопрос о соответствии этих законоположений Конституции Российской Федерации, который подлежит разрешению Конституционным Судом Российской Федерации, с тем чтобы исключить их применение и истолкование в значении, противоречащем конституционным нормам (постановления от 23 декабря 1997 года N 21-П, от 23 февраля 1999 года N 4-П, от 28 марта 2000 года N 5-П, от 23 января 2007 года N 1-П, от 8 ноября 2012 года N 25-П, от 25 июня 2015 года N 16-П, от 8 ноября 2016 года N 22-П, от 11 июля 2017 года N 20-П и др.).
В судебной практике решения вопроса о взыскании в качестве неосновательного обогащения денежных средств, полученных гражданином в виде пенсии по инвалидности и ежемесячной денежной выплаты, если они были назначены на основании справки об установлении инвалидности, которая впоследствии признается недействительной, как следует из материалов, исследованных Конституционным Судом Российской Федерации при рассмотрении настоящего дела, самому факту представления гражданином в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации такой справки в ряде случаев придается значение достаточного подтверждения недобросовестности его действий - независимо от того, в связи с чем такая справка была признана недействительной.
Именно такая трактовка имела место в деле заявительницы по настоящему делу: нарушения, допущенные в отношении нее учреждением медико-социальной экспертизы, носили формально-процедурный характер, выплаты заявительнице производились в течение продолжительного времени (с 2009 года по 2014 год), а сама она вновь была признана инвалидом II группы вскоре после отмены соответствующих решений учреждения медико-социальной экспертизы.
Между тем ни статья 25 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", подразумевающая виновный противоправный характер перечисленных в ней деяний в качестве необходимого условия применения к лицу соответствующих мер юридической ответственности, ни положения главы 60 ГК Российской Федерации, рассматриваемые во взаимосвязи с закрепляющей презумпцию добросовестности действий участников гражданских правоотношений нормой пункта 5 статьи 10 данного Кодекса, не предполагают возложения на гражданина бремени негативных последствий, связанных с допущенными при проведении в отношении него медико-социальной экспертизы формальными (процедурными) нарушениями, в виде взыскания сумм пенсии по инвалидности и ежемесячной денежной выплаты в порядке возмещения ущерба Пенсионному фонду Российской Федерации или в качестве неосновательного обогащения.
Хотя получение гражданином указанных сумм при отсутствии для этого законных оснований либо в размере большем, чем причитается по закону, подпадает под признаки неосновательного обогащения за счет средств Пенсионного фонда Российской Федерации, приводит к нарушению публичных интересов в сфере пенсионного обеспечения, конституционных прав и свобод других граждан - участников системы пенсионных отношений, основанной на началах всеобщности и солидарности, следует учитывать, что возложение на гражданина обязанности возвратить полученные с момента вынесения соответствующего решения денежные средства, обусловленные выявлением лишь формальных (процедурных) нарушений порядка признания гражданина инвалидом, допущенных учреждением медико-социальной экспертизы, - при отсутствии установленных фактов недобросовестности (противоправности) со стороны самого заинтересованного лица - приводило бы к нарушению баланса публичных и частных интересов в пенсионной сфере.
Возложение на гражданина, проходящего медико-социальную экспертизу по направлению медицинской организации, пенсионного органа или органа социальной защиты либо без направления, по собственной инициативе, ответственности при нарушении работниками учреждения медико-социальной экспертизы процедуры принятия решения означало бы, по существу, вменение ему в обязанность контролировать их действия, притом что в рамках легальной процедуры проведения такой экспертизы он не может оказать влияние на принятие соответствующим учреждением того или иного решения.
Судебные органы, рассматривая в каждом конкретном деле вопрос о наличии оснований для взыскания денежных сумм в связи с перерасходом средств Пенсионного фонда Российской Федерации, обусловленным выплатой пенсии по инвалидности, назначенной на основе решения уполномоченной организации, признанного впоследствии недействительным ввиду допущенных при его принятии процедурных нарушений, обязаны, не ограничиваясь установлением одних лишь формальных условий применения взыскания, исследовать по существу фактические обстоятельства данного дела, свидетельствующие о наличии либо отсутствии признаков недобросовестности (противоправности) в действиях лица, которому была назначена пенсия. Это соответствует правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной им в постановлениях от 6 июня 1995 года N 7-П, от 13 июня 1996 года N 14-П, от 28 октября 1999 года N 14-П, от 22 ноября 2000 года N 14-П, от 14 июля 2003 года N 12-П, от 12 июля 2007 года N 10-П и др. Иной подход приводил бы к нарушению вытекающих из статей 1 (часть 1), 2, 7, 18, 19 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации принципов справедливости, правовой определенности и поддержания доверия граждан к действиям государства, препятствуя достижению баланса частных и публичных интересов, и в конечном итоге - к несоразмерному ограничению конституционного права на социальное обеспечение (статья 39, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации).
Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 6, 68, 71, 72, 74, 75, 78, 79 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Признать положения пунктов 1 и 2 статьи 25 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", статей 1102 и 1109 ГК Российской Федерации не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу они не могут служить основанием для взыскания с гражданина, признанного инвалидом, полученных им сумм пенсии по инвалидности и ежемесячной денежной выплаты, в случае если представленная им для получения названных выплат справка об установлении инвалидности, составленная по результатам медико-социальной экспертизы, признана недействительной вследствие наличия лишь формальных (процедурных) нарушений, допущенных при ее проведении, притом что такие нарушения не повлияли (не могли повлиять) на оценку ограничений жизнедеятельности освидетельствуемого гражданина и не обусловлены недобросовестностью (противоправностью) с его стороны.
2. Прекратить производство по настоящему делу в части, касающейся проверки конституционности статьи 7 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации".
3. Правоприменительные решения, вынесенные в отношении гражданки Горностаевой Надежды Николаевны на основании пунктов 1 и 2 статьи 25 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", статей 1102 и 1109 ГК Российской Федерации в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке.
За это сообщение автора евгений 76 поблагодарил:
Знак (01 мар 2018, 14:27)

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 17350
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54
Благодарил (а): 672 раза
Поблагодарили: 7786 раз

Конституционный Суд РФ

Непрочитанное сообщение Знак » 01 мар 2018, 16:00 #450

Определение Конституционного Суда РФ от 27.02.2018 N 252-О-Р
"По ходатайству Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации об официальном разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 7 декабря 2017 года N 38-П"

Конституционный суд РФ разъяснил, с какой даты в состав МРОТ не могут включаться "северные надбавки"


В Постановлении Конституционного Суда РФ от 07.12.2017 N 38-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 129, частей первой и третьей статьи 133, частей первой, второй, третьей, четвертой и одиннадцатой статьи 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.С. Григорьевой, О.Л. Дейдей, Н.А. Капуриной и И.Я. Кураш" Конституционный Суд РФ указал, что районные коэффициенты (коэффициенты) и процентные надбавки, начисляемые в связи с работой в местностях с особыми климатическими условиями, в том числе в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, не могут включаться в состав МРОТ с даты провозглашения указанного Постановления.

В то же время, если по состоянию на 7 декабря 2017 года в производстве судов общей юрисдикции находились дела по требованиям лиц, не являвшихся заявителями в указанном деле, об исчислении заработной платы в размере минимального размера оплаты труда без учета районного коэффициента и процентных надбавок и решения судов первой инстанции по ним не были вынесены или не вступили в силу на эту дату, отказ судов первой или апелляционной инстанции после провозглашения Постановления Конституционного Суда РФ от 07.12.2017 N 38-П в удовлетворении требований заявителей на основании указанных законоположений в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ, недопустим в силу правовых позиций, изложенных в Постановлении Конституционного Суда РФ от 08.11.2012 N 25-П "По делу о проверке конституционности положения части первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" в связи с жалобой открытого акционерного общества "Акционерная компания трубопроводного транспорта нефтепродуктов "Транснефтепродукт", а соответствующие судебные решения подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

При пересмотре по предусмотренным процессуальным законодательством основаниям в кассационном или надзорном порядке вынесенных по данному вопросу судебных постановлений, основанных на соответствующих нормах в истолковании ином, чем выявленный Конституционным Судом РФ их конституционно-правовой смысл, суды также должны руководствоваться Постановлением Конституционного Суда РФ от 07.12.2017 N 38-П.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body


Вернуться в «КОЛЛЕКЦИЯ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 12 гостей