Конституционный Суд РФ

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 23607
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Контактная информация:

#1

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 16 фев 2006, 15:50

Определение Конституционного Суда РФ от 30.09.2004 N 322-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Францына Валерия Васильевича на нарушение его конституционных прав положениями пункта 2 статьи 2 Федерального закона "О статусе военнослужащих", пункта 4 статьи 32 и пункта 11 статьи 38 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе"

Дело о законности продолжения службы после окончания контракта, в связи с необеспеченностью жильем.
Показать текст
Гражданин В.В. Францын по достижении предельного возраста пребывания на военной службе не был обеспечен в установленном порядке жильем по избранному им месту жительства, продолжал исполнение обязанностей по занимаемой им воинской должности, получал все виды довольствия и пользовался всеми видами льгот, предусмотренных законодательством для военнослужащих. Спустя год и два месяца после истечения контракта им был реализован государственный жилищный сертификат. Из списков личного состава В.В. Францын исключен.
Приказами непосредственного начальника В.В. Францыну были объявлены дисциплинарные взыскания; гарнизонный военный суд отказал в удовлетворении его жалоб на действия начальника. В кассационных жалобах В.В. Францын утверждал, что поскольку срок его службы, указанный в контракте, истек, в период службы после истечения этого срока он не должен привлекаться к дисциплинарной ответственности, однако все вышестоящие судебные инстанции, включая Верховный Суд Российской Федерации, решение суда первой инстанции оставили без изменения.
По мнению заявителя, день окончания военной службы (как и момент прекращения действия контракта) - это день исключения военнослужащего из списков воинской части, который командование устанавливает произвольно и может таким образом задержать исключение военнослужащего из списков воинской части после истечения срока, указанного в контракте; тем самым они позволяют бессрочно удерживать военнослужащего после истечения срока, указанного в контракте, препятствуют ему в осуществлении права на свободный выбор рода деятельности и профессии, нарушают конституционные принципы запрета использования принудительного труда и равенства прав и свобод человека, а потому противоречат Конституции Российской Федерации.
По смыслу Конституции Российской Федерации, военная служба, посредством прохождения которой граждане реализуют свое право на труд, представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства, и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах. Военная служба отличается от других видов трудовой деятельности, и поэтому реализация конституционного права на труд в условиях военной службы имеет свои особенности. Так, сроки и основания окончания военной службы регулируются нормами не трудового, а военного законодательства.
Особый характер реализации права на труд при осуществлении военной службы нашел свое закрепление в Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с которой, озаглавленной "Запрещение рабства и принудительного труда", для целей данной статьи "термин "принудительный или обязательный труд" не включает в себя: a) всякую работу, которую обычно должно выполнять лицо, находящееся в заключении согласно положениям статьи 5 данной Конвенции или условно освобожденное от такого заключения; b) всякую службу военного характера.
Военнослужащий, подписывая контракт и приступая к военной службе, налагает на себя ряд обязанностей, которые отсутствуют в других видах трудовой деятельности, в частности обязанность продолжать службу после истечения срока, указанного в контракте, в случаях, предусмотренных в законе.
Оспариваемые в жалобе нормы не предусматривают право федеральных органов исполнительной власти, заключивших контракт с военнослужащим, задерживать его исключение из списков личного состава по иным основаниям, помимо указанных в законе.
Таким образом, после истечения срока, указанного в контракте, военнослужащий реализует свое право на труд посредством либо дальнейшего прохождения военной службы - до обеспечения его жилым помещением, либо увольнения с военной службы - с условием его последующего обеспечения жильем по месту будущего проживания. Следовательно, при отсутствии письменного согласия военнослужащего на увольнение до улучшения его жилищных условий и при истечении срока, указанного в контракте, такого военнослужащего следует считать проходящим военную службу в добровольном порядке только до дня обеспечения жилым помещением.
Конституционный Суд Российской Федерации определил:
Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Францына Валерия Васильевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона

Определение Конституционного Суда РФ от 05.06.2003 N 275-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Покладова Сергея Игоревича на нарушение его конституционных прав положениями подпунктов 2, 3 и 4 пункта 4 статьи 1 Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросам денежного довольствия военнослужащих и предоставления им отдельных льгот"


Дело по оспариванию отмены льгот по подоходному налогу, оплате коммунальных услуг и пенсионной надбавке к денежному содержанию военнослужащих
Показать текст
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин С.И. Покладов оспаривает конституционность положений Федерального закона от 7 мая 2002 года "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросам денежного довольствия военнослужащих и предоставления им отдельных льгот".
Заявитель утверждает, что эти положения, исключившие из Федерального закона от 27 мая 1998 года "О статусе военнослужащих" нормы о ежемесячной надбавке военнослужащим, имеющим право на пенсию за выслугу лет, в размере до 50 процентов пенсии, которая могла быть им назначена, а также о льготах по уплате подоходного налога с физических лиц и 50-процентной скидке по оплате жилья, коммунальных услуг и абонентской плате за пользование квартирным телефоном, ухудшают его материальное положение в сравнении с ранее действовавшим законодательством, нарушают принцип, устанавливающий запрет на издание законов, отменяющих или умаляющих права и свободы человека и гражданина, и тем самым не соответствуют статье 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации.
Кроме того, по мнению заявителя, оспариваемые положения противоречат Соглашению между государствами - участниками Содружества Независимых Государств о социальных и правовых гарантиях военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей от 14 февраля 1992 года, статья 1 которого гласит, что за военнослужащими, лицами, уволенными с военной службы и проживающими на территории государств - участников Содружества, а также членами их семей сохраняется уровень прав и льгот, установленных ранее законами и другими нормативными актами бывшего Союза ССР; предусмотренное же в рамках нового правового регулирования повышение денежного довольствия военнослужащих не компенсирует отмену соответствующих льгот.

Исходя из особого правового статуса военнослужащих, обусловленного характером военной службы, предусматривающей выполнение ими специфических задач обороны страны, сопряженных с опасностью для их жизни и здоровья, а также с иными специфическими условиями прохождения военной службы, законодатель вправе устанавливать военнослужащим денежное довольствие за выполнение обязанностей военной службы, являющееся разновидностью вознаграждения за труд, в рамках специального правового регулирования, в том числе используя - с учетом финансово-экономических и иных возможностей государства на соответствующем этапе его развития - социально оправданную систему дополнительных выплат и льгот.
Освобождение от уплаты налогов по своей правовой природе - льгота, которая является исключением из вытекающих из Конституции Российской Федерации принципов всеобщности и равенства налогообложения, в силу которых каждый обязан платить законно установленный налог с соответствующего объекта налогообложения. Льготы всегда носят адресный характер, и их установление относится к исключительной прерогативе законодателя. Именно законодатель вправе определять (сужать или расширять) круг лиц, на которых распространяются налоговые льготы.
Отмена Федеральным законом 50-процентной скидки по оплате жилищно-коммунальных услуг и по абонентской плате за пользование квартирным телефоном также осуществлена в рамках нового правового регулирования и в пределах полномочий законодателя по определению правовых оснований и круга субъектов - получателей соответствующей льготы, равно как и по решению вопроса о целесообразности ее сохранения.
Что касается Соглашения между государствами - участниками Содружества Независимых Государств о социальных и правовых гарантиях военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей, то оно принято в целях защиты прав указанных категорий граждан при их переезде из одного государства Содружества в другое: законодательство соответствующего государства должно предусматривать уровень гарантирования прав военнослужащих и их семей не ниже установленного ранее законами и другими нормативными актами бывшего Союза ССР. Такие гарантии могут определяться различными способами, в том числе путем установления (или сохранения ранее существовавших) льгот либо путем повышения уровня денежного довольствия военнослужащих.
Таким образом, сами по себе законодательные изменения, направленные на сокращение круга лиц, пользующихся льготами, в данном случае военнослужащих, с одновременным реформированием системы их материально-финансового обеспечения путем повышения размера денежного довольствия, соотносятся с целями социального правового государства. Отмена льгот не означает ограничение или умаление конституционных прав заявителя, поскольку ранее существовавший порядок регулирования обеспечивал лишь льготные условия реализации соответствующих конкретных прав.
Предоставление ежемесячной надбавки военнослужащим, имеющим право на пенсию за выслугу лет, преследовало, в частности, цель создания дополнительных стимулов для продолжения ими военной службы. В новых условиях, связанных в том числе с осуществлением военной реформы, законодатель вправе был решать, сохранять или отказаться от соответствующих правовых стимулов, предоставив при этом самим военнослужащим, имеющим необходимую для назначения пенсии выслугу, право выбора - увольняться и получать пенсию за выслугу лет либо продолжать службу.
Таким образом, сама по себе норма об отмене ежемесячной надбавки военнослужащим, имеющим право на пенсию за выслугу лет, не предусматривает какого-либо ограничения их конституционного права на получение пенсии.

Конституционный Суд Российской Федерации определил:
Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Покладова Сергея Игоревича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба признается допустимой, и поскольку разрешение поставленных в ней вопросов Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.
Вложения
2003_КонстСуд_275-о.rtf
(138.18 КБ) 209 скачиваний
2004_КонстСуд_322-о.rtf
(126.8 КБ) 220 скачиваний
Телеграм этого форума https://t.me/N_Voensud_ru

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 28819
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54

Конституционный Суд РФ

#571

Непрочитанное сообщение Знак » 30 окт 2021, 11:10

Постановление Конституционного Суда РФ от 26.10.2021 N 45-П
"По делу о проверке конституционности статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина С.Ф. Шиловского"

КС РФ рассмотрел вопрос о конституционности нормы ГК РФ о компенсации морального вреда в случае совершения в отношении гражданина преступления против собственности


Суд признал часть первую статьи 151 ГК РФ не противоречащей Конституции РФ, поскольку она сама по себе не исключает компенсацию морального вреда в случае совершения в отношении гражданина преступления против собственности, которое нарушает не только имущественные права данного лица, но и его личные неимущественные права или посягает на принадлежащие ему нематериальные блага (включая достоинство личности), если при этом такое преступление причиняет указанному лицу физические или нравственные страдания.

Одновременно часть первая статьи 151 ГК РФ признана не соответствующей Конституции РФ в той мере, в какой она - по смыслу, придаваемому ей судебным толкованием (в том числе во взаимосвязи с пунктом 2 статьи 1099 ГК РФ), - служит основанием для отказа в компенсации морального вреда, причиненного гражданину совершенным в отношении него преступлением против собственности, в силу одного лишь факта квалификации данного деяния как посягающего на имущественные права потерпевшего, без установления на основе исследования фактических обстоятельств дела того, причинены ли потерпевшему от указанного преступления физические или нравственные страдания вследствие нарушения его личных неимущественных прав либо посягательства на принадлежащие ему нематериальные блага.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ontent=old

Аватара пользователя
евгений 76
Заслуженный участник
Сообщения: 18897
Зарегистрирован: 13 мар 2010, 09:24
Откуда: Санкт-Петербург

Конституционный Суд РФ

#572

Непрочитанное сообщение евгений 76 » 01 ноя 2021, 22:00

Информация Конституционного Суда РФ
"Методологические аспекты конституционного контроля (к 30-летию Конституционного Суда Российской Федерации)"
(одобрено решением Конституционного Суда РФ от 19.10.2021) http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ntent=body

Интересные мысли, и все сгруппировано. Жаль, что пока только в ПДФ

Аватара пользователя
евгений 76
Заслуженный участник
Сообщения: 18897
Зарегистрирован: 13 мар 2010, 09:24
Откуда: Санкт-Петербург

Re: Конституционный Суд РФ

#573

Непрочитанное сообщение евгений 76 » 16 дек 2021, 23:54

Постановление Конституционного Суда РФ от 14.12.2021 N 52-П

"По делу о проверке конституционности пункта 1.1 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" в связи с запросом 1-го Восточного окружного военного суда"

Конституционный Суд РФ: дети, родившиеся после смерти отцов-военнослужащих, не могут быть лишены права на жилищное обеспечение
Не соответствующим Конституции РФ и ее статьям признан пункт 1.1 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" в той мере, в какой эта норма предполагает определение размера общей площади жилого помещения (норматива общей площади жилого помещения при предоставлении жилищной субсидии, единовременной денежной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения), предоставляемого членам семьи погибшего (умершего) военнослужащего, исходя из состава семьи на дату его гибели (смерти) и не предусматривает тем самым возможности учесть для целей определения общей площади жилого помещения (норматива общей площади) детей военнослужащего, которые родились после его гибели (смерти).
Конституционный Суд отметил, что указанной нормой нарушается право на жилищное обеспечение ребенка погибшего (умершего) военнослужащего, родившегося после его гибели (смерти), поскольку при определении размера предоставляемого жилого помещения (норматива общей площади жилого помещения при предоставлении жилищной субсидии, единовременной денежной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения) такой ребенок не учитывается в составе семьи, что не согласуется с конституционными принципами равенства и справедливости.
Федеральному законодателю надлежит внести в действующее правовое регулирование изменения, гарантирующие права детей военнослужащего, родившихся после его гибели (смерти), и семьи этого военнослужащего в целом. До внесения указанных изменений в законодательство правоприменителям следует включать таких детей в состав членов семьи военнослужащего, имеющих право на жилье.
Показать текст
 
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
 
Именем Российской Федерации
 
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 14 декабря 2021 г. N 52-П
 
ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
ПУНКТА 1.1 СТАТЬИ 15.1 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О СТАТУСЕ
ВОЕННОСЛУЖАЩИХ" В СВЯЗИ С ЗАПРОСОМ 1-ГО ВОСТОЧНОГО
ОКРУЖНОГО ВОЕННОГО СУДА
 
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, Г.А. Гаджиева, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, В.Г. Ярославцева,
руководствуясь статьей 125 (пункт "б" части 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3.1 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 47.1, 74, 86, 101, 102 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности пункта 1.1 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих".
Поводом к рассмотрению дела явился запрос 1-го Восточного окружного военного суда. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителем законоположение.
Заслушав сообщение судьи-докладчика Л.М. Жарковой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации
 
установил:
 
1. Согласно пункту 1.1 статьи 15.1 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" при предоставлении жилого помещения в соответствии с данным Федеральным законом членам семьи погибшего (умершего) военнослужащего (гражданина, уволенного с военной службы) размер общей площади предоставляемого жилого помещения определяется исходя из состава семьи военнослужащего (гражданина, уволенного с военной службы) на дату его гибели (смерти).
1.1. Старший сержант С.М. Курбонов умер 2 апреля 2020 года в период прохождения военной службы, его смерть была связана с исполнением обязанностей военной службы. 1 сентября того же года у его супруги Г.З. Курбоновой родилась их дочь - Н.С. Курбонова.
Решением федерального государственного казенного учреждения "Восточное региональное управление жилищного обеспечения" Министерства обороны Российской Федерации от 18 сентября 2020 года были внесены изменения в учетные данные Г.З. Курбоновой: Н.С. Курбонова включена в состав семьи для обеспечения жилым помещением по договору социального найма (жилищной субсидией). Однако уже 18 декабря того же года решением названного учреждения первоначальное решение отменено ввиду того, что девочка не относится к членам семьи умершего военнослужащего. В январе 2021 года Г.З. Курбонова и члены семьи сняты с учета нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых для постоянного проживания, в связи с получением субсидии для приобретения или строительства жилого помещения.
Г.З. Курбонова обратилась в суд с административным исковым заявлением о признании незаконными решений должностных лиц названного учреждения о снятии ее с учета лиц, нуждающихся в жилых помещениях, и об исключении ее дочери из состава семьи. В порядке процессуального правопреемства ответчики были заменены на федеральное государственное автономное учреждение "Центральное управление жилищно-социальной инфраструктуры (комплекса)" Министерства обороны Российской Федерации и его филиал "Восточный". Требования истицы удовлетворены решением Хабаровского гарнизонного военного суда от 5 марта 2021 года, который, в частности, обязал ответчиков восстановить Г.З. Курбонову и других членов семьи умершего военнослужащего, в том числе Н.С. Курбонову, в списках нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых для постоянного проживания, и обеспечить ей доплату (выплату) жилищной субсидии исходя из состава семьи, включающего Н.С. Курбонову.
Административным ответчиком подана апелляционная жалоба, в которой, кроме прочего, указано, что статья 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" предполагает необходимость для целей предоставления жилого помещения определять состав семьи военнослужащего на дату его гибели (смерти). Придя к выводу о том, что имеется неопределенность в вопросе о соответствии Конституции Российской Федерации пункта 1.1 этой статьи, подлежащего применению в деле, находящемся в его производстве, 1-й Восточный окружной военный суд определением от 21 мая 2021 года приостановил производство по делу и обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности названного законоположения.
1.2. Как утверждает заявитель, оспариваемое положение вступает в противоречие со статьями 19 (часть 2) и 40 Конституции Российской Федерации, поскольку допускает необоснованную дифференциацию правового регулирования, выражающуюся в предоставлении права на жилище детям военнослужащего, родившимся к моменту его гибели (смерти), при отсутствии этого права у детей военнослужащего, родившихся после его гибели (смерти), что приводит к различиям в правах граждан.
Таким образом, с учетом требований статей 74, 101 и 102 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предметом рассмотрения по настоящему делу является пункт 1.1 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" в той мере, в какой на основании данной нормы при определении размера общей площади предоставляемого жилого помещения (норматива общей площади жилого помещения при предоставлении жилищной субсидии, единовременной денежной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения) решается вопрос об отнесении к членам семьи погибшего (умершего) военнослужащего ребенка (детей) этого военнослужащего, родившегося (родившихся) после его гибели (смерти).
2. По смыслу статей 37 (часть 1) и 59 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации военная служба как особый вид федеральной государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства, осуществляется в публичных интересах, а лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции: военнослужащий принимает на себя бремя неукоснительно, в режиме жесткой военной дисциплины исполнять свои обязанности, которые предполагают необходимость решения поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 марта 2019 года N 16-П). Этим предопределяется их специальный правовой статус (совокупность прав и свобод, гарантируемых государством, а также обязанностей и ответственности), содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним и их обязанностей по отношению к государству (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2002 года N 17-П, от 20 октября 2010 года N 18-П, от 17 мая 2011 года N 8-П, от 21 марта 2013 года N 6-П, от 19 мая 2014 года N 15-П, от 22 марта 2019 года N 15-П, от 27 мая 2020 года N 26-П и др.).
Именно особый правовой статус военнослужащих предполагает реализацию на основании Федерального закона "О статусе военнослужащих" системы специальных мер (включая выплаты и льготы), которые обусловлены особенностями возложенных на них государственно значимых обязанностей, направлены на компенсацию предусмотренных для них ограничений и обеспечивают им государственную поддержку в период службы и после ее окончания. Государственная поддержка военнослужащих осуществляется и путем установления для них гарантий жилищного обеспечения.
2.1. Конституция Российской Федерации, закрепляя право каждого на жилище и обязывая органы государственной власти создавать условия для осуществления данного права (статья 40, части 1 и 2), предусматривает, что малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами (статья 40, часть 3).
Относя военнослужащих к лицам, которые обеспечиваются жильем бесплатно или за доступную плату, законодатель исходил из специфики военной службы (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 апреля 2007 года N 5-П, от 3 февраля 2010 года N 3-П, от 27 февраля 2012 года N 3-П, от 15 октября 2012 года N 21-П, от 5 июня 2013 года N 12-П, от 22 ноября 2013 года N 25-П, от 16 ноября 2017 года N 29-П, от 19 апреля 2018 года N 16-П и от 20 июля 2018 года N 34-П), предопределенной ее назначением - защищать государственный суверенитет и территориальную целостность страны, обеспечивать безопасность государства, отражать вооруженное нападение и выполнять задачи в соответствии с международными обязательствами России (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 мая 2020 года N 26-П), а также из особого правового статуса военнослужащих, обусловленного указанными задачами. Им гарантируется обеспечение жилыми помещениями в форме предоставления денежных средств на приобретение или строительство жилья либо предоставления жилья за счет средств федерального бюджета в порядке и на условиях, определенных Федеральным законом "О статусе военнослужащих", а равно посредством участия в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих, представляющей собой совокупность правовых, экономических и организационных отношений, направленных на реализацию прав военнослужащих на жилищное обеспечение и регулируемых Федеральным законом от 20 августа 2004 года N 117-ФЗ "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих".
2.2. Имея в виду конституционную значимость обязанностей, возложенных на военнослужащих, повышенный риск, которому они подвергаются при исполнении данных обязанностей, и основываясь на принципе государственной поддержки и защиты семьи, материнства, отцовства и детства, закрепленном в статьях 7 (часть 2), 38 (часть 1) и 72 (пункт "ж" части 1) Конституции Российской Федерации, законодатель предусматривает социальные гарантии и для членов их семей, которые, пребывая с военнослужащими в личных (брачных, родственных) отношениях, разделяют с ними ограничения и трудности, связанные с прохождением военной службы. Эти гарантии вводятся в том числе в интересах семьи как социального института, обеспечивающего преемственность поколений, приоритет семейного воспитания детей и взаимную поддержку детей и родителей. Причем, выстраивая систему поддержки для членов семьи военнослужащего, законодатель, действуя в рамках дискреционных полномочий, исходит из того, что их правовой статус производен от статуса самого военнослужащего и обусловлен характером его служебной деятельности. В частности, наличие у военнослужащего семьи учитывается при обеспечении его жилым помещением.
Так, согласно пункту 1 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" норма предоставления площади жилого помещения, предоставляемого в соответствии с данным Федеральным законом в собственность бесплатно или по договору социального найма, составляет 18 квадратных метров общей площади жилого помещения на одного человека. При этом согласно пункту 4 той же статьи норматив общей площади жилого помещения при предоставлении в соответствии с данным Федеральным законом жилищной субсидии, единовременной денежной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения, а также при выдаче государственных жилищных сертификатов определяется Правительством Российской Федерации и составляет 33 квадратных метра для одиноко проживающего гражданина, 42 - на семью из двух человек, по 18 - на каждого члена семьи при ее численности три человека и более (постановления Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 года N 153 "Об утверждении Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации ведомственной целевой программы "Оказание государственной поддержки гражданам в обеспечении жильем и оплате жилищно-коммунальных услуг" государственной программы Российской Федерации "Обеспечение доступным и комфортным жильем и коммунальными услугами граждан Российской Федерации", от 21 апреля 2011 года N 303 "О некоторых вопросах, связанных с предоставлением субвенций субъектам Российской Федерации на осуществление полномочий Российской Федерации по обеспечению жилыми помещениями граждан, уволенных с военной службы (службы), и приравненных к ним лиц, переданных для осуществления органам государственной власти субъектов Российской Федерации" и от 3 февраля 2014 года N 76 "Об утверждении Правил расчета субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений), предоставляемой военнослужащим - гражданам Российской Федерации и иным лицам в соответствии с Федеральным законом "О статусе военнослужащих").
Принимая во внимание особенности профессиональной деятельности военнослужащих и учитывая риск их гибели при исполнении обязанностей военной службы, законодатель предусмотрел возможность сохранения для их семей права на жилищное обеспечение и после гибели (смерти) военнослужащего (пункт 3.1 статьи 24 Федерального закона "О статусе военнослужащих"). Подобное правовое регулирование, направленное на формирование уровня поддержки, позволяющего гарантировать надлежащую реализацию прав и законных интересов членов семей военнослужащих, в полной мере согласуется как с провозглашенными Военной доктриной Российской Федерации (утверждена Президентом Российской Федерации 25 декабря 2014 года) способами достижения задач строительства и развития Вооруженных Сил Российской Федерации, так и с целями социального государства, а также конституционными требованиями, определяющими обязанности членов семьи по отношению друг к другу, в частности со статьями 38 (части 2 и 3) и 67.1 (часть 4) Конституции Российской Федерации.
3. В соответствии с пунктом 5 статьи 2 Федерального закона "О статусе военнослужащих" к членам семей военнослужащих, на которых по общему правилу распространяются социальные гарантии и компенсации, предусмотренные данным Федеральным законом, относятся: супруга (супруг); несовершеннолетние дети; дети старше 18 лет, ставшие инвалидами до достижения ими возраста 18 лет; дети в возрасте до 23 лет, обучающиеся в образовательных организациях по очной форме обучения; лица, находящиеся на иждивении военнослужащих.
На основании пункта 1.1, которым статью 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" дополнил Федеральный закон от 28 декабря 2013 года N 405-ФЗ, состав семьи военнослужащего для целей жилищного обеспечения определяется на дату его гибели (смерти). Тем же Федеральным законом скорректирован и пункт 3.1 статьи 24 Федерального закона "О статусе военнослужащих", предусмотревший, что денежные средства на приобретение или строительство жилых помещений либо жилые помещения предоставляются членам семей военнослужащих, погибших (умерших) в период прохождения военной службы, с учетом права военнослужащего на дополнительную общую площадь жилого помещения на дату его гибели (смерти). Из приведенных положений в их взаимосвязи следует, что названные изменения преследовали цель дополнительно защитить интересы членов семьи военнослужащего, гарантировав им возможность реализовать право на жилище с учетом такого права, возникшего у самого военнослужащего. Это подтверждается и позицией Верховного Суда Российской Федерации, сформулированной в пункте 29 постановления его Пленума от 29 мая 2014 года N 8 "О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих".
Таким образом, изначально предполагалось, что на день гибели (смерти) военнослужащего происходит оценка жилищных прав, сформировавшихся к этому моменту как у членов его семьи, так и у него самого. Однако на практике это положение стало пониматься так, что на момент смерти определяется именно состав семьи военнослужащего, сохраняющей право на жилищное обеспечение, а значит, отсутствует возможность включить в число членов семьи военнослужащего того ребенка, который рожден после его смерти и в отношении которого отцовство устанавливается по правилу пункта 2 статьи 48 Семейного кодекса Российской Федерации: при рождении ребенка в течение трехсот дней с момента смерти супруга его матери отцом ребенка признается умерший, если не доказано иное.
Между тем действующее законодательство защищает интересы таких детей. Например, в рамках институтов возмещения вреда и наследования обеспечиваются права детей, в том числе родившихся после смерти кормильца или после смерти наследодателя (статьи 1088, 1116, 1163 и 1166 ГК Российской Федерации). Социальное законодательство также предусматривает меры по защите интересов детей, родившихся после смерти отца. В частности, независимо от момента рождения детям в случае смерти отца назначается пенсия по случаю потери кормильца; на основании пункта 2.1 статьи 7 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" ребенок умершего, родившийся после его смерти, имеет право на получение ежемесячных страховых выплат в случае смерти застрахованного лица. Согласно Правилам выплаты ежемесячного пособия детям военнослужащих и сотрудников некоторых федеральных органов исполнительной власти, погибших (умерших, объявленных умершими, признанных безвестно отсутствующими) при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей), и детям лиц, умерших вследствие военной травмы после увольнения с военной службы (службы в войсках, органах и учреждениях) по контракту (утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2010 года N 481), с месяца рождения ребенка, родившегося после гибели (смерти) родителя, назначается ежемесячное пособие детям военнослужащих, погибших (умерших, объявленных умершими, признанных безвестно отсутствующими) при исполнении обязанностей военной службы, и детям лиц, умерших вследствие военной травмы после увольнения с военной службы по контракту (пункт 7).
Следовательно, в российском законодательстве сформировался общий подход, в силу которого детям, родившимся после смерти отца, гарантируется защита их имущественных интересов и социальная защита наравне с детьми, рожденными на момент гибели (смерти) отца.
4. Пункт 1.1 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" в его понимании на практике - вопреки основанному на Конституции Российской Федерации, ее статьях 7, 38 (часть 1) и 67.1 (часть 4), межотраслевому подходу - исключает детей военнослужащего, рожденных после его смерти, из числа членов его семьи, имеющих право на получение предусмотренных законом гарантий жилищного обеспечения, несмотря на то что их отцом согласно семейному законодательству признается умерший. Потому возможна ситуация, когда дети, являясь членами одной семьи, ставятся в разное положение в зависимости от даты своего рождения и те из них, кто рожден после смерти отца, не учитываются в целях определения состава семьи, что оказывает непосредственное влияние на размер предоставляемого жилого помещения или жилищной субсидии, единовременной денежной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения.
Между тем, как указывал Конституционный Суд Российской Федерации, из конституционных принципов справедливости, равенства и соразмерности вытекает обращенный к законодателю запрет вводить различия в правовом положении лиц, принадлежащих к одной категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях) (постановления от 24 мая 2001 года N 8-П, от 5 апреля 2007 года N 5-П, от 3 февраля 2010 года N 3-П, от 27 февраля 2012 года N 3-П, от 15 октября 2012 года N 21-П, от 19 февраля 2018 года N 9-П, от 22 марта 2019 года N 15-П и др.).
Как следует из сказанного, оспариваемой нормой нарушается право на жилищное обеспечение ребенка погибшего (умершего) военнослужащего, родившегося после его гибели (смерти), поскольку при определении размера предоставляемого жилого помещения (норматива общей площади жилого помещения при предоставлении жилищной субсидии, единовременной денежной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения) такой ребенок не учитывается в составе семьи, что не согласуется с конституционными принципами равенства и справедливости.
Исключение ребенка, родившегося после смерти военнослужащего, из числа членов его семьи, имеющих право на жилищное обеспечение, приводит к тому, что семья получает жилое помещение (жилищную субсидию, единовременную денежную выплату на приобретение или строительство жилого помещения) без учета доли такого ребенка, тогда как норматив общей площади жилого помещения при предоставлении жилищной субсидии или единовременной денежной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения, установленный пунктом 3 Правил расчета субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений), предоставляемой военнослужащим - гражданам Российской Федерации и иным лицам в соответствии с Федеральным законом "О статусе военнослужащих" (утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 3 февраля 2014 года N 76), и пунктом 2 Постановления Правительства Российской Федерации "О некоторых вопросах, связанных с предоставлением субвенций субъектам Российской Федерации на осуществление полномочий Российской Федерации по обеспечению жилыми помещениями граждан, уволенных с военной службы (службы), и приравненных к ним лиц, переданных для осуществления органам государственной власти субъектов Российской Федерации", равен 18 квадратным метрам на каждого члена семьи, если обеспечению подлежит семья из трех и более человек. Следовательно, от числа членов семьи, реализующих право на жилище, напрямую зависит объем этого права, ведь такой показатель, как норматив общей площади жилого помещения, по существу, гарантирует гражданам возможность проживать в надлежащих условиях, поскольку лишь нормальная жилищная обеспеченность позволяет каждому члену семьи полностью удовлетворить свои потребности в здоровой среде, в полноценном отдыхе, в развитии (в том числе творческом), в получении образования и т.д. Учет количества членов семьи умершего военнослужащего на момент его смерти фактически ведет к тому, что его семье, состав которой может измениться к моменту осуществления жилищных прав, будет предоставлено жилое помещение (жилищная субсидия, единовременная денежная выплата на приобретение или строительство жилого помещения) в размере, который вопреки требованиям закона не гарантирует надлежащих условий проживания.
Иными словами, не только несовершеннолетние дети ставятся в разное положение в зависимости от того, были они рождены до смерти отца или после, но и сама семья военнослужащего в случае наличия в ней ребенка, рожденного после его смерти, оказывается в худшем положении по сравнению с семьями, в которых все дети рождены до смерти отца, проходившего военную службу.
Соответственно, пункт 1.1 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих", устанавливая в качестве даты, на которую определяется состав семьи военнослужащего для целей жилищного обеспечения, день его смерти, фактически служит основанием для дифференциации правового положения таких семей исключительно по формальному признаку - времени рождения детей (до или после смерти отца). Это приводит к нарушению прав всех граждан, входящих в состав семьи, поскольку снижает общий объем гарантий в сфере жилищного обеспечения, предоставляемых семье с учетом числа ее членов.
5. Таким образом, пункт 1.1 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 7, 19 (части 1 и 2), 38 (часть 1), 40 (части 1 и 3) и 67.1 (часть 4), в той мере, в какой эта норма предполагает определение размера общей площади жилого помещения (норматива общей площади жилого помещения при предоставлении жилищной субсидии, единовременной денежной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения), предоставляемого членам семьи погибшего (умершего) военнослужащего, исходя из состава семьи на дату его гибели (смерти) и не предусматривает тем самым возможности учесть для целей определения общей площади жилого помещения (норматива общей площади) того ребенка (детей) военнослужащего, который (которые) родился (родились) после его гибели (смерти).
Федеральному законодателю надлежит - исходя из требований Конституции Российской Федерации и основанных на них правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, изложенных в настоящем Постановлении, - внести в действующее правовое регулирование изменения, гарантирующие права ребенка (детей) военнослужащего, родившегося (родившихся) после его гибели (смерти), и семьи этого военнослужащего в целом. Впредь до внесения изменений, вытекающих из настоящего Постановления, правоприменителям следует исходить из необходимости включения в состав членов семьи погибшего (умершего) военнослужащего, имеющих право на жилищное обеспечение, его ребенка (детей), родившегося (родившихся) после его гибели (смерти).
Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 47.1, 71, 72, 74, 75, 78, 79, 80 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
 
постановил:
 
1. Признать пункт 1.1 статьи 15.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 7, 19 (части 1 и 2), 38 (часть 1), 40 (части 1 и 3) и 67.1 (часть 4), в той мере, в какой эта норма предполагает определение размера общей площади жилого помещения (норматива общей площади жилого помещения при предоставлении жилищной субсидии, единовременной денежной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения), предоставляемого членам семьи погибшего (умершего) военнослужащего, исходя из состава семьи на дату его гибели (смерти) и не предусматривает тем самым возможности учесть для целей определения общей площади жилого помещения (норматива общей площади) того ребенка (детей) военнослужащего, который родился (родились) после его гибели (смерти).
2. Федеральному законодателю надлежит - исходя из требований Конституции Российской Федерации и основанных на них правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, изложенных в настоящем Постановлении, - внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения.
3. Впредь до внесения в действующее правовое регулирование изменений, вытекающих из настоящего Постановления, правоприменителям следует исходить из необходимости включения в состав членов семьи погибшего (умершего) военнослужащего, имеющих право на жилищное обеспечение, его ребенка (детей), родившегося (родившихся) после его гибели (смерти).
4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
5. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru).
 
 

mprkur0
Заслуженный участник
Сообщения: 6321
Зарегистрирован: 29 июн 2008, 17:39

Re: Конституционный Суд РФ

#574

Непрочитанное сообщение mprkur0 » 14 янв 2022, 11:45

​13 января 2022 года Конституционный Суд РФ заступился за военнослужащих-контрактников.
Дело о проверке конституционности пункта 1 статьи 1102 и подпункта 3 статьи 1109 Гражданского кодекса РФ рассматривалось в связи с жалобами граждан А.П.Кузьмина и Г.Т.Умарсаидова. Постановление основано на ранее вынесенных правовых позициях суда.

История вопроса
Военнослужащие по контракту Гасанхан Умарсаидов, проходивший службу в городе Каспийск в звании старшего мичмана, и Андрей Кузьмин, отслуживший в Красноярске и Новосибирской области, по мнению Министерства обороны, получили излишне выплаченные надбавки к окладу. Военнослужащие утверждают, что неверное начисление надбавок случилось в связи с внесением ошибочной или невнесением должной информации в автоматизированную систему ресурсного обеспечения «Алушта», что произошло не по их вине. Все выплаты осуществлялись согласно приказам их командиров. Суды же полагают, что выплаченные незаконно средства не могут быть отнесены к денежному довольствию, соответственно, не приравнены к зарплате, которая возврату в качестве неосновательного обогащения не подлежит. Таким образом, с Г.Умарсаидова суды взыскали около 115 тыс. рублей, а с А.Кузьмина – более 420 тыс. рублей. Заявители считают, что оспариваемые нормы порождают неоднородную правоприменительную практику.

Позиция Суда
Все перечисленные в законе «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» ежемесячные надбавки включаются в состав денежного довольствия военнослужащего по контракту. Это материальное обеспечение по своей правовой природе сопоставимо с зарплатой, выплачиваемой работнику как стороне трудового договора.
Соблюдение законодательства при начислении и выплате военнослужащим-контрактникам денежного довольствия обеспечивает соответствующий командир подразделения. Несмотря на то, что военнослужащие могут знакомиться с актами, регулирующими отношения в сфере их материального обеспечения, это не является основанием для возложения на них ответственности за правильность начисления и выплаты денежного довольствия. В силу этого, в случае издания командиром приказа, повлекшего за собой излишние выплаты, сам военнослужащий не должен нести неблагоприятные правовые последствия, связанные с ненадлежащим расходованием средств.
Суд, рассматривая вопрос о взыскании в качестве неосновательного обогащения излишне выплаченных денежных средств, обязан исследовать все обстоятельства дела. Один лишь факт несообщения военнослужащим непосредственному командиру или вышестоящему должностному лицу об отсутствии правовых оснований (о которых он в действительности может и не знать) для начисления выплат не может расцениваться как свидетельство недобросовестности. Счетной ошибкой не должны признаваться такие действия (бездействие) должностных лиц, ответственных за начисление денежного довольствия военнослужащим, которые – в нарушение закона – приводят к излишним выплатам.
Таким образом, при отсутствии недобросовестности со стороны военнослужащего и выявленной счетной ошибки, оспариваемые нормы не предполагают взыскания указанных денежных средств и Конституции РФ соответствуют. Иное приводило бы к возложению на военнослужащего, в том числе после увольнения, бремени неблагоприятных правовых последствий при отсутствии с его стороны поведения, повлекшего ненадлежащее расходование средств. Это предполагало бы переложение на него ответственности за действия воинских должностных лиц, отвечающих за соблюдение законодательства о материальном обеспечении, и не только противоречило бы принципу справедливости, но и ущемляло права военнослужащих
http://www.ksrf.ru/ru/News/Pages/ViewIt ... ramId=3655

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 23607
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Контактная информация:

Re: Конституционный Суд РФ

#575

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 23 янв 2022, 16:39

Определение Конституционного Суда РФ от 14.12.2021 N 2646-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шемакина Романа Витальевича на нарушение его конституционных прав статьей 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с пунктом 1 статьи 37 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе"
Показать текст
Гражданин Р.В. Шемакин оспаривает конституционность ст. 1069 ГК РФ во взаимосвязи с п. 1 ст. 37 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе".
Согласно ст. 1069 ГК Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению; вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.
Как следует из представленных материалов, заявитель был избит прапорщиком и старшим лейтенантом воинской части, в которой он проходил военную службу по призыву в воинском звании матроса.
Как установлено приговором, 8 августа 2010 года, около 1 часа 30 минут, Б. на территории подсобного хозяйства воинской части нанес Р.В. Шемакину множественные удары, поскольку считал, что Р.В. Шемакин распространял о нем ложные сведения. Подошедший к ним С., желая наказать Р.В. Шемакина, ранее допустившего возгорание помещения на территории подсобного хозяйства, присоединился к действиям Б. и также нанес Р.В. Шемакину множественные удары.
С целью сокрытия своих противоправных действий С. и Б. поместили Р.В. Шемакина в багажник легкового автомобиля, вывезли за пределы воинской части и сбросили в овраг, после чего, угрожая присутствовавшему при избиении матросу К. применением насилия, потребовали от него сообщить об избиении Р.В. Шемакина гражданскими лицами во время якобы имевшей место самовольной отлучки Р.В. Шемакина и К. за пределы воинской части, что последний и исполнил.
В результате указанных противоправных действий Р.В. Шемакину причинен тяжкий вред здоровью, по причине чего он находился на лечении в различных медицинских учреждениях 408 дней, признан инвалидом III группы вследствие военной травмы бессрочно.
В 2019 году Р.В. Шемакин обратился в суд с иском к Министерству обороны Российской Федерации о компенсации морального вреда в размере 2 500 000 руб., указав, что испытал физические и нравственные страдания в связи с причинением вреда его здоровью во время прохождения им военной службы по призыву.
Решением гарнизонного военного суда исковые требования были удовлетворены частично - в размере 1 000 000 руб.
Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Московского окружного военного суда оставленным без изменения определением Кассационного военного суда решение суда первой инстанции отменено и принято новое - об отказе в удовлетворении иска о взыскании с Министерства обороны Российской Федерации компенсации морального вреда. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации заявителю отказано в передаче его кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции. С этим определением согласился заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации.
При этом суды исходили из того, что старший лейтенант С. и прапорщик Б. совершили деяния, находящиеся за рамками осуществления ими обязанностей военной службы, действовали по личной инициативе вопреки интересам Министерства обороны Российской Федерации; вина данного ведомства в причинении вреда Р.В. Шемакину отсутствует; истцу произведена выплата единовременного пособия в размере 1 000 000 руб., что свидетельствует о выполнении государством в лице Министерства обороны Российской Федерации обязанности возместить ущерб, причиненный здоровью лица при прохождении военной службы; Р.В. Шемакин вправе предъявить иск о взыскании компенсации морального вреда к его непосредственным причинителям - С. и Б.
С учетом изложенного установлен исчерпывающий перечень случаев, когда военнослужащий, гражданин, проходящий военные сборы, и гражданин, пребывающий в мобилизационном людском резерве, считаются исполняющими обязанности военной службы, также не допускает возможности произвольного разрешения вопроса о деликтной ответственности государства перед военнослужащим, для целей которой основанием возмещения вреда является факт совершения должностными лицами незаконных действий (в частности, преступлений) или бездействия (в том числе в виде неосуществления контроля).
Поскольку оспариваемые гражданином Р.В. Шемакиным законоположения не могут расцениваться в качестве нарушающих его конституционные права и свободы в указанном в жалобе аспекте, данная жалоба, как не отвечающая требованиям допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации не может быть принята к рассмотрению.
В рассмотрении жалобы отказано.
Вложения
2021_Дело Шемакина_Ответсвенность государства за избиение военнослужащими.pdf
(222.73 КБ) 41 скачивание
Телеграм этого форума https://t.me/N_Voensud_ru

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 23607
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Контактная информация:

Re: Конституционный Суд РФ

#576

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 01 фев 2022, 17:35

Определение Конституционного Суда РФ от 28.12.2021 N 2750-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Миронова Эдуарда Вячеславовича на нарушение его конституционных прав пунктом 4 статьи 19 Федерального закона "О статусе военнослужащих"

Дело Миронова. Пререподготовка при увольнении.
Показать текст
Миронов уволен с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, однако на момент увольнения вступившее в законную силу решение военного суда, вынесенное по административному иску заявителя и обязывающее начальника направить его на профессиональную переподготовку, исполнено не было.
По мнению заявителя, оспариваемая норма, примененная в его деле судами общей юрисдикции, не соответствует Конституции РФ, поскольку по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, лишает военнослужащих - граждан, проходящих военную службу по контракту, общая продолжительность военной службы которых составляет пять лет и более, в год увольнения с военной службы по установленным данной нормой основаниям права пройти профессиональную переподготовку по одной из гражданских специальностей без взимания с них платы за обучение и с сохранением обеспечения всеми видами довольствия.
Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению. Оспоренное положение конституционных прав заявителя не нарушает.
Разрешение же вопроса об исполнении решения суда, которым удовлетворены требования Э.В. Миронова о направлении его на профессиональную переподготовку, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации не относится.
В рассмотрении жалобы по существу отказано.
Вложения
2021_Дело Миронова_Переподгоовка при увольнении.pdf
(142.2 КБ) 43 скачивания
Телеграм этого форума https://t.me/N_Voensud_ru

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 23607
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Контактная информация:

Re: Конституционный Суд РФ

#577

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 01 фев 2022, 17:50

Определение Конституционного Суда РФ от 28.12.2021 N 2756-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Лагасюк Людмилы Леонидовны на нарушение ее конституционных прав статьей 13 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, войсках национальной гвардии Российской Федерации, органах принудительного исполнения Российской Федерации, и их семей"

Дело Лагасюк. Уменьшение пенсии после перерасчета.
Показать текст
Заявительница была уволена со службы в органах внутренних дел Российской Федерации по выслуге лет, дающей право на получение пенсии. При увольнении выслуга лет Л.Л. Лагасюк составила 24 года и 12 дней (в льготном исчислении - 26 лет 3 месяца 7 дней), с учетом чего ей была назначена пенсия за выслугу лет. Впоследствии из выслуги лет, имеющей значение для назначения пенсии, был исключен период службы заявительницы в Государственном следственном комитете Республики Казахстан, что повлекло снижение размера пенсии Л.Л. Лагасюк.
По мнению заявительницы, оспариваемое законоположение не соответствует Конституции РФ в той мере, в какой оно предполагает безусловное уменьшение выплаты гражданину, уволенному со службы в органах внутренних дел, пенсии за выслугу лет, ошибочно назначенной в большем размере в результате неправильного подсчета продолжительности выслуги лет органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, не обеспечивая при этом соблюдения конституционных принципов правовой определенности, справедливости, а также поддержания доверия граждан к действиям государства.
Конституционный Суд РФ указал что оспариваемое положение не нарушает конституционных прав заявителя. В случае обнаружения органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, ошибки, допущенной при установлении и (или) выплате пенсии, производится устранение данной ошибки, а установление пенсии в размере, предусмотренном законодательством Российской Федерации, или прекращение выплаты указанной пенсии в связи с отсутствием права на нее производится с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором была обнаружена соответствующая ошибка.Данное законоположение не может рассматриваться как нарушающее пенсионные права заявительницы, которая получала пенсию в размере, не соответствующем законодательству.
Вложения
2021-Дело Лагасюк. Уменьшение ошибочной пенсии.pdf
(162.25 КБ) 33 скачивания
Телеграм этого форума https://t.me/N_Voensud_ru

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 23607
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Контактная информация:

Re: Конституционный Суд РФ

#578

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 01 фев 2022, 18:03

Определение Конституционного Суда РФ от 28.12.2021 N 2757-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Васьковской Галины Петровны на нарушение ее конституционных прав статьей 48 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, войсках национальной гвардии Российской Федерации, органах принудительного исполнения Российской Федерации, и их семей"

Дело Васьковской. Пропуск срока подачи жалобы.
Показать текст
Васьковская оспаривает конституционность статьи 48 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, войсках национальной гвардии Российской Федерации, органах принудительного исполнения Российской Федерации, и их семей", закрепляющей порядок применения коэффициентов к размерам пенсий, поскольку допускает отказ в применении районного коэффициента к пенсии военнослужащих, проходивших службу в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, при назначении им пенсии после выезда из указанных регионов.
Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению. Жалоба на нарушение нормативным актом конституционных прав и свобод допустима, если она подана в срок не позднее одного года после принятия судебного решения, которым исчерпываются внутригосударственные средства судебной защиты.
С момента завершения рассмотрения дела о перерасчете пенсии с участием Г.П. Васьковской и до подачи ею жалобы в Конституционный Суд Российской Федерации прошло более одного года.
Жалоба не признана допустимой.
Вложения
2021_Дело Васьковской.Пропус срока обращения.pdf
(162.25 КБ) 33 скачивания
Телеграм этого форума https://t.me/N_Voensud_ru

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 23607
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Контактная информация:

Re: Конституционный Суд РФ

#579

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 06 фев 2022, 20:12

Определение Конституционного Суда РФ от 13.01.2022 N 2-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мартынова Николая Александровича на нарушение его конституционных прав подпунктом "е.1" пункта 1 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" и пунктом 14 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы"

Дело Мартынова. Увольнение за уголовку.
Показать текст
Проходивший военную службу по контракту Н.А. Мартынов приговором Улан-Удэнского гарнизонного военного суда был признан виновным в совершении преступления "Вымогательство", за которое ему было назначено основное наказание в виде лишения свободы сроком на три года условно с испытательным сроком в два года. Заявитель был досрочно уволен с военной службы приказом командира воинской части.
По мнению заявителя, оспариваемые положения не соответствуют Конституции РФ поскольку допускают повторное наказание лица за одно и то же деяние, а также неправомерно ограничивают его право на труд.
Как следует из правовой позиции Конституционного Суда РФ, граждане, добровольно избирая такого рода деятельность, соглашаются с ограничениями, которые обусловливаются приобретаемым ими правовым статусом, а потому установление особых правил прохождения государственной службы, включая военную службу по контракту, и требований к избравшим ее лицам.
Безусловный характер досрочного увольнения с военной службы совершившего умышленное уголовное преступление военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, влечет невозможность дальнейшего прохождения им военной службы. В этом случае досрочное увольнение военнослужащего с военной службы является следствием привлечения его к уголовной ответственности и не нарушает требование Конституции Российской Федерации, по смыслу которой никто не должен дважды нести ответственность за одно и то же правонарушение.
В принятии к рассмотрению жалобы Мартынова отказано.
Вложения
2022_Дело Мартынова_Увольнение за уголовку.pdf
(184.2 КБ) 50 скачиваний
Телеграм этого форума https://t.me/N_Voensud_ru

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 23607
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Контактная информация:

Re: Конституционный Суд РФ

#580

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 06 фев 2022, 20:38

Определение Конституционного Суда РФ от 13.01.2022 N 3-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Резеповой Зинаиды Алексеевны на нарушение ее конституционных прав положениями пункта 1 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", а также пунктами 1 и 2 Федерального закона "О внесении изменений в статью 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих"

Дело Резеповой. Повторное обеспечение жильем.
Показать текст
З.А. Резепова, проходившая военную службу по контракту с 1998 года, имевшая общую продолжительность военной службы более 20 лет и подлежавшая увольнению в связи с достижением предельного возраста пребывания на военной службе, в 1987 году была обеспечена Советом народных депутатов жилым помещением, которое в 2000 году было ею приватизировано, а в 2010 году - продано.
Решением жилищной комиссии войсковой части от 21 февраля 2020 года З.А. Резеповой было отказано в принятии ее на учет нуждающихся в жилых помещениях в связи с реализацией ранее права на обеспечение жильем за счет государства. Полагая свои права нарушенными, заявительница обратилась в суд с административным иском о признании указанного решения жилищной комиссии незаконным. Судами в иске отказано.
По мнению З.А. Резеповой, оспариваемые законоположения не соответствуют Конституции РФ поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они означают, что военнослужащий, распорядившись жилым помещением, полученным от государства в порядке приватизации (бесплатно) до момента поступления на военную службу, лишается права на жилищные гарантии в виде предоставления жилья для постоянного проживания за счет военного ведомства.
Конституционны суд РФ указал, что поскольку право военнослужащих на получение дополнительных жилищных гарантий относятся к полномочиям законодателя и зависят от ряда социально-экономических факторов, предполагающих объективный учет возможностей, имеющихся в настоящее время у государства. Соответственно, законодательное регулирование жилищных гарантий военнослужащих должно осуществляться с учетом общеправового принципа справедливости, с тем чтобы не допустить необоснованного сверхнормативного обеспечения военнослужащих и членов их семей жильем за счет бюджетных средств. Получение ими жилого помещения, относящегося к публичной собственности, не может - независимо от фонда, из которого оно предоставлялось его основному получателю (нанимателю), - отождествляться с реализацией жилищных прав на специальных условиях, предусмотренных непосредственно в отношении военнослужащих.
В рассмотрении жалобы отказано.
Вложения
2022_Дело Резеповой_Повторное обеспечение жильем.pdf
(196.85 КБ) 61 скачивание
Телеграм этого форума https://t.me/N_Voensud_ru

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 23607
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Контактная информация:

Re: Конституционный Суд РФ

#581

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 14 фев 2022, 22:42

Определение Конституционного Суда РФ от 28.12.2021 N 2790-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лухина Виктора Николаевича на нарушение его конституционных прав абзацами третьим и двенадцатым пункта 1 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих"

Дело Лухина. Жилищное обеспечение после увольнения.
Показать текст
В.Н. Лухин увольнялся с военной службы в 2005 году и на тот момент не мог быть признан нуждающимся в получении жилья поскольку в 2003 году продал принадлежавший ему жилой дом.
По мнению заявителя, оспариваемые законоположения не соответствуют Конституции Российской Федерации, поскольку они лишают граждан, которые не были признаны нуждающимися в жилых помещениях в период прохождения военной службы, права на обеспечение жильем за счет федерального органа исполнительной власти или федерального государственного органа, в которых они проходили данную службу.
Конституционный Суд РФ указал, что оспариваемые заявителем положения закона его конституционных прав не нарушают, поскольку он при увольнении не был признан нуждающимся в жилом помещении, не обращался по данному вопросу в жилищную комиссию воинской части и не имел правовых оснований для такого признания.
В рассмотрении жалобы отказано.
Вложения
2021_Дело Лухина_Жилье после увольнения.pdf
(141.61 КБ) 44 скачивания
Телеграм этого форума https://t.me/N_Voensud_ru

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 23607
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Контактная информация:

Re: Конституционный Суд РФ

#582

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 15 фев 2022, 21:33

Определение Конституционного Суда РФ от 28.12.2021 N 2844-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Полищук Ольги Владимировны на нарушение ее конституционных прав частью 4 статьи 31, частями 1 и 2 статьи 49 и частью 5 статьи 100 Жилищного кодекса Российской Федерации, а также частью второй статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации"

Дело Полищук. Выселение бывших членов семьи военнослужащего
Показать текст
Полищук судами отказано в удовлетворении исковых требований о признании права пользования служебным жилым помещением до предоставления другого жилого помещения по договору социального найма и о возложении обязанности предоставить помещение для постоянного проживания в течение трех месяцев с момента вступления решения суда в законную силу. Из указанного служебного жилого помещения заявительница с сыном выселены на основании ранее принятого судебного постановления без предоставления иного жилого помещения - поскольку спорное жилое помещение предоставлялось бывшему супругу заявительницы в связи с прохождением им военной службы.
Конституционный Суд РФ указал, что на момент принятия судом решения о выселении заявительница и ее сын не состояли на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма. Кроме того, суд предоставил О.В. Полищук отсрочку исполнения данного решения. Таким образом, оспариваемые нормы не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявительницы в указанном в жалобе аспекте.
В рассмотрении жалобы отказано.
Вложения
2021_Дело Полищук. Выселение бывших членов семьи.pdf
(158.37 КБ) 45 скачиваний
Телеграм этого форума https://t.me/N_Voensud_ru

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 23607
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Контактная информация:

Re: Конституционный Суд РФ

#583

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 21 фев 2022, 14:50

Определение Конституционного Суда РФ от 28.12.2021 N 2795-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Беленковой Марии Николаевны на нарушение ее конституционных прав абзацем первым пункта 1 и пунктом 15 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", пунктом 3 части 3 статьи 9 Федерального закона "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих"

Дело Беленковой. Повторное обеспечение жильем.
Показать текст
Заявительница заключила первый контракт о прохождении военной службы в 2007 году, а в 2010 году ей было присвоено воинское звание "прапорщик", что является основанием для включения ее в реестр участников накопительно-ипотечной системы. В 2012 году М.Н. Беленковой как члену семьи умершего военнослужащего (супруга) предоставлено по договору социального найма жилое помещение на состав семьи из трех человек (она, дочь и умерший супруг). 14 апреля 2020 года она, согласно ее обращению, включена в реестр участников накопительно-ипотечной системы, а 27 мая того же года уполномоченный орган принял решение о присвоении ей категории "00" в связи с ошибочным включением в этот реестр (без учета того, что ею ранее реализовано право на жилищное обеспечение в рамках специальной системы обеспечения жильем военнослужащих и членов их семей). Данное решение признано правомерным решением гарнизонного военного суда, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций.
По мнению заявительницы, оспариваемые законоположения не соответствуют Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они исключают участие в накопительно-ипотечной системе военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, ранее обеспеченных жилым помещением для постоянного проживания за счет средств федерального бюджета в качестве членов семьи военнослужащих.
Конституционный Суд Российской Федерации не нашел оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Если военнослужащие одновременно имеют право на получение одной и той же социальной гарантии и компенсации по нескольким основаниям, то им предоставляются по их выбору социальная гарантия и компенсация по одному основанию.
Вывод о том, что обеспечение жильем семьи, в которой супруги-военнослужащие имеют право как на участие в накопительно-ипотечной системе, так и на предоставление иных жилищных гарантий, предусмотренных статьей 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", должно осуществляться исходя из волеизъявления супругов (т.е. с учетом выбранной ими совместно определенной формы жилищного обеспечения).
Вложения
2021_Дело Беленковой_Повторное обеспечение жильем.pdf
(154.53 КБ) 70 скачиваний
Телеграм этого форума https://t.me/N_Voensud_ru

Аватара пользователя
maxxx1979
Заслуженный участник
Сообщения: 15106
Зарегистрирован: 12 ноя 2010, 23:13

Re: Конституционный Суд РФ

#584

Непрочитанное сообщение maxxx1979 » 26 фев 2022, 17:52

На сайте Конституционного Суда появился справочник по часто обжалуемым статьям основных кодексов. Новый раздел представляет собой таблицы решений, содержащих значимые правовые позиции или демонстрирующих стабильную практику КС в отношении ряда правовых норм кодексов.
Показать текст
В пресс-службе КС «АГ» пояснили, что появление нового функционала связано с тем, что до сих пор достаточно высок процент жалоб, как не отвечающих требованиям закона о Конституционном Суде, так и формально отвечающих, но по таким вопросам, по которым позиция Суда уже выработана. Один из экспертов полагает, что нововведение поможет заявителям четче определять свою позицию в обращениях в КС РФ, а также совершеннее формулировать тексты обращений. Другая считает, что новая функциональность сайта вряд ли повлияет на количество жалоб в КС. Третий подчеркнул, что разработанный КС формат скорее может быть полезен для профессионалов, для которых будет удобно размещение всех основных решений Суда по тому или иному вопросу в одном месте.
22 февраля Конституционный Суд добавил на своем сайте новый подраздел «Часто обжалуемые статьи кодексов» в раздел «Решения КС РФ». «Часто обжалуемые статьи кодексов» – это таблицы решений, содержащих значимые правовые позиции или демонстрирующих стабильную практику Суда в отношении ряда правовых норм кодексов. На данный момент представлены таблицы по Налоговому, Гражданскому, Гражданскому процессуальному, Жилищному, Уголовному и Уголовно-процессуальному кодексам.

КС рекомендует заявителям перед подачей жалобы ознакомиться с его решениями, приведенными в таблице, для выработки или уточнения правовой позиции и самостоятельной предварительной оценки целесообразности подачи жалобы заявителем. Высшая инстанция поясняет, что, возможно, она ранее уже рассматривала схожее обращение, в котором дала свою оценку того, нарушает или не нарушает норма права заявителя. При этом Суд подчеркивает, что это обстоятельство не является формальным препятствием для подачи обращения, кроме случаев, когда по предмету обращения КС ранее вынесено постановление (п. 3 ч. 1 ст. 43 Закона о КС). Отмечается, что таблицы подготовлены Секретариатом КС РФ и носят информационно-справочный характер. Кроме того, обращено внимание, что приведенный в таблице состав обжалованных ранее статей кодексов не является полным, а более полную информацию можно получить, обратившись к базе уже принятых решений КС.

Для оценки перспектив обращения в КС заявителям также рекомендуется обратиться к новым подразделам «Часто задаваемые вопросы» и «Алгоритм самопроверки заявителя», которые находятся в разделе «Обращения в КС РФ». Так, в первом подразделе даются ответы на вопросы, часто возникающие при подготовке жалоб в КС РФ. Они касаются компетенции Суда, процедурных и процессуальных аспектов подачи жалобы и ее рассмотрения. КС отмечает, что ответы на вопросы помогут заявителям подготовить и подать обращение, максимально соответствующее требованиям Конституции и Закона о КС, либо понять, что в конкретном случае нужно прибегать к другим средствам защиты прав. В свою очередь, задача «Алгоритма самопроверки заявителя» – предоставить возможность оценки перспективности обращения в КС с жалобой на нарушение конституционных прав на основе положений о компетенции КС и условиях подачи обращений.

В комментарии «АГ» пресс-служба Конституционного Суда пояснила, что новый функционал позволяет заявителю, который усматривает нарушение прав теми или иными статьями кодексов, выработать или уточнить свою правовую позицию и самостоятельно оценить целесообразность подачи жалобы. Новая информация также дает возможность заявителю показать в жалобе, что аспект оспаривания нормы иной, чем был раньше.

В пресс-службе отметили, что появление подразделов «Часто задаваемые вопросы» и «Алгоритм самопроверки заявителя» направлено на такого рода информационно-справочное содействие – прежде всего тем гражданам, которые не имеют возможности воспользоваться помощью квалифицированного представителя при обращении в Конституционный Суд. «Появление указанных материалов связано с тем, что, несмотря на повышение в среднем качества обращений в КС в динамике последних лет, до сих пор достаточно высок процент жалоб как не отвечающих требованиям закона о КС, так и формально отвечающих, но по таким вопросам, по которым позиция КС уже выработана. Граждане, обращаясь в КС с такими жалобами, надеются на защиту прав, но, получая уведомление о несоответствии обращения требованиям или отказ в принятии к рассмотрению, испытывают разочарование. Чем лучше они информированы – тем меньше разочарований», – прокомментировали в пресс-службе.
Главный научный сотрудник Центра исследований проблем территориального управления и самоуправления Московского государственного областного университета, д.ю.н. Александр Чертков отметил, что КС РФ продолжает совершенствовать свою работу, примером чего являются опубликованные на сайте таблицы решений. Положительно оценив доработку сайта, эксперт тем не менее заметил, что данная мера видится вынужденной реакцией на стремительное и не всегда продуманное изменение норм некоторых кодексов. «Полагаю, что нововведение поможет заявителям четче определять свою позицию в обращениях в КС РФ, а также совершеннее формулировать тексты обращений. При этом таблицы имеют информационно-справочный характер и никоим образом не ограничивают обращения в КС РФ», – поделился он.

Александр Чертков считает, что потенциально такой шаг может несколько снизить количество обращений в КС РФ со стороны граждан и общественных объединений, но едва ли – от органов публичной власти: «При этом работа самого КС РФ, по сути, останется без изменений. Нововведение имеет чисто технический характер, потому едва ли приведет к сущностным изменениям в работе КС РФ с обращениями».

Член экспертного совета Института права и публичной политики (организация признана иноагентом. – Прим. ред.), доцент кафедры конституционного права РГУП, к.ю.н. Ольга Кряжкова согласилась, что размещение такой информации давно назрело. «Впрочем, абсолютной новизной она не обладает: неофициальные инструкции по обращению в КС уже много лет есть в Интернете, например инструкция, разработанная в Институте права и публичной политики. Алгоритм самопроверки, подготовленный в секретариате КС, весьма на нее похож», – заметила эксперт.

Ольга Кряжкова полагает, что новые разделы сайта КС могут быть полезны профессионалам, занимающимся подготовкой жалоб, а также серьезно настроенным заявителям, не пользующимся услугами юристов. Им станет проще оценить перспективность обращения, узнав суть позиции КС из систематизированных перечней, пояснила эксперт. Она также выразила надежду, что раздел «Часто обжалуемые статьи кодексов» будет оперативно пополняться.

«Новая функциональность сайта вряд ли повлияет на количество жалоб в КС. Судя по статистике обращений, с 2009 г. существует тренд на сокращение этого количества. Причины этого явления явно глубже, чем информационное наполнение сайта. Информация секретариата не способна ни подстегнуть, ни переломить его», – считает Ольга Кряжкова.

Как отметил руководитель практики адвокатской конторы «Аснис и партнеры» МГКА Дмитрий Кравченко, представленный Конституционным Судом инструмент, безусловно, является полезным, хотя вряд ли достигнет целей, ради которых он создавался. «Думаю, что, вероятнее всего, причиной создания нового функционала было то, что в КС подается слишком много однотипных и не слишком продвинутых жалоб, которые не учитывают ранее высказанные позиции КС по тем же вопросам», – говорит эксперт.

Дмитрий Кравченко полагает, что новый формат скорее может быть полезен для профессионалов, для которых будет удобно размещение всех основных решений КС по тому или иному вопросу в одном месте: «Для восприятия позиций КС непрофессиональными заявителями разъяснения, я думаю, должны были бы содержать раскрытие основной сути позиций КС из перечисленных постановлений и определений». При этом адвокат уточнил, что в любом случае проявление открытости Конституционного Суда, равно как и иных судов, следует всячески приветствовать. «Я убежден, что любое действие КС по разъяснению его позиции – это всегда плюс и всегда шаг навстречу заявителям. Тем более что позиции КС реально сложны для восприятия, и их классификация и разъяснения всегда полезны», – поделился он.

https://www.advgazeta.ru/novosti/na-say ... -kodeksov/
http://www.ksrf.ru/ru/Decision/Pages/Co ... aintA.aspx
Вложения
2022_Таблица_Часто обжалуемые статьи кодексов.rtf
(1.14 МБ) 79 скачиваний

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 23607
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Контактная информация:

Re: Конституционный Суд РФ

#585

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 13 апр 2022, 14:50

Постановление Конституционного Суда РФ от 07.04.2022 N 14-П

Дело Понеделкова. Возобновление выплаты пенсии.

В связи с утратой паспорта заявитель длительное время не обращался за получением пенсии, в связи с чем военный комиссариат сначала приостановил, а потом прекратил начисление военной пенсии.
После получения паспорта пенсия была выплачена только за три года из десяти пропущенных
Конституционный Суд РФ признал такую норму права не соответствующей Конституции РФ.
Вложения
2022_Дело Понеделкова_Возобновление пенсии.pdf
(302.49 КБ) 39 скачиваний
Телеграм этого форума https://t.me/N_Voensud_ru

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 28819
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54

Re: Конституционный Суд РФ

#586

Непрочитанное сообщение Знак » 27 апр 2022, 16:21

Постановление Конституционного Суда РФ от 25.04.2022 N 17-П
"По делу о проверке конституционности статьи 1102 и подпункта 3 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.В. Ерохина"

Не должны расцениваться в качестве неосновательного обогащения денежные выплаты, начисленные в повышенном размере военнослужащему-"контрактнику" при отсутствии недобросовестности с его стороны или счетной ошибки
Показать текст
Конституционный Суд РФ признал взаимосвязанные положения статьи 1102 и подпункта 3 статьи 1109 ГК РФ не противоречащими Конституции РФ, поскольку они по своему конституционно-правовому смыслу не предполагают взыскания в качестве неосновательного обогащения с военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, а равно и с лица, уволенного с военной службы, денежных средств, излишне выплаченных ему в результате начисления в большем размере дополнительных выплат, входящих в состав его денежного довольствия, если действительной причиной их неправильного начисления (выплаты в повышенном размере) послужили действия (бездействие) лиц, обеспечивающих исчисление и перечисление военнослужащим денежного довольствия, при отсутствии недобросовестности со стороны военнослужащего или счетной ошибки.

Суд, в частности, указал, что если получение военнослужащим излишних денежных средств было вызвано ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей лицом, обеспечивающим исчисление и перечисление денежного довольствия, то на самого военнослужащего - при отсутствии недобросовестного поведения с его стороны или счетной ошибки - не может быть возложено бремя неблагоприятных имущественных последствий в виде взыскания с него необоснованно начисленных и выплаченных ему денежных средств (в том числе после увольнения с военной службы).

При этом федеральный законодатель не лишен возможности определить содержание понятия "счетная ошибка", в том числе с учетом необходимости его использования для целей взыскания с военнослужащего, а равно и с лица, уволенного с военной службы, в качестве неосновательного обогащения денежных средств, излишне выплаченных ему в составе денежного довольствия в период указанной службы.

http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ontent=old
Вложения
2022_Дело Ерохина_Возврат излишне начисленнох денег.pdf
(906.64 КБ) 38 скачиваний

Аватара пользователя
евгений 76
Заслуженный участник
Сообщения: 18897
Зарегистрирован: 13 мар 2010, 09:24
Откуда: Санкт-Петербург

Re: Конституционный Суд РФ

#587

Непрочитанное сообщение евгений 76 » 11 май 2022, 13:43

КС: Присвоение звания «Ветеран труда» автоматически не влечет возникновения права на меры социальной поддержки
Показать текст
Спор из-за неприсвоения звания «Ветеран труда»
В январе 2016 г. Анатолий Симонов обратился в Управление социальной политики Министерства социальной политики Свердловской области по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга с заявлением о включении его в список претендентов на присвоение звания «Ветеран труда», приложив к нему документ об имеющейся у него медали ФАПСИ «За укрепление боевого содружества». Однако ведомство отказалось удовлетворять его просьбу со ссылкой на то, что в целях присвоения такого звания п. 6 Положения о порядке и условиях присвоения звания «Ветеран труда» гражданам, проживающим на территории Свердловской области, исключает учет наград тех министерств и ведомств, в которых правовыми актами СССР, РСФСР и РФ предусмотрена (предусматривалась) военная и приравненная к ней служба, а имеющаяся у заявителя медаль относилась именно к этому типу наград. Обжалование такого ведомственного решения в судах различных инстанций не увенчалось успехом.

В феврале 2017 г. Вячеслав Пошехнов обратился в Управление социальной политики Министерства социальной политики Свердловской области по Ленинскому району г. Екатеринбурга с аналогичной просьбой, приложив к соответствующему заявлению документ о награждении его медалью МВД России «За безупречную службу» III степени и нагрудным знаком «Отличник милиции». Ему было отказано в удовлетворении просьбы по тем же основаниям, что и Анатолию Симонову.

В дальнейшем оба гражданина обратились в суд с административными исками к губернатору Свердловской области о признании не действующим в части п. 6 Положения о порядке и условиях присвоения звания «Ветеран труда» гражданам, проживающим на территории региона, иски были объединены в единое производство. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований, однако Судебная коллегия по административным делам ВС РФ отменила это решение и приняла новое решение – об удовлетворении требований заявителей в части слов «знаки отличия министерств и ведомств СССР, РСФСР, РФ, в которых правовыми актами СССР, РСФСР и РФ предусмотрена (предусматривалась) военная и приравненная к ней служба». В этой части п. 6 Положения был признан не действующим со дня вступления в законную силу судебного акта апелляции, то есть с 25 июля 2018 г. ВС счел, что административный ответчик, исключая знаки отличия министерств и ведомств, в которых предусмотрена (предусматривалась) военная и приравненная к ней служба, из перечня ведомственных знаков отличия в труде (службе), учитываемых при присвоении звания «Ветеран труда», превысил свои полномочия и сократил круг потенциальных получателей такого звания.

После этого Анатолий Симонов и Вячеслав Пошехнов обратились в суд с заявлением о пересмотре ранее вынесенных решений по новым обстоятельствам, их требования были удовлетворены и впоследствии им присуждены звания ветеранов труда на основании указов губернатора Свердловской области.

Далее Анатолий Симонов и Вячеслав Пошехнов и обратились в суд с исками к Министерству финансов и Министерству социальной политики Свердловской области, а также губернатору региона о возмещении им за счет областной казны имущественного и морального вреда, причиненного в результате издания главой региона незаконного НПА и вынесения на его основе решений территориальных органов регионального министерства об отказе во включении в список претендентов на звание «Ветеран труда». Истцы обосновали причинение им убытков принятием названных правовых актов, признанных впоследствии судами незаконными, поскольку им было несвоевременно присвоено звание «Ветеран труда». В свою очередь, это привело к необоснованной задержке в предоставлении им ряда мер социальной поддержки. Однако суды отказали в удовлетворении исков.

Жалоба в Конституционный Суд
В жалобе в Конституционный Суд оба заявителя указали, что положения абз. 13 ст. 12, ст. 13, 15, 16 и 1069 ГК РФ, ч. 1 и 2 ст. 11 ГПК РФ, ч. 1 ст. 216 КАС РФ и ст. 42 Устава Свердловской области противоречат Конституции, поскольку в контексте правоприменительной практики они допускают применение судами при рассмотрении гражданских дел НПА, признанных судом недействующими (полностью или в части) с момента вступления в законную силу решения суда, к имевшим место до этой даты правоотношениям. Это обстоятельство, по их мнению, исключает возможность восстановления имущественных прав граждан, оспоривших данные акты ранее в порядке административного судопроизводства, при этом указанные НПА были применены до момента признания их недействующими. Заявители добавили, что ст. 15, 16, 151 и 1069 ГК РФ не соответствуют ст. 53 Конституции, поскольку они не позволяют взыскать компенсацию морального вреда, причиненного гражданину вследствие издания губернатором Свердловской области незаконного НПА.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, Конституционный Суд напомнил, что сами по себе ст. 15, 16, 151 и 1069 ГК РФ, регулируя вопросы возмещения вреда, причиненного в том числе органами публичной власти, направлены на защиту прав потерпевших в деликтных обязательствах и обеспечение конституционного принципа охраны права частной собственности законом. КС также отметил, что суды общей юрисдикции в делах заявителей отказали им в возмещении имущественного и морального вреда, поскольку не установили наличия не только противоправности действий причинителя вреда, но и иных необходимых условий наступления гражданско-правовой ответственности государственных органов Свердловской области, чьи решения оспаривали заявители.

«Так, суды в делах заявителей, в частности, пришли к выводу об отсутствии непосредственной причинной связи между имущественным вредом, причинение которого, по мнению заявителей, обусловлено несвоевременным назначением им мер социальной поддержки, и применением к ним спорных правовых актов. Такой подход судов определяется тем, что в системе действующего регулирования присвоение звания “Ветеран труда” автоматически не влечет возникновения права на меры социальной поддержки и, соответственно, правоотношений по их предоставлению. Основанием возникновения этих правоотношений является сложный юридический состав, который включает в себя: наличие у лица звания “Ветеран труда”; достижение определенного возраста (60 лет для мужчин и 55 лет для женщин) либо возраста, дающего право на досрочную страховую пенсию по старости; наличие волеизъявления гражданина, оформленного в виде соответствующего заявления», – отмечено в определении Суда.
https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-pri ... odderzhki/

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 28819
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54

Re: Конституционный Суд РФ

#588

Непрочитанное сообщение Знак » 11 май 2022, 16:14

На мой взгляд более важно в данном случаи, что - "ВС счел, что административный ответчик, исключая знаки отличия министерств и ведомств, в которых предусмотрена (предусматривалась) военная и приравненная к ней служба, из перечня ведомственных знаков отличия в труде (службе), учитываемых при присвоении звания «Ветеран труда», превысил свои полномочия и сократил круг потенциальных получателей такого звания."

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 28819
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54

Re: Конституционный Суд РФ

#589

Непрочитанное сообщение Знак » 20 май 2022, 19:05

Постановление Конституционного Суда РФ от 17.05.2022 N 19-П
"По делу о проверке конституционности части 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобой гражданки О.А. Мельниковой"

Конституционный Суд РФ обязал законодателя устранить неопределенность в вопросе исчисления сроков давности привлечения к административной ответственности


Не соответствующей статьям Конституции РФ признана часть 1 статьи 4.5 КоАП РФ в той мере, в какой неопределенность ее нормативного содержания порождает неоднозначное решение вопроса о дне, начиная с которого должен исчисляться срок давности привлечения к административной ответственности за совершение перечисленных в ней административных правонарушений. Указанная неоднозначность допускает произвольное определение в качестве такого дня как дня совершения административного правонарушения, так и дня, следующего за днем совершения административного правонарушения.

Конституционный Суд отметил, что в КоАП РФ не содержится нормативных оснований для применения установленных Верховным Судом РФ подходов к определению начала исчисления срока давности привлечения к административной ответственности в зависимости от категории административного правонарушения (оконченное или длящееся) или его объективной стороны (действие или бездействие), что не может не оказывать негативного влияния на решение этого вопроса при рассмотрении судами дел об административных правонарушениях.

Федеральному законодателю надлежит незамедлительно принять меры по устранению выявленной неопределенности.

Впредь до внесения в законодательство об административных правонарушениях соответствующих изменений исчисление срока давности привлечения к административной ответственности в соответствии с частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ должно осуществляться начиная со дня совершения административного правонарушения.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ontent=old

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 28819
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54

Re: Конституционный Суд РФ

#590

Непрочитанное сообщение Знак » 03 июн 2022, 16:44

Постановление Конституционного Суда РФ от 31.05.2022 N 22-П
"По делу о проверке конституционности части 3 статьи 2 Закона Новосибирской области "О мерах социальной поддержки по оплате жилого помещения и коммунальных услуг работников образования, проживающих и работающих в сельской местности, поселках городского типа на территории Новосибирской области" в связи с жалобой гражданки Т.В. Мельниковой"

КС РФ не допустил снижения уровня социальной защиты досрочно вышедших на пенсию в сельской местности педагогов

Показать текст
Поводом к рассмотрению дела стала жалоба жительницы Новосибирской области, которой в 2018 году досрочно назначили страховую пенсию по старости как педагогу с 25-летним стажем. До января 2020 года заявительница на основании Закона Новосибирской области от 27 апреля 2010 года N 493-ОЗ получала меры социальной поддержки по оплате жилого помещения и коммунальных услуг. С 1 января 2020 года с заявительницы сняли указанные льготы на том основании, что на момент увольнения с должности воспитателя она не достигла установленного федеральным законодательством по состоянию на 31 декабря 2018 года возраста, дающего право на страховую пенсию по старости на общих основаниях (т.е. 55 лет).

Конституционный суд отметил, что жилищно-коммунальные льготы педагогическим и руководящим работникам дошкольных учреждений, расположенных в сельской местности, предоставляются с 1982 года как элемент политики стимулирования притока квалифицированных кадров на сельские территории.

Законодатель Новосибирской области, принимая Закон от 27 апреля 2010 года N 493-ОЗ, не только установил для педагогических работников, проживающих и работающих в сельской местности, меры социальной поддержки по оплате жилого помещения и коммунальных услуг, но и предусмотрел сохранение права на эти льготы за ушедшими на пенсию педагогическими работниками, которые проработали в сельской местности не менее 10 лет и проживают там же.

В связи с поэтапным повышением пенсионного возраста в РФ в указанный закон в 2018 году были внесены изменения, уточняющие критерии отнесения граждан из числа сельских педагогов к категории получателей таких льгот. Законом в новой редакции право на установленные в регионе меры социальной поддержки ушедших на пенсию сельских педагогов связывается с возникновением у них права на страховую пенсию по старости безотносительно к основанию, по которому они ее получили.

Конституционный Суд пришел к выводу, что такое правовое регулирование фактически направлено на сохранение прежних условий предоставления указанным гражданам мер социальной поддержки по оплате жилого помещения и коммунальных услуг.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ontent=old

Аватара пользователя
евгений 76
Заслуженный участник
Сообщения: 18897
Зарегистрирован: 13 мар 2010, 09:24
Откуда: Санкт-Петербург

Re: Конституционный Суд РФ

#591

Непрочитанное сообщение евгений 76 » 15 июл 2022, 08:52

Поводом послужила жалоба гражданки, которая работала референтом в департаменте госоргана. В ведомстве был создан новый департамент, которому переданы функции нескольких отделов и штат госслужащих. Гражданке предложили изменить условия служебного контракта: изменить наименование должности с изменением структурного подразделения, но с сохранением при этом ее прежних должностных обязанностей. Однако она не выразила согласия на замещение другой должности, поскольку последняя относится к ведущей группе, а замещаемая – к главной. Ее уволили по основанию, предусмотренному п. 7 ч. 1 ст. 33 Закона № 79-ФЗ. Полагая увольнение незаконным, гражданка обратилась в суд, однако три инстанции ее не поддержали.
Конституционный Суд РФ пояснил (Постановление Конституционного Суда РФ от 7 июля 2022 г. № 29-П), что изменение представителем нанимателя в порядке, установленном ст. 29 Закона № 79-ФЗ, такого существенного условия служебного контракта, как наименование замещаемой должности гражданской службы, возможно только в случае переименования соответствующей должности в Реестре должностей федеральной государственной гражданской службы и – притом что регистрационный номер (код) данной должности, указанный в Реестре, остается прежним – не должно приводить к отнесению ее к иной категории и (или) группе должностей. Иное предполагает не изменение наименования должности гражданской службы, а введение новой должности с другими функциональными параметрами.
В случае перераспределения должностных обязанностей между иными, в том числе вновь создаваемыми, должностями – если это перераспределение влечет за собой утрату необходимости в замещаемой данным гражданским служащим должности и исключение ее из штатного расписания государственного органа – такой гражданский служащий фактически оказывается в одинаковом положении с гражданским служащим, должность которого подлежит сокращению. https://base.garant.ru/404974691/

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 23607
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Контактная информация:

Re: Конституционный Суд РФ

#592

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 20 июл 2022, 16:32

Определение Конституционного Суда РФ от 28.06.2022 N 1655-О

Дело Кораева. Намеренное ухудшение жилищных условий.

Решением гарнизонного военного суда, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, отказано в удовлетворении административного иска К.Г. Кораева об оспаривании решений должностных лиц об отказе в постановке его и членов его семьи на жилищный учет. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации, с которым согласился заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации, отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции. При этом суды исходили из того, что действия К.Г. Кораева, направленные на снятие его с регистрационного учета в жилом помещении, в котором он как член семьи собственника этого помещения был обеспечен общей площадью жилого помещения с превышением учетной нормы, а также его добровольный отказ от пользования этим помещением и регистрация по месту жительства в другом жилом помещении, в котором он обеспечен общей площадью жилого помещения ниже учетной нормы, свидетельствуют о намеренном ухудшении им своих жилищных условий с целью приобретения права состоять на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении.
Конституционный Суд Российской Федерации не нашел оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Место жительства гражданина может быть установлено судом общей юрисдикции на основе юридических фактов, не обязательно связанных с его регистрацией компетентными органами.
Доводы, приведенные в жалобе К.Г. Кораева, свидетельствуют о том, что он фактически просит проверить законность и обоснованность правоприменительных актов, что не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации.
Вложения
2022_Дело Кораева_Умышленное ухудшение.pdf
(224.09 КБ) 83 скачивания
Телеграм этого форума https://t.me/N_Voensud_ru

НиколаПитер
Заслуженный участник
Сообщения: 3057
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 01:30

Re: Конституционный Суд РФ

#593

Непрочитанное сообщение НиколаПитер » 08 окт 2022, 08:09

Наконец мы стали совсем независимыми и жалобы подавать уже не сможем:
Конституционный суд вышел из Всемирной Конференции по конституционному правосудию
По мнению Конституционного суда, на него оказывают необоснованное политическое давление русофобы.
Конституционный суд сообщил о прекращении своего членства во Всемирной Конференции по конституционному правосудию (ВККП). По мнению КС, эта организация пытается дать ему «политизированную антироссийскую оценку». Это противоречит уставу Конференции.

Конституционный суд РФ покидает Конференцию европейских конституционных судов
КС РФ считает, что другие конституционные суды и аналогичные структуры не могут осуждать его или подвергать санкциям за решения, которые суд принимает в соответствии с Основным законом РФ. При этом Конституционный суд России остается верен принципам и идеалам ВККП. КС также выразил признательность тем членам организации, которые не стали занимать антироссийскую позицию.

В марте КС вышел из Конференции европейских конституционных судов по аналогичным соображениям. Эта организация была недовольна тем, что российский Конституционный суд не выразил «явного неодобрения в отношении действий Российской Федерации на Украине», а также одобрил присоединение Крыма в 2014 году.

В сентябре Россия также официально вышла из Совета Европы и, как она настаивает, из-под юрисдикции Европейского суда по правам человека. Сам ЕСПЧ все еще готов принимать от россиян обращения в связи с нарушениями, которые произошли до 16 сентября.

Право.ru

Знак
Модератор
Модератор
Сообщения: 28819
Зарегистрирован: 11 фев 2010, 21:54

Re: Конституционный Суд РФ

#594

Непрочитанное сообщение Знак » 14 окт 2022, 17:32

Постановление Конституционного Суда РФ от 11.10.2022 N 42-П

"По делу о проверке конституционности подпункта 2 пункта 1 статьи 6, пункта 2.2 статьи 22, пункта 1 статьи 28 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", подпункта 2 пункта 1 статьи 419 Налогового кодекса Российской Федерации, части четвертой статьи 7 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, войсках национальной гвардии Российской Федерации, органах принудительного исполнения Российской Федерации, и их семей", частей 2 и 3 статьи 8 и части 18 статьи 15 Федерального закона "О страховых пенсиях" в связи с жалобой гражданина К.В. Воробьева"
Показать текст
КС РФ обязал законодателя устранить правовую неопределенность в вопросе об обязанности военных пенсионеров, самостоятельно обеспечивающих себя работой, по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование

Не соответствующими Конституции РФ признаны подпункт 2 пункта 1 статьи 6, пункт 22 статьи 22, пункт 1 статьи 28 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", подпункт 2 пункта 1 статьи 419 Налогового кодекса Российской Федерации, часть четвертая статьи 7 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-I, части 2 и 3 статьи 8, часть 18 статьи 15 Федерального закона "О страховых пенсиях" в их взаимосвязи с абзацем третьим пункта 1 статьи 7 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации". Указанные положения возлагают на лиц, самостоятельно обеспечивающих себя работой, из числа пенсионеров, получающих пенсию за выслугу лет или пенсию по инвалидности в соответствии с Законом РФ от 12 февраля 1993 года N 4468-I, обязанности по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование без установления гарантий реализации пенсионных прав по достижении пенсионного возраста.

Вопрос о соответствии Конституции РФ тех же нормативных положений уже рассматривался Конституционным Судом в Постановлении от 28 января 2020 года N 5-П относительно уплаты страховых взносов на обязательное пенсионное страхование адвокатами из числа военных пенсионеров. Во исполнение указанного постановления законодатель освободил адвокатов, получающих пенсии за выслугу лет или пенсии по инвалидности, от обязанности уплачивать страховые взносы на обязательное пенсионное страхование и предоставил указанным лицам право добровольно вступать в правоотношения по обязательному пенсионному страхованию.

Для всех других лиц, самостоятельно обеспечивающих себя работой и получающих пенсии за выслугу лет или пенсии по инвалидности по Закону РФ от 12 февраля 1993 года N 4468-I, сохранился прежний правовой режим их участия в системе обязательного пенсионного страхования, что свидетельствует о неопределенности в вопросе о соответствии Конституции РФ оспариваемых норм применительно к обязанности указанных лиц по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование.

В силу того, что все лица, самостоятельно обеспечивающие себя работой, относятся к одной категории страхователей и застрахованных лиц, а также ввиду общности их правового положения КС РФ не усматривает оснований для сохранения иным, помимо адвокатов, лицам из числа военных пенсионеров прежнего правового режима участия в системе обязательного пенсионного страхования.

Федеральному законодателю надлежит внести в действующее правовое регулирование соответствующие изменения.
http://www.consultant.ru/document/cons_ ... ontent=old
Вложения
2022_42-П_Дело Воробьева_Пенсионные отчисления.pdf
(1.11 МБ) 90 скачиваний

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 23607
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Контактная информация:

Re: Конституционный Суд РФ

#595

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 20 окт 2022, 22:13

Постановление Конституционного Суда РФ от 18.10.2022 N 44-П

По делу о проверке конституционности абзаца двенадцатого пункта 1 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в связи с жалобой гражданина А.А.Степаняна

Конституционный суд РФ признал неконституционными положения статьи 15 федерального закона "О статусе военнослужащих", которые не дают военнослужащим, получившим российское гражданство, однозначных гарантий на получение жилищных субсидий или жилья, если ранее они в статусе иностранца служили по контракту в интересах РФ.
Поводом к рассмотрению дела стала жалоба Артура Степаняна, который с 2005 по 2019 годы, будучи гражданином Армении, служил в пограничных органах РФ на территории Армении. В 2019 году он сменил гражданство на российское и в 2020 году по достижении предельного возраста пребывания на военной службе был уволен.
Степанян попросил жилищную комиссию воинской части признать его и его семью из пяти человек нуждающимися в жилье по договору соцнайма. Комиссия и последующие суды отказали, мотивировав тем, что военная служба заявителя как гражданина России длилась менее года вместо требуемых 10 лет.
КС напомнил, что, благодаря двустороннему соглашению от 1994 года, граждане Армении проходят военную службу в пограничных органах России в интересах как Армении, так и России. Следовательно, считает суд, такая служба если не равнозначна тем периодам, которые засчитываются в выслугу лет в России, то ее по крайней мере следует учитывать, полностью или частично.
Вложения
2022_Дело Степаняна_Зачет службы иностранцам.pdf
(472.23 КБ) 68 скачиваний
Телеграм этого форума https://t.me/N_Voensud_ru

Аватара пользователя
евгений 76
Заслуженный участник
Сообщения: 18897
Зарегистрирован: 13 мар 2010, 09:24
Откуда: Санкт-Петербург

Re: Конституционный Суд РФ

#596

Непрочитанное сообщение евгений 76 » 28 ноя 2022, 18:03

ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ ОТ 24 НОЯБРЯ 2022 Г. N 51-П "ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПРИМЕЧАНИЯ К СТАТЬЕ 12.8 КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ В СВЯЗИ С ЗАПРОСОМ САЛЕХАРДСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА ЯМАЛО-НЕНЕЦКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА"
Показать текст
Конституционный Суд Российской Федерации в составе
Председателя В.Д. Зорькина, судей А.Ю. Бушева, Г.А. Гаджиева,
Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова,
Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова,
руководствуясь статьей 125 (пункт "б" части 4) Конституции
Российской Федерации, пунктом 3.1 части первой, частями третьей и
четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 47.1, 74, 86,
101, 102 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном
Суде Российской Федерации",
рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке
конституционности примечания к статье 12.8 КоАП Российской Федерации.
Поводом к рассмотрению дела явился запрос Салехардского городского
суда Ямало-Ненецкого автономного округа. Основанием к рассмотрению дела
явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли
Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителем законоположение.
Заслушав сообщение судьи-докладчика С.Д. Князева, исследовав
представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской
Федерации
установил:
1. Согласно примечанию к статье 12.8 "Управление транспортным
средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача
управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии
опьянения" КоАП Российской Федерации употребление веществ, вызывающих
алкогольное или наркотическое опьянение, либо психотропных или иных
вызывающих опьянение веществ запрещается; административная
ответственность, предусмотренная этой статьей и частью 3 статьи 12.27
данного Кодекса, наступает в случае установленного факта употребления
вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием
абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную
суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр
выдыхаемого воздуха, или наличием абсолютного этилового спирта в
концентрации 0,3 и более грамма на один литр крови, либо в случае наличия
наркотических средств или психотропных веществ в организме человека.
1.1. 8 августа 2021 года гражданин Ш., управляя автомобилем в ночное
время, заехал на высокий бордюр и застрял на нем вследствие того, что
колеса утратили сцепление с дорогой. Очевидцы произошедшего предложили
помощь водителю, но его реакция, по их мнению, оказалась неадекватной, в
связи с чем ими была вызвана полиция. Приехавший на место происшествия
сотрудник ГИБДД провел освидетельствование Ш. на состояние алкогольного
опьянения, которое не было установлено, после чего Ш. был направлен на
медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Врач, проводивший
освидетельствование, не выявил у Ш. клинических признаков опьянения (поза
устойчива, речь не нарушена и т.п.). В то же время по результатам
химико-токсикологического исследования в организме Ш. были обнаружены
медицинские препараты габапентин и нимесулид, которые оказывают
индивидуальное влияние на психофизические функции человека и могут
вызывать нарушение сознания и координации движений. Сам Ш. в объяснении,
данном 2 сентября 2021 года, и в дальнейшем утверждал, что был уставшим,
но трезвым и просто перепутал задний ход с передним; запрещенные вещества
не употреблял. Несмотря на это сотрудник ГИБДД усмотрел в его действиях
(управление транспортным средством в состоянии опьянения, вызванном
воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание
водителя) признаки правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8
КоАП Российской Федерации, и составил протокол о данном правонарушении.
Постановлением мирового судьи судебного участка N 1 судебного района
Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 19
ноября 2021 года производство по возбужденному в отношении Ш. делу об
административном правонарушении было прекращено в связи с отсутствием
состава такового (пункт 2 части 1 статьи 24.5 КоАП Российской Федерации).
Судья исходил из того, что химико-токсикологическое исследование
проведено с нарушением установленных требований, поскольку не была
определена концентрация выявленных препаратов в организме Ш. и это
исключило возможность выяснить степень их воздействия на его состояние.
Судья Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного
округа, рассмотрев жалобу сотрудника ГИБДД, решением от 25 января
2022 года отменил указанное постановление и возвратил дело на новое
рассмотрение, мотивировав это отсутствием оснований для признания акта
медицинского освидетельствования Ш. на состояние опьянения недопустимым
доказательством. По результатам нового рассмотрения дела постановлением
того же мирового судьи от 7 апреля 2022 года Ш. признан виновным в
правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 КоАП Российской
Федерации. Защитник Ш. обжаловал это постановление, требуя отменить его и
прекратить производство по делу в связи с отсутствием состава
административного правонарушения, так как, управляя автомобилем, лицо,
привлеченное к административной ответственности, не находилось в
состоянии опьянения, поскольку по результатам медицинского
освидетельствования в его организме не обнаружены ни этиловый спирт, ни
наркотические средства, ни психотропные вещества, а употребление
препаратов габапентин и нимесулид не запрещено.
Жалоба принята к производству другим судьей Салехардского городского
суда Ямало-Ненецкого автономного округа, который после ее изучения пришел
к следующим выводам. Лекарства, не содержащие этиловый спирт,
наркотические средства либо психотропные вещества, попадают в "серую
зону" правового регулирования, учитывая, что законодательством не
установлен точный перечень медицинских препаратов, способных вызвать
опьянение, но употребление которых не запрещено. В отсутствие методик
(критериев), позволяющих выявить нарушения физических и психических
функций, свидетельствующих о нахождении человека в состоянии опьянения,
действующее регулирование административной ответственности за управление
транспортным средством в состоянии опьянения порождает чрезмерную свободу
правоприменительного усмотрения и к тому же препятствует потребителям
лекарственных препаратов, в состав которых не входят запрещенные
вещества, адекватно оценить правовые последствия управления транспортным
средством после их приема.
Исходя из этого Салехардский городской суд Ямало-Ненецкого
автономного округа определением от 13 мая 2022 года приостановил
производство по делу в отношении Ш. и направил в Конституционный Суд
Российской Федерации запрос о проверке конституционности примечания к
статье 12.8 КоАП Российской Федерации. Оно, по мнению заявителя, запрещая
помимо алкоголя, наркотиков и психотропных веществ принимать и "иные
вызывающие опьянение вещества", одновременно оговаривает, что
административная ответственность наступает только в случае, если в
организме водителя обнаружены этиловый спирт, наркотические средства или
психотропные вещества ("иные вызывающие опьянение вещества" не названы).
Это свидетельствует о его противоречивости, в связи с чем заявитель
просит проверить данное законоположение на соответствие требованиям
статей 19 (часть 1) и 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации в той
мере, в какой оно позволяет привлекать к административной ответственности
водителей за управление транспортным средством в состоянии, вызванном
употреблением лекарственных препаратов, не содержащих этиловый спирт,
наркотические средства, психотропные вещества.
1.2. Вопрос о конституционности норм статьи 12.8 КоАП Российской
Федерации, включая примечание к ней, неоднократно ставился перед
Конституционным Судом Российской Федерации, в том числе в контексте
произвольного привлечения граждан к административной ответственности. В
частности, данные законоположения оспаривались как позволяющие
необоснованно привлекать к ответственности без учета медицинских
критериев алкогольного опьянения лица, управляющего транспортным
средством; допускающие ее наступление на основании показаний
измерительного прибора без учета возможной погрешности в показателях
концентрации абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе;
предполагающие возможность привлечения к ответственности за управление
транспортным средством водителем, находящимся в состоянии наркотического
опьянения, без установления уровня концентрации наркотических средств в
его организме; вводящие полный запрет на управление транспортным
средством для гражданина, принимающего по назначению врача лекарственные
препараты, содержащие наркотические средства или психотропные вещества.
Однако по результатам изучения соответствующих обращений Конституционный
Суд Российской Федерации всякий раз не находил оснований для их принятия
к рассмотрению (определения от 25 января 2018 года N 24-О, от 24 апреля
2018 года N 1079-О, от 29 января 2019 года N 231-О, от 26 октября
2021 года N 2323-О, от 31 марта 2022 года N 529-О, от 28 апреля 2022 года
N 1130-О и др.).
В запросе Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного
округа конституционность примечания к статье 12.8 КоАП Российской
Федерации подвергается сомнению в ином аспекте, касающемся привлечения к
административной ответственности за управление транспортным средством в
состоянии опьянения в случаях, когда в результате медицинского
освидетельствования в организме водителя выявляются входящие в состав
лекарственных препаратов вещества, не являющиеся этиловым спиртом и не
отнесенные к наркотическим средствам либо психотропным веществам, но при
этом способные оказать дезориентирующее воздействие на водителя, ухудшить
его реакцию и внимание. Следовательно, поскольку прежде данный вопрос не
ставился перед Конституционным Судом Российской Федерации, правовые
позиции, выраженные им в ранее принятых определениях, не могут служить
препятствием для проверки конституционности оспариваемого в запросе
законоположения.
Таким образом, с учетом предписаний статей 36, 74, 101 и 102
Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской
Федерации" примечание к статье 12.8 КоАП Российской Федерации является
предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по
настоящему делу в той мере, в какой на его основании в системе
действующего правового регулирования решается вопрос о возможности
привлечения к ответственности за административные правонарушения,
предусмотренные статьей 12.8 и частью 3 статьи 12.27 данного Кодекса, в
случае, когда по результатам медицинского освидетельствования на
состояние опьянения в организме водителя обнаруживаются входящие в состав
лекарственных препаратов вещества, не относящиеся к этиловому спирту,
наркотическим средствам и психотропным веществам, но могущие ухудшать его
внимание и реакцию.
2. Раскрывая конституционно-правовую природу административной
ответственности, Конституционный Суд Российской Федерации, опираясь на
положения статей 1 (часть 1), 2, 15 (часть 2), 17 (часть 3), 18, 19
(части 1 и 2), 49 (часть 1), 54 (часть 2), 55 (часть 3), 71 (пункты "а",
"в", "м"), 72 (пункты "б", "к" части 1) и 76 (части 1 и 2) Конституции
Российской Федерации, неизменно отмечал, что в целях защиты основ
конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и свобод человека
и гражданина, обеспечения законности, правопорядка, государственной и
общественной безопасности, обороны страны, а также в иных конституционно
значимых целях законодатель обязан использовать все доступные - в рамках
предоставленных ему дискреционных полномочий - средства государственного
принуждения, включая административную ответственность, руководствуясь при
этом общеправовыми принципами, которые имеют фундаментальное значение и
по своей сути относятся к отправным началам конституционного
правопорядка.
По смыслу статей 49 (часть 1) и 54 (часть 2) Конституции Российской
Федерации, закрепляя основания, условия и сроки административной
ответственности, важно учитывать, что она может наступать только за те
деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются
административными правонарушениями. Наличие состава правонарушения -
необходимое основание для всех видов ответственности, а его признаки и
содержание конкретных составов должны согласовываться с конституционными
принципами демократического правового государства, включая требование
справедливости в его взаимоотношениях с физическими и юридическими лицами
как субъектами ответственности. Это, помимо прочего, означает, что
действия (бездействие) не могут быть основанием административной
ответственности, даже если в них есть признаки противоправности, пока и
если соответствующее деяние не описано как состав административного
правонарушения, т.е. не запрещено в надлежащем для того законе.
Вводя правила применения ответственности за административные
правонарушения, законодательная власть прежде всего связана вытекающими
из статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации критериями
необходимости, пропорциональности и соразмерности ограничения прав и
свобод, а также обязана соблюдать гарантированное ее статьей 19 (часть 1)
равенство всех перед законом, означающее, что любое административное
правонарушение, как и санкции за его совершение должны быть четко
определены в законе, причем так, чтобы исходя непосредственно из текста
нормы - в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, -
каждый мог предвидеть административно-правовые последствия своих действий
(бездействия). В противном случае может иметь место противоречивая
практика, дискредитирующая установленные Конституцией Российской
Федерации (статья 45, часть 1; статья 46, части 1 и 2) гарантии
государственной, в первую очередь судебной, защиты прав, свобод и
законных интересов граждан и их объединений от произвольного
административно-деликтного преследования и наказания (постановления
Конституционного Суда Российской Федерации от 19 марта 2003 года N 3-П,
от 17 января 2013 года N 1-П, от 14 февраля 2013 года N 4-П, от 18 января
2019 года N 5-П, от 6 апреля 2021 года N 10-П, от 12 мая 2021 года
N 17-П, от 17 мая 2022 года N 19-П, от 20 октября 2022 года N 45-П и
др.).
Следовательно, применительно к проверке конституционности примечания
к статье 12.8 КоАП Российской Федерации особое значение приобретает
оценка соблюдения законодателем конституционных критериев определенности
правового регулирования с точки зрения исчерпывающего и непротиворечивого
закрепления признаков специального субъекта (лицо, находящееся в
состоянии опьянения) правонарушений, предусмотренных этой статьей и
частью 3 статьи 12.27 данного Кодекса.
3. Оспариваемое заявителем законоположение устанавливает запрет на
употребление веществ, вызывающих алкогольное или наркотическое опьянение,
либо психотропных или иных вызывающих опьянение веществ, а также
определяет, что ответственность, предусмотренная статьей 12.8 и частью 3
статьи 12.27 КоАП Российской Федерации, наступает в случае
подтвержденного факта употребления лицом, управляющим транспортным
средством, вызывающих алкогольное опьянение веществ либо в случае наличия
наркотических средств или психотропных веществ в организме человека.
С одной стороны, такое нормативное содержание примечания к статье
12.8 КоАП Российской Федерации производно от того, что управление
транспортным средством (источником повышенной опасности) лицом,
находящимся в состоянии опьянения по причине употребления веществ,
вызывающих алкогольное или наркотическое опьянение, либо психотропных или
иных вызывающих опьянение веществ, создает реальную угрозу жизни,
здоровью и имуществу участников дорожного движения. Как следствие, оно в
определенной степени коррелирует с Федеральным законом от 10 декабря
1995 года N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения", запрещающим
эксплуатацию транспортных средств лицами, находящимися в состоянии
алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения (пункт 21
статьи 19), и с Правилами дорожного движения Российской Федерации
(утверждены постановлением Совета Министров - Правительства Российской
Федерации от 23 октября 1993 года N 1090), согласно которым водитель не
вправе управлять транспортным средством не только в состоянии опьянения
(алкогольного, наркотического или иного), но и под воздействием
лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном
или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения
(абзац второй пункта 2.7).
С другой стороны, по своему буквальному (аутентичному) смыслу
примечание к статье 12.8 КоАП Российской Федерации означает, что
ответственность за правонарушения, предусмотренные этой статьей и частью
3 статьи 12.27 данного Кодекса, может наступать исключительно в случае
выявленного факта употребления веществ, вызывающих алкогольное опьянение
(подтверждаемого установленными параметрами концентрации абсолютного
этилового спирта), либо в случае наличия наркотических средств или
психотропных веществ в организме человека. Потому само по себе названное
примечание не предполагает такой ответственности в случае обнаружения по
результатам медицинского освидетельствования в крови водителя иных
веществ, в том числе входящих в состав лекарственных препаратов, даже
если они могут ухудшать его реакцию и внимание.
Обязательность запрета эксплуатации транспортных средств лицами,
находящимися в состоянии опьянения, обеспечивается, как правило,
закреплением санкций за его нарушение. В Постановлении от 25 апреля
2018 года N 17-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что
эффективный контроль за соблюдением такого запрета предполагает наличие
как механизмов, обеспечивающих выявление фактов употребления запрещенных
веществ, так и соответствующих обязанностей и ограничений, которые должны
налагаться с тем, чтобы воспрепятствовать лицам, находящимся под
воздействием опьяняющих веществ, управлять транспортными средствами. Тем
самым закрепление в действующем законодательстве правила, запрещающего
управлять транспортным средством в состоянии алкогольного, наркотического
или иного токсического опьянения, не означает, что его несоблюдение
автоматически образует состав административного правонарушения, поскольку
оно может быть признано таковым только в соответствии с нормами Кодекса
Российской Федерации об административных правонарушениях.
Соответственно, для уяснения действительного смысла примечания к
статье 12.8 КоАП Российской Федерации в механизме регулирования
ответственности за административные правонарушения в области дорожного
движения нужно учитывать, что, устанавливая административную
ответственность за те или иные противоправные деяния, законодатель в силу
имеющейся у него дискреции может по-разному, в зависимости от существа
охраняемых общественных отношений, конструировать составы правонарушений
и их отдельные элементы. В частности, закрепляя признаки специального
субъекта административного правонарушения, он не лишен возможности
использовать различные приемы юридической техники, в том числе
формулировать такие признаки с помощью бланкетных норм, корректное
восприятие и правомерное применение которых в общей системе правового
регулирования невозможно в отрыве от правил, установленных регулятивными
законодательными и подзаконными актами.
Несмотря на то что бланкетный характер охранительных норм не
вступает в противоречие с Конституцией Российской Федерации, включая ее
статью 54 (часть 2), законодатель, легализуя указанные нормы в сфере
регулирования административной ответственности, обязан заботиться о
надлежащей степени их четкости (ясности), позволяющей заинтересованному
лицу посредством обращения к нормативному материалу, содержащемуся в иных
правовых актах, соотносить с ними свое поведение (как дозволенное, так и
запрещенное) и предвидеть вызываемые этим поведением последствия.
Регулятивные нормы, опосредующие порядок установления (выявления)
квалифицирующих признаков конкретных составов административных
правонарушений, в том числе признаков, относящихся к их субъекту, должны
быть сформулированы так, чтобы содержащиеся в данных нормах юридические
конструкции не препятствовали однозначному восприятию и применению
административно-деликтного законодательства (постановления
Конституционного Суда Российской Федерации от 18 мая 2012 года N 12-П, от
14 февраля 2013 года N 4-П, от 17 февраля 2015 года N 2-П, от 10 февраля
2017 года N 2-П, от 16 октября 2020 года N 42-П, от 21 июля 2021 года
N 39-П и др.).
4. Определение состояния опьянения у лица, управляющего транспортным
средством, в соответствии со статьями 27.12 и 27.12.1 КоАП Российской
Федерации осуществляется посредством применения компетентными
должностными лицами специальных мер обеспечения производства по делу об
административном правонарушении - освидетельствования на состояние
алкогольного опьянения и медицинского освидетельствования на состояние
опьянения. Правила проведения и оформления результатов медицинского
освидетельствования на состояние опьянения детально урегулированы
Порядком проведения медицинского освидетельствования на состояние
опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), который
утвержден на основании части 6.1 статьи 27.12 и части 6 статьи 27.12.1
КоАП Российской Федерации приказом Министерства здравоохранения
Российской Федерации от 18 декабря 2015 года N 933н и предусматривает
следующее.
По результатам проведенных в рамках медицинского освидетельствования
осмотров и инструментальных и лабораторных исследований выносится одно из
следующих медицинских заключений о состоянии лица на момент
освидетельствования: установлено состояние опьянения; состояние опьянения
не установлено; от медицинского освидетельствования лицо (его законный
представитель) отказалось (пункт 14). Медицинское заключение "установлено
состояние опьянения" по результатам освидетельствования лиц, управляющих
транспортным средством, выносится при положительном результате повторного
исследования выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя или при наличии
абсолютного этилового спирта в концентрации 0,3 и более грамма на один
литр крови, а также при обнаружении по результатам
химико-токсикологических исследований в пробе биологического объекта
одного или нескольких наркотических средств и (или) психотропных веществ
(пункт 15). Медицинское заключение "состояние опьянения не установлено"
выносится при отрицательном результате первого или повторного
исследования выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя, наличии абсолютного
этилового спирта в концентрации менее 0,3 грамма на один литр крови и
отсутствии в пробе биологического объекта наркотических средств и (или)
психотропных веществ (пункт 16).
В случаях же обнаружения при медицинском освидетельствовании в пробе
биологического объекта аналогов наркотических средств и (или)
психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ
или одурманивающих веществ, химических веществ (за исключением алкоголя,
наркотических средств и психотропных веществ), в том числе лекарственных
препаратов для медицинского применения, вызывающих нарушение физических и
психических функций, которые могут повлечь неблагоприятные последствия
при деятельности, связанной с источником повышенной опасности, или
метаболитов указанных средств и веществ медицинское заключение не
выносится; при этом указываются наименования и концентрация новых
потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ,
химических веществ, в том числе лекарственных препаратов для медицинского
применения, вызывающих нарушение физических и психических функций,
которые могут повлечь неблагоприятные последствия при деятельности,
связанной с источником повышенной опасности, или метаболитов указанных
средств и веществ, обнаруженных по результатам химико-токсикологических
исследований (пункт 21). При наличии сведений о том, что
освидетельствуемый принимает по назначению врача лекарственные препараты
для медицинского применения, в том числе подтвержденных выпиской из
медицинской документации, представленной освидетельствуемым (его законным
представителем), указанные сведения, включая источник их получения,
вносятся в акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения
(алкогольного, наркотического или иного токсического) (пункт 22).
Из приведенного регулирования следует, что хотя управление
транспортным средством под воздействием лекарственных препаратов, которые
способны ухудшить реакцию и внимание водителя, а равно управление
транспортным средством в болезненном или утомленном состоянии, ставящем
под угрозу безопасность движения, являются противоправными деяниями,
прямо запрещенными Правилами дорожного движения Российской Федерации
(абзац второй пункта 2.7), тем не менее такого рода действия не образуют
в силу буквального (аутентичного) смысла примечания к статье 12.8 КоАП
Российской Федерации составов указанных в нем административных
правонарушений, так как последние предполагают наступление
административной ответственности только за управление транспортным
средством лицом, употреблявшим алкогольные напитки, наркотические
средства или психотропные вещества.
Аналогичную правовую позицию в отношении оспариваемой нормы занимает
и Верховный Суд Российской Федерации, разъяснивший нижестоящим судам, что
для целей установления у водителя состояния опьянения согласно примечанию
к статье 12.8 КоАП Российской Федерации такое состояние должно
определяться наличием абсолютного этилового спирта в концентрации,
превышающей возможную суммарную погрешность измерений (в которую входит,
в частности, погрешность технического средства измерения), а именно 0,16
миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, либо наличием абсолютного
этилового спирта в концентрации 0,3 и более грамма на один литр крови,
либо наличием наркотических средств или психотропных веществ в организме
человека (пункт 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 25 июня 2019 года N 20 "О некоторых вопросах, возникающих в
судебной практике при рассмотрении дел об административных
правонарушениях, предусмотренных главой 12 Кодекса Российской Федерации
об административных правонарушениях").
Это позволяет заключить, что управление транспортным средством
лицом, находящимся под воздействием лекарственных препаратов, могущих
ухудшать его реакцию и внимание, но не вызывающих алкогольного,
наркотического или психотропного опьянения, в системе действующего
правового регулирования не влечет за собой его привлечения к
ответственности за правонарушения, указанные в примечании к статье 12.8
КоАП Российской Федерации. Данный вывод, однако, не исключает - при
наличии достаточных к тому оснований - отстранения такого лица от
управления транспортным средством (части 1 и 2-5 статьи 27.12 данного
Кодекса), как это и имело место в деле, в связи с которым Салехардский
городской суд Ямало-Ненецкого автономного округа обратился с запросом в
Конституционный Суд Российской Федерации.
Такое истолкование оспариваемого законоположения согласуется с
вытекающими из статей 1 (часть 1), 15 (часть 2) и 54 (часть 2)
Конституции Российской Федерации принципами правового государства,
конституционной законности и недопустимости несения ответственности за
деяние, не признававшееся в момент его совершения правонарушением, а
также с частью 1 статьи 1.6 КоАП Российской Федерации, которая
корреспондирует этим принципам и согласно которой лицо, привлекаемое к
административной ответственности, не может быть подвергнуто
административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об
административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке,
установленных законом.
4.1. В то же время не исключена и иная интерпретация примечания к
статье 12.8 КоАП Российской Федерации. Так, анализ правоприменительной
практики свидетельствует, что суды общей юрисдикции различных инстанций
нередко - вопреки разъяснению, данному Пленумом Верховного Суда
Российской Федерации, - склонны считать, что если по результатам
медицинского освидетельствования на состояние опьянения в организме
водителя выявляются иные вызывающие опьянение вещества, то это должно
признаваться основанием ответственности по статье 12.8 и части 3 статьи
12.27 данного Кодекса, ибо в противном случае содержащийся в названном
примечании запрет употребления таких веществ, равно как и описание
составов административных правонарушений, предусмотренных данными
статьями, не связывающее опьянение с конкретными видами веществ,
утрачивал бы значительную часть своего нормативного содержания.
Нельзя сказать, что это истолкование в системе действующего
правового регулирования лишено каких-либо предпосылок, так как
сопоставимая с оспариваемым законоположением норма, содержащаяся в пункте
2 примечаний к статье 264 УК Российской Федерации и определяющая признаки
лица, находящегося в состоянии опьянения, для целей применения статей
263, 264 и 264.1 данного Кодекса, признает таковыми наличие в организме
водителя не только этилового спирта, наркотических средств и психотропных
веществ, но и их аналогов либо новых потенциально опасных психоактивных
веществ. Даже с учетом того, что наступление административной
ответственности по аналогии, в том числе с законодательством об уголовной
ответственности, полностью исключено, избранный законодателем вариант
уголовно-правовой фиксации признаков лица, управляющего транспортным
средством в состоянии опьянения, все же не может полностью игнорироваться
в производстве по делам об административных правонарушениях, поскольку
статья 264.1 "Управление транспортным средством в состоянии опьянения
лицом, подвергнутым административному наказанию или имеющим судимость" УК
Российской Федерации, по сути, предполагает идентичность
(однопорядковость) признаков опьянения водителей при применении уголовных
и административных санкций.
Не наблюдается единства в оценке оспариваемого в запросе
Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа
законоположения и со стороны Государственной Думы, Совета Федерации и
Президента Российской Федерации. Во всяком случае, если судить по
официальным ответам их полномочных представителей, полученным
Конституционным Судом Российской Федерации в связи с рассмотрением
настоящего дела, можно заключить, что Государственная Дума, например,
полагает примечание к статье 12.8 КоАП Российской Федерации
соответствующим Конституции Российской Федерации, поскольку из него
вытекает необходимость привлечения к административной ответственности за
управление транспортным средством в состоянии опьянения в случае приема
водителем медицинских (лекарственных) препаратов, в инструкции к которым
прямо указано на наличие противопоказаний для управления транспортным
средством. Совет Федерации исходит из того, что несоблюдение запрета на
употребление водителем иных вызывающих опьянение веществ означает не что
иное, как нарушение императивных требований, установленных в названном
примечании, а потому неминуемо предполагает наступление ответственности
по указанным в нем статьям данного Кодекса. Что же касается полномочного
представителя Президента Российской Федерации, то он занимает позицию,
согласно которой наличие в организме водителя следов рецептурных
лекарственных препаратов, способных согласно инструкции ухудшить реакцию
и внимание, но не влекущих за собой клинических признаков опьянения, в
системе действующего регулирования не может служить основанием
ответственности по статье 12.8 данного Кодекса, но лишь тогда, когда они
были назначены врачом.
Особенности такой (расширительной) интерпретации примечания к статье
12.8 КоАП Российской Федерации, присущие разным органам публичной власти,
не отменяют ее общего вектора, в силу которого лицо, управляющее
транспортным средством, при определенных условиях может быть привлечено к
ответственности по этой статье и части 3 статьи 12.27 данного Кодекса и в
случаях, когда по результатам медицинского освидетельствования в его
организме будут выявлены входящие в состав лекарственных препаратов
вещества (их следы), не относящиеся к этиловому спирту, наркотическим
средствам и психотропным веществам, но могущие ухудшать внимание и
реакцию, что, - по крайней мере, если их прием осуществлялся в
немедицинских целях и дозировках - в принципиальном плане не только
отвечает интересам обеспечения безопасности дорожного движения, охраны
прав и свобод граждан, имущества физических и юридических лиц, но и не
расходится с положениями статей 17 (часть 3), 18, 45 (часть 1) и 55
(часть 3) Конституции Российской Федерации и вытекающими из них задачами
законодательства об административных правонарушениях (статья 1.2 КоАП
Российской Федерации).
4.2. Согласно Конституции Российской Федерации (статьи 2, 7, 18, 20
и 41) жизнь и здоровье человека - высшее благо, без которого утрачивают
свое значение многие другие блага и ценности, а потому забота о его
сохранении и укреплении образует одну из первейших и основополагающих
конституционных обязанностей государства, чья степень дискреции в выборе
правовых средств, направленных на защиту этого блага, чрезвычайно высока.
С учетом этого законодатель не может, запрещая управление транспортным
средством лицу, находящемуся под воздействием лекарственных препаратов,
ухудшающих его реакцию и внимание, не проявлять надлежащей заботы -
особенно когда их употребление имело место в чрезмерных, явно превышающих
медицинские цели, дозах - о последствиях нарушения такого запрета, в том
числе используя для соответствующих нужд законодательство об
административных правонарушениях. Иначе его бездействие, создающее
реальную угрозу для жизни и здоровья людей, означало бы уклонение
государства от исполнения важнейшей обязанности, вытекающей из статей 2 и
18 Конституции Российской Федерации и состоящей в признании, соблюдении и
защите прав и свобод человека и гражданина, и, по сути, вело бы к
игнорированию этой обязанности (Постановление Конституционного Суда
Российской Федерации от 25 декабря 2020 года N 49-П).
С учетом того что управление транспортными средствами в состоянии
опьянения, чем бы, включая лекарственные препараты, оно ни было вызвано,
чревато серьезными рисками для жизни и здоровья людей, а также для их
имущества, находящегося под защитой статьи 35 (части 1 и 2) Конституции
Российской Федерации, оно объективно нуждается в эффективном
противодействии, в том числе административно-деликтными средствами. В
этой связи отсутствие в Кодексе Российской Федерации об административных
правонарушениях правила, допускающего привлечение к ответственности за
управление транспортным средством лицом, употребившим лекарственные
препараты, могущие ухудшать его реакцию и внимание, существенно осложняет
полноценное обеспечение безопасности дорожного движения. Вместе с тем в
силу принципа верховенства закона и прямого запрета возлагать
ответственность за деяние, которое в момент его совершения не
признавалось правонарушением (статья 15, часть 2; статья 54, часть 2,
Конституции Российской Федерации), преодоление данного пробела средствами
расширительного толкования не может быть признано допустимым.
Таким образом, оспариваемое законоположение характеризуется
признаками конституционно значимого пробела в регулировании отношений,
касающихся применения административной ответственности за управление
транспортным средством в состоянии опьянения, если таковое вызвано
употреблением не алкоголя, наркотических средств или психотропных
веществ, а иных препаратов, в том числе лекарственных, вызывающих
соответствующее состояние. Именно данный пробел в совокупности с
осознанием его потенциальной опасности для защищаемых законодательством
об административной ответственности ценностей порождает отсутствие
необходимого в силу статьи 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации
единства мнений относительно трактовки примечания к статье 12.8 КоАП
Российской Федерации, а тем самым и возможности привлечения к
ответственности, предусмотренной этой статьей и частью 3 статьи 12.27
данного Кодекса, в случаях, когда по результатам медицинского
освидетельствования на состояние опьянения в организме лица, управляющего
транспортным средством, обнаруживаются входящие в состав лекарственных
препаратов вещества, не относящиеся к этиловому спирту, наркотическим
средствам и психотропным веществам, но могущие ухудшать его реакцию и
внимание.
Пытаясь восполнить данный пробел, суды обычно полагают необходимым
применение к такому лицу административных санкций, причем безотносительно
к характеру и степени общественной опасности совершенного им деяния.
Естественным итогом подобной административно-наказательной практики
является то, что привлечение к административной ответственности
сопровождается, как правило, недифференцированным подходом, не
предполагающим выяснения конкретных обстоятельств нарушения
соответствующего запрета, касающихся целей использования лекарственных
препаратов, их дозировки, а также значимости вызванного ими воздействия
на психофизические функции водителя. Это, в свою очередь, чревато
неприемлемым отступлением при привлечении данной категории субъектов к
административной ответственности от вытекающих из статьи 55 (часть 3)
Конституции Российской Федерации принципов соразмерности,
пропорциональности и справедливости допустимого ограничения
конституционных прав и свобод.
4.3. В соответствии с правовой позицией, последовательно занимаемой
Конституционным Судом Российской Федерации, из принципов правового
государства, верховенства закона и юридического равенства, закрепленных в
статьях 1 (часть 1), 4 (часть 2), 15 (части 1 и 2) и 19 (части 1 и 2)
Конституции Российской Федерации, вытекает общеправовой критерий
определенности, ясности и недвусмысленности правовой нормы, без чего
немыслимо ее единообразное понимание и применение. Неоднозначность,
нечеткость и противоречивость правового регулирования препятствуют
адекватному уяснению его содержания, допускают неограниченное усмотрение
в процессе правоприменения, ведут к произволу и тем самым ослабляют
гарантии защиты конституционных прав и свобод. Поэтому одного лишь
нарушения требования определенности правовой нормы, порождающего
возможность ее произвольного толкования правоприменителем, достаточно для
ее признания не соответствующей Конституции Российской Федерации
(постановления от 20 декабря 2011 года N 29-П, от 2 июня 2015 года
N 12-П, от 16 ноября 2018 года N 43-П, от 23 января 2020 года N 4-П, от
18 октября 2022 года N 44-П и др.). Если исключающие друг друга варианты
толкования одной и той же нормы, продиктованные, помимо прочего,
различиями в ее понимании при сопоставлении с другими нормами,
оказываются не лишенными разумного обоснования, укладывающегося в
конституционные рамки законодательного усмотрения, а единая судебная
практика применения нормы не сформирована, что не позволяет уяснить ее
подлинное содержание даже с помощью обращения к конституционным целям и
принципам, то наиболее корректным, если не единственно возможным способом
выявления реального содержания и значения правового регулирования
выступает - во исполнение принципа разделения властей (статья 10
Конституции Российской Федерации) - законодательное уточнение нормативных
положений, чья неясность и неоднозначность, не преодолимые средствами
юридического толкования, создают серьезные препятствия для полноценного
обеспечения равенства перед законом и судом в процессе их применения
(постановления от 30 марта 2018 года N 14-П, от 23 июня 2020 года N 28-П,
от 17 ноября 2020 года N 47-П, от 8 июля 2021 года N 33-П и др.).
Следовательно, примечание к статье 12.8 КоАП Российской Федерации -
в той мере, в какой на его основании в системе действующего правового
регулирования решается вопрос о возможности привлечения к ответственности
за административные правонарушения, предусмотренные этой статьей и частью
3 статьи 12.27 данного Кодекса, в случае, когда по результатам
медицинского освидетельствования на состояние опьянения в организме
водителя обнаруживаются входящие в состав лекарственных препаратов
вещества, не относящиеся к этиловому спирту, наркотическим средствам и
психотропным веществам, но могущие ухудшать его реакцию и внимание, - не
соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 15 (часть 2),
17 (часть 3), 18, 19 (часть 1), 45 (часть 1), 54 (часть 2) и 55 (часть
3), поскольку в нем содержится пробел, порождающий риск неоднозначного
истолкования и противоречивого применения данного примечания в
производстве по делам об административных правонарушениях в области
дорожного движения.
Федеральному законодателю надлежит - исходя из требований
Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций
Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в настоящем
Постановлении, - незамедлительно принять меры к устранению конституционно
значимого пробела в примечании к статье 12.8 КоАП Российской Федерации и
вытекающей из него неопределенности критериев установления состояния
опьянения, в том числе при употреблении лекарственных препаратов, могущих
ухудшать реакцию и внимание лица, управляющего транспортным средством.
При установлении административной ответственности за управление
транспортным средством лицом, находящимся в состоянии опьянения,
вызванном употреблением лекарственных препаратов, могущих ухудшать
реакцию и внимание, федеральный законодатель полномочен разграничить
условия наступления такой ответственности в зависимости от употребления
лекарственных препаратов для получения эффекта, сопоставимого с
получаемым от употребления алкоголя, наркотических средств и психотропных
веществ (в немедицинских целях), или в медицинских целях, а также
определить параметры состояния, в котором продолжение управления
транспортным средством после употребления лекарственных препаратов, в том
числе в медицинских целях, служит основанием административной
ответственности. Соответствующие изменения в законодательстве могут
учитывать также, имело ли место употребление лекарственных препаратов по
назначению врача или по собственной инициативе, имелась ли на упаковке (в
инструкции) информация, рекомендующая или предписывающая воздержаться от
управления транспортным средством после их приема, уровень концентрации
лекарственного препарата в организме водителя, а равно другие значимые
обстоятельства.
Впредь до внесения в законодательство необходимых изменений - имея в
виду, что в демократическом правовом государстве, чьей высшей ценностью
являются человек, его права и свободы (статья 2 Конституции Российской
Федерации), неустранимые сомнения в правовом регулировании публичной, в
том числе административной, ответственности не могут быть, по общему
правилу, обращены против частных лиц как заведомо более слабой стороны
складывающихся по поводу такой ответственности отношений (постановления
Конституционного Суда Российской Федерации от 30 марта 2018 года N 14-П,
от 16 октября 2020 года N 42-П, от 17 мая 2022 года N 19-П и др.), -
Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь пунктом 12 части
первой статьи 75 Федерального конституционного закона "О Конституционном
Суде Российской Федерации", полагает целесообразным исключить возможность
расширительной интерпретации оспариваемого законоположения, допускающей
его распространение на случаи употребления лекарственных препаратов, не
содержащих этиловый спирт, наркотические средства и психотропные
вещества.
Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 47.1, 71, 72, 74,
75, 78, 79, 80 и 104 Федерального конституционного закона "О
Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд
Российской Федерации
постановил:
1. Признать примечание к статье 12.8 КоАП Российской Федерации не
соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 15 (часть
2), 17 (часть 3), 18, 19 (часть 1), 45 (часть 1), 54 (часть 2) и 55
(часть 3), в той мере, в какой в нем содержится пробел, препятствующий
привлечению к административной ответственности за управление транспортным
средством в состоянии опьянения в случае, когда по результатам
медицинского освидетельствования на состояние опьянения в организме
водителя обнаруживаются входящие в состав лекарственных препаратов
вещества, не относящиеся к этиловому спирту, наркотическим средствам и
психотропным веществам, но могущие ухудшать его внимание и реакцию, что
при попытках его восполнения порождает риск неоднозначного истолкования и
противоречивого применения данного примечания в производстве по делам об
административных правонарушениях в области дорожного движения.
2. Федеральному законодателю надлежит - исходя из требований
Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций
Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в настоящем
Постановлении, - незамедлительно принять меры к устранению выявленного
пробела и вызываемой им неопределенности примечания к статье 12.8 КоАП
Российской Федерации.
Впредь до внесения в законодательство необходимых изменений
управление транспортным средством лицом, употребившим лекарственные
препараты, не содержащие этилового спирта, наркотических средств и
психотропных веществ, не может служить основанием для привлечения к
ответственности, предусмотренной статьей 12.8 и частью 3 статьи 12.27
КоАП Российской Федерации.
3. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию,
вступает в силу со дня официального опубликования, действует
непосредственно и не требует подтверждения другими органами и
должностными лицами.

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 23607
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Контактная информация:

Re: Конституционный Суд РФ

#597

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 17 янв 2023, 09:11

Определение Конституционного Суда РФ № 2680-О/2022 от 27.10.2022
Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Копытова Сергея Викторовича на нарушение его конституционных прав частью 1 статьи 346 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и пунктом 16 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы

Дело Копытова. Исключение из списков части до обеспечения по нормам.

Заявителем оспорен пункт 16 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, однако он является гарантией недопущения исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части до проведения с ним окончательного расчета по денежному довольствию, продовольственному и вещевому обеспечению, и не может рассматриваться как нарушение конституционных прав и свобод лиц, проходящих военную службу.
Как следует из обращенного Конституционному Суду Российской Федерации требования, а также доводов жалобы, С.В.Копытов фактически связывает нарушение своих конституционных прав не с оспариваемыми законоположениями, а с их произвольным, по его мнению, толкованием и применением судами общей юрисдикции. Между тем проверка обоснованности судебных актов, принятых по конкретному делу заявителя, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, установленной в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».
Определением отказано в принятии жалобы к рассмотрению.
Вложения
2022_Дело Копытова_Увольнение.pdf
(215.42 КБ) 104 скачивания
Телеграм этого форума https://t.me/N_Voensud_ru

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 23607
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Контактная информация:

Re: Конституционный Суд РФ

#598

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 17 янв 2023, 09:32

Определение Конституционного Суда РФ No 2693-О/2022 от 27.10.2022
об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Полякова Николая Валентиновича на нарушение его конституционных прав
частью 1 статьи 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации

Дело Полякова. Увольнение без жилья. Оспаривание сроков административного обжалования.

Установление в законе сроков для обращения в суд с административным исковым заявлением, а также момента начала их исчисления относится к полномочиям федерального законодателя, обусловлено необходимостью обеспечить стабильность и определенность публичных правоотношений и не может рассматриваться как нарушение конституционных прав граждан, поскольку несоблюдение установленного срока не является основанием для отказа в принятии таких заявлений: вопрос о причинах пропуска срока решается судом после возбуждения дела, т.е. в предварительном судебном заседании или в судебном заседании; заинтересованные лица вправе ходатайствовать о
восстановлении пропущенного срока, и, если пропуск срока был обусловлен уважительными причинами, такого рода ходатайства подлежат
удовлетворению судом.

В принятии к рассмотрению жалобы отказано.
Вложения
2022_Дело Полякова_Увольнение без жилья. Сроки обжалования.pdf
(209.64 КБ) 79 скачиваний
Телеграм этого форума https://t.me/N_Voensud_ru

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 23607
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Контактная информация:

Re: Конституционный Суд РФ

#599

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 17 янв 2023, 09:49

Определение Конституционного Суда РФ No 2716-О/2022 от 27.10.2022

об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Халифатова Аслана Идаетовича на нарушение его конституционных прав подпунктом 2 пункта 1 статьи 419 Налогового кодекса Российской Федерации и пунктом 2 части 1 статьи 11 Федерального закона «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации»

Дело Халифатова. Оспаривание взносов в Фонд медицинского страхования

Военный пенсионер в статусе адвоката оспаривал обязанность перечисления взносов в Фонд обязательного медицинского страхования, поскольку он имеет право после увольнения с военной службы на бесплатную медицинскую помощь.

Конституционный Суд РФ указал, что сохранение за отдельными категориями граждан, уволенных с военной службы, права на бесплатную медицинскую помощь является дополнительной социальной гарантией, предусмотренной для ограниченного круга лиц с учетом особых оснований увольнения с военной службы, правового статуса военнослужащих, а также продолжительности военной службы, и не может рассматриваться как исключающее указанных лиц в случае осуществления ими иной деятельности, в частности адвокатской, из
системы обязательного медицинского страхования, распространяющейся на все работающее население.

В принятии жалобы к рассмотрению отказано.
Вложения
2022_Дело Халифатова_Оспаривание взносов в Фонд медстрахования.pdf
(216.04 КБ) 64 скачивания
Телеграм этого форума https://t.me/N_Voensud_ru

Аватара пользователя
Владимир Черных
Админ
Админ
Сообщения: 23607
Зарегистрирован: 01 янв 2006, 17:25
Контактная информация:

Re: Конституционный Суд РФ

#600

Непрочитанное сообщение Владимир Черных » 17 янв 2023, 10:03

Определение Конституционного Суда РФ No 2801-О/2022 от 27.10.2022
об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Коваленко Константина Александровича на нарушение его конституционных прав частью 1 статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации и пунктом 1 статьи 4 Гражданского кодексаРоссийской Федерации

Дело Коваленко_Жилищное обеспечение члена семьи военнослужащего

Заявитель, будучи сыном военнослужащего, умершего в 1999 году после увольнения с военной службы (на момент смерти отца ему исполнилось 9 лет), обратился в 2020 году в уполномоченный орган военного управления с просьбой о постановке на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении по договору социального найма, но получил отказ, признанный правомерным решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций.
Суды отметили, что одним из условий для предоставления жилищных гарантий членам семьи военнослужащего является их совместное проживание с военнослужащим, в то время как К.А.Коваленко не проживал вместе с отцом (брак между родителями был расторгнут) перед его увольнением со службы и на момент его смерти, а также учли отсутствие доказательств обращения отца в уполномоченный орган за постановкой на учет в качестве нуждающегося в обеспечении жилым помещением.

В принятии жалобы к рассмотрению отказано.
Вложения
2022_Дело Коваленко_Жилищное обеспечение членов.pdf
(212.16 КБ) 75 скачиваний
Телеграм этого форума https://t.me/N_Voensud_ru


Вернуться в «КОЛЛЕКЦИЯ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей